Моя Весна...

Автор: Кот д''Ивуар

Эта история не основана
на реальных событиях, но,
тем не менее, в каждой
сказке есть доля сказки…
Пусть эта сказка будет
посвящена всем, кто в нее
поверит!


Антон постучал в дверь еще раз, прежде чем тихонько её приоткрыть. Привыкнув к полумраку комнаты, он различил спящую на кровати девушку и кучу разбросанных возле кровати книг. Он подошел к кровати и сел рядом с девушкой. Она тут же проснулась и хотела встать, но, узнав парня, перевернулась на бочок и пробормотала:
- Че хотел, Антошка?
Он не спешил ей отвечать и любовался ею. Антон считал её довольно симпатичной девушкой, но в отличие от других у неё кроме этой самой симпатичности был еще и ум, т.е. говоря на языке молодого человека, у неё были «шурупчики, винтики и болтики в голове». У неё были длинные (ниже лопаток) светлые волосы, которые в течение последних полгода перенесли испытание в виде химической завивки и осветления, собственно, поэтому они и стали светлыми, но, тем не менее, не выглядели ни глупо белыми, ни ярко желтыми, а были, как сама любила говорить девушка, «светло-светло-русыми», а завивка сделала их волнистыми. Одета она была как обычно в штаны с множеством карманов и свободную футболку. Антон потянул её за кудряшку:
- Вставай, Сонька! Я принес тебе рюкзак и билеты. Поезд завтра.
- Знаешь, я уже не уверена, что хочу ехать туда! – она села на кровати, поджав ноги и обхватив колени руками.
- Что, значит, неуверенна? – он возмущенно встал и включил в комнате свет. – Я столько искал лазейки, столько договаривался, а ты…
- Ну, прости, прости! – она умоляюще сложила руки. – Мне кажется, что у меня ничего не получиться, что я ничего не знаю…Я даже читаю эту глупую книгу… - она показала ему название книги, которая пару минут назад служила ей подушкой.
Он захохотал.
- Что смешного? – она запустила в него книжкой, которую он легко поймал.
- «Справочник юного электрика», - сквозь смех прочитал он.
- Да, именно, - она обиженно нахмурила брови. – Или ты считаешь меня не юным электриком?
Он расхохотался еще больше.
- Да, к черту всю эту затею… - она обиженно посмотрела на него.
- Малыш, ты чего? – он опять сел рядом с ней. – Послушай меня, - он обнял её. – Ты не глупая девчушка, разве что Сонька. Но это только потому, что имя у тебя такое Соня. У тебя все будет отлично…Ведь ты разбираешься во всех этих лампочках, проводках и контактах, а этот справочник просто детская книжка… нет, молчи, я еще не закончил. Уже 4 курса позади, ты с электричеством на «ты». Ты поедешь туда, прекрасно проведешь 7 дней…Заработаешь, во-первых, а, во-вторых, тебе надо будет лишь менять лампочки, а это по сравнению с теми опытами, которые мы проводили…тьфу…
Она посмотрела на него:
- Убедил!
- Значит так! Сразу едешь на лайнер, пропуск в рюкзаке…днем работа с 8 до 8, ночь – твоя. Обеденный перерыв с часу до двух.
- А здесь?
- Тут все схвачено, я договорился со всеми.
- А…
- Есть пропуск на все дни фестиваля.
- А…
- Жильем тебя обеспечат.
- А…
- Будут кормить 3 раза в день, зарплата в конце недели…
- А…
- А хватит пытаться задавать глупые вопросы…
Они посидели некоторое время молча.
- Сонька, я пойду, а то тебе еще вещи собирать. Будь умницей, ОК?
- Иди уже, янгол-охоронець, - она шутливо толкнула его.
Он поцеловал её по-братски в затылок.
- Я провожу тебя завтра, собирайся, давай! Пока!
Когда он вышел, девушка буквально рухнула на кровать. Завтра наконец-то сбудется её мечта. Она едет на фестиваль и будет тусоваться не в толпе, а на самом корабле, вернее пароходе, куда её устроил Антон. И теперь ближайшие 7 дней ей предстояло быть местным электриком. Сейчас ей было немного страшно и казалось, что она ничего не знает, и все забыла, но Антон был прав, когда говорил, что с электричеством она на «ты». Сонька была одной из немногочисленных девчонок, поступивших на соответствующий факультет Машиностроительного института. Она сразу выделилась из толпы не только яркой внешностью и неординарным стилем одежды, но и всем доказала, что поступила «не для корочки о высшем образовании» как это было модно, а потому что это её призвание. И уже с первого курса сначала знакомые, а потом и знакомые знакомых тащили ей на ремонт различную дребедень, начиная от чайников и кончая магнитофонами. А теперь и Антон позаботился о ней, преподнеся сюрприз в виде работы на 7 дней и плюс возможность пообщаться с артистами.
- Я смогу! Я все смогу! – бормотала она, укладывая вещи в рюкзак…. Поверх вещей был положен чемоданчик с инструментами и конфеты с соломкой, которые Антон принес ей в дорогу.
Наконец, все было собрано. Книги с пола были уложены на полку. Остался только справочник, над которым смеялся Антон. Девушка на мгновение остановилась, держа его в руках, но потом тоже кинула в рюкзак:
- Будет что почитать в дороге.


* * *
Антон зашел за ней ровно в 7 утра. Она уже была одета в светлый комбинезон из легкой ткани, коротенький топик. Вокруг пояса была повязана бандана, а на ногах – кроссовки.
Когда они приехали на вокзал, до поезда оставалось еще полчаса. Они попили кофе, и уже стоя на перроне у вагона, он протянул ей плеер с диском «Океанов»:
- Это чтобы веселее работалось, - он отклонил все её возражения. – Я буду звонить тебе, хорошо? И еще одно, - он сделал серьезное лицо. – Постарайся не приставать к артистам.
Она улыбнулась загадочно.


* * *
Ей поселили вместе с барменом Таней в двухместную довольно уютную каюту со всеми удобствами. В отличии от Сони Тане предстояло работать в ночную смену через сутки.
Менеджер, сильная и властная бизнес-леди, показывая Соне круг её обязанностей, все с недоверием выспрашивала правда ли та разбирается во всем этом. Девушка в ответ терпеливо все выслушивала и молча кивала. В первый же день работы Сонька развеяла все её страхи и сомнения, и менеджер была ею довольна.
Хотя фестиваль шел всего каких-то 3 дня, артисты и ведущие начали съезжаться на пароход за 2-3 дня до открытия. То и дело поступали вызова из кают:
«Перегорела лампочка…»
«Кондиционер не работает…
«Лампочка…»
А после пяти вечера в первый же рабочий день девушку вызвали помочь в монтаже сцены. К себе в каюту она попала далеко за полночь. И хотя Сонька была очень энергичным человеком, но этот день утомил её до такой степени, что она засыпала на ходу…
В семь часов она поднялась и побрела в душ. Её соседка сладко спала, когда она вышла из душа. Сонька надела свой фирменный комбинезон, футболочку, завязала бандану, спрятав под неё свои кудри, обула сандалии и отправилась на завтрак. Несмотря на то, что она спала всего 4 часа, выглядела она бодрой. После завтрака она взяла раскладную лестницу и отправилась пройтись по еще не заселенным каютам, чтобы проверить все ли там исправно, а заодно и лампы в коридорах. В этот день приезжали не приехавшие в первый день артисты. И снова были те же самые вызова: лампочки, кондиционеры…
Сонька с лестницей и своим чемоданчиком бегала туда-сюда. Стюарды, размещая артистов, периодически подносили ей лампочки, чтобы хоть как-то помочь.
Наконец, осталась последняя каюта, в которой надо было проверить светильники, починить розетку и включить кондиционер. Девушка одела наушники, включила плеер на полную катушку и принялась за дело. Когда в наушниках зазвучала её любимая песня «Океанов» «Весна», она просто не могла с собой ничего поделать и стала подпевать и пританцовывать под музыку в плеере. Совсем ничего особенного не было в этой песне, но когда девушка её слышала, просто забывала обо всем.
- Бейбе, бейбе! Бейбе, бейбе! Бейбе, бейбе! Ага! Ага… - последнее слово она произнесла почти шепотом, потому что, резко обернувшись, она увидела стоявших возле двери в каюту всех участников «Океанов», которые с интересом наблюдали за ней. Она застыла, не зная как себя вести дальше. А фронтмен «Океанов» поднял вверх большой палец:
- Це було супер!
И они все рассмеялись. Сонька тоже смеялась вместе с ними, закрыв глаза рукой.
- Я тут все налагодила! Якщо щось буде потрібне, звертайтесь до стюардів, - сказала она чуть погодя.
- Дякуємо, моя весна!
Ребята смотрели ей в след, пока она не скрылась за углом.
- Вот это девушка!
- Прикид у неё тоже супер!
- А як Вам тату на нозі? Такі маленькі блискавки...
И они опять захохотали.
Сонька еще долго слышала их смех, пока шла по коридору. Услышав про тату, она наклонилась и отвернула завернувшуюся штанину. Ей было немного стыдно за свои вольности, но потом, решив, что в этом ничего такого нет, и «Океаны» забудут о ней, успокоилась…
Рабочий день подошел к концу, и соседка Сони Таня, которая в этот вечер была выходная, позвала девушку пойти погулять. Сонька с радостью согласила.
- Но только не в этом!
- Смешная ты! Я просто ничего другого не ношу, - Сонька растерянно оглядела свою одежду. Коротенькая футболочка, легкие хлопковые штаны, босоножки на тонкой подошве.
- Ну, уж нет! Сегодня ты оденешь вот это! – Таня достала из шкафа сарафан на тоненьких бретельках и рваным низом. Сонька отрицательно покачала головой, но Таня не хотела слушать никаких возражений:
- Нет, я хочу, чтобы ты его одела. Клянусь, я ни разу его не носила. На нем даже этикетка целая. Давай, одевай! Ты же красивая девчонка, только прячешься за всем этим… - она указала на одежду Соньки. – Бегом переодевайся!
Девушке был очень к лицу новый наряд.
- Дарю! Мне он так не идет!
Таня высыпала из сумочки косметику на кровать:
- Теперь подкрасься и сними это с головы, - она указала на Сонькину бандану. – И надо обуть что-то другое, а то как-то не очень…
- У меня есть другие босоножки…
- Отлично! В самый раз…Одевай их.
Через полчаса девушки были готовы. Соню нельзя было узнать. Во-первых, из-за одежды, а, во-вторых, Таня помогла ей с макияжем, и теперь девушку невозможно было узнать из-за стрелок, делавших её глаза огромными, а также из-за распущенных волос, которые окончательно изменили её лицо.
- Ну, можно идти!
У Соньки зазвонил телефон.
- Извини, я на секундочку. Догоняй, я на палубу.
- Передавай привет тому, кто звонит! И скажи, чтобы долго не болтал с тобой!
- Алло! Привет, Антошка! – девушка медленно шла по коридору к выходу на палубу. – У меня все супер! Мы идем гулять! Нет, с новой знакомой!...Она тоже тут работает!...Нет, да нет конечно…Малыш, я помню, что ты говорил…Я умница..и не пристаю к артистам…Где я сейчас?...Я только что вышла на палубу…Стою вот, облокотившись на перила…Чувствую себя как Роуз на «Титанике»…Ну уж нет, я не такая глупая, чтобы прыгать…А вот их еще нет…Может завтра приедут…А знаешь что…если тебе так хотелось увидеть девушек в купальниках, надо было ехать вместо меня…Ну, ладно, ладно…без обид, ок? Ты звони мне, ладно? Я тоже… Пока!
Она выключила телефон и облокотилась на перила.
- Глупый Антошка, пойдем копать картошку! – тихо пропела она строчку из детской песенки, которой часто его дразнила…
- Леді! – кто-то произнес рядом. Она обернулась. Перед ней стоял фронтмен „Океанов”. Он был одет в светлые бриджи, рубашку и сандалии на босу ногу.
- Ви така чарівна, що мені здалося, що Ви янгол... – он поцеловал ей руку. - Мабуть ми знайомі! Ваше обличчя здається мені знайомим...
- Может быть где-то в другой жизни,- она пожала плечами.
- А Ваше ім’я такеж чарівне, як і Ви?
Она неопределенно пожала плечами.
-Добре, тоді будемо без імен. Що я можу для Вас зробити, я ладен виконати всі Ваші бажання...
-Вы можете показать мне город, просто я первый раз тут…
У неё зазвонил мобильный.
- Простите, - она взяла трубку и немного отошла от него. – Алло, да. Подожди...Но.. Хорошо, давай... – это звонила Таня. Она увидела, что Соня разговаривает с фронтменом и сказала, чтобы девушка не упускала столь интересного молодого человека и не беспокоилась о ней.
Когда Сонька вернулась к нему, он улыбнулся и протянул ей руку:
- Ви готові до подорожі цим містом?
Она лишь улыбнулась и взяла предложенную руку.
В ту ночь они объехали почти весь город и вернулись к пароходу под утро.
- Пойдемте, посидим ещё немного на берегу, - попросила она. Он согласно кивнул, и они пошли чуть в сторону от корабля. Берег был очень похож на морской с таким же песком и мелкой ракушкой. Они, держась за руки, шли вдоль кромки воды. Вокруг не было ни души, и только-только начинала рассеиваться ночь. Будто кто-то специально оставил для них на берегу огромное старое бревно. Они молча сели на него. Сонька замерзла, но когда они шли, это было не так заметно, а теперь, когда сели, стала дрожать.
- Змерзли? Давайте я Вас трішечки зігрію, - он несмело обнял её, как бы ожидая реакции на это. Она в ответ прижалась к нему. Сонька заглянула ему в глаза, а он наклонился и слегка коснулся её губ своими губами...


* * *
Она тихонько выскользнула из его объятий. Он спал на песке, а рядом была расстелена его рубашка, на которой несколько секунд назад лежала Сонька. Девушка поправила сарафан, подняла босоножки и, еще раз взглянув на него, побрела на корабль. Солнышко только-только показалось из-за горизонта...
Они почти одновременно вошли с Таней в столовую на завтрак.
- Ну, как? – прошептала та, когда они сели с подносами за столик.
Сонька неопределенно покачала головой.
- Ну, вы хоть целовались? Или было что-то еще?
Сонька ехидно усмехнулась.
- Ты переспала с ним на первом свидании?! – воскликнула Таня.
Все обернулись и посмотрели на них.
- Тише ты! – зашипела Соня.
- Ну, ты даешь подруга!
- Я не знаю как это все произошло...Нет, вернее знаю как это все произошло...Но я не ожидала от себя такого...Как будто это была не я...и он меня не узнал...
- Как?
- Вот так! Это все эта одежда и прическа, и косметика...Понимаешь, ему понравилась не я...вернее не та я, которая сейчас...вернее...
- Да, я поняла.
Они замолчали.
- Ну, прямо как в фильме!
- И не говори.
- Кстати у меня хорошая новость, я сегодня в дневную смену, - Таня улыбнулась, - а вечером...
- Нет, нет и нет...
- Да, да и да...Мы идем в ночной клуб...И не хочу слышать нет!
Соня хотела еще что-то возразить, но ей передали вызов на бар. Что-то там у них сломалось.
- Все, пока! – она поспешила туда.
В баре сломалась кофеварка.
- Если починю, чур первая чашка кофе моя!
- Без проблем!
Сонька присела на корточки за стойкой и склонилась над кофеваркой.
- Ну, что там? – спросила её бармен.
- Думаю, минут 15 и будет готово, - Сонька поднялась и положила на край стойки ириски. Она любила их грызть, когда что-то чинила. Потом она снова нырнула за стойку и о том, что она там говорила лишь её рука, бравшая очередную конфетку со стойки.


* * *
- Каву, будь ласка!
- Вибачте, але Ви не почекаєте хвилин 10.
- Так, без проблем.
- Па-па-последний болтик, - с этими словами Сонька стащила еще одну конфетку со стойки.
- Готово! – и через секунду она вынырнула из-под стойки, и чуть не столкнулась лбом с фронтменом „Океанов”, который хотел заглянуть за стойку.
- Ой! – испуганно воскликнула она.
- Вибачте, не хотів Вас налякати...О, моя весна!
- Майже не налякали, - она напряженно посмотрела на него. Но нет, он не узнал в ней ту, с которой провел ночь, но зато узнал ту девушку, которая танцевала в его каюте под „Весну”.
- Ну, вот и все! Если что зови! Пока!
- А кава?
- Да, нет, спасибо! Как-нибудь потом! – и Сонька направилась к выходу. Она чувствовала на себе его взгляд. И уже выходя, она оглянулась. Он все ещё смотрел на неё…


* * *

В обеденный перерыв Сонька с Таней сбегали на местный базар и купили девушке короткую полупрозрачную тунику и босоножки на платформе со шнуровкой почти до колен. Туника была нежно-зеленого цвета с широким поясом и, честно говоря, больше напоминала длинную запахнутую рубашку, но Соньке она шла, и Таня уговорила её купить.
Остаток рабочего дня прошел в ожидании вечера для обеих девушек. Где-то в шесть вечера Соне позвонил Антон. Девушка как раз была на палубе. Она уже закончила всю работу и теперь просто сидела, свесив ноги за борт, и смотрела на воду внизу.
- Привет, малыш! Да вот сижу,…болтаю ногами.…Кстати, забыла вчера сказать…короче говорю…спасибо за конфеты.…А ты че делаешь? Ясненько!

Мимо шел фронтмен «Океанов». Увидев её, он остановился. Что-то тянуло его к этой девушке, что-то было в ней знакомое, что-то, что он не мог объяснить. Он медленно подошел к ней, а она, не замечая его, продолжала говорить по телефону…
- Представляешь, я уже 3 дня здесь, а еще ни разу не купалась…Нет, в душе вода есть…Ну, вот ты опять ничего не понял…Ах, ты пошутил!... Что?...Прыгнуть прямо с парохода…Милий мій!... точно нема з ким... Якби ти був тут!!

Он подошел ближе и теперь стоял у неё за спиной. А она, закончив говорить, положила телефон в карман и облокотилась на нижнюю планку перил. Он присел рядом на корточки и позвал:
- Весна!
Она вздрогнула от неожиданности и испугано посмотрела на него.
- Якщо Ви будете мене так лякати кожен раз, то я мабуть не доживу до пенсії...
- Вибачте мені!
- Та, добре вже, - она улыбнулась.
- А можна з Вами посидіти тут?
- Так, будь ласка!
Он сел рядом, свесив ноги за борт и облокотившись на перила. Они молчали некоторое время. Сонька смотрела прямо перед собой, боясь взглянуть на неё, а сердце бешено колотилось. Он был рядом, но не знал, что вчера весь вечер и всю ночь провел с ней. А он все смотрел на неё, а она, чувствуя на себе его взгляд, делала вид, что ничего не замечает.
- Я – Сонька! – сказала она, глядя ему в глаза, и почувствовала, что краснеет.
Он улыбнулся:
- Я також люблю поспати!
- Та ні, це моє ім’я, - она улыбнулась.
- Вибачте, а я Славко!
- Дуже приємно! – она пожала протянутую руку.
- То, як? Вам сподобалось місто?
Сонька ошарашено уставилась на него, а он никак не мог понять, чем вызвал такое удивление.
- Ви вперше на фестивалі?
Она кивнула.
- Ви вперше на кораблі? І , мабуть, ніколи не були в цьому місті! Тому я й запитав, чи сподобалось Вам місто.
- А-а-а, - облегченно вздохнула она.
- А Ви про що подумали?
- Та, так...дурниці...Так, місто чудове, мені дуже подобається...
- Сьогодні теж пійдете кудись?
- Я ще не вирішила...Втомилась трішечки...Та й не дуже люблю я цих прогулянок вночі, гучної музики та дискотек...
- Але рухаєтесь Ви чудово! Я досі пам’ятаю, як Ви тоді співали та танцювали...
- Вибачте, я не хотіла...
- Тоді не будемо про це, бо Ви засмучуєтесь та червонієте...
Она кивнула. Они опять замолчали...
- А чому Ви розмовляєте зі мною українською? Це ж не Ваша рідна?
- Я завжди намагаюсь розмовляти з людиною на її мові...
- А якби я розмовляв англійською?
- Що ж моя англійська далека від fluent English, але я б спробувала, - она улыбнулась.
- Я вражен!
- Чим це я змогла так вразити? Я така ж сама, як всі?
- Може для інших, але я вперше бачу гарну дівчину, яка знає свою справу, добре рухається, яка не ставить безглуздих питаннь...
- А може мені дуже хочеться поставити Вам ці безглузді питання і я ледь-ледь стримую себе... – она состроила вредную гримаску.
Он отрицательно покачал головой.
- Якби хотіли, то запитали б...Щось таке є в Ваших очах! Вони чарівні...В них дивишся й не можеш надивитись...
Сонька смотрела ему в глаза и молила Бога, чтобы он не узнал её. А Слава наклонился к ней и уже почти коснулся её губ...
- А Вы такой же как все! – она оттолкнула его и, встав, ушла.
Он смотрел ей в след и думал: «Що ж це я?» Слава сам не мог объяснить, что с ним такое произошло. Он никогда не позволял себе таких вольностей как сегодня с Соней, как вчера с той незнакомкой.…Проснувшись тогда один от утренней прохлады, он вспомнил слова своей же песни: «Зникла й не сказала ти мені своє ім’я...»... Ему хотелось расспросить всех на корабле о ней, но он не знал что спросить и как это сделать, чтобы не навредить ни девушке, ни себе…Вернее больше себе, чем ей…И потом он не мог понять, почему она скрывается от него…Ведь многие бы хотели (а он знал как бы хотели) оказаться на её месте….А тут еще эта странная Сонька-весна…Всегда в одном и том же и этой ужасной бандане, но её глаза…ах, Боже мой, когда он вспоминал её глаза, у него мурашки пробегали по спине…Было в них что-то родное и притягивающее.. Он мысленно попытался сравнить обеих девушек, и, в конце концов, решил, что незнакомка все-таки более привлекательна, чем …
- Славко! Ти йдеш сьогодні з нами чи ні...Завтра відкриття, а цей бар вже традиція...- Денис нетерпеливо ждал его ответа.
Слава согласно кивнул, и они вместе пошли за остальными.

Надо уделить особое внимание этой традиции, которой придерживалось большинство артистов, участвующих в фестивале. За день перед открытием организаторы фестиваля арендовали небольшой барчик, где устраивали приват-вечеринку для участников. На ней проводилась жеребьевка и определялась очередность и день, в который будет выступать каждый участник. А после этого каждый развлекался по мере возможностей и способностей: кто-то танцевал до утра, кто-то просто сидел в баре, кто-то отказывался от всего и шел отдыхать на лайнер. Попасть на это пати могли только «избранные», но в основном, кроме самих артистов, это могли быть работники корабля. Для всех остальных вход был закрыт.


* * *
После разговора со Славой, Сонька нашла свою соседку, и они вместе пошли в свою каюту.
- Ну, что случилось? Чем ты так расстроена?
Девушка рассказала ей все.
- А он тебя точно не узнал? – спросила Таня.
- Да, нет же…Как ты думаешь, он просто так со всеми подряд…
- Скажу честно, сколько лет я тут, я еще не разу не видела, чтобы он что-то себе позволял…Да, он общался со всеми, но чтобы так…
Сонька улеглась на свою кровать.
- А че это ты тут разлеглась? А ну бегом в душ и одеваться! Мы сегодня идем в один замечательный бар.
- Неа, сегодня я хочу лечь пораньше…Я ужасно хочу спать…
- Никаких спать и к тому же мы можем пойти туда ненадолго… А потом не бойся он не любит ходить по барам…и ведь не зря мы купили тебе тунику…Бегом! Ворушись! Вот где не хватает этого колобка с «Нескафе 3 в одном»…

Через полтора часа девушки были готовы. Сонька опять преобразилась до неузнаваемости. В полупрозрачной тунике и в тон одежды босоножках, она походила на древнеримскую богиню. Все довершала прическа: чуть подобранные волосы, заколотые шпильками с зелеными камнями. Татьяна тоже не отставала от подруги. Она была одета во все белое: коротенькая юбочка и топик, открывавший спину. С прической она долго не мудрствовала и всего лишь заплела 2 косички и украсила их заколками с жемчужинами….
К бару они подошли, когда мероприятие уже началось. Показав свои пригласительные охраннику, они без труда попали внутрь. Они сели за указанный в пригласительных столик, который оказался полностью свободен, и им сразу же принесли шампанское. Торжественная часть жеребьевки быстро закончилась, и все стали веселиться.
- Успокойся ты! Его здесь нет, - сказала Таня, видя, что девушка постоянно оглядывается.
- Слава Богу! Не хотелось бы встретить его сегодня.
- Не верю и никогда не поверю, что ты так думаешь!
- А? Что? Я тебя не слышу! – Сонька шутливо закрыла уши. В это время все столики были убраны и включили музыку, чтобы все танцевали. – Ты как хочешь, а я иду танцевать… - с этими словами она смешалась с толпой и исчезла из поля зрения Тани.
- Постой! Подожди меня! – и девушка последовала за ней.
Дискотека периодически прерывалась конкурсами, в которых участвовали, вернее, могли участвовать все желающие, которые находились в баре.
Вокруг Сони и Тани образовался своеобразный «кружок». Они выделились из толпы своими нестереотипичными движениями. В основном на дискотеках все танцуют почти одинаково и редко встречаются какие-то индивидуальности. А девчонкам удалось удивить всех.
Во время одного из медленных танцев Сонька улизнула от тех, кто хотел с ней потанцевать, и села за стойку, заказав стакан «Кока-колы» со льдом. Когда ей подали заказ, она села поудобнее и стала с серьезным лицом пытаться достать ледышку из стакана. Ей почти удавалось, но у самого края она срывалась с трубочки и падала в стакан. Танцевать Соньке уже не хотелось. Она бы с удовольствием сейчас легла спать. Она почувствовала на себе взгляд сидящего рядом за стойкой молодого человека. Это был барабанщик «Океанов». Перед ним стоял стакан с чем-то крепким, девушка не могла понять что это. Он улыбнулся, когда она посмотрела на него. Она тоже улыбнулась. Между ними было одно пустое место, поэтому он пересел на него.
- Привіт!
- Привет! – Сонька все еще крутила трубочку в стакане своего напитка.
- А я Вас впізнав! – сообщил он ей.
- А я Вас тоже узнала! – девушка была уверена, что он тоже её не узнал.
-Ви та дівчина, яка танцювала в каюті Славка! Ви – моя весна! – он назвал её так, как окрестили её между собой „Океаны”.
Трубочка выскользнула из пальцев девушки. Она посмотрела барабанщику в глаза и как-то совсем неуверенно сказала:
- Да, нет, что Вы…Вы ошиблись…
- Ви говорите неправду... Але це не суттєво...Якщо Ви так хочите, я теж нікому нічого не скажу...
Сонька постаралась улыбнуться:
- Все-таки Вы, наверное, ошиблись, и … - она хотела ещё что-то добавить, но её внимание привлекла Таня. Девушка показывала на дверь бара. Сонька посмотрела туда и увидела там Славу. Он только вошел и сейчас оглядывал бар, ища кого-то. Но, видимо не найдя, он стал спускаться вниз к бару.
- По-моему, мне пора! – вставая, сказала она барабанщику. И уже уходя, она посмотрела на него и произнесла тихо: - Дякую!
К ней тут же подлетела Таня:
- Ну, что видела? Что будешь делать?
- Я, наверное, вернусь на корабль… Не хочу с ним встречаться…
- Я с тобой…
- Не надо, оставайся…я смотрю там у вас веселая компания…Я на такси доеду…
Таня обняла её на прощание:
- Тогда до встречи…
Сонька, чуть пригнувшись, стала пробираться к выходу. Уже почти у начала ступенек, она выпрямилась и, оглянувшись в последний раз в зал, остановилась, чтобы завязать развязавшийся босоножек. Для этого она присела. Завязав шнурок, она заметила, что перед ней кто-то стоит. Она пробежалась взглядом снизу вверх и, подняв голову, увидела Славу. Она медленно встала. Некоторое время они молча смотрели друг на друга.
- Нарешті, я тебе знайшов... - наконец произнес он. – Не йди від мене, будь ласка... –он протянул ей руку.
Она замешкалась на несколько секунд, но все же взяла предложенную руку….
Они вдвоем вышли через черный ход, чтобы не столкнуться с толпой фанатов у главного входа, и пешком отправились на корабль. Небо было затянуто тучами, и звезд не было видно вообще.
-Якщо ми будемо так повільно йти, то обов’язково потрапимо під дощ!
И хотя он это сказал, они так и не прибавили шагу.
- А я хочу…хочу, чтобы мы попали под дождь, - она закружила его по пустой улице. – Нет, пусть это будет не просто дождь, пусть это будет гроза, - они продолжали кружиться, как дети.
В это время где-то громыхнул гром, сверкнула молния, и на землю посыпались первые крупные капли. Они остановились, и Слава притянул её к себе. Она откинула голову назад, и три крупные капли тут же попали ей на лицо. Она посмотрела на него. Славко нерешительно коснулся её губ и, почувствовав, что и она хочет этого, поцеловал её.
Раздался еще один раскат грома, и сверкнула молния. Девушка вздрогнула, и он удивленно заглянул ей в глаза.
- Бежим! – воскликнула она, и он увидел, что в её глазах зажглись озорные огоньки-чертики.
Они бежали под проливным дождем, взявшись за руки, сами не зная куда. Просто бежали по пустым вперед, вперед, вперед…
- Сюда! Сюда! – она потянула его к огромному дереву. – Я не могу больше, - прошептала она, тяжело дыша и облокачиваясь на дерево спиной.
- Я теж... – он тоже тяжело дышал и стоял напротив неё. – Тримай…- он снял с себя джинсовую курточку и заставил девушку одеть. Её туника была полностью мокрой и теперь плотно прилегала к телу. С неё стекали струйки воды. Сонька благодарно посмотрела на него.
- Яку красу доводиться ховати, - сказал он, застегивая пуговицы на куртке. – Ти так схожа на маленьке кошенятко, таке мокреньке, - он откинул с её лица мокрые пряди.
- Что моя мордочка совсем черная? – жалобно спросила она, видя, что он улыбается глядя на неё.
Он отрицательно покачал головой.
- Просто ти зараз така...така...що хочеться тебе просто зараз...обійняти та ніколи не відпускати.
Вместо ответа она обняла его и прижалась к нему.
- Я ніколи не хочу розлучатися з тобою, - прошептал он ей на ухо.
Она немного отстранилась от него и приложила пальчик к его губам.
- Тс-с, - а потом поцеловала...


* * *
Постепенно дождь утих, и молодые люди понимали, что надо идти. Как же им этого не хотелось. Но все же холод после дождя заставил выйти их из-под укрытия и повел к кораблю. Они шли медленно, держась за руки, и молчали. Одежда у обоих промокла до нитки, и как назло по дороге не попадалось ни одной машины…
Охранник без проблем пропустил обоих на корабль и с улыбкой сообщил, что они пришли вторыми после „Дискотеки Аварии”. Сонька и Слава все также, не говоря ни слова, прошли по палубе…
Они шли рядышком плечо к плечу по коридору мимо чужих кают, и уже подходя к его каюте, он снова взял её за руку. Она посмотрела на него, и они остановились напротив двери.
- Не йди! Залишся!
Она посмотрела ему в глаза. В это время в конце коридора распахнулась дверь одной из кают, и из неё вывалились двое участников Аварии и полуобнаженная девушка. Все трое были на веселее и пели одну и ту же строчку из песни той же группы: «Если хочешь остаться, останься просто так…Наступит утро что-нибудь соврем…»
Слава с Соней одновременно оглянулись на них. Потом снова посмотрели друг на друга. Он достал из кармана ключ и протяну ей. Она на секунду замерла, но затем взяла ключ и открыла дверь…


* * *
Она спала, свернувшись калачиком и подложив одну руку под щеку. А он лежал рядом, подперев голову рукой, и смотрел на неё. Рука давно затекла и начала покалывать, но он боялся пошевелиться, чтобы не разбудить девушку. На полу валялись их мокрая одежда и обувь…
Она потянулась и открыла глаза. Увидев его, она улыбнулась.
- А ты почему не спишь? Уже так поздно… - она попыталась рассмотреть в полумраке стрелки на его часах. Она была одета в его рубашку с длинным рукавом, которую он ей так любезно предоставил, и которая ей очень шла.
Слава перевернулся на спину и, скривившись и ойкая, стал растирать затекшую руку.
- Ой-ой-ой! Як же це неприємно!
- Что случилось? Что с тобой? – она села, поджав под себя ноги.
-Відлежав руку...ой!
- Давай её сюда, - она заставила его вытянуть руку и принялась её массажировать, периодически пощипывая.
- Ну, как? Лучше? – спросила она немного погодя.
- Угу, - промычал он, и через мгновение она оказалась в его объятиях – Ти подобаєшся мені в цій сорочці…але... тобі ще краще... без неї... – он расстегнул первую пуговку и вопросительно посмотрел на неё. Она улыбнулась…


* * *
- Мені подобається ось ця річ...у тебе на нозі... – он дотронулся до её лодыжки, где красовалась наколка в виде браслетки из маленьких молний. –Мені здається, що я десь вже бачив цю річ...Але... Звідки вона в тебе?
Сонька сидела перед ним, скрестив ноги и упершись подбородком в колено, а он лежал на спине, подложив одну руку под голову.
- Это было… - она закрыла наколку рукой. – Даже не знаю, что тебе и соврать по этому поводу, - она усмехнулась. – Это было давно и по глупости…Тебе интересно?
- Угу, - он взял её за руку.
- У нас была неисправная розетка, а я зачем-то полезла туда…утюг включить, - быстро добавила она. Ну, не говорить же, что чинить. – Все замкнуло… в общаге даже свет вырубило, а меня током хорошо так задело…Представляешь, даже волосы дыбом стали…Ну, че ты смеешься? – спросила она, когда он улыбнулся после слов про волосы.
- Я уявив, як стояли твої кудряшки, - он легонько потянул её за локон. – Вибач...
- Та ничего, - она тоже улыбнулась. – Тогда волосы были короче… - она замолчала, как бы что-то вспоминая. – А потом выяснилось, что свет погас не из-за меня, - продолжила она. – А погас, потому что его отключили…и, если бы не отключили, то … все… - она щелкнула языком. – Мы потом напились так жутко с другом, что ни он, ни я ничего не помнили…А утром проснулась, а у меня мои молнии…А у него лампочка на груди в натуральную величину…Так он до сих пор на пляже футболку не снимает…
Славко, слушая, поглаживал этот браслетик из молний…
- Сначала я хотела избавиться от неё, а потом привыкла…а теперь и забыла про неё…Давай не будем о грустном…И, пожалуйста, не спрашивай больше ни о чем таком…Ладно? А то какой-то грустный разговор получается. Давай так: ты не спрашиваешь меня, а я не спрашиваю тебя.
- А все-таки я хочу відповісти! Я тоді не спав, коли ти прокинулась тому, що мені здається, що я лише закрию очі чи відвернусь на хвильку , і ти зникнеш...і я тебе не знайду...
Она легла рядом, положив голову ему на грудь и обняв его. Она по-прежнему была в его рубашке, которая теперь была полурасстегнутой. Слава нежно поглаживал её по оголенному плечику.
- У мене ще ніколи такого не було, - вдруг сказал он. – Я маю на увазі, що я так швидко... – он не мог подобрать правильные слова.
- …оказался со мной в постели, - закончила она за него.
- Звучить брутально…
- Но ведь по-другому лучше не скажешь, - пробормотала она, не поднимая головы.
- Я не розумію що зі мною...але мене наче тягне до тебе...Я хочу бути з тобою...
Она молчала.
-Я хочу...хочу заспівати тобі одну пісню... – он проговорил это как бы стесняясь, и Сонька почувствовала как сильнее забилось его сердце. – Ти вважаєш це глупо...
- Нет, - она села и поправила на себе рубашку. – Я хочу её услышать…
Он встал, завязал вокруг пояса простынь, которой они укрывались, и перебросил один уголок её через плечо. Теперь он был похож на древнего римлянина или грека. Сонька даже улыбнулась. Он смущенно взъерошил волосы, взял лежащую на стуле гитару и тихо сказал:
- Я не знаю...чи сподобається тобі ця пісня...Ти її ще не чула...Вона нова...Але вона...Просто ці рядки у мене в голові зі вчорашньої ночі.. – он шумно вздохнул и, проверив настройку гитары, заиграл…

Не питай, де я був, коли тобі було так солодко,
Де я був, коли тебе таку незайману
Підіймало вище неба тільки сам на сам,
Хіба не там.....???

Просто мені так хочеться бути там, де і ти,
Так хочеться жити в тебе в полоні і бачити,
Як тікають від мене сни в твої долоні.

І не питай, чи бувало так, що я не міг заснути знов,
Я стояв і лиш дивився, як ховає дощ
Все, що сказано тобою, всі твої сліди.
Бо так завжди ..........

Просто мені так хочеться бути там, де і ти,
Так хочеться жити в тебе в полоні і бачити,
Як тікають від мене сни в твої долоні.

Сонька покачивалась в такт мелодии, а из глаз сами по себе текли слезы... А Слава, начав петь в полголоса, под конец полностью отдался ей... Закончив петь, он положил гитару и сел рядом с Соней.
-Сонечко моє...дівчинка моя... – он вытер ей слезы и покрыл её лицо поцелуями.
-Это так…так…прекрасно..- прошептала она, отвечая на его поцелуи, а слезы все катались и катились из её глаз…



* * *
Сонька проснулась, почувствовав, что Слава встал с кровати. Она приподняла голову и пробормотала:
- Ты куда?
- Мені треба ось туди, - он сделал неопределенный жест в сторону двери, ведущей в ванную комнату. - Звучить не зовсім романтично, але... – он пожал плечами. – А потім я хочу прийняти душ...
Она улыбнулась и опустила голову:
- Только не долго, а то я буду скучать… - она потянулась. Слава чмокнул её в щечку и скрылся за дверью.
Сонька посмотрела на часы, висящие на стене. Было полпятого утра. Она повалялась еще минуты 2-3, а потом встала и опять одела рубашку Славы. В это время дверь каюты распахнулась и вошла темноволосая молодая женщина с чем-то темным и большим в руках. Сонька от неожиданности даже села на кровать. Они обе окинули друг друга взглядом, благо в каюте было не так темно. Незнакомка резко вздохнула и бросила костюмы на вешалках (а именно они были у неё в руках) поверх гитары на стул. Потом она подняла с пола мокрые джинсы, рубашку и куртку Славка и аккуратно развесила их на стуле. Затем она подняла вещи Соньки и, оглядев их с презрением, швырнула ей. Далее она села на стул, закинув ногу за ногу. Сонька молча сидела и наблюдала за ней, и была в каком-то оцепенении.
- Итак…значит ты его новое увлечение, - начала говорить незнакомка. Говорила она спокойно и размеренно, ни разу не повысив голос. – Тебя, конечно же, интересует кто я… Так вот, я невеста Славы…А кто ты мне совсем не интересно…Кроме того, чтобы ты знала и не надеялась ни на что, я прощаю ему его мимолетные увлечения, которых у него тысячи…на каждом концерте, в каждом городе и на этом чертовом фестивале…Я ему прощаю и тебя… Поэтому бери свои шмотки и пошла вон отсюда…
Сонька молча, не говоря ни слова, быстро переоделась в свою одежду под пристальным взглядом незнакомки. «Только не расплачься! Только не расплачься!» - стучало у неё в голове.
- Кстати, могу подарить…на память его рубашку! – и с этими словами незнакомка бросила к ногам Сони мокрую рубашку Славка. Девушка наклонилась и, подняв свои босоножки, направилась к двери.
- Эй, ты! – окликнула её незнакомка, вставая, - совет на будущее! Пользуйся водостойкой тушью, а то зрелище довольно жалкое…
Сонька только закрыла за собой дверь, как из её глаз покатились слезы. Она медленно побрела по коридору, так как почти ничего не видела из-за слез…

А в то время как она закрыла дверь, из ванной вышел Слава. У него было повязано вокруг пояса большое полотенце, а с мокрых волос падали капли и стекали по груди и спине. Он так и застыл, глядя на только-только закрывшуюся дверь. «Не треба було її залишати!” – мелькнуло у него в голове. Тут он почувствовал, как его обняли сзади и горячий поцелуй у себя на шее. Он улыбнулся и вздохнул с облегчением:
- Я вже гадав, що ти знов зникла, - он обернулся и, прижав незнакомку к стене, уже хотел её поцеловать.
- Ти! – воскликнул он. – Що ти тут робиш? – он отстранился от неё. – Коли ти прийшла? І де вона?
- Коли я прийшла, її вже не було....Я так люблю, коли ти після душу, - она снова потянулась к нему.
- А мені здалося, що двері щойно зачинились, - он снова отстранился от неё. – І не було мене хвили 10...Що тут сталося? Коли вона пійшла?
- Ну, що ти таке говориш...Вона пійшла ще до мене...Та годі вже про неї...Я так хочу тебе... – и она снова обняла его.
- Ні, Оленка! Ми вже вирішили це... Ми не будемо разом і це все...І ти погодилась, що ми залишимося друзями та будемо працювати разом... – он выскользнул из её объятий и подошел к входной двери. Она всеми силами и в то же время ненавязчиво старалась оттянуть его от двери. Славко с подозрением посмотрел на неё. Потом решительно отодвинул её в сторону и открыл дверь. Выглянув, он увидел Соньку. Он выскочил в коридор и крикнул:
- Дівчина, не йди! Зачекай!
Девушка, прошедшая половину расстояния до поворота, обернулась и, увидев его, побежала.
Славко хотел было бежать за ней, но, вспомнив о том, что раздет, вернулся в каюту и быстро стал натягивать на себя мокрые джинсы.
- Чому ти мені збрехала? – кричал он на Алену.
- Навіщо вона тобі, я краще за неї! Ти ніколи не будеш з нею...Не йди... – она мешала ему одеваться.
- Відпусти! – он оттолкнул её. – Що ти наробила! Навіщо... – и он бросился за Сонькой.
Добежав до поворота, Слава чуть не сбил стоявшую на лестнице и вкручивающую лампочку девушку.
- Обережно!
- Куди... куди вона побігла?
Девушка указала куда-то вперед, и он побежал в указанном направлении. Добежав до развилки коридоров, он остановился. Искать дальше не было смысла. Вокруг была тишина и ни души. Он медленно побрел назад. Дойдя до лестницы, в которую он чудом не врезался, он разглядел стоящую на ней девушку. Она была в длинном белом махровом халате, с повязанным на голове полотенцем и босиком. И это была Весна…
- Ну, що наздогнали? – спросила она.
- Як бачите, ні! – вздохнул он. – До речі, а Ви не знаєте де вона мешкає? Весняночко, Ви обов’язково маєте це знати...
- А я вважаю, що чоловік, який бігає голяка та оре на весь коридор, має знати таке про дівчину, з якою провів ніч, - язвительно заметила она.
- А це вже не Ваша справа, в якому вигляді я бігаю та що ору...Я ж не питаю, що Ви робите о п’ятій ночі в такому вигляді тут, - в тон ответил он.
- Я йшла з душа, а тут дивлюсь лампа не горить, - она глянула на него сверху вниз, стоя на лестнице.
- Тоді Вам доведеться пійти до душу ще!
- Чому це?
- Бо у Вас на лобі чорна смужка! – усмехнулся он.
- А це вже не Ваша справа, - и она стала спускаться с лестницы. Ей оставалось четыре ступеньки до конца, когда она почувствовала, что полотенце на голове вот-вот рискует развязаться, и тогда пропала её маскировка. Она ухватилась обеими руками за полотенце, закрепляя его, и в то же время наступила на полу длиннющего для её роста халата и, потеряв равновесие, стала падать назад. Хорошо, что Славко так быстро среагировал, и каким-то чудом ему удалось поймать её почти возле пола за халат. Он осторожно опустил её на пол. Она так и лежала некоторое время, словно в ступоре, боясь пошевелиться и, не веря, что её поймали. А он опустился рядом на колено и легонько похлопал её по щеке. Она вздрогнула и заплакала.
- Злякались? – спросил он.
Она закивала. Он помог ей подняться.
- Вас провести? Ви дойдете самі?
- Мені не потрібна більше Ваша допомога...Прощавайте, - пробормотала она, отстраняясь от него.
- Все ж таки я проведу Вас, - он снова взял её под руку.
- Не чапайте мене! – она резко вырвала свою руку. – Я сама, а Ви краще йдіть до нареченої...
Слава подождал, пока она скроется из виду, и тоже пошел к себе. Дойдя до своей каюты, он остановился перед дверью и уже хотел было войти, но передумав, постучал в соседнюю дверь. Ему открыл сонный барабанщик.
- Ти сам?
На что тот только кивнул утвердительно.
-Можно до тебе?
Денис пропустил его и закрыл дверь, ничего не спрашивая.
- Якщо не будеш приставати, то лягай поруч, - попробовал пошутить он. – А ось це треба зняти, бо застудишся, - и Денис достал для него свои спортивные штаны и футболку.
Славко молча переоделся и лег на свою половину кровати. Барабанщик, ушедший пока тот переодевался в ванную, выйдя, потушил свет и тоже лег.
- Хочеш розповісти?
- Поки що ні, - ответил Славко.
- Тоді надобраніч!
- Дякую! – сказал Славко после некоторого молчания. Денис всегда был его «палочкой-выручалочкой» и всегда поддерживал его в трудную минуту, не расспрашивая, когда не надо и выслушивая, когда этого требовали обстоятельства. И хотя в этот раз Славко ничего не рассказывал, Денис почувствовал, что произошло что-то серьезное… Оба заснули часам к семи утра, до этого не мало повздыхав и поворочавшись на своих местах…


* * *
В отличии от молодых людей, Сонька заснуть не смогла вообще, а потом ей пора было идти на работу. Она пришла одной из первых в столовую и сидела, ковыряясь ложкой в своей тарелке. Сегодня она была одета в светло-песочные штаны также с множеством карманов, полуприталенную светлую кофточку с длинным рукавом, белые кросовочки и неизменную бандану, которая в этот раз была под цвет кофты и с огромным «хвостом» из треугольных лоскутов, который доходил до пояса. Поэтому в этот раз Соня и не прятала свои волосы под бандану. Они просто смешались с этим «хвостом»… Девушка хотела одеть футболку, но вернувшаяся домой Таня сообщила, что на улице жуткий холод, и надо одеваться как можно теплее.
- А что это мы с ура да без аппетита? – Таня плюхнулась рядом с Сонькой на стул. – Че не вкусно?
Сонька отрицательно покачала головой:
- Просто не хочется…
- Советую поесть хорошо, потому что сегодня прибывают последняя партия ОВП. И тебе от них ух как достанется.
- ОВП?
- А это особо вредные персоны! Короче, это девушки, участвующие в конкурсе. И гоняют они всех жутко! То у них что-то сломалось, то им что-то надо…В прошлом году мы с ног падали…
- Тогда, наверное, надо поесть «через не хочу», - и Сонька попыталась съесть пару ложек молочной каши.
- Ты не заболела? Что-то бледненько выглядишь!
- Может, просто перемерзла вчера…под дождь попала! – девушка решила ей ничего не рассказывать.
- Ничего! Надо будет на ночь пару таблеток аспирина, горячий чай и теплое одеяло…


* * *
Таня была права, когда говорила, что Соньке понадобиться много сил. Девушки-конкурсантки селились по двое, и было их около 20 человек. Они то и дело звали то Соньку, то стюардов, то администратора… Больше всего досталось почему-то Соньке. Возможно, потому что она была единственной девушкой в этом мужском коллективе, обслуживающем их…
- Девушка, когда Вы поменяете у меня лампочку?
- Девушка, проверьте мой кондиционер…У меня в каюте душно…
- У меня не работает розетка, я не могу посушить волосы…
- Светильники не работают!
- Почему у меня вода из крана идет холодная, посмотрите нагреватель…
Сонька моталась из одной каюты в другую, таская за собой лестницу и чемоданчик с инструментами…Стюарды лишь сочувственно кивали ей, встретив в коридоре. Последней каплей стало то, что одна из девушек вбежала в каюту к подружкам и закричала:
-Девчонки! Сейчас сюда придут наши любимые Океанчики! Я договорилась!
Все завизжали так, что у Соньки уши заложило. Девушка слезла с лестницы и, захватив её с собой, направилась к выходу.
- А Вы это куда? – обратилась к ней одна из девушек.
- Я уже закончила все!
- Это Вы так думаете!
Сонька резко обернулась.
- Катя, успокойся, - зашикали подруги, но последняя продолжала говорить: - Во-первых, Вы не поменяли лампочки в ванной комнате на более яркие. Во-вторых, здесь лампы какие-то слишком яркие, а я хочу что-то между светом, который сейчас в ванной и который здесь, и еще проверьте розетки и мой фен, потому что что-то из них не работает.
Сонька готова была убить её, но понимала, что если сейчас грубо ответит на брошенный вызов, то проиграет. Поэтому она глубоко вздохнула, улыбнулась и сказала:
- С удовольствием я исправлю все неполадки, - и принялась за работу.
Девушки расселись на кроватях и стали прихорашиваться, ведь не шутки это были, а сами „Океаны” придут к ним. И, хотя их ждали прямо сейчас, приглашенные, казалось, и не торопились в гости. Сонька старалась как можно быстрее закончить всю работу, чтобы не встретиться со Славком. Наконец остались розетки и фен. Девушка просто воткнула вилку в розетку и включила его. Он зажужжал, и девушки как по команде повернулись к ней. Сонька вопросительно посмотрела на Катю.
- А утром он не работал! – ехидно заметила та.
- Понимаете, - с умным видом пояснила Соня, отключая фен. – Вот тут вот есть ма-а-аленький переключатель с указанием напряжения, а над каждой розеткой всегда висит бумажечка с цифрами, тоже указывающая напряжение. Пожалуйста, следите, чтобы цифры напряжения над розеткой и на фене совпадали. Я доступно объяснила…или это слишком заумно для Вашего ума? – Сонька изобразила наивное лицо и захлопала ресницами.
Катя вспыхнула, а девчонки заохали.
- Я могу идти? – и, не дожидаясь ответа, Сонька стала собирать инструменты и складывать лестницу.
- Пожалуй, нет! – протянула Катя. – Мне не нравится здесь освещение. Поменяйте, пожалуйста, лампочки. Пусть будет светлее…
- А мені здається, тут досить непогано,- с этими словами в каюту вошел Денис.
Все девушки захлопали в ладоши, но…он был один. У него в руках были 2 большие плитки шоколада. Сонька посмотрела не него, и ему показалось, что она просит помощи.
- Ну, если Вы так считаете, - важно произнесла Катя. – То мы, пожалуй, больше не будем затруднять девушку. Пусть идет, работает дальше.
- До речі, у Вас там щось причепилось, - и с этими словами Денис подошел к Соньке и сделал вид, что что-то поправляет на бандане, но вроде как зацепил её нечайно и снял с головы девушки. Её волосы, получившие свободу, тут же рассыпались по плечам.
- Ой, вибачте, моя весна! Я такий незграбний! – он подмигнул ей.
- Не треба було цього робити, - тихо прошептала она , снова одевая бандану.
Девушки смотрели в оцепенении на неё и Дениса, а ему показалось, что этого мало, и он сказал:
- Бачу дівчата не їдять нічого окрім фруктів, - он посмотрел на столик. – Тоді, ось це не нашкодить лише Вашій фігурі, моя весна, - и он протянул ей обе плитки шоколада. Девушка машинально взяла их, пробормотав „спасибо”. Она забрала лестницу и чемоданчик и вышла из каюты. До неё донесся голос Дениса:
- До речі, всі інші не зможуть прийти! – и он тоже покинул ошарашенных девушек. Он плотно прикрыл за собой дверь и улыбнулся Соньке.
-Не говоріть нічого! Мені просто набридло, як вони себе поводять. Та окрім цього, вони підняли мене сьогодні рано, а я так люблю поспати. Тільки досить не зрозумію, чому вони вирішили, що ми хочемо з ними поспілкуватися.
Сонька просто пожала плечами.
- Я хотів ще Вас попросити, моя весна! А можна до Вас на ти?
- Звичайно!
- Денис, - он протянул ей руку.
- Соня, - она пожала протянутую руку.
- Гарне ім’я, прямо від сонечка...
- Так є трішечки
У неё зазвонил телефон.
- Вибачт...вибач...
Её попросили подойти на сцену.
- Треба йти, бо вже репетиції починаються...потрібна допомога...
- До побачення, моя весна! Ще зустрінемось сьогодні на відкритті.
Попрощавшись с Денисом, девушка отнесла лестницу в подсобку и отправилась на сцену…
- Сонечка, вообщем у нас такая проблема: один наш работник получил травму и на несколько дней…короче говоря не может быстро передвигаться. Ты нам нужна на сцене, а его мы поставим на твое место. В принципе работа не отличается от таковой на корабле. Федорович введет тебя в курс дела. Ты умничка! У тебя должно все получиться…
Сонька была ошарашена буквально на несколько минут…А потом к ней подошел Федорович:
- Ну, что стала? Давай знакомиться лично, а то все мельком виделись, да и наслышан я о тебе…Я Иван Федорович или Федорович, сама решай, как называть…
- Я Соня, - она протянула ему руку.
- Главное, чтобы ты не была похожа на свое имя. Ну, хватит любезностей, - он отпустил её руку. – Первым делом надо проверить…
Они быстро шли по сцене, и Федорович буквально речитативом объяснял ей, что теперь входило в её обязанности. Раньше Сонька думала, что у каждого работника сцены была какая-то одна своя обязанность, которую он выполнял и не мешал другим. Но на деле оказалось совсем по-другому…


* * *

Каждому исполнителю отводилось на репетицию или саунд-чек (как это все называли) в зависимости от репертуара от 1 до 1,5 часа, а в концертной программе допускалось до 10-12 песен. Выступление чередовалось со всевозможными конкурсами, поэтому зрителям скучать не приходилось. В день открытия должны были выступить 5 исполнителей, и планировались всевозможные конкурсы и салют в честь открытия. Во второй день – ещё 6 участников и проводился конкурс красоты. А в третий – также 6 участников, награждение победителей и салют в честь закрытия фестиваля. Конечно же, временные рамки во время концертов соблюдались с большой условностью, но время на репетицию отводилось строго секунда в секунду.
В 2 часа был подан обед. В отличие от работников корабля, которые ходили в столовую, всем остальным обед приносили на сцену.
Сонька сидела с Федоровичем за сценой просто на ступеньках и с удовольствием ела горячий обед, который был очень кстати, т.к. на свежем воздухе она жутко проголодалась. Кроме того, специально для всех был принесен электрочайник. И абсолютно все, включая артистов, могли в любой момент выпить горячего чая или кофе.
- Мне не нравится, как работает эта „вертушка”, - Федорович серьезно посмотрел на неё. Речь шла о крутящейся части сцены, на которой должны были стоять конкурсантки на второй день. – Она не делает оборот. Её просто заклинивает на четверть до конца. Горят предохранители…
- А сильнее пробовали поставить?
- А то! Остался один день! Надо что-то придумать до завтра.
- А в прошлом году ведь работала!
- Да почти так же!
- Мы что-нибудь придумаем!
Он лишь усмехнулся, но у него почему – то действительно появилась уверенность, что они что-то придумают…
Было около трех часов дня, когда Сонька позвала Федоровича. Как раз заканчивала репетицию Руслана со своими «Дикими танцами», и играла музыка „The Same Star”. Соня стояла на краю вертушки. Когда Федорович стал на краю сцены и посмотрел на девушку, она подала сигнал кому-то за сценой, и вертушка медленно завертелась. Сонька медленно шла по краю вертушки. По какому-то странному обстоятельству девушка шла в такт исполняемой песни, и осветители еще решили проверить софиты… Зрелище этих синхронно мигающих ламп и девушки идущей под музыку (хотя был день, но погода была пасмурная) заставило всех работников высыпать на сцену… Сонька подала кому-то знак и вертушка остановилась.
- Ну?! - воскликнула она, глядя на Федоровича.
Ответом были аплодисменты всех стоящих на сцене. Сонька смущенно закрыла лицо руками. Все подошли ближе к вертушке. Федорович вышел вперед и оглядел всех:
- Ну, ребята! У нас все готово! Молодцы! Для нас фестиваль начался сейчас! Ни пуха, ни пера! – он протянул руку вперед, и к ней устремились руки всех, кто стоял вокруг. Руки ложились друг на друга. Когда последняя рука легла сверху, эта вся куча качнулась три раза и разлетелась, при этом все выкрикнули «к черту». После этого все разошлись по своим рабочим местам. До начала оставалось 2 часа и еще одна репетиция.
- Пошли, мала! – Федорович обнял её за плечи. – Ты молодец!
- А можно спросить? – спросила она чуть погодя, когда они шли по сцене. – Почему Вы сказали, что для нас фестиваль уже начался?
- Эта такая … традиция что ли… - он включил чайник, и они уселись на стульчики, недалеко от выхода на сцену. – Когда уже все готово, „светляки” включают свои лампочки и запускают дым, тогда мы все собираемся на сцене…Ну, а дальше ты видела…Но сегодня…было что-то необычное…что-то такое… - он посмотрел на неё, как ей показалось, как будто впервые увидел. – Ну, я совсем что-то…Ладушки, отдыхай…а я на корабль сбегаю, посмотрю как там наш больной с обязанностями справляется…
Девушка молча кивнула. Когда чайник закипел, она разлила всем желающим чай или кофе, и только потом налила себе. Получив свое, все разошлись, и Сонька опять осталась одна, если так это можно было назвать. Она похлопала по карманам. Конфетки остались в комбинезоне, а так захотелось сладкого…И тут она вспомнила, что у неё в чемоданчике лежат 2 шоколадки от Дениса. Она достал обе плитки, развернула их и положила на столик, чтобы все желающие угощались.
На сцене как раз начинали репетицию барабанщики „SD”. Сонька подхватила стаканчик с кофе, взяла полосочку шоколадки и подошла поближе к выходу на сцену. „SD” выкладывались на всю…Девушка была просто в восторге и забыла обо всем.
-Нарешті я тебе знайшов! – вдруг услышала она. Сонька резко обернулась и чуть не облилась кофе. Перед ней стоял Денис. Она готова была убить его, но вместо этого просто протянула ему полосочку шоколада и пробормотала:
-Хочеш?
Он наклонился и откусил кусочек шоколадки, которую она держала.
- Взагалі-то я не ховалась, щоб мене шукали..
- Ну, добре, добре...Просто ми прийшли на „SD” подивитися...
Сонька повернула голову и увидела Славу, который стоял возле стульчика, на котором недавно сидела девушка, и с интересом наблюдал за ней с Денисом. Они подошли к нему, а он все продолжал смотреть на них с улыбкой.
- Давайте я вас познайомлю... – начал было Денис.
- А ми знайомі, - почти одновременно проговорили они.
- От і добре! Тоді я залишу вас на хвилинку... - и Денис пошел к выходу на сцену.
Славко и Соня стояли перед друг другом и молчали.
- Він, як дитина, коли чує цей гурт, - наконец, сказал он.
Сонька пожала плечами.
- Кави? – предложила она, не глядя ему в глаза. Она избегала встречаться с ним взглядом.
- Я б не відмовився...
Девушка поставила свой стаканчик и указала ему на стул. Славко сел и, облокотившись на столик, подпер подбородок рукой. Сонька мельком взглянула на него и отметила, что он очень уж внимательно на неё смотрит. Девушка растерялась, не зная, куда деть этот злополучный кусочек шоколадки: то ли съесть, то ли положить к остальной шоколадке. Потом все же решила и сделала последнее. Положив кусочек, она заметила, что её пальцы, которыми она его держала, в шоколаде. Она оглянулась в поисках чего-нибудь, чем бы их вытереть. Славко с неменьшим интересом наблюдал, что же она сделает. Сонька, поняв, что ей ничего не найти, махнула рукой и облизала пальцы. Посмотрев на него и увидев, что он улыбается, она засмущалась.
- Обіцяю, нікому не розповідати про це! – шепотом сказал он.
Она налила ему кофе, подвинула шоколад и села напротив на стульчик, спиной к сцене.
Сонька взяла свой стаканчик и едва успела сделать глоток, как со сцены буквально прилетел Денис.
- Моя весна! Ти моя остання надія, - быстро проговорил он, забирая стаканчик из её рук , и потянул её по направлению к выходу на сцену. –Можеш для мене це зробити, моя весна! Бо це під силу лише тобі, весняночко!
- Зачекай! Зупинись! Стій! Стой, черт возьми! – ей наконец – то удалось остановить его у самого выхода на сцену. - Вибач… - она освободила свою руку. – Поясни, що ти хотів!
- Вибач і ти...Розумієш, це моя най-най-найулюбленіша група... – он снова взял её за руку. - Можеш, попросити їх...лише спробувати їхню установку...Лише один раз...Будь ласочка!
- Денисе, ти розумієш, що ти говориш?
- Будь ласочка... – он поднес её руку к своим губам. – Ти лише спробуй...
- Ти розумієш, що це німці, а вони занадто принципові... Вони ніколи не погодяться на це...
- Ось тому я й прошу тебе...вони не зможуть відмовити гарній дівчині...Будь ласочка... – он все еще не отпускал её руку.
Сонька хотела что-то возразить, но, увидев его умоляющий взгляд, просто не смогла больше возражать.
- Ну, добре! Але я не обіцяю... добре? Я лише спробую! – он высвободила свою руку.
Дякую...дякую! Хочеш я потримаю твою хусточку, доки ти будеш розмовляти з ними?
- А ось цього не треба, -она легонько шлепнула его по руке, которой он уже собирался снять с неё бандану.
- Добре, - он поднял руки.
- Ну, я пішла, - она глубоко вздохнула и вышла на сцену.


* * *
Через минут пять „SD” с удовольствием согласились разрешить Денису сыграть на их установке. Сонька, пока Денис играл, стояла с одним из участников группы (которая, надо сказать, состояла всего лишь из 2х барабанщиков и 2х великолепных установок). Михаэль задавал ритм океанчику, а тот в ответ сумел не упасть в грязь лицом и поддержать его. Эд, который стоял рядом с девушкой, был восхищен умением Дениса.
- Наверное, придется пополнить нашу группу, - сказал он Соне на английском с жутким акцентом.
Девушка улыбнулась в ответ.
- А нам тогда придется искать нового ударника для группы, - сказал на английском Славко.
Сонька представила их друг другу и отступила чуть в сторону, давая им возможность пообщаться, а сама с интересом наблюдала за Денисом и Михаэлем. Ребята так играли, что она, сама того не осознавая, отстукивала ритм руками по бедрам. Когда они закончили, девушка не смогла сдержаться и захлопала в ладоши. Её поддержала начинавшая уже собираться перед сценой публика. Соня, Славко и Денис попрощались с SD до концерта, и ушли со сцены. Дениса просто переполняли эмоции. Он говорил, говорил, но все как-то невпопад, перескакивая с мысли на мысль...
- Ми пійдемо, але на коцерт обов’язково повернемось, - сказал Денис на прощанье. – Дякую, моя весна, - он даже обнял её.
- Нема за що, - Сонька попыталась освободиться от его объятий. – Все... все... годі, відпусти... –ей наконец-то удалось это сделать. Она смущенно посмотрела на Славу. Тот, как ей показалось, сделал вид, что ничего не заметил.
- Ти йди, я зараз тебе дожену... Хочу щось запитати весну...
- Знов про дівчину в зеленому, - сказал Денис, но тут же понял, что сказал что-то не то. – Все , я вже пійшов...
Сонька, стоя к Славе боком, сначала побледнела, потом её бросило в жар. Сердце готово было выскочить из груди. Она ждала, что вот он сейчас или вернее уже давно её узнал. Ведь не мог же не узнать! Вот почему он так на неё смотрел…Или ей показалось? Она медленно повернулась и посмотрела ему в глаза. Он опустил голову и подошел к ней чуть ближе.
- Розумієте, я хотів не це спитати... – начал было он. – Але якщо він вже це сказав...Ви остання, хто її бачили...Будь ласка, якщо Ви хоч щось знаєте... – он посмотрел ей в глаза.
- Ні, я нічого не можу Вам сказати, - вздохнула она и повернулась к нему спиной. – Хоча дещо можу... – она снова обернулась. – Вона має не дуже гарну репутацію...сьогодні з одним, завтра з іншим...Ви їй потрібні були тільки для розваги...а вранці вона поїхала з хлопцем...просто взяла та поїхала... – она похлопала его по плечу. – Ви не один! Вас 52 мільони...
Он стоял, не двигаясь, и потрясенно смотрел на неё.
- Повертайтесь до нареченої...
- Це не Ваша справа...
- То й не питайте...
Они молча смотрели друг на друга.
- Гав-гав! – вдруг сказала она, и они оба рассмеялись. В чем-то она была права. Они ссорились, и, может быть, единственный выход был свести все к шутке.
-Я йду...
Она кивнула.
- Може ще зустрінемось...
Она опять кивнула.
- Дякую Вам за „SD”.
Она снова кивнула.
Он еще раз попрощался и ушел. Сонька села на стульчик и медленно стянула бандану.
- Какая же ты дура! Ну, почему ты не сказала ему? Ведь он искал тебя?
- А кто это у нас тут красивый такой сидит?
Девушка подняла голову и посмотрела на Федоровича.
- Сонька? Сонечка? Прости, не признал. Что ж ты такую красоту прятала? Я… - он хотел ещё что-то добавить, но, заметив в её глазах слезы, замолчал.
- Скоро все начнется, да?
- Полчаса…
- Ещё раз проверим все?
Он кивнул. Девушка одела бандану и улыбнулась ему…


* * *
Как и большинство концертов и популярных фестивалей, и этот начался с небольшим опозданием. Работникам сцены сидеть не приходилось ни минуты. Но надо отдать им должное: в первый день, впрочем, как и в остальные два, техника в целом работала отлично. Ну, а мелкие неполадки устранялись сразу же, да так, что никто из артистов их не замечал. Кроме своих прямых обязанностей работникам иногда приходилось помогать техникам групп: вынести-занести инструменты, что-то подключить, что-то отключить, а также обеспечить всех желающих напитками и стульями. Свободные минутки выпадали, пожалуй, только во время выступления кого-либо, да и то в эти самые минутки все получали дальнейшие указания.
Зрителей собралось неимоверное количество. Глядя со сцены, можно было подумать, что толпа начинается где-то за горизонтом. Не помешал ни холод, ни пасмурная погода. Для тех, кому не посчастливилось подобраться ближе к сцене, чуть подальше от неё были установлены 2 огромных экрана, на которых показывали все происходящее на сцене…
Открывала фестиваль Руслана со своей программой „Дикі танці” Затем должны были выступать Скрябин, победитель « Шанса» Виталий Козловский, приглашенная певица из России Валерия. Завершали вечер открытия „SD”. А между выступлениями вклинивали экстрим-шоу, которое включало в себя несколько видов экстрим-спорта, начиная от подъема по вертикальной стене и заканчивая трюками на велосипедах, роликовых коньках и скейтах. Первый фестивальный день завершился грандиозным салютом, сразу же после последней песни SD…
Сонька валилась с ног от усталости. Сказались и те две ночи, которые она практически не спала, и постоянная суета на сцене и за ней. Только через час после окончания всего работников отпустили отдыхать.
- Все, мала, до завтра. Приходи к 8-9.
Она просто кивнула и побрела к лайнеру. Глаза закрывались сами по себе. Хорошо, что она шла не одна, а вместе с остальными, а то заснула бы прямо на ходу. Перед трапом у них у всех проверили пропуска и только лишь потом пропустили. Сонька задержалась, доставая пропуск из-под кофточки. Обычно все носили их на ленточке на шее, а она, одев его нашею, спрятала под кофточку, чтобы он не мешал в работе. Когда она прошла по трапу, все уже разошлись.
- Только не засни! Только не засни! – бормотала она, идя по коридору к своей каюте. У неё возникло жуткое желание встать на четвереньки и просто ползти до своей каюты. Чтобы попасть к себе, ей надо было пройти целый коридор кают, где жили артисты, потом спуститься по лестнице и пройти по еще одному коридору.
Когда она уже прошла большую половину первого коридора, дверь одной из кают распахнулась, и из неё вышла парочка. Они не сразу заметили девушку, а она, обернувшись, сразу узнала их. Это был Славко с незнакомкой, назвавшейся тогда его невестой. Они спорили о чем-то, но говорили так тихо, что Соня ничего не могла расслышать.Девушка постаралась как можно незаметнее скрыться...Но как обычно в самый неподходящий момент ей жутко захотелось чихнуть. Она сдерживала себя как могла...
- Апчхи!
Они оба повернулись в её сторону.
- Будь здорова! – громко сказала незнакомка, обняла Славу и потянула его опять в каюту.
Сонька постаралась как можно быстрее дойти до своей каюты. Значит он все-таки остался со своей девушкой и уже никогда не будет искать ту таинственную незнакомку. Вот почему на выступлении „SD” сегодня Денис был один. Значит все…


* * *
На следующее утро без четверти 9 Сонька уже вышла на палубу.Погода была мерзкая: моросил мелкий дождик, который мог в любой момент перейти в ливень, судя по огромным тучам. Девушка, так как была, без зонтика, направилась к трапу. Увидев её, охранник улыбнулся:
- Привет, Сонечка! Почему без зонтика?
- Доброе утро! Да, ничего. Не растаю, не сахарная, - тут Сонька почувствовала, как над ней нависает что-то яркое и защищающее её от дождя. Это оказался зонтик непонятной и жутко яркой расцветки, который держал Денис.
-Привіт, моя весна! Якщо ти йдеш на сцену, то можу провести, бо теж туди йду!
- Дякую, залюбки!
Охранник подмигнул девушке и пропустил их.
- Цікаво, де ти взяв парасолю такого кислотного кольору?
- Ну, не міг же я відпустити тебе, моя весна, саму під дощем...Тому не дорікай, бо це едина парасолька, яку я знайшов...
Она посмотрела на него удивленно. Он как-то засмущался, застеснялся. Они зашагали плечом к плечу, не говоря ни слова, и так до самой сцены. Перед входом за кулисы Денис закрыл зонт, а потом они прошли к тому столику, где вчера пили кофе.
- А дівчат ще нема? – скорчил гримасу он.
- Ось я тебе й спіймала. То ти заради дівчат піднявся так рано?
- Це був просто невдалий жарт, - сказал он серьезно. – Розумієш, моя весна! Ти не ображаєшся, що я так тебе називаю?
Она отрицательно покачала головой.
- Я хочу...хочу запросити тебе на каву... Тут поряд є чудова крамничка...Там така кава...Тобі сподобається. Що скажеш?
-Денисе... – Сонька была настолько удивлена, что не знала, что и ответить. А он терпеливо ждал ответа, глядя ей в глаза и теребя в руках зонтик. – Я обожнюю каву і залюбки пішла б з тобою, але...
- Я не той, так? Я не подобаюсь тобі?
- Ні, ні. Просто я працюю...Вчора я повернулась на корабель лише о третій...А сьогодні й навіть не знаю, коли все це закінчиться...Я просто не вільна...
- Я розумію, -он опустил голову. – А тоді можна провести тебе сьогодні після роботи?
- Добре, - просто ответила она.
- Тоді я обов’язково прийду...об одиннадцятій, або ні краще о десятій...та ще з цією „кислотною” парасолькою...
- Гаразд.
- Тоді я йду. До зустрічі!
- Так, до вечора.
- Я обов’язково прийду!
- Я буду чекати!
- Я вже йду! – он все собирался, но все не шел. Сонька с улыбкой смотрела на него. Наконец, он решился покинуть её. Ещё раз сказав, что он обязательно придет, Денис ушел. Сонька села на стульчик и задумчиво уставилась в одну точку. Она просто не ожидала такого от него.
- А ты уже здесь! Привет, Сонечка!
- Привет, Федорович!
- Как погодка, а? Красота!
- Это точно! Что там со сценой?
- Сейчас все подойдут, надо будет немного тенты укрепить, а то скоро начнуться репетиции и будет не до этого. Тем более, что первые сегодня репетируют наши красавицы.
До прихода конкурсанток, сцена была полностью подготовлена, и теперь ни дождь, ни шквальные порывы ветра ей были не страшны. Проблем с техникой не было, и практически до начала концертной программы почти никакой работы серьезной не было. А вот погода все же оставляла желать лучшего. Дождь то срывался в ливень, то затихал ненадолго. Но к началу концерта, видимо Бог услышал мольбы всех, он окончательно закончился. Несмотря на такую погоду, людей и во второй день было не меньше...
Второй фестивальный день начался в половине шестого с заводных украино-восточных напевов Виктора Павлика. Эстафету у него приняла Ани Лорак, с которой, вернее с нарядами которой пришлось помучиться всем. Например, чтобы не запачкать шлеёф одного из них, пока певица шла с корабля и стояла за кулисами, его пришлось нести и держать пятерым.
После неё проводили конкурс красоты, который состоял из трех туров. В первом туре девушки выходили в простых черных платьях с длиными рукавами и разноцверными шарфиками, двигались под музыку и каждая рассказывала немного о себе.Второй тур – выход в купальниках. Третий тур, вместо традиционного выхода в вечерних платьях, был заменен на выход в туниках, которые были различных оттенков одного цвета (от темно- зеленого до нежно- салатового). Между первым и вторым турами выступала Алена Винницкая, а между вторым и третьим – Наталья Могилевская. Результаты конкурса и награждение победительниц должны были объявлять в день закрытия, поэтому сразу после конкурса выступила Гайтана. Закрывали второй концертный день „ВВ”, которых зрители долго не хотели отпускать со сцены…
Концерт закончился к половине первого ночи, а к часу всех работников отпустили на отдых….
Сонька просто валилась с ног. Она уже собиралась уходить, когда заметила Дениса, сидящего в стороне на стульчике. Увидев, что она его заметила, он встал и подошел к ней. У него в руках был небольшой бумажный пакет и тот зонтик.
- Привіт!
- Привіт!
- То йдемо? Ти вже вільна на сьогодні?
Она кивнула. Они вышли на дорожку, ведущую к лайнеру.
- До речі, це тобі, - он передал ей пакет.
- Дякую, - она взяла пакет под дно и почувствовала, что там лежит что-то теплое. – Що це? – она посмотрела на Дениса.
- Це французські булочки з тієї крамнички...
- Дякую, вони ще теплі...
- То скуштуй швидше, бо зовсім охолонуть....
- Але тільки з тобою.
- Ні, я не хочу, а ось ти нічого не їла, - он угадал. Она действительно с самого обеда ничего не ела и теперь просто умирала от голода. Он заметил, что она колеблется.
- Так, йдемо сюди, - он свернул с дороги к кораблю в сторону пляжа.
- Ні, я не ..
- Там є де сісти, та й темніше ніж тут. Ти не будеш соромитись...
- Я й не соромлюсь...
Они вышли на берег, но там не оказалось ничего, на чем можно было бы посидеть.
- Ось так-так, - пробормотал он.
- Нічого, просто пішли вздовж берега, а там щось буде...
Они пошли вдоль кромки воды и метров через десять наткнулись на лежащее почти у самой воды бревно.
- Ось тут ми й сядемо, - сказала она.
Денис снял куртку и постелил её на бревно. После этого они сели рядышком, и только тогда Сонька открыла пакет. Запах теплых булочек с мармеладом смешался с запахом прошедшего дождя. Сонька глубоко вздохнула, вдыхая этот аромат, а потом нырнула рукой в пакет. Рядом с булочками стоял маленький термос. Первым делом она вытащила его и посмотрела на Дениса.
- Я хотів, щоб ти все-таки спробувала каву...
- Тоді наливай, - скомандовала она.
Пока он наливал из термоса в стаканчик-крышку, она достала две булочки.
- Я не буду, - отказался он. – Вони тут всі різні, та всі лише для тебе.
- Або так, або негайно йдемо додому. Якщо вони всі різні, будемо ділити їх навпіл...Згоден?
Она разломила первую булочку и протянула ему половинку. Он поставил термос на песок и взял предложенную половину. Так они сидели на берегу, пока не выпили весь кофе и не съели все булочки, и говорили…
Потом они вернулись на корабль.
- А можна провести тебе до каюти?
Она пожала плечами.
- Тоді я проведу!
Они медленно пошли по коридору.
- А чому ти завжди носиш цю хустку? Я тебе тоді в барі майже не впізнав...
- Але впізнав тільки ти. Невже я так була несхожа на себе?
- Ні, була...Але треба біло лише подивитися тобі в очі, та ще й ці блискавки на нозі...
- То ти зрозумів, що це я по блискавках?
- Ні, не тільки...ще по тому, як ти танцювала...”Ото була весна”...Я досит пам’ятаю це...
Они уже почти дошли до её каюты.
- Ти тоді причарувала всіх...
Они остановились напротв её двери.
- Ось туточки ми живемо...
- Далеченько від нас... – он изучающе посмотрел на неё. Потом протянул руку и снял с неё бандану. Её волосы рассыпались по плечам. Он поймал один локон и легонько потянул за него.
- Дякую, за приємний вечір., - она сделала вид, что ничего не заметила. Он все еще выжидающе смотрел на неё. Она поцеловала его в щеку по-дружески.
- То я не подобаюсь тобі? – спросил он, подходя ближе. Сонька сделала шаг назал и почуствовала, что дальше отступать было некуда. Он подошел совсем близко и уперся руками в стену так, что она как бы оказалась в западне.
- То я не подобаюсь тобі? – повторил он свой вопрос и наклонился ближе к её лицу.
- Нет, ты замечательный…Ты самый лучший…Да о тебе любая девушка может только мечтать, - она так разволновалась, что перешла на русский. – Но…
- Але я не той?
- Я не считаю, что ты не тот…Просто я не…не хочу тебя обманывать…Ты нравишься мне, но…
- Не більш ніж друг, - он усмехнулся и опустил руки. – Мабуть мені краще пійти зараз...
Она молча кивнула. Он улыбнулся, вернее, попытался улыбнуться ей, пробормотал «До завтра» и ушел. Сонька смотрела ему в след, пока он не скрылся из вида.
- Вот это да! – она открыла дверь своей каюты. Тани не было...
- Слава Богу, завтра домой! – она ещё раз посмотрела на время отправления поезда на билете. Поезд отправлялся в 1-45. Администратор уже знала, что девушка уезжает одной из первых, а так как работы после окончания третьего дня фестиваля для Сони не было, то она разрешила ей не дожидаться окончания концертной программы, чтобы успеть на поезд…
Сонька, перед тем как потушить свет, посмотрела на часы. Было почти 3 утра.
- Так, а ну бегом спать, а то завтра будешь как сонная муха! – скомандовала она себе и выключила свет.


* * *
Последний день фестиваля по истине должен был быть грандиозным, хотя бы, судя по тому, кто должны были выступать в этот день. Даже по поведению работников сцены и по тому скоплению народа, собравшегося почти перед сценой только в начале дня, можно было сказать, что ожидается что-то особенное…
Ровно в 9 Сонька уже была на месте. Погода опять была довольно прохладная, как для последнего месяца весны, но, несмотря на это, концертную программу никто не отменял и репетиции должны были начаться с 10, как и было запланировано.
Первым на репетицию пришел Паномарев, при чем раньше своих музыкантов. Выглядел он как после бессонной ночи: не бритый, волосы взъерошены, сонный, в черных очках. Федорович, увидев его, шепнул Соньке, чтобы та предложила ему чай-кофе или что покрепче…
Девушка подошла к нему:
- Не желаете чай, кофе или…
- Если можно кофе…Этого будет достаточно… - он не дал ей закончить фразу.
Она отвела его к «дежурному столику» и усадила на стул. Сашко, подперев голову рукой, внимательно следил, как она достает стаканчик, ставит чайник, насыпает кофе…
- Пожалуйста, - она поставила перед ним кофе.
- Посидите со мной, если Вы не сильно заняты. Просто не люблю пить кофе в одиночестве…
Она пожала плечами и села. Он поболтал пластиковой ложечкой в стаканчике и опять посмотрел на неё.
- Почему женщины так любят говорить? Почему, если у них проблемы, и они найдут свободные уши, то могут проворить всю ночь?
Сонька ожидала, что он скажет, что угодно только не это.
- Нет, я вижу, что Вы не парень! Но ведь у Вас тоже есть какие-то проблемы? – он ждал ответа.
- Ну…у всех есть какие-то проблемы… - неопределенно ответила она.
- Но Вы ведь почему-то не изливаете никому душу до 4 утра?
Сонька просто не знала, что на это ответить. Он отпил глоток кофе.
- Простите, что я тут так…разоткровенничался…Это все бессонная ночь… - он отпил ещё глоток. – Ваш кофе просто чудо. Спасибо Вам!
Дальше они просто сидели молча. Он допил кофе и вышел на сцену.
- Сонь! Сходи на сцену, там что-то фонарики не хотят крутиться. Я не пойму, то ли контакта нет, то ли что-то с проводкой…Инструменты, по-моему, там есть…
Девушка кивнула и сразу же отправилась туда.
- Черт! Сонь! Подожди! – Федорович заметил чемоданчик с инструментами. – Малой, отнеси это Сонечке, - он, не глядя, остановил шедшего мимо парня в джинсах, футболке и бейсболке, надвинутой на глаза. - Извините, не признал сразу…
- Та нічого... Я віднесу...
- Не-не-не...я сам...
- Мені не важко, я саме туди іду, - и он взял у Федоровича чемоданчик. Тот еще долго смотрел в след молодому человеку…
Паномарев как раз решал с музыкантами, какие песни они сегодня исполнят…Когда молодой человек с чемоданчиком вышел на сцену, играло как раз вступление к песне «Він чекає на неї». Он махнул рукой в знак приветствия Александру, а тот удивленно застыл, глядя на него. Молодой человек прошел дальше по направлению к Соне, которая стояла у края сцены на коленях перед лампочкой и откручивала у неё заднюю панельку.
- Не питай...де я був, коли тобі було так солодко...Вот, черт, инструменты забыла, - пробормотала она, сняв панельку. Лампы эти были величиной с кулак и по внешнему виду напоминали прожектор, только совсем маленький…
Молодой человек поставил рядом с ней чемоданчик с инструментами. Девушка вздрогнула от неожиданности. Посмотрев на него, она удивленно спросила:
- Ви?
- Звідки Ви знаєте цю пісню? –Славко присел рядом и открыл ей чемоданчик.
- Яку?
- Ви щойно заспівали рядок?
Она сделала вид, что внимательно что-то рассматривает на панельке:
- Чула десь...не пам’ятаю від кого. А Ви що тут робите? Та ще й з інструментами? – она внимательно посмотрела на него.
- Тільки нікому не говорите...Я ховаюсь... – он улыбнулся. От этой улыбки у Сони побежали мурашки по спине.
- Ховаєтесь? Але від кого?
- Просто від всіх... – он сделал вид, что что-то внимательно ищет в чемоданчике.
- То Ви ховаєтесь серед людей від цих же людей?
-Виходить так... –он тяжело вздохнул. – А можна я буду допомогати Вам?
Сонька просто потеряла дар речи.
- Ну, хоч просто буду тут...Обіцяю не заважати...Навіть мовчати буду...
Она пожала плечами:
- Як хочите, - и принялась за работу.
- А що Ви таке робите?
- Перевіряю контакти, бо ці маленьки вогники не хочуть крутитися. Ми беремо ...- она комментировала все свои действия. К её удивлению он очень внимательно следил за каждым её движением и внимательно слушал. – А зараз треба закрутити панельку…
- Я можу це зробити?
- Так, якщо хочите.
Она внимательно посмотрела, как он закручивает панель, а потом отвлеклась на Паномарева, который с интересом наблюдал за ними и пропустил несколько раз начало песни. Наконец он запел…
- Вам подобається Сашко?
- Скоріше ця пісня, -она посмотрела на работу Славка. –Добре виходить!Мені взагалі подобаються його пісні, але тільки українською...Йдемо далі?
Они передвинулись к следующей лампочке. Слава снова открутил панельку, девушка проверила контакты, и он опять закрутил её. Они проделали все это молча, чтобы было слышно песню, которую Паномарев исполнил полностью, на радость стоящих перед сценой… К концу песни Славко и Соня проверили все лампочки и нашли 2 неисправные. Пару минут, и все неполадки были исправлены.
- Перевіряти будемо?
- Звичайно! – девушка сделала кому-то знак рукой. Через мгновение лампочки замигали и завертелись. Сонька подняла большие пальцы вверх, и лампочки отключили.
Славко поднял чемоданчик.
- Завжди вважав, що він легкий. А насправді як купа цеглинок... – он взвесил его не руке.
- Така у мене робота..
- Але сьогодні його носитиму я...Добре?
Сонька просто пожала плечами.
- А зараз, що Вам треба робити? – спросил он, когда они шли со сцены.
- А нічого такого. Сьогодні я на репетиціях, допомогатиму технікам....нічого особливого... так суцільний відпочинок...
- То я не заважатиму?
- Ні, я гадаю ні...
Они сели за столик.
- Кави, чаю або...
- Або ще рано... – он серьезно посмотрел на неё. – Ви гадаєте, що я п’ю з самого ранку?
- Ні, я не хотіла образити Вас...Вибачте... Просто сьогодні я всім це пропоную...
- Ви також вибачте, що я так реагую... – сказал он, помолчав. – Просто так багато балачок про те, скільки я п’ю, що п’ю...коли...
- Тоді поговоримо про щось інше.
- Так, поговоримо про Вас.
- Про мене?
- Мені цікаво з Вами, навіть коли ми ні про що не говоримо, - он пожал плечами. – З Вами легко...До речі Ви любите каву?
- Так, обожнюю. Але справжню, яку варити треба...а ця так... – она махнула рукой на банку кофе.
-Тоді у мене є пропозиція...Тут є кавова крамничка, затишна така. Давайте сьогодні сходимо...я пригощаю...
- Ні, сьогодні це неможливо...
Он щелкнул пальцами:
- Я зрозумів чому...Ви ж працюєте... Тоді завтра вранці?
- А завтра тим паче, бо мене вже тут не буде. Я їду сьоодні вночі, поїзд о другій...
Он задумался и через минуту его лицо озарила улыбка:
- У Вас є перерва на обід?
- Так, але...
- Ніяких але, бо ми йдемо сьогодні туди. Все!
Сонька была удивлена: « Что за внимание к её персоне? Наверное, опять будет расспрашивать о девушке в зеленом?» А с другой стороны она была рада, что он рядом…
После Паномарева в 11 на репетицию вышла Талита Кум, а еще через час - С.С.Catch.
Потом был объявлен перерыв на обед, который как обычно был принесен на сцену.
- Федорович, я на полчасика уйду!
- Иди, Сонь! Хоть на час. Звонили, сказали, что до двух репетиций не будет. А тут все в норме!
- Тогда мы пошли.
Минут через пятнадцать Сонька и Славко уже сидели в кофейне.
- А Ви не боїтесь, що Вас впізнають та просто не випустять звідси?
-Якщо Ви будете і далі мене на Ви називати, то дійсно впізнають...А так завжди можна сказати, що я просто схожий. Люди вважають, що, якщо ти відомий, то навколо тебе завжди охорона та ти ніколи не виходиш сам... Мені іноді хочеться пройтися містом... то я йду...
-То як? Хоч раз Вас не впізнали? А коли впізнають, мабуть, довго не відпускають...
-Це вже інша справа...Яких людей зустріну...Де-які починають горланити: „Славко! Це він!”, де-які тихенько підійдуть, попросять автограф або сфотографуватися, або залишать свій номер телефону...
-То Ви дзвоните їм?
-Те, що я беру номер, ще не каже про те, що я дзвоню...Навіщо дзвонити? Щоб почути знов якись питання? Звідки Ви? Що любите? Чи є у Вас дівчина? В чому Ви спите? Це все нагадує інтерв’ю якесь...Іноді мені бракує простого, невимушенного спілкування...Поговорити з людиною ні про що, хоча б про погоду, навіть про рослини... А це можу лише з близькими друзями, з хлопцями з гурту... та ще Ви з’явились та зникнете сьогодні...
Он замолчал, пока официантка ставила перед ними чашечки с горячим кофе и плетеную корзиночку с французскими булочками.
- Пропоную перейти на ти, якщо Ви не проти? - Славко поднял свою чашечку кофе.
- Якщо ти не проти, - поправила его она.
Они чекнулись чашечками.
- То звідки ти?
- Я з того міста, крізь яке всі дороги ведуть до Криму...
- Знаю таке, гарне воно у вас.
- Так там багато змін зараз...
- А там, мабуть, чекає на тебе цей хлопець, що дзвонить?
- Антошка? Звичайно чекає, він мій ліпший друг. І завдяки ньому я працюю тут, бо він півроку шукав, як мене влаштувати на цю роботу... Знаєте...Знаєш, це була моя мрія працювати серед зірок...Я навіть уявляла, що в кожного спитаю, що скажу... Але потрапивши сюди, зрозуміла, що це таки ж звичайні люди, які хочуть спокою, розуміння... Я зрозуміла на скільки безглузді мої питання....Одного разу ми після концерту захотіли сфотографуватися з гуртом, але, побачивши тих диких фанів, вирішили, що краще зберегти цей концерт у спогадах, ніж дертися крізь натовп...
- То ти з тих, хто стоїть десь далеко за натовпом на концерті улюбленого співака чи співачки? – он усмехнулся.
- А це ще спорне питаннечко! – в её глазах вспыхнули огоньки. – Мені подобається бути в натовпі на концерті.... Ми зазвичай ходимо втрьох...прикольно так... ти нікого не знаєш, але всі як рідні....співають, танцюють....А ще коли близько підходиш до сцени, то відчуваєш... – она не могла подобрать слова. – ніби...вібрація від музики... така потужна енергетика, що пронизує тебе наскрізь і ти хочеш ще й ще цього відчуття....Це таке... – она развела руками от избытка чувств. Славко с легкой улыбкой слушал её. Как же ему знакомо было это чувство.
- А далі ти повертаєшся до гуртожитка...така спустошена, але залишається щось...що підносить тебе...
Он как зачарованный слушал её. У него вновь возникло ощущение чего-то знакомого и невероятно близкого в ней и в её словах. Она замолчала, а он продолжал смотреть на неё. Соньке стало немного не по себе от этого взгляда. Он смотрел, как тогда на берегу, как тогда в его каюте…он смотрел на нее, так и сейчас.
- Я слухав тебе, а наче ти говорила про мене, наче описувала мої почуття... Мені ніхто такого ще не говорив...Всі завжди ховають їх в скриньку та ніби соромляться їх...А ти інша, зовсім не схожа...
- Що ти! Я звичайна, така як тисячи, мільони навколо...Зовсім така, як всі... Маю звичайну прфесію, батьків, живу в гуртожитку...маю звичайні проблеми...Нічого такого особливого.
- А батьки хіба не з твого міста?
Сонька улыбнулась и опустила глаза:
- Ні, вони з маленького містечка поруч... А я ще вчусь та живу в гуртожитку від універа. Знаєш, я ще нікому це не говорила, але...мої батьки не підтримують те, чим я займаюсь...Я маю на увазі мою роботу... Вони мріяли, щоб я була вчителькою або лікарем... Я не знаю де взялася та сила, що повела мене проти них...Просто одного разу я взяла документи... а потім поставила їх перед фактом....Ми не розмовляли майже рік....Без підтримкм, майже без нічого я починала навчання...потім досягла чогось...Ми „підписали” мир... Зараз я іноді їду до них, та все-таки залишилось багато чого не сказаного між нами, але всі мовчать...
Славко молча погладил её по руке, которой она автоматически крутила чашечку.
-Як я тебе розумію... Я починав майже, як ти...Батько також не допомогав, хоча б міг...Я закінчив університет у Львові... Я обожнював фізику, але розумів, що це щось не моє... Потім зустрівся з хлопцями... – он улыбнулся, вспоминая. – Я досі пам’я таю, як ми зібралися, та вони зіграли мені свої пісні...А потім раптово Денис дав мені листок з текстом та попросив заспівати...У мене голос не поставлен....Я засоромився...але все ж таки заспівав....Так воно й почалось... Ми переїхали до Київа...жили всі разом в однієй кімнаті, працювали на де-кількох роботах, щоб заробити.... Писали пісні...музику...репетирували... Пам’ятаю наш перший висту... Тоді прийшли лише наші знайомі та студенти.... Перший альбом....Перший кліп...Ще пісні.... Тоді ми зрозуміли, що „Океани” – це не лише купка людей, це як маленьке життя, якому ти віддаєш все своє... Чому пішли вони з „Океанів”? Я не можу цього пояснити... Просто тому, що їм мало цього маленького „Океану”? Зовсім ні... Мені здається, що вони просто зрозуміли, що їм потрібне щось своє...щось інше... інше життя... Все одне, це так заплутано...Головне, що в будь-який час ми можемо зустрітися всі разом та просто поспілкуватися.... Без образ... Просто як старі друзі...
Он замолчал, глядя на неё, а она смотрела на него. Подошла официантка:
- Извините, пожалуйста. Не хотела Вас беспокоить. Может чего-нибудь еще желаете?
Славко вопросительно посмотрел на Соню. Девушка, увидев часы на стене, отрицательно покачала головой.
- Рахунок, будь ласка! – он улыбнулся официантке.
- Извините, что сразу Вас не узнали… - начала девушка. – Вы ведь из „Океанов”? Мы хотели бы записать все на счет заведения и еще… - она потянула ему кулечек с кофе. – Вот, это Вам и Вашей девушке. Вы ведь любите кофе?
Он поблагодарил девушку и поставил автограф на блюдце, протянутым ему маркером. После этого они с Соней попрощались и вышли.
- Це тобі на згадку! – он протянул ей кулечек с кофе.
- Але це ж тобі подарували, - сказала она, отказываясь.
- Ні, це нам, а я тобі...
Она поблагодарила и взяла кулечек.
- Бр-р-р... – вздрогнул он. – Там так було тепло, що я забув, який холод на вулиці. Треба було тепліше одягнутися.... але я не хочу повертатися на корабель...
Они вернулись на сцену к половине третьего. Федорович бегал и возмущался, что на репетицию не пришли следующие и что теперь делать.
- Эта „Дискотека Авария” и есть настоящая авария… Когда они собираются репетировать, у нас еще две группы….Если они придут к трем, я их просто выгоню…Будут выступать без саунд-чека… - жаловался он Соне. – И так из года в год…
- Федорович, не волнуйся, мы уже тут…
Они налетели как ураган и говорили без остановки:
- Там такие девчонки были…
- Ну, а как мы могли пройти мимо?
- Конечно же, не могли…
- Кстати, у вас тут тоже красавица!
- А почему от нас прятали?
- Девушка, а это Ваш парень? – они поочереди пожали руку Славе.
- Девушка, а у Вас есть парень?
- Девушка, а у Вас нет сестры-близняшки с длинными белыми кучерявыми волосами?
Сонька беспомощно пыталась выбраться из кольца, которым окружили её трое исполнителей из „Дискотеки…”.
Вдруг все замолкли. Со сцены раздалось вступление к песне «Если хочешь остаться…»… И эта троица повела Соньку на сцену, держа за руки, как маленького ребенка. Там они взяли микрофоны и запели. Каждый пел свою часть песни, глядя на девушку и жестикулируя. Со стороны казалось, что они как бы в песне о чем-то ей рассказывают…
Федорович со Славой наблюдали за ними, стоя на выходе на сцену.
- Это еще ничего! Они меня в прошлом году на саунд-чеке вытянули на сцену и заставили танцевать под их «Диско супер стар», про ди-джея песня… - сказал Федорович ему.
Славко улыбнулся, представив это…
Аварийцы допели песню, поклонились и также за руки отвели Соню к Славе с Федоровичем. Попрощавшись со всеми до концерта, они удалились на лайнер. Настал очередь „Mad Heads”...
Слава, Соня и Федорович вернулись к столику, возле которого уже стояли барабанщик и клавишник „Океанов”.
- Наконец-то мы тебя нашли! – воскликнул клавишник. – С утра Алена подняла всех на ноги! А Денис кофту твою везде таскает! Кстати следующие мы…
Барабанщик, нахмурив брови, кинул Славе кофту и посмотрел на Соню. Девушка смотрела на Славу, который, сняв бейсболку, кинул её Денису и одел кофту. Тот, поймав, одел её на голову. Клавишник удивленно посмотрел на них.
- Я потім сходжу до неї, після саунд-чеку...
- Ну, а меня кто-нибудь познакомит с девушкой-то? Или опять самому? – опять нарушил молчание клавишник.
Денис и Слава посмотрели друг на друга, а потом на клавишника. Тот посмотрел на Соню.
- А я сразу и не узнал Вас! Моя весна? Так ведь? Это ведь Вы тогда танцевали под «Ото була весна»?
- Так! – почти одновременно ответили Денис и Слава и опять переглянулись.
- Я Милош. Клавишник „Океанов”, - он стал между Денисом и Славой, обнял их за плечи и встряхнул.
- Это Соня! – сказал Федорович. – Она сегодня на саунд-чеке, поэтому, если какие-то неполадки, все к ней. Извините, что вмешался, - после этого Федорович ушел.
- Очень приятно.
- Взаимно.
Сонька чувствовала себя неловко под взглядами этой троицы.
- Эй, люди! Помогите нам тут! – позвали со сцены.
- Вибачте, - и она поспешила на сцену.
- Что с вами? Что вы так смотрите друг на друга?
- А чому я його сьогодні цілий день шукаю, а він...він тут сидить та ні про кого не думає?
- А я доросла людина, і це моя спава...
- Успокоились оба! – резко сказал Милош. – Как дети малые…Я вас просто не узнаю…Если бы я не знал вас, то подумал бы, что это ревность…Короче, я пойду покурю, а вы тут до чего-нибудь договоритесь. ОК? – и он оставил их вдвоем…
- Вибач, Славко! Щось я погарячкував…
- Та й ти мені теж...
Они пожали друг другу руки.
- Розумієш, я просто ховався від Олени... Ми поговорили з нею, начебто порозумілися... а вона усе одне нічого не розуміє...
- А весна? Чому ти з нею?
- Просто я був тут, а вона поряд....Та нічого у мене нема з нею... Вона чудова дівчина, з нею легко спілкуватися....
- Шукаєш ще ту дівчину?
Славко посмотрел на него:
- Ті її бачив?
- Ні...
- Я втратив надію знайти її... Тоді Олена щось наговорила, та вона втікла... Мабуть це кінець...
- Головне, не втрачай надії, - Денис похлопал его по плечу.
- Намагаюсь...
- Вот и отлично! Наши техники уже идут! – Милош снова обнял их.
- Так ще ж „Mad Heads” не пішли?
- А они пока все установят, они тихонечко так и не помешают…
Репетиция у „Mad Heads” прошла без накладок. А то, что сразу позвали на помощь, оказалось ложной тревогой. Просто уходя, аварийцы отключили пару микрофонов, и поэтому все было быстро включено назад. Но потом все же она осталась до конца репетиции на сцене. Она села на небольшую колонку с противоположной стороны сцены.
Так её видели все, кто были на сцене, но никто, кто был перед ней. Группа, проиграв свои фрагменты, осталась довольна и ушла со сцены. Настала очередь „Океанов”. Сначала техники занимались установкой и подключением инструментов, а так как помощь девушки была не нужна, она ушла со сцены. Пройдя по переходу за сценой, она опять оказалась возле столика. Почти возле самого выхода на сцену стоял Славко и завязывал на микрофонной стойке длинный шарфик с зеленоватыми разводами. Когда он завязал его, техник, стоявший рядом, понес стойку на сцену.
- Девушка, отнесите Денису палочки! А то тот еще барабанщик без палочек! – и молодой человек, отдав Соне палочки, тут же ушел. Девушка удивленно посмотрела ему в след, а потом направилась на сцену. Слава как раз подходил к столику:
- А можна мені кави?
- Так, зараз зроблю...лише віднесу ось це, - она показала ему палочки.
- То йди, я сам все зроблю, не хвилюйся, - он улыбнулся и включил чайник.
Сонька, выйдя на сцену, спрятала палочки за спиной и подошла к установке. Денис уже сидел за ней.
- Моя весна! Ти прийшла до мене? Подобається моя установка? – произнес он с гордостью.
- Просто мрія кожного!
- Ти тільки послухай, як звучить... – он потянулся к поясу, где обычно носил палочки на концертах. – Ось так-так… - пробормотал он.
- Ось так-так… - Сонька протянула ему палочки. – Щойно принесли!
- Дякую, моя весна! Ти мене просто врятувала, - он покрутил палочки на пальцах и прошелся по барабанам.
- Хочеш спробувати? – вдруг спросил он, вставая.
- Та я не...
- А ну йди сюди! – он усадил Соньку на свое место за установкой. – Тихіше! Так, ноги туди! – он присел взади девушки и положил свои руки поверх её рук. Получилось так, что вроде бы и играл он, но только её руками. – Спершу треба навчитися крутити палички, ну а там вже й грати... – он сыграл легкий ритм. – Розслаб ручки...Так...Це з „Кішки”... а це з „911”...Подобається?
- Дуже! – Сонька резко повернула голову в его сторону, и их лица оказались близко-близко. Увидев, что его взгляд скользнул вниз по её лицу, она отвернулась. Он вздохнул тихо, но она все же уловила этот вздох.
- А це що вгадаєш?
-„Моя весна”- протянула она.
- А це нова... – во время игры он все время касался щекой щеки девушки, хотя и старался чуть отодвинуться…
- Славко! По-моему, Денис хочет купить новую установку! – это прокричал клавишник.
Слава подошел к выходу на сцену со стаканчиком кофе.
- Чому це, Мілоше? – Денис вынырнул из-за установки.
- Да, потому что, когда ты позволяешь кому-то из чужих сидеть за установкой, ты потом покупаешь новую.
- Дурниці! – и он снова посмотрел на Соньку, которая, слушая их, автоматически крутила палочки на пальцах, как заправский барабанщик. – А ти швидко вчишся, - удивился он. Девушка подмигнула и улыбнулась ему:
- А про це що скажеш? – она сыграла ритм, не похожий ни на один из тех, что он вместе с ней играл.
- Щось нове! – воскликнул он. – То ти все-таки граєш на ударних?!
Она встала и отдала ему палочки:
- Ну, до граю ще далеко…але так ...іноді...бавлюсь...
- А ще? Ще на чомусь граєш? Гитара або клавишні?
- Та ні, більш ні на чому не граю... – отнекивалась она.
- А мне кажется, Вы что-то не договариваете, моя весна! – вмешался подошедший клавишник. – С такими красивыми пальчиками обязательно надо уметь играть на фортепиано…А ну, Денис! За клавиши её!
Они вдвоем перетянули её за синтезатор.
- Хлопці, це правда... Я не вмію грати на фоно! – она сопротивлялась, как могла.
- А зато знаешь, как его называют сокращенно. Значит умеешь!
- Годі, це вже не смішно! Я сказала, що не вмію...
- Моя весна! Ну, хоч маленький уривочок...
Они усадили её за синтезатор, а сами стали перед ним. Подошли Петя с гитарой и Денис Дудко. Славко продолжал стоять на своем месте со стаканчиком и с интересом следил за происходящим. Сонька вздохнула:
- Ви повбиваєте мене, якщо я вам зараз зіграю...
- Обещаю, что не трону и пальцем! – Милош торжественно поднял руку.
Девушка, изо всех сил стараясь не рассмеяться, окинула взглядом стоявших перед ней „Океанов”: гитариста, который в ожидании перебирал струны гитары, Милоша, который с нетерпение ждал, пока она сыграет, бас-гитариста, который, облокотившись на плечо Милоша, тоже ждал, потом на Дениса, который стоял чуть сбоку от синтезатора и с улыбкой смотрел на неё. Где-то за ними она мельком увидела Славка, пьющего кофе.
- Ну, ви самі просили... я попереджувала... – она картинно прикрыла глаза, откинула со лба невидимую прядь и опустила руки на клавиши. Ребята заворожено следили за её движениями… Но вместо музыки, которую все ожидали услышать, раздалась мелодия «Собачьего Вальса». Четверка просто рты пооткрывала от изумления, а Славко, пытавшийся в это время проглотить глоток кофе, подавился, и брызги кофе полетели во все стороны.
У Милоша глаза стали круглыми от удивления:
- Не, я её сейчас действительно убью, - спокойно сообщил он остальным.
- Так, не вийде, - Сонька услышала его слова. – Я ж попередила…Ви самі цього вимагали... – она выскользнула из-за синтезатора и двинулась в сторону Дениса, потому что с другой стороны к ней подходил Милош. - Рятуйте хто-небудь! Денисе! – она спряталась за его спину и, прикрываясь ним, стала отступать. Милоша поддержал второй Денис, и они вдвоем стали наступать на Соню с барабанщиком. Петя стоял там же, хохоча, как безумный, не в силах остановиться.
- Я ж попередила Вас! А Ви грай, грай! – подала свой голос из-за спины Дениса девушка.
- Денис! А ну-ка отойди! Это много времени не займет!
- Денисе! Не відходь! Тільки не відходь!
- Ну, только дайте до нее добраться!
- Не підходьте, хлопці! Я-я-я-я-я! – проделав какие-то немыслимые движения, барабанщик встал в боевую стойку и стал, издавать звуки, копируя Брюса Ли. – Я знаю карате…Не підходьте, бо буде боляче! – в его руках все еще были барабанные палочки.
Милош и Дудко перглянулись:
- О, великий мастер! Он знает стиль барабанщика! Что же нам делать! – Милош картинно прикрыл глаза рукой.
- Я знаю, о мой великий брат! – поднял вверх указательный палец бас-гитарист. Он закрыл глаза и указал на хохочущего Петю. – Мы попросим помощи у...великого мастера Петра...ибн Хоттабыча...
После этих слов они повернулись к Пете, сложили руки и принялись умолять:
- О, великий Петр ибн Хоттабыч… - начал Денис.
- О, великий последователь БГ… - продолжил клавишник.
Оба еле сдерживались от смеха, поэтому их прошение звучало как вой дикого енота…
- Пошли нам силы как у этого великого мастера, - продолжил Милош.
- Да-а-а, - поддакнул второй.
Петя собрал все свои силы, чтобы прекратить смеяться. Потом сдвинул брови, насупился и, сделав вид, что вырывает из своей бородки волоски и рвет их, как старик Хоттабыч в сказке, громко произнес «заклинание»:
- Сим-салабим! Ахалай махалай! Трах-тибидох-тибидох… - договорить у него не получилось. Он опять захохотал и замахал беспомощно руками. Те двое снова посмотрели друг на друга, но тут же отвернулись, потому что у обоих были ужасно смешные выражения лиц, так как они еле сдерживались, чтобы не рассмеяться.
-Теперь у нас есть силы, брат мой! И мы накажем ту, которая осквернила мой инструмент… - Милош нашел в себе силы произнести речь. Но не рассчитал он, однако, что умы людей представят в своем воображении совсем другой инструмент… Подтверждением этому служил взрыв хохота. Это смеялись и техники, и работники сцены, и все, кто видел и слышал происходящее на сцене. Только Милош, оба Дениса и Сонька все ещё сдерживали себя, хотя уже из последних сил.
- Що ж робити, моя весна! – все еще копируя Брюса Ли с его завываниями, спросил Денис. Сонька дотронулась до его плеча и, не в силах ничего сказать, покачала головой.
- Славко! А ти хочеш нам допомогти? – позвал его барабанщик.
Слава поставил стаканчик на колонку и подошел к ним.
- Звичайно ж, я не дам образити, мою весну! - и он протянул барабанщику руку ладонью вверх, на что тот хлопнул по ней, и в свою очередь протянул Славе руку ладонью вверх. Тот тоже хлопнул по ней. Сонька мельком взглянула на Славка. Лицо у него было мокрое от слез, так сильно он смеялся.
- Ай-ай-ай! – взвыл бас-гитарист, закрывая лицо руками.
- Что же теперь нам делать, мой брат? - Милош держался, как мог.
Вдруг раздался резкий удар по тарелке на установке. Все как по команде повернулись в ту сторону. Это был главный техник. Он стоял и силился что-то произнести. Наконец, это ему удалось:
- Репетировать! Все готово! – и трясясь от смеха, он ушел со сцены.
Славко, Соня, Денис, Милош и еще один Денис, не сдерживаясь более, захохотали. Они смеялись, как сумасшедшие, держась друг за друга, минут десять. Потом, успокоившись кое-как, они разбрелись каждый к своим инструментам. Но стоило им только начать играть, как кто-нибудь из них начинал хихикать, и они снова начинали смеяться. Наконец окончательно успокоившись и вытерев выступившие слезы, они смогли начать репетицию…
Сонька спустилась к столику. Там вокруг Федоровича собрались техники и работники сцены. Стоило им только увидеть её, как раздался взрыв дружного хохота. Девушка остановилась на полпути и решила, что лучше тихонько побыть на сцене и подождать пока все разойдутся. Она стала на том месте, где стоял раньше Славко с кофе, и просто слушала, как репетируют Океаны. Они сыграли несколько фрагментов из тех песен, которые собирались исполнить вечером, а потом Славко подозвал всех участников к установке Дениса и сказал им что-то. Все согласно закивали и разошлись по своим местам. Он посмотрел на Соню и сказал так, чтобы его не было слышно в микрофон:
- Ця пісня від всіх нас для тебе... – он подошел к микрофонной стойке. Заиграла музыка, и девушка с первых аккордов узнала свою любимую песню.
- Ото була весна! – запел Славко, поворачиваясь к ней и дальше глядя только на неё.
- Твоя, моя весна! – он указал на девушку рукой.
- Мене взяла весна! Тобі дала вона!
А дальше ему подпевали все участники группы.
- Бейбе-бейбе! Бейбе-бейбе! Бейбе-бейбе! Ага! Ага!
Он снял микрофон со стойки и прошел по сцене назад, остановившись напротив Сони.
- Ото була весна! – теперь он начал подтанцовывать, и от всех его движений её бросило в жар. Он как бы звал её к себе. Хотелось бросить все и танцевать рядом с ним…
-Іди сюди, моя весна! – он поманил её к себе, но, увидев, что она не идет, сам направился к ней. Она спрятала руки за спину, тогда он взял её за пояс и потянул за собой. Он, не отпуская её, положил микрофон в сторону на пол и пел без него, увлекая её за собой в танец.…Это было не похоже ни на один танец, а напоминало „коктейль” из различных танцев. Часть движений была взята из восточных танцев, а часть из латиноамериканских… Славко даже снял кофту и бросил её на пол, а в конце песни, когда звучали последние аккорды, он упал перед Соней на колени…Наступила тишина…Он и она смотрели друг на друга…
- Ага! Ага! – буквально шепотом произнес он так, что слышала его только девушка.
В этот же миг тишину нарушили бурные аплодисменты стоящих вдоль сцены техников и рабочих, а также собравшихся перед сценой зрителей. Сонька подала Славе рук, помогая ему встать, которую он принял. Все молчали, не говоря ни слова. Как и всегда в конце концерта, все выстроились в ряд, обняв друг друга за плечи. Только на этот раз между Славком и Денисом стояла Соня. Все это опять же было встречено бурными аплодисментами, криками и визгами фанов…
- О-о-о… - протянул вдруг Денис. – Тільки-но не дивиться різко в той бік...Мені здається, Славко, ти попав...
Все естественно повернулись в ту сторону. Там стояла Алена. Она стояла, подперев руками бока. Когда они повернулись в её сторону, она усмехнулась и медленно захлопала в ладоши…
- Что-то мне срочно надо уйти… - сказал Милош и направился к выходу на противоположной стороне.
- А я с тобой… - Денис направился за ним.
Петя посмотрел на Славу:
-Так я пойду? – и, не дожидаясь ответа, он пошел за первыми двумя.
Слава посмотрел на барабанщика, а тот взял Соню за руку:
- А вона... точніше я обіцяв їй показати...
- Барабани, - подсказал девушка.
- Саме так, - он повел Соню к установке.
- Хто ця дівчина? Та чому ви всі так розбіглись від неї? – спросила Соня, когда они подошли к установке.
- Це наш стиліст, - сказал Денис, украдкой поглядывая на Славка.
- То, що вона така злюка? Чому ви всі так розбіглись?
- Та ні! Вона найкраща людина, яку ми зустріли. Це завдяки їй ми такі, яки є... Вона дуже багато зробила для нас всіх...Просто останнім часом у них щось зіпсувалися стосунки із Славком...Начебто все гаразд, але якась напруга. А ми не хотіли їм заважати...А на її місці, я б зараз йому влаштував...Але це їхня справа, так?
Девушка кивнула.
- Проведеш трішечки? – он посмотрел на неё.
- Легко! – она взяла его под руку, и они пошли к выходу. – Тільки до огорожі, добре?
- Так!Знаєш, ми вже давно так не сміялись, як сьогодні...Ти дійсно ніби весна в нашій групі...
- А оце вже дурниці! Просто у всіх був гарний настрій...
- Настрій це одне, а коли дорослі дядьки, як я чи Славко здатні робити таке, як сьогодні... і тільки ти таке зробила з нами...
- Ну, годі! Бо я вже себе чарівницею відчуваю...
Они остановились перед ступеньками. Внизу стояли остальные участники группы и курили.
- На тебе вже чекають... Тоді я далі не пійду, добре?
Денис вздохнул:
- Тоді до концерту, моя весна!
- До концерту!
Он нехотя спустился по ступенькам к остальным и оглянулся. Сонька уже собиралась идти, но, увидев, что он повернулся, помахала ему рукой. В ответ все ребята заулыбались и помахали ей. Девушка прошла по переходу за сценой и очутилась на той стороне, где был столик, и должны были находиться Слава и Алена. Выходя из перехода, девушка увидела, как они спускались по ступенькам. При этом он что-то так увлекательно рассказывал ей, сопровождая все это яркой жестикуляцией. Сонька вздохнула с облегчением и подошла к столику. Федорович улыбнулся ей:
- Ну, молодежь, вы даете!
Девушка рассеяно кивнула. Он хотел еще что-то добавить, но, передумав, просто сказал:
- Через полчаса все начнется! Сегодня, наверное, самый трудный день! Поскорее бы он кончился!
- Да, поскорее бы все кончилось! – пробормотала она.


* * *
Федорович оказался прав. Третий день оказался самым трудным. За сценой творился хаос и неразбериха: то менялась последовательность выступающих, то инструменты подключили не туда, то микрофоны отказывались работать. Были заминки, но, благодаря опытности ведущих, серьезных провалов удалось избежать. Всем казалось, что этот сумасшедший вечер длится бесконечно долго, а для Соньки он летел мучительно быстро. Если все остальные исполнители толпились за кулисами с самого начала концерта, Океаны и аварийцы не появлялись до самого своего выхода на сцену, а их техники спокойно стояли в стороне, ожидая своей очереди…
Девушка молила Бога, чтобы Слава пришел пораньше, чтобы еще раз увидеть его и уйти… Она не жалела о том, что было…да и могла бы быть иначе…Что было бы, если бы он узнал, что она и есть та девушка в зеленом…А он не узнал, значит…А что значит она не знала. Просто значит и все…
- Девушка!
Сонька обернулась. Её звала молодая женщина, стоящая рядом с Федоровичем. Сонька подошла к ним.
- Можно Вас попросить. Отнесите, пожалуйста, кофе Саше Паномареву. Он почти у выхода стоит, и замерз немного. Сейчас его выход…через полчаса… Конкурс затягивается.
Сонька хотела что-то возразить, но Федорович перебил её:
- Сонечка, отнеси! Я тут все проконтролирую…
Девушка пожала плечами и взяла стаканчик.
- А Вы уверены, что это поможет? – спросила она, глядя в след Соне.
- Думаю, она его успокоит…По крайней мере подействует благоприятно…
- Я очень надеюсь, - недоверчиво покосила она на Федоровича.
- Поглядите, он уже улыбается…
-Сейчас она ему скажет… и… - она с интересом следила за ними. Сашко, выслушав Соню, посмотрел на стоящую с Федоровичем молодую женщину, ехидно улыбнулся и кивнул, а потом опять заговорил с Соней.
- Слушайте, она чудо! Кто она? Как зовут?
- А это Соня, электрик наш сценический.
- Нет, поспать мы все любим, а зовут её как?
- Её и зовут Соня.
-Нет, она чудо…Ну, я пошла к ним…Хотя нет, пусть поговорят еще…
Сонька проговорила с Паномаревым до самого его выхода. Когда его объявили, он отдал ей стаканчик:
- Спасибо Вам! – но потом забрал его и отдал подошедшей женщине, которая просила отнести ему кофе.
- С Богом!
Сонька вернулась к столику. Там уже толпились аварийцы. Они опять говорили наперебой, а один из них пообещал, что обязательно выведет её на сцену. Хотя все улыбались и шутили, Сонька почему-то подумала, что он не шутит. Федорович, слушая их, увидел, как она умоляюще посмотрела на него, понял, что надо спасать положение.
- Сонь, там на той стороне колонка отключается. Сейчас там Артур, но его надо сменить…
Девушка уже хотела сказать, что он говорит глупость, но тут поняла, что он имеет в виду, и согласно кивнула.
- Сразу после Сашка пойдешь, ок?
- Нет, наверное, лучше прямо сейчас, - серьезно сказала она.
- Постойте с нами немножко, - попросили они.
- Хорошо, только уговор.…Никакой сцены…
- Договорились…
- Вас же Соня зовут?
Она кивнула.
- А хотите кофе, Соня?
Она отрицательно покачала головой.
- И мы не хотим!
- А зачем спрашивать?
- Ну, надо же что-то спросить…
- Есть много тем…
- Извините, ребята! Но я украду у вас эту девушку буквально на секунду, - высокий молодой человек с фотоаппаратом на шее показал девушке конверт, в котором, судя по внешнему виду, должны были находиться фотографии.
- Нет, нет…говорите при нас…мы тоже хотим посмотреть фото…
- Она новенькая и ничего не знает…
- Какие фото? Объясните мне хоть кто-нибудь! – Сонька растеряно посмотрела на фотографа.
- Как Вы уже поняли, я фотограф. Нас трое на фестивале, но мы фотографируем не артистов, а всех, кто работает на корабле и на сцене…А потом, после закрытия, отдаем фотографии… Вы уезжаете сегодня, поэтому я сделал для Вас часть фотографий, а остальные Вам перешлют по почте. Все это бесплатно. Задумка организаторов. Просто вы все работаете, и не у всех хватает времени сфотографироваться…
Сонька почему-то вспомнила свой фотоаппарат с пленкой, который так и лежал в рюкзаке.
- Вообщем, это Вам, а то, что будет ещё до Вашего отъезда, то перешлем по почте…Тут за все дни, и за сегодня до концерта…
Сонька взяла конверт.
- Спасибо! Огромное спасибо!
- Ну, давайте же посмотрим!
- Ну, покажите их нам…
Фотограф еще раз сказал «пожалуйста» и отошел. А аварийцы, улучив момент, выхватили конверт с фото и стали их смотреть, передавая по кругу. Тут же вокруг образовалась маленькая кучка фотолюбителей. И тут же шли комментарии от Аварии:
- А это где?
- А у Вас действительно такие волосы?
- А почему Вы носите бандану?
- А кто этот молодой человек?
- Вам так идет зеленый!
И еще куча глупых-глупых вопросов. Сонька не отвечала ни на один из них. Она просто складывала переходящие к ней фотографии в стопочку. Вот день приезда…а вот она знакомиться со всеми…работа…она на лестнице и в наушниках…первые приезжающие…первая встреча с „Океанами”...а вот она в сарафане Тани…разговаривает на палубе по телефону… разговор со Славой…а вот фото из бара…она в тунике танцует… разговор с Денисом за стойкой… приезд участниц конкурса красоты…Денис защищает её перед ними… а потом пошли концертные фото… работа на сцене… Соня с разными артистами…Очень много фотографий с Денисом: когда он провожал её с зонтиком…за установкой… С Славой: когда они проверяли лампочки…а потом со всей группой дурачились на саунд-чеке… танец со Славком… Сонька играет на клавишах, а все стоят и смотрят… фотографии с „Аварией”, когда она пели «Если хочешь…»…поклон после «Весны»…и еще много и много… Всего было около 100 штук, а возможно и больше. Девушка смотрела их, а на душе творилось невообразимое…Когда они успели сфотографировать эти моменты…
- А Вы нам подарите несколько на память?
- И подпишите…
- Я могу Вас вместе сфотографировать, а завтра отдам… - сказал фотограф, наблюдавший за все этим и сделавший только что несколько снимков.
-Нет, это не то…Специально сфотографированное не всегда интересно…
- Спасибо Вам…Это… - Сонька не могла найти подходящих слов. – Спасибо…
Фотограф кивнул и отошел. Толпа вокруг „Аварии” и девушки постепенно разошлась. Аварийцы остановили свой выбор на фотографии с саунд-чека, где они вытащили Соньку на сцену, и попросили девушку подписать её.
- Я себе чувствую звездой прямо…ведь я вас должна просить подписать мне фото, а не вы…
Они все, как один, закивали отрицательно головами:
- Сегодня Вы самая яркая звездочка…
Фотография была подписана и отдана новым владельцам….
Закончилось выступление Паномарева, и на сцену вышла „Дискотека Авария”…
Вечер постепенно подходил к концу. После „Дискотеки”, должны были выступать „Океаны”, закрывающие фестиваль. Взглянув на часы на мобильном, Сонька поняла, что не увидит всего выступления „Океанов”, потому что „Авария” вышла на сцену в начале 12 и пробудет там не менее часа, а в час ночи ей надо уезжать…
-Сонь…Сонька! Замечталась! Мала, на той стороне у нас свет погас…надо бы исправить, а то наши звезды спотыкаются на ступеньках…
- Уже иду, - Сонька, схватив чемоданчик с инструментами, прошла по переходу на ту сторону и занялась работой…
В это время наконец пришли „Океаны” вместе с Аленой. Денис оглядывался все, ища кого-то. Увидев Федоровича, он подошел к нему:
- А де…
- На той стороне, - ответил тот, не дождавшись конца вопроса.
Денис, уже собравшись идти туда, снова повернулся к нему:
- А…
- Я просто наблюдательный.
Барабанщик просто кивнул в ответ и пошел на ту сторону. Славко, наблюдавший всю эту сцену, посмотрел на Федоровича. На что тот многозначительно повел бровями.
- Ну, що ти про це думаєш?
- Вибач, Альона... я... заслухався...це ж „Аварія”...вони мені подобаються, - и он подошел поближе к выходу на сцену так, чтобы ему было видно противоположную сторону…
- Але ж ти ї не слухав ніколи... раніше... – Алена растеряно посмотрела ему в след, а потом на остальных ребят. Они лишь пожали плечами….
А на другой стороне благодаря Соне вновь появился свет. Она как раз складывала инструменты, когда туда пришел Денис. Он тихонько подошел к ней и, когда она поднялась, обнял её. Она вздрогнула от неожиданности.
- Вибач, я налякав тебе…
Она высвободилась из его объятий.
- Хочешь, покажу фотографии…
- Як фото? Ти їдеш вже...Чому не сказала? Я б...
- Ты ничего бы не изменил…
- А коли? Ти залишишся на наш виступ?
- К сожалению, не на все…часть увижу…а еще остануться эти фото…
Он молча взял конверт и стал смотреть фотографии… Сонька молча посмотрела на него, а потом - на противоположную сторону сцены и увидела там Славка. Она махнула ему рукой, а он ей в ответ. Девушка оставила Дениса с фото, а сама подошла чуть ближе к выходу на сцену….
Подходило к завершению выступление Аварии. Последней песней должна была быть «Если хочешь остаться…» С первых аккордов песни на сцене приглушили свет, а в толпе перед сценой в вытянутых руках появились зажигалки… Сонька смотрела, не отрываясь, на Славка, а он - на неё. О чем он думал? Хотелось ли ему, как и ей, бросить все и подойти? Она не знала и не хотела знать…боясь разочароваться…Пусть все останется так, как есть…Поэтому она просто стояла и смотрела на него… Вот к нему подошла Алена…обняла его…он повернулся к ней…
Сонька сделала шаг назад и вновь попала в объятия Дениса.
- Залишся...чуєш, яка пісня...залишся... – он повернул ей к себе и взял её лицо в руки. Заглянув в её глаза, он увидел слезы…Он посмотрел туда, куда она смотрела несколько секунд назад, и все понял.
- Через нього? – он достал из пачки первую попавшуюся фотографию…По какому-то удивительному совпадению, это оказалась фото с саунд-чека…На ней Славко тянул Соньку за пояс на сцену…
Она посмотрела на фото, потом на Дениса и спокойно сказала:
- Это уже не важно…
- Але ж ти…
- Но он-то ищет девушку в зеленом, а не меня… - перебила она его. – Извини, что я…не могу остаться…
- Я розумію... – он обнял её и прижал к себе…
Выступление „Аварии” закончилось, и ребята собрались уходить со сцены, но поклонники не захотели их отпускать. Тогда они еще раз спели припев последней песни вместе со всеми и покинули сцену. Проходя мимо Сони с Денисом, который стоял рядом с девушкой, опустив голову, они на секунду задержались и, переглянувшись, по очереди поцеловали её в щеку и обняли, а потом направились дальше.
Сонька крутила в руках конверт.
- Ти йдеш зараз? Чи...
- Не совсем, надо еще попрощаться со всеми на той стороне…
Денис видел, как на сцену вышли „Океаны” и стали подстраивать инструменты. Пора было идти, но он все медлил…
- Щоб я зараз не казав, все буде звучати безглуздо... Треба просто пійти та не обертатися... – он поднял голову, снова обнял её и, поцеловав в щеку, направился на сцену. Остановившись перед самым выходом, он сказал, не оборачиваясь:
- Прощавай! – и быстро зашагал к установке.
Сонька глубоко вздохнула, подняла чемоданчик и направилась через переход к Федоровичу. Тот сидел за столиком с PR-менеджером „Океанов”, и они пили кофе. Увидев её, он встал, а вместе с ним и менеджер.
- Выпьешь с нами кофе…еще ведь есть время? - Федорович посмотрел на часы. Было пятнадцать минут первого. Океаны были уже минут пять как на сцене… Она кивнула и села на свободный стульчик. Федорович налил кофе и протянул ей стаканчик.
- Спасибо!
- Давайте, выпьем что ли за тебя Сонечка и за твои дальнейшие успехи. Кстати, Марко, хочу Вам представить нашу замечательную работницу Соню…но к сожалению она сегодня уезжает…Жаль конечно, но надеюсь нам еще посчастливится поработать вместе…
- Конечно, с большим удовольствием…
- Приятно познакомиться…Я прошу прощенья, Вы позволите? – Маркович указал на конверт с фотографиями.
- Да, пожалуйста… - она отдала ему конверт, а пока он смотрел их, разговаривала с Федоровичем…
- Ну, вот и все! Мне было приятно работать с Вами. Спасибо за все!
- Да, не за что! Иди сюда, мала! – Федорович обнял её. – Еще обязательно поработаем.
- Все, теперь точно иду! – девушка еще раз окинула все взглядом. Вот возле выходов на сцену стоят техники, готовые исправить неполадки в долю секунды, операторы с камерами, просто работники ходят туда-сюда…Ей будет нахватать этого…Она еще раз попрощалась с Федоровичем и новым знакомым, взяла чемоданчик и направилась к выходу.
- Сонь! – окликнул её Федорович. – Лучше через второй выход, а то тут дикие фаны…
Девушка улыбнулась и, махнув рукой, направилась к переходу. На другой стороне у самого выхода из него она столкнулась с Аленой, которая сидела на корточках, но, при появлении девушки, резко выпрямилась и что-то спрятала за спину. Сонька все же успела заметить, что это было что-то похожее на ножницы. Она внимательно посмотрела под ноги и все поняла.
- Не стоит этого делать!
Алена перестала прятать руки за спиной. Это действительно оказались ножницы.
- Если Вы перережете провода, то ничем им не навредите…Через 5 секунд включится запасной блок и подача электроэнергии возобновиться… - « а врать у меня получается с каждым разом все лучше» - промелькнуло у неё в голове.
- Вы навредите мне…
Алена клацнула ножницами и усмехнулась, но все же не проронила ни слова.
- Вы помешаете мне уехать…у меня поезд, а мне придется провозиться еще с этими проводами…
Наступило молчание. Алена оценивающе смотрела на Соню.
- Уезжайте… - она протянула девушке ножницы. Сонька взяла их и пошла к выходу…
Она вернулась на корабль, собрала вещи…Попрощалась со всеми и, взяв такси, поехала на вокзал…


* * *

Выступление „Океанов” подходило к концу. Денис поглядывал на носящегося по сцене Славка, и ему было как-то неспокойно на душе. Почему-то в голове вертелись обрывки разговоров со Славой про девушку в зеленом, разговор с Соней, её фотографии…Стоп! Она тоже на фото была в зеленом…Нет, Славко бы узнал её…”А узнал бы я, если бы не молнии на лодыжке?” От неожиданности открытия Денис в конце песни с силой ударил по тарелке. Все повернулись к нему…
Он показал Славку, что надо поговорить. Тот, обвел всех взглядом, и музыканты, положив инструменты, направились за кулисы. Толпа, привыкшая к подобным выходкам „Океанов”, как всегда дружно скандировала название группы, вызывая их на сцену…
-Що таке?
- Розумієш, вона і є та дівчина... – Денис говорил прерывисто.
- Яка дівчина? – Славко ничего не мог понять, что тот хотел сказать.
- В зеленому... в зе-ле-но-му!!!!!
- Какая девушка?
- Вы, что с ума посходили?
- Да, объясни ты все толком!
Все орали друг на друга, и была полная неразбериха. Федорович и Марко удивленно смотрели на них.
- Я бачив її фото...вона була там в зеленому
- Хто? – Славко схватил его за футболку.
- Моя весна...
Славко опустил руки:
- Ти хочеш сказати…що вона і є...Але як же я... – он схватился за голову. – Як я міг...бути поруч... – у него в голове бешенным потоком проносились недавние события…
Все смотрели на этих двоих, открыв рты… Марко, хотевший встать, задел локтем лежавший на столе конверт с фото, которые забыла Соня, скинул его вниз, и из него посыпались фотографии. Денис поднял их и, освободив столик, смахнув с него рукой все просто на пол, рассыпал на нем фото, ища нужную…

- Де вона? Коли поїхала?
- Минут 10, нет 5 назад...
Славко лихорадочно пытался придумать, что делать дальше…
- У нас ще залишилась остання пісня... „Весна”, на нас чекають...
-„Весни” не буде, - Славко решительно посмотрел на всех.
- Как? – в один голос воскликнули „Океаны”.
-Якщо буде «Весна», то не буде моєї весни...
Все замолчали, понимая, что вот так просто концерт закончить нельзя...
- Пусть будет „Дякую”, - Милош посмотрел на всех. – Она короткая и... нормально для последней песни...
Все согласились.
- Тогда сейчас на поклон, а потом „Дякую” и салют...
- Марко, будь ласка, збери фото...Дякую...дякую, – Слава обнял всех. После этого они вышли на сцену.
Марко посмотрел на Федоровича, и они вдвоем стали собирать фотографии:
- Вот это натворил Ваш ценный работник. Я первый раз их вижу такими...
- Вы еще не видели, что они вытворяли на саунд-чеке...
В ответ Марко покачал головой.
Фотографии были собраны....Песня подходила к концу....Под шум салюта группа скрылась со сцены...

- Зараз 15 хвилин на другу, поїзд о другій...Я маю встигнути...
- Чекай, куди ти? Там скажені фани! Вони не пустять!
- Але й з охороною я сто відсотково не встигну...
Славко с Денисом задумались.
- Мы их отвлечем, а вы идите через второй выход, - Дудко протянул им конверт с фотографиями.
- Але ж ще одяг?
Они переглянулись и посмотрели на Федоровича и Марко.
- Нет…нет..вы слышите, нет… - в один голос попытались возразить те…
Под изумленными взглядами техников, работников сцены и всех остальных присутствующих за кулисами Славко и Денис поменялись одеждой с Федоровичем и Марковичем. Теперь Славко был в черной футболке, комбинезоне и в бейсболке, а Денис – в светлых джинсах, свитере и тоже в бейсболке. Если не приглядываться к ним, и не снимать с них бейсболок, их можно было не узнать.
- Ну, я вам этого не забуду! – Марко шутливо погрозил им кулаком. Надо сказать, что одежда была несколько маловата для Федоровича и Марковича, и окружающие не могли смотреть на них без улыбки…


Через несколько минут, Славко и Денис уже мчались по дороге, ведущей к кораблю.
- Хочу сказати тобі одну річ... – тяжело дыша на бегу, прокричал Денис. – Якщо ти повернешся без неї...я тебе вб’ю. А знаєш чому? Бо вона єдина примусила нас двох здоровенних дядьків, а ми здоровенні, бо нам вже є по 30, бігти зараз в цьому одязі. Заради неї цілий гурт погодився змінити останню пісню, а ми влаштували цей стриптиз...
Они уже почти добежали и остановились отдышаться.
- Я не повернусь без неї...Я просто не можу без неї... – Славко, тяжело дыша, продолжал идти к кораблю. – Скоріше до таксі...
- У тебе хоч гроші є?
- Там залишив...
Денис запустил руки в карманы и выгреб оттуда все:
- Ніколи не гадав, що у Марко стільки грошей...
Славко сел рядом с шофером и посмотрел на Дениса:
- Ти зі мною?
Тот отрицательно покачал головой:
- Ти потрібен їй, а не я...тому я чекатиму на вас тут.. – он отдал ему деньги и захлопнул дверь.
Глядя в след удаляющемуся такси, Денис машинально засунул руки в карманы свитера и нащупал там мобильный телефон. Достав его, он усмехнулся:
- Телефончик Марковича...Алло! Телефон вокзалу, будь ласка!... так жд... Алло! Жд вокзал... хочу повідомити...

* * *
Такси подъехало к вокзалу без пяти минут два. Славко протянул шоферу деньги, но тот стал отказываться:
- Нет, что Вы…Вы извините, но Вы ведь Слава из „Океанов”? Моя дочка большая поклонница Вашей группы…если можно вместо денег подпишите ей… - он достал из бардачка последний диск „Океанов”.
Но Славко его не слушал, а уже выходил из машины:
- Будь ласка, почекайте на мене....Я зараз повернусь...Я обов’язково все підпишу... – он оставил на сиденье деньги и побежал к вокзалу. В здании вокзала он остановился напротив таблоида. Там светилась надпись” Отправка поездов задерживается на 30 минут”, а далее были перечислены названия и номера поездов. Из всех перечисленных ему подходил только один, который должен был бы отправиться в 1-45... Но в связи с задержкой отправления, теперь должен был отправляться в 2-15. Славко, побираясь сквозь идущих, добрался до справочного бюро. Там, как обычно была огромная очередь. Он, ни секунды не думая, направился сразу к окошку.
- Куда это Вы?
- Молодой человек...
-Тут же очередь...
- Вибачте, але це питання життя чи смерті... – он оттеснил стоявшего у окошка и спросил: - Чи є сьогодні поїзд о другій ночі кримського напрямку?
- Молод...ой! простите! Вы же…
- Так, Але, будь ласочка…де цей поїзд знаходиться?
- Этого поезда не существует и никогда не было…Единственный поезд крымского направления, который идет ночью 67456…отправляется в 1-45, но сегодня он отправляется в 2-15…Какой-то шутник позвонил и сказал…а это не важно…а можно автограф?
- На який коліі цей поїзд... Дівчино, будь ласка...
- На первой...постойте, а как же автограф…
- А кто это был? – спросил вновь подошедший к окошку мужчина, которого так бесцеремонно оттолкнул Славко.
- Вы что? Это же Славко…фронтмен „Океанов”…


* * *

Когда он выбежал на перрон, поезд уже стоял на колее, а народа было больше, чем в здании. Он не знал с чего начать: либо пройти вдоль поезда или…Вот именно на второе или у него не было времени. А люди все бежали, не обращая на него внимания… Славко резко повернулся, чтобы идти вдоль состава и тут же столкнулся с …Сонькой.
- Извините…ой! – воскликнула девушка, узнав его.
Он стоял и до конца не верил, что нашел её, а она стояла и смотрела на него.
- Чому ти мені не сказала раніше?
Она сняла с плеча рюкзак и поставила на пол.
-А что я должна была тебе сказать? По-моему, и так все ясно…
Он протянул руку и снял с неё бандану.
- Чому ти мені не сказала, що ти це вона? Все було б інакше... – косынка выскользнула из его рук и упала рядом с рюкзаком. Его рука застыла рядом с её головой. Он как бы боялся дотронуться до её волос, и в то же время ему ужасно хотелось этого…
На её глазах появились слезы, и она отступила на шаг назад:
- И ты пришел сказать мне об этом? Ты здесь, потому что узнал, что я это она…Да?
Глядя ей в глаза с легкой улыбкой, он отрицательно покачал головой и, сняв бейсболку, бросил её к Сонькиной бандане.
- Я тебе не верю… - слезы потекли по её щекам. – Мне все равно, что ты скажешь…Ты…Ты мне не нужен…Понял? Не нужен… - она попыталась оттолкнуть его, но он обнял её, зажав ей руки у неё за спиной… Она попыталась освободиться, но он лишь крепче прижал её к себе… После нескольких минут безуспешной борьбы, Сонька уткнулась ему лицом в грудь и заплакала…
Он осторожно отпустил её руки…
Его руки скользнули выше по её спине…по её плечам…заблудились в её волосах…нежно чуть отстранили её…коснулись лица…
Он посмотрел на неё так, что у Сони просто не было больше сил сопротивляться… Его взгляд скользнул вниз по её лицу…
- Іди сюди, моя весна, - пробомотал он, целуя её....

 


 
 
 
 
Copyright © 1998-2014 Все права защищены - самый большой и самый старейший фан-клуб группы Океан Ельзи
При использовании материалов с данного сайта обязательна активная гиперссылка на http://ocean-elzy.ru/
Данный сайт не является официальным, создан и работает благодаря поклонникам группы.
Материалы предоставляются поклонниками или берутся из сети Интернет с открытых ресурсов со ссылкой на них.
Однако мы напрямую сотрудничаем с администрацией группы Океан Ельзи.
Материалы, выложенные на нашем сайте, регулярно просматриваются администрацией группы Океан Ельзи,
Недостоверная или запрещённая администрацией группы Океан Ельзи информация с сайта удаляется!