Рок-музыкант, если он любит свою страну, должен сотрудничать хоть с чертом (07.2009г.)

Лидер груп­пы «Оке­ан Эль­зи» Свя­тос­лав Вакар­чук — вид­ная фи­гура в ук­ра­ин­ской по­лити­чес­кой жиз­ни. Во вре­мена ре­волю­ци­он­но­го Май­да­на ОЭ — глав­ные рок-звез­ды Укра­ины — бы­ли флаг­ма­нами ре­волю­ци­он­ной шоу-прог­раммы. Вакар­чук на оран­же­вой вол­не взле­тел на пост со­вет­ни­ка пре­зиден­та Ющен­ко по куль­ту­ре, поз­днее по­пал в Раду вмес­те с бло­ком «Наша Укра­ина — Народ­ная са­мо­обо­рона».
В сен­тябре прош­ло­го го­да Вакар­чук — не­видан­ное со­бытие! — доб­ро­воль­но от­ка­зал­ся от сво­его ман­да­та. Наш кор­респон­дент во вре­мя сто­лич­ных гас­тро­лей но­вого про­ек­та му­зыкан­та «Вночi» расс­про­сил Свя­тос­ла­ва о под­робнос­тях его не­дол­гой по­лити­чес­кой гас­тро­ли.

— Поли­тичес­кая стра­ница би­ог­ра­фии зак­ры­та?

— Я ду­маю, что нет. Я ни­ког­да не скры­вал свое же­лание учас­тво­вать в жиз­ни стра­ны, го­тов ак­тивно дей­ство­вать и даль­ше. Прос­то не факт, что это нуж­но де­лать с по­мощью пар­ла­мен­та, ста­туса, ман­да­та и про­чих ве­щей. Может быть, тот опыт, ко­торый я там по­лучил, ну­жен был мне, что­бы я смог сде­лать что-то даль­ше. А мо­жет, мне прос­то на­до бы­ло ту­да прий­ти, что­бы по­казать, что мож­но уй­ти. Я был пер­вым де­пута­том в ис­то­рии Укра­ины, по­кинув­шим пар­ла­мент. В Рос­сии, по-мо­ему, так то­же ник­то не де­лал. Я счи­таю, что это прек­расный опыт, я уви­дел, как на­до де­лать и как не на­до де­лать ни­ког­да. На мно­гие ве­щи смот­рю уже не так по-фи­лософ­ски, а бо­лее осоз­нанно. Хотя ес­ли вы ме­ня спро­сите, хо­чу ли я за­нимать­ся по­лити­кой, ис­крен­не от­ве­чу — нет. Это не за­нятие для твор­ческих лю­дей.

— Надо?

— Вре­мя по­кажет. Хоте­лось бы, чтоб не на­до бы­ло. Но опять же это, как пом­ни­те из на­шей об­щей ис­то­рии, — «ес­ли Роди­на ска­жет на­до». Вот хо­телось бы, что­бы она не го­вори­ла (сме­ет­ся). Но ес­ли вдруг ска­жет...

— А как от­ре­аги­рова­ли лю­ди вок­руг, ког­да Вы по­кину­ли Раду? И по ка­ким при­чинам Вы это сде­лали?

— Поло­вина лю­дей из тех, ко­го я слы­шал, счи­тала, что я ге­рой. Осталь­ные — что я су­мас­шедший, по­тому что от та­кого не от­ка­зыва­ют­ся. А я прос­то аб­со­лют­но ис­крен­не выс­ка­зал свою по­зицию. Я по­казал, что та­кие лю­ди, как я, се­год­ня нуж­ны не там. И ока­залось, что то, что я сде­лал, — это ка­кой-то пос­ту­пок. Для ме­ня это не бы­ло ни­каким пос­тупком. Для ме­ня это нор­ма жиз­ни. Я не мог там на­ходить­ся, по­тому что я чес­тен, во-пер­вых, пе­ред со­бой, во-вто­рых, пе­ред те­ми людь­ми, ко­торым что-то обе­щал. Ну не мо­гу я в та­ких ус­ло­ви­ях вы­пол­нить то, что обе­щал. Что я дол­жен де­лать? Опус­тить го­лову и скром­но го­ворить: «Изви­ните»? Я прос­то с под­ня­той го­ловой сде­лал то, что счел пра­виль­ным.

— Всег­да по­луча­ет­ся «жить не по лжи»?

— Да, вро­де бы. Ког­да мне что-то нра­вит­ся — ес­ли, нап­ри­мер, пра­витель­ство де­ла­ет ка­кие-то ве­щи, ко­торые я счи­таю пра­виль­ны­ми, — я бу­ду это под­держи­вать. Я час­то слы­шу сло­ва, что рок-му­зыкант не мо­жет сот­рудни­чать с властью. Рок-му­зыкант, ес­ли он лю­бит свою стра­ну, дол­жен сот­рудни­чать хоть с чер­том, ес­ли он хо­чет сво­ей стра­не сде­лать луч­ше. И на­обо­рот. Его чес­тность в том, что ес­ли он ви­дит, что его мне­ние рас­хо­дит­ся с мне­ни­ем влас­тей, то он не дол­жен иг­рать ни в ка­кую конъ­юн­кту­ру. Прос­то нуж­но всег­да го­ворить прав­ду. А все эти же­ман­ности — ид­ти с кем-то, не ид­ти, сто­ять ря­дом, не сто­ять — это же прос­то имид­же­вые ве­щи. «Вот, — кто-то мне го­ворит, — я ни­ког­да не по­шел бы в по­лити­ку, по­тому что му­зыкант и по­лити­ка — это не­сов­мести­мые ве­щи». Да кто вам та­кое ска­зал? Рональд Рей­ган, ак­тер, стал пре­зиден­том Со­еди­нен­ных Шта­тов. Хоро­шим пре­зиден­том. Одним из луч­ших, как вы­яс­ни­лось, в ис­то­рии. Глав­ная слож­ность — быть чес­тным, не до­пус­кать кон­флик­та меж­ду сво­ей со­вестью и сво­им по­веде­ни­ем. Как толь­ко я на­чал чувс­тво­вать, что слиш­ком мно­го фаль­ши скап­ли­ва­ет­ся во мне, я отод­ви­нул свое де­путатс­тво в сто­рону. Sorry, guys. Not for me.

— Нас­ла­дить­ся все­ми при­виле­ги­ями де­путат­ско­го ман­да­та ус­пе­ли? Мигал­ки, гос­да­чи, все ос­таль­ное...

— Я ез­дил на ма­шине с обыч­ны­ми но­мера­ми и от­кры­тыми стек­ла­ми, не­затем­ненны­ми. Каж­дый че­ловек, ко­торый едет нап­ро­тив или ря­дом, дол­жен ви­деть, кто за ру­лем и что у не­го на уме. В Евро­пе во­об­ще не при­нято ез­дить с за­тем­ненны­ми стек­ла­ми. Я аб­со­лют­но пуб­личный че­ловек, я не бо­юсь та­ких ве­щей, я не хо­чу жить на ро­зовом об­ла­ке. Одна из проб­лем ис­теблиш­мента двух на­ших стран в том, что его пред­ста­вите­ли жи­вут в при­думан­ном ми­ре. В ми­ре «Мер­се­десов», тем­ных окон, VIP-за­лов. Они при­ез­жа­ют к се­бе до­мой, там у них прис­лу­га, их де­ти учат­ся в Англии. Это очень опас­ная вещь на са­мом де­ле. По­это­му я ста­ра­юсь не от­ры­вать­ся от дей­стви­тель­нос­ти. Недав­но вот по­лучил ог­ромное удо­воль­ствие — ез­дил в Стам­бул под­держи­вать «Шах­тер» в фи­нале Куб­ка УЕФА про­тив «Вер­де­ра». И мы по­еха­ли с друзь­ями, мо­жет быть, не в са­мый ярый, но обык­но­вен­ный фа­нат­ский сек­тор. Единс­твен­ное, что мы сде­лали, — ку­пили чуть по­доро­же би­леты, да. Я по­лучил та­кие ад­ре­налин и удо­воль­ствие, си­дя ря­дом с обыч­ны­ми, нор­маль­ны­ми людь­ми! А по­том на боль­шом эк­ра­не по­каза­ли вот эти все офи­ци­аль­ные ло­жи... Там да­же фут­бол, мне ка­жет­ся, по-нас­то­яще­му нель­зя пос­мотреть (сме­ет­ся).

— Свя­тос­лав, но Вы же из Ль­во­ва, ко­рен­ной за­пад­ный ук­ра­инец! И под­держи­ва­ете до­нец­кую ко­ман­ду? Если ве­рить Пер­во­му ка­налу, то во Ль­во­ве по­беду «Шах­те­ра» в куб­ке УЕФА встре­тили чуть ли не со сле­зами на гла­зах.

— Ну, ко­неч­но, ль­вов­ские «Кар­па­ты» я боль­ше люб­лю. На са­мом де­ле не хо­чет­ся всту­пать в по­леми­ку ни с Пер­вым ка­налом, ни с кем-то еще. Прос­то ска­жу, что ря­дом со мной на три­буне си­дели и дон­ча­не, и ль­во­вяне, и харь­ков­ча­не, и ки­ев­ля­не. И ник­то из них не под­держи­вал «Вер­дер». У ме­ня, нап­ри­мер, нам­но­го боль­ше дру­зей в Вос­точной Укра­ине, чем в Запад­ной. Хотя я сам из Ль­во­ва. Это слож­ная те­ма, ее мож­но дол­го об­суждать. Я мо­гу по­сове­товать: по­ез­жай­те во Ль­вов, по­гово­рите там с людь­ми. И пой­ме­те, что все эти по­лити­чес­кие скло­ки — пол­ная глу­пость.

— Ваш отец пол­то­ра го­да на­зад стал ми­нис­тром об­ра­зова­ния Укра­ины. Это как-то пов­ли­яло на Вас?

— Да, он стал жить в Ки­еве, и мы с ним те­перь ча­ще ви­дим­ся. Но это единс­твен­ное от­ли­чие. В об­щем-то, у нас две па­рал­лель­ные жиз­ни. Мы друзья, но на­ши карь­еры друг от дру­га ни­как не за­висят.
Мой отец за­нима­ет­ся по­лити­кой уже очень дав­но. В 89-м го­ду он был из­бран в пос­ледний Вер­ховный со­вет СССР как не­зави­симый кан­ди­дат. Это бы­ло то вре­мя, ког­да уже мож­но бы­ло, бу­дучи, в об­щем-то, ни­кем, обыч­ным пре­пода­вате­лем уни­вер­си­тета, стать де­пута­том. Потом он это все ос­та­вил, за­нимал­ся уни­вер­си­тетом во Ль­во­ве, стал да­же его рек­то­ром.

— Не хо­чет­ся ли вос­поль­зо­вать­ся его по­ложе­ни­ем, что­бы как-то вли­ять на об­ра­зова­ние, прет­во­рять в жизнь ка­кие-то свои идеи в этой сфе­ре?

— Раз­ве мож­но че­лове­ку, ко­торый пи­шет за­яв­ле­ние об ухо­де из Рады, за­давать воп­ро­сы про «вос­поль­зо­вать­ся по­ложе­ни­ем»? (Сме­ет­ся.) Это не про ме­ня. Для ме­ня са­мая боль­шая неп­ри­ят­ность — это пы­тать­ся поль­зо­вать­ся чь­им-то по­ложе­ни­ем. Это та­кой удар по са­мом­не­нию! Надо поль­зо­вать­ся сво­им. А по по­воду то­го, что­бы что-то сде­лать, ко­неч­но же, да. Но это ни­как не свя­зано с ним, это в прин­ци­пе всег­да у ме­ня есть та­кое же­лание. Пос­коль­ку я че­ловек, ко­торый счи­та­ет, что учить­ся на­до всег­да и об­ра­зова­ние — это, на­вер­ное, на 70 про­цен­тов ключ к ус­пе­ху че­лове­ка. То есть ге­ны не так мно­го иг­ра­ют, как об­ра­зова­ние. Думаю, про­паган­да об­ра­зова­ния — это то, чем бы мне хо­телось за­нимать­ся. По мне — об­ра­зова­ние да­же важ­нее здо­ровья.

— Под­ска­жу хо­рошую мысль — на­пиши­те па­ру пе­сен про цен­ность об­ра­зова­ния...

— Я па­ру та­ких «об­щес­твен­но-по­лити­чес­ких» пе­сен в свое вре­мя на­писал. Но ска­зать се­бе: а вот я сей­час ка-а-ак нач­ну пи­сать пес­ни, ко­торые ко­го-то бу­дут вдох­новлять, это из той же се­рии — а я вот сей­час вый­ду на ули­цу и влюб­люсь в ка­кую-ни­будь де­вуш­ку. Это аб­сурд. Я пи­шу пес­ни в ос­новном о люб­ви, по­тому что это то, что у ме­ня внут­ри. Я муж­чи­на, я все вре­мя чувс­твую, нас­коль­ко для ме­ня важ­на в жиз­ни жен­щи­на, нас­коль­ко для ме­ня важ­ны в жиз­ни чувс­тва. Навер­ное, это глав­ное, о чем я мо­гу на­писать. Но иног­да хо­чет­ся соз­дать что-то и на зло­бу дня, я бы ска­зал так. Я ста­ра­юсь та­кие пес­ни сдер­жи­вать нем­ножко. Давать им ос­тыть, чтоб про­ходи­ло вре­мя. Пото­му что се­год­ня ка­жет­ся, что это зло­бод­невная те­ма, а че­рез 5 лет пос­лу­ша­ет ее кто-ни­будь и ска­жет: «Это во­об­ще что та­кое? О чем это? О чем он пи­сал, ко­му это нуж­но?» Ког­да ты пи­шешь пес­ню «Холод­но», «Модель» или «911», то зна­ешь, что и че­рез 10 лет все бу­дет по­нят­но. Это то­же важ­ный мо­мент.
Одна из при­чин, кста­ти, по­чему, мне ка­жет­ся, сей­час так ма­ло хо­рошей ли­тера­туры, по­тому что все пы­та­ют­ся пи­сать очень трен­до­во, все пы­та­ют­ся пи­сать си­юми­нут­но, о се­год­няшнем, что­бы ус­петь по­пасть на пол­ку. Конеч­но, Дос­то­ев­ский или Дик­кенс вряд ли мо­гут ро­дить­ся в та­кое вре­мя. Пото­му что они ни­куда не спе­шили.

— Вы ска­зали, что по­лити­ка — это не слиш­ком чес­тное дей­ство. Мно­гие го­ворят, что шоу-биз­нес то­же не слиш­ком чис­топло­тен, чес­тен и да­лее по спис­ку. Вам где боль­ше нра­вит­ся?

— Раз­ни­ца меж­ду по­лити­кой и шоу-биз­не­сом на са­мом де­ле ог­ромна. Огром­на, по­тому что биз­нес, шоу-биз­нес и по­лити­ка — это три ста­дии че­лове­чес­ких по­роков. Обыч­ный биз­нес — это жаж­да де­нег, жаж­да бо­гатс­тва. Шоу-биз­нес — это жаж­да сла­вы, а по­лити­ка — это жаж­да влас­ти. Муд­рость вос­точная есть: ис­пы­тание день­га­ми не про­ходят толь­ко са­мые сла­бые — это са­мый прос­той круг и его дол­жен прой­ти каж­дый силь­ный че­ловек. Испы­тание сла­вой — это уже серь­ез­нее. И мно­гие не мо­гут его прой­ти, при­меры мы ви­дим. Хотя кто-то все-та­ки мо­жет пре­одо­леть это. Но толь­ко еди­ницы про­ходят ис­пы­тание властью. Ког­да власть не ме­ня­ет че­лове­ка, а толь­ко де­ла­ет луч­ше. По­это­му, ко­неч­но, по­лити­ка — это са­мый кру­той ви­раж, на ко­торый мо­жет за­нес­ти че­лове­ка. Все-та­ки ощу­щение, что ты мо­жешь уп­равлять дру­гими людь­ми, да­ет та­кое ко­личес­тво ад­ре­нали­на, что с ним спра­вить­ся не­воз­можно. И в этом пла­не мне очень по­вез­ло — у ме­ня от при­роды столь­ко внут­ренне­го драй­ва, что боль­ше уже, на­вер­ное, и быть не мо­жет — прос­то ра­зор­вет на час­ти. Так что я по­ка что лег­ко об­хо­жусь и без по­лити­ки.

________________________________
июль 2009 г.
Автор Нико­лай Пота­ту­ев
Источник: Полит-гра­мота www.polit-gramota.ru

 


 
 
 
 
Copyright © 1998-2014 Все права защищены - самый большой и самый старейший фан-клуб группы Океан Ельзи
При использовании материалов с данного сайта обязательна активная гиперссылка на http://ocean-elzy.ru/
Данный сайт не является официальным, создан и работает благодаря поклонникам группы.
Материалы предоставляются поклонниками или берутся из сети Интернет с открытых ресурсов со ссылкой на них.
Однако мы напрямую сотрудничаем с администрацией группы Океан Ельзи.
Материалы, выложенные на нашем сайте, регулярно просматриваются администрацией группы Океан Ельзи,
Недостоверная или запрещённая администрацией группы Океан Ельзи информация с сайта удаляется!