Святослав Вакарчук:"Нашествие" для группы "Океан Ельзи" — очень дорогое воспоминание (08.07.2010г.)

Завтра в Тверской области начнется юбилейный 10-й рок-фестиваль "Нашествие".
Одного из хедлайнеров программы, культовую украинскую команду "Океан Ельзи" и её лидера Святослава Вакарчука "Труд-7" отыскал по телефону на другом фестивале "Сотворение мира" в Казани.

01_6.jpg










































Главная украинская рок-команда собралась на главный российский рок-фестиваль

— Как вам столица Татарстана?

— С концертом мы здесь впервые. Были как-то проездом, но никогда не играли. Центр города очень красивый, ухоженный. Люди тоже красивые, в частности девушки. Смешение русской, татарской и других кровей дает потрясающий результат.

Звучит много музыки — молодые люди играют ее прямо на улицах. Сам Казанский кремль, около которого установлена фестивальная площадка, тоже интересен. Говорят, в прошлом году здесь собралось тысяч сто народу. Сейчас, правда, немного жарковато, но надеюсь, люди придут.

— Играете, наверное, песни из нового альбома «Dolce Vita»?

— Да, но не больше 25 процентов программы. Остальное — из предыдущих альбомов. Мы старались подобрать вещи, которые подходят к этому фестивалю. Думаю, для города, где ты выступаешь впервые и где публика не на 100 процентов состоит из твоих поклонников, это правильное решение.

— Будут сюрпризы?

— Кардинальных, наверное, нет. Главный сюрприз — наше общее хорошее настроение.

— Как сами справляетесь с жарой?

— Я сегодня на улицу выходил только утром, потом занимался спортом, давал интервью, перед концертом буду смотреть чемпионат мира по футболу… Так что почти не выхожу из номера и на солнцепек не попадаю.

02_4.jpg— Вы футбольный фанат?

— Конечно.

— За кого болеете? Украины ведь, как и России, на чемпионате, к сожалению, нет.

— Я болею за Аргентину и Голландию.

— Казань завершает ваш тур по России?

— Нет, это специальный визит в связи с «Сотворением мира». Российский тур, вернее, его первую часть, мы закончили еще в конце апреля. Потом была Белоруссия, сейчас завершаем украинский тур — через два дня концерт в Ужгороде. Потом играем на нескольких фестивалях, среди которых «Нашествие».

Потом делаем перерыв, а с середины сентября уезжаем еще на пару десятков концертов по России — организаторы российского тура после первой его части попросили нас о продолжении, и мы поедем в Петропавловск-Камчатский, в северные регионы. После этого будут Америка и Западная Европа.

— Какие экзотические места весеннего тура вам особенно запомнились?

— Как ни странно, мы не увидели в России ничего особо экзотического. Даже Сахалин, который, мне казалось, должен быть очень необычным местом, оказался вполне обыкновенным, милым российским краем, в котором лишь немного чувствуется влияние Японии. В общем-то это типичная Россия.

— То есть ярких впечатлений не было?

— Да нет, очень много, но вы же спросили про экзотику. Яркие впечатления — это почти все наши встречи с публикой, особенно на Дальнем Востоке. Так далеко — а люди всюду наши.

— Прямо как у не очень популярного сегодня Владимира Ильича Ленина: «Владивосток далеко, но ведь это город-то нашенский!»

— Нет, я в том смысле, что у группы «Океан Ельзи» публика без границ. То есть в ней представлены различные национальности, но их не разделяют границы. Это общекультурный пласт. Есть такие понятия — англо-саксонский мир, китайский мир. Есть русский мир, российский. А есть «Океан Ельзи». Вот он у нас распространяется от Сан-Франциско до Сахалина.

— А когда ездите по пространствам бывшего Союза, по СНГ — нет ощущения особой близости с публикой по сравнению с той же Америкой?

— Знаете, у меня никогда не было большого пиетета перед понятием Советский Союз. Я просто люблю всех людей, для которых мы играем, вне зависимости от того, где это происходит. Мне близка русская культура, потому что я вырос на ней. Но мне точно так же близка английская культура, потому что я точно так же на ней вырос. Что касается бывших советских республик — мы часто бываем, например, в Казахстане. Есть планы выступить в Ташкенте.

— Это круто. Узбекистан — очень закрытая республика.

— Для команды «Океан Ельзи» закрытых мест не существует:).

— А вы знаете, что туда пару лет назад не пустили с концертом даже Иосифа Кобзона?

— Ну куда нам с Иосифом Давыдовичем тягаться…

— Известно, что вы пишете по-украински и на английском, но не на русском.

— Украинский — мой родной язык. Английский — скорее дань юношескому увлечению английской музыкой: «Битлз» и т. д. С русским немножко сложнее: я всегда ставлю высокую планку в текстах, и не хотелось бы, чтобы публика, сравнивая эти тексты с теми, что написаны настоящими мастерами русского слова, упрекала нас за какие-то недочеты.

— А как оцениваете подвиги наших артистов в продвижении на англоязычный рынок?

— Я не знаю ни одного успешного примера, кроме, наверное, кратковременного, но впечатляющего успеха группы «Тату».

03_4.jpg— А как же рассказы Ильи Лагутенко о суперуспешных турах «Мумий Тролля» по Америке или Димы Билана о проектах с Тимбалендом и Анастейшей?

— Вы спрашиваете про конкретных артистов — ничего тут не могу сказать, возможно, кто-то из них действительно что-то сделал. Но так чтобы это было на слуху… Пока вы, сидя в машине, не услышите на английской или американской радиостанции песню, которая играется с определенной частотой и занимает какие-то места в чартах, говорить о реальном продвижении на англоязычный рынок не приходится. Все остальное — это хороший, а иногда и плохой самопиар.

— Слава, не знаю, как вы сейчас выглядите — с бородой или без?

— Сейчас у меня нет бороды. Вот как раз минут через 15 собираюсь бриться, если закончим с вами вовремя.

— Изменение имиджа связано с каким-то психологическими переменами?

— Конечно. Было время, когда мне хотелось немножко побыть таким заросшим отшельником, — период альбома «Вночi». Сейчас мне больше хочется быть таким… весенним.

— Что же в разгар лета привнесло в вашу жизнь весну?

— Новые песни. Много всего нового. Жизнь же движется всегда по синусоиде. Спады, подъемы…

— Как и в политике — в 1999-м вы поддерживали президента Леонида Кучму, в годы президентства Виктора Ющенко стали его советником.

— Никогда никакого отношения к Кучме не имел. Только к Ющенко.

— Вот видите, как нужно проверять даже Википедию… Но хорошо, что я услышал это лично от вас. Потому что мой следующий вопрос был — кем вы приходитесь Виктору Януковичу.

— Я не имею никакого отношения к власти, и никогда не имел. Просто в свое время были возможность и желание как-то себя проявить не только в сфере культуры. Я попытался, но скоро понял, что это, в общем, никому не нужно. Поэтому на сегодняшний день такие люди, как я, делают свое дело, не покидая профессии, и мне это кажется достаточно эффективным.

— Интересно, какую идею в области политики вы хотели провести, а не удалось?

— Мне бы хотелось, чтобы политики наконец начали думать не о своей семье или друзьях, а о стране. К сожалению, сегодня это оказалось нереально. Это глубоко ментальная проблема не только тех, кто у власти, но и тех, кто избирает. Сегодняшнюю свою задачу я вижу не в том, чтобы менять власть или тех, кто у власти, а потихонечку менять сознание людей. Когда-то великий Чехов, один из моих любимейших писателей, сказал, что человек должен по капле выдавливать из себя раба. Вот к чему нам всем нужно прислушаться.

— Вы советовались с отцом, слагая с себя полномочия депутата Верховной рады? Он ведь тоже ушел из политики, покинув пост министра образования.

— Я бы не сказал, что мой отец политик. Он прекратил заниматься политикой в 1991 году, когда перестал быть депутатом Верховного Совета СССР. Министр — это государственный чиновник. Прошла смена власти, и он естественным образом ушел. Кстати, этот уход у нас произошел не совсем синхронно, а все-таки с полуторагодичной разницей. Я вышел из Верховной рады в момент, когда команда, которая меня позвала, находилась у власти. То есть сделал это демонстративно и совершенно осознанно. Он же работал на своем посту до конца, насколько это было возможно.

— Не жалеете о годах, отданных «оранжевому» делу?

— Ни капли. Этот опыт бесценен и обязательно мне еще пригодится. Мое решение идти в политику было взвешенным, как и решение уйти оттуда. Не жалею ни о том, что там был, ни о том, что ушел. Что ни делается, к лучшему.

— У нас в России некоторые люди очень любят поговорить о невероятной вражде между Западом и Востоком Украины. Что на это скажете вы, западенец по рождению?

— Отвечу вам как учредитель фонда «Люди будущего». Мы организовали для молодых украинцев конкурс, 30 победителей которого получают стипендии и право выбирать любой университет страны. И очень многие с Востока выбрали Запад, и наоборот. А вообще, что касается политических мифов, я не хотел бы их обсуждать, потому что создают их и обсуждают люди, которым на самом деле не близка ни судьба наших двух стран, ни тем более дружба между ними. Я считаю, что мы должны развиваться каждый в своем ключе, помня, что мы две независимые, но при этом дружественные страны.

— Даже более чем дружественные — братские.

— Ну да, но при этом семья у каждого из братьев должна быть своя.

— Почти с такой же страстью, как отношения России и Украины, фанаты обсуждают перспективу сотрудничества между двумя главными киевскими рок-монстрами — «Океан Ельзи» и «Вопли Видоплясова».

— Первый раз об этом слышу. Я очень уважаю творчество группы Олега Скрипки, но мне кажется… В общем, я ни о чем таком никогда не говорил. С другими музыкантами мы планируем совместные проекты, но какие, пока не буду рассказывать.

— Но с Земфирой вы точно дружите.

— Я думаю, что это более реальная история, чем с «ВВ». Насколько знаю, Земфира сейчас возобновляет активную творческую жизнь. Почему бы нет? У нас всегда были дружеские отношения, мы так или иначе иногда пересекаемся, может, что-то из этого и выйдет. Но загадывать я опять-таки не стал бы, это должно родиться порывом. Это же личная дружба, а не переговоры двух стран, такое не укладывается в формальные схемы.

— Возможно, именно вам своими свежими творческими идеями удалось бы вытащить Земфиру из того несколько мизантропического и депрессивного состояния, в котором она до последнего времени, похоже, находилась.

— У каждого своя жизнь, и обсуждать здесь чьи-то характеры, а тем более людей, которые для меня важны, я бы не хотел.

— Тогда еще несколько слов о «Нашествии». Вы уверены, что вам там будет комфортно? Это ведь фестиваль довольно жесткой музыки.

— Нет, он достаточно разнообразный. Там будет несколько сцен, в частности этническая, где обычно звучит совсем не жесткая музыка. Будет большая сцена, где много разного рок-мейнстрима. Будет, конечно, и тяжелая музыка. Но в общем для нас «Нашествие» — это очень дорогое историческое воспоминание, мы ведь начинали на нем в 2000 году, и вот через 10 лет возвращаемся.

— Вы там встретите среди участников Юрия Шевчука, который у нас, особенно после недавней беседы с премьер-министром Путиным, стал одним из популярнейших персонажей. Как относитесь к его творчеству?

— Альбом ДДТ «Я получил эту роль» был единственной пластинкой на русском языке, которую я купил за весь период моей школьной и студенческой учебы. Надеюсь, я ответил на ваш вопрос? О встрече Шевчука с Путиным знаю. Что сказать на этот счет — личность всегда остается личностью.

— Сейчас самая знаменитая строчка Юры: «Когда кончится нефть, наш президент умрет». А какую вашу строку вы бы назвали бы самой для себя дорогой?

— Не думаю, что смогу охарактеризовать творчество группы «Океан Ельзи» одной фразой. Их много, и каждый, кто нас слушает, назовет что-то свое.

— Хотя бы несколько слов о вашей следующей работе, если уже есть какие-то контуры.

— Контуров пока нет. (Смеется.) И даже нет направления, в котором их искать. Дайте отдохнуть и доиграть концерты этого года. А после Нового года начнем думать.

— Кстати, об отдыхе — как и где?

— Через несколько дней уходим в отпуск. Отдыхать есть два способа, выбор которых зависит от физического состояния. Если физически не очень устал, но нужно отключить голову, то лучше всего путешествовать — смотреть музеи, выставки, города… Если физическая усталость сильная, то — на острова, лежать на пляже, читать книги, болтать ногами в океане.

— Сейчас какая степень усталости?

— Средняя, так что мы в раздумьях — может, придумаем какой-то смешанный вариант.

— Какое место в мире особенно любите, если не говорить о родной Украине?

— Сложно сказать. Таких мест много. Самое комфортное для меня — Европа. Но много красивых мест и в Юго-Восточной Азии, в Америке.

— А в России?

— Мне очень понравился Дальний Восток. И, конечно, я люблю Питер.

— Последнее. Знаю, что личная жизнь — штука деликатная…

— Я не отвечаю на такие вопросы.

— Ну хотя бы — есть ли в сердце любовь?

— Давайте оставим эту тему.

— Все равно желаю, чтобы любовь никогда не уходила из вашего сердца.

— Вот это очень важное пожелание, спасибо вам за него. И я всем читателям «Труда-7»

 желаю того же, а также, пользуясь названием вашей газеты, напоминаю, что только через труд можно достичь того, к чему призывал Чехов, — выдавить из себя по капле раба и стать свободным.


________________________________
08 июля 2010 г.
Автор Сергей Бирюков
Источник: Труд-7 www.trud.ru

 


 
 
 
 
Copyright © 1998-2014 Все права защищены - самый большой и самый старейший фан-клуб группы Океан Ельзи
При использовании материалов с данного сайта обязательна активная гиперссылка на http://ocean-elzy.ru/
Данный сайт не является официальным, создан и работает благодаря поклонникам группы.
Материалы предоставляются поклонниками или берутся из сети Интернет с открытых ресурсов со ссылкой на них.
Однако мы напрямую сотрудничаем с администрацией группы Океан Ельзи.
Материалы, выложенные на нашем сайте, регулярно просматриваются администрацией группы Океан Ельзи,
Недостоверная или запрещённая администрацией группы Океан Ельзи информация с сайта удаляется!