Океан Ельзи. Сила притяжения (01.04.2000г.)

Это случилось за 33 дня до официальной презентации второго альбома ОКЕАНА ЕЛЬЗИ “Янанебiбув”. Какая-то неизвестная сила вмешалась в ход событий, капризно сорвав запланированное интервью — сначала после концерта, потом на другой день в гостинице, затем в китайском ресторане. Когда мы оказались в Эрмитаже, стало понятно, что это и есть то место, где стоит поразмышлять о таком явлении, как ОКЕАН ЕЛЬЗИ и испытать на себе весь магнетизм личности Святослава Вакарчука — вокалиста, лидера, автора песен. С неохотой оторвавшись от картин Матисса, Ван Гога, Гогена, Моне, Славик нырнул в пучину своего разноцветного океана. А вместе с ним — Надежда КАШЛИКОВА.

Святослав Вакарчук: Мы приближаемся ко всему западному, к тому, что люди давно приняли за основу. Мы стараемся перенять их культуру, и в этом смысле поп-музыка — то, что играется на стадионах и покупается миллионными тиражами. Пока что у нас еще этого нет, и на свой страх и риск мы можем придумать тут что-то свое. То же самое, но в меньшем масштабе. Речь идет о западном подходе ко всему. У них дольше цивилизация была свободной. И мы рано или поздно к этому придем. Мне нравится быть культурным человеком. Я могу материться, могу нахально себя вести, но никогда не позволю ущемить кого-то. Я сам научен, и хочу, чтобы все такими были.

FUZZ: Тебя больше тянет к Англии?

Святослав: К Европе. Ты же видишь, как я тащусь от этих картин. Я очень европейский человек.

FUZZ: Некто придумал для вас определение — “Дом Моделей на выезде”.

Святослав: Я люблю одежду. Обтягивающую. Это абсолютно ни с чем не связано. На самом деле, я очень мужской парень по своему поведению. Но мужская мода очень груба.

А я люблю, чтобы все было ясно и красиво.

FUZZ: На концертах ты прыгаешь, носишься. Не устаешь?

Святослав: Я играл в университете в баскетбольной команде. Хотя ростом и не вышел, но прыгать научился.

FUZZ: ОКЕАН ЕЛЬЗИ оглядывается на успехи своих коллег — МУМИЙ ТРОЛЛЯ, Земфиры?

Святослав: Я ничего не отслеживаю. Я считаю, что мы ни на кого не похожи. И именно в этом наше преимущество. И эти исполнители тоже ни на кого не похожи, поэтому интересны. Я не могу назвать себя меломаном. Два из трех любимых исполнителей на данный момент — MASSIVE ATTACK и RADIOHEAD. Это Паша, наш гитарист, любит отслеживать музыку.

FUZZ: О настроении песен. В подавляющем большинстве оно минорно.

Святослав: Они не то, что грустные, они, скажем, серьезные. Я бы не сказал, что наша музыка слишком интеллектуальна — больше переживаний, чем мыслей. И она честна. Я не сильно люблю в творчестве мыслить. Я достаточно много делал это в науке.

FUZZ: Ты счастливый человек?

Святослав: Стараюсь таковым быть. Стараюсь таковым себя чувствовать.

FUZZ: Почему же тогда невеселость выплекскивается наружу?

Святослав: Это, скорее, такое обособленное состояние. Внешне я очень импульсивен, люблю, когда вокруг много людей. Мне интересно с ними общаться. Но на самом деле я замкнутый, глубокий, копающийся в себе человек. Наверное, именно в музыке и стихах меня можно увидеть обнаженным. У нас сильный творческий коллектив. Раньше мы писали музыку вместе. Но в этом вопросе я, наверное, эгоист. Я должен сам что-то придумать. Я не могу сказать, что мы такие уж все друзья, у каждого есть свой круг общения, но все равно мы близкие люди. Ребята играли втроем, а я как-то с ними познакомился, решил попеть по приколу. Со старым вокалистом у них какие-то нелады были. Я учился в Львовском университете очень серьезно. Теоретическая физика. Аспирантуру закончил. Никогда нигде не пел. Но я просто очень любил музыку. Сначала не хотел становится музыкантом, переживал. Сейчас понимаю — не факт, что я буду всегда петь. Не хочу долго петь, до 60 лет, как Маккартни.

FUZZ: Сможешь завязать?

Святослав: Со сценой — да. Это не проблема. Буду кому-нибудь помогать, продюсировать. А вот сочинять музыку буду, наверное, до конца жизни. Сейчас я молодой, и могу отдавать себя энергетически. Мне нужна сцена, мне нужно все. Но это же пройдет. У меня нет никакого пафоса по отношению к своему занятию. Говорят, у меня есть свойство притягивать к себе людей. Если это так, то спасибо Господу Богу. Специально перед зеркалом я никогда не учился.

FUZZ: А сцены раньше боялся?

Святослав: Конечно. Я и сейчас иногда боюсь. Первые 2-3 песни очень часто бывает такое. Потом вижу — все нормально. Последний раз конкретно трусил два года назад. А сейчас знаю, что будет хорошо всегда, и хочется отлично.

FUZZ: Самое важное событие для вас сейчас — это новый альбом “Янанебiбув”.

Святослав: Все писалось в Киеве. Продюсером выступил Евген, который закончил музыкальный колледж в Беркли. Беркли для музыкантов, как Оксфорд для юристов. Это дорога в любую студию на Западе. Евгена брали на “Abbey Road” каким-то помощником режиссера. Но он решил быть лучшим здесь, чем каким-то там. Мы — его первый настоящий серьезный проект. Он придумал “Rhodes” живой, который мне так нравится. DOORS на таком играли. Это не электроника. Пианино с электрическими молоточками. Живая акустика. Но оно весит 50 кг, его возить, конечно... Потом Евген придумал “грязную” гитару.  Обычно у нас гитара “Fender” пашина. Но альбоме ее не услышишь. Мы писали все в “Gibson”. Евген писал искажения на гибсоновской гитаре прямо в комбик. Такой дорогой сильный звук получился. Евген помог мне правильно петь. Первый раз на этом альбоме я пою так, как пою в жизни. На “Там Де Нас Нема” я пел очень скованно. Евген ни разу не обращал внимания, чисто ли я пою, слышно слова или не слышно. Его интересовало — прет или не прет. Получилось здорово. Впервые на Украине записан живой струнный квартет НАПОЛЕОН в некоторых песнях. Женя сам написал им партитуры. Паша сыграл на мандолине. Ну и “Rhodes” уже как фишка.

FUZZ: И самый любимый для вас вопрос — про ОКЕАН ЕЛЬЗИ.

Святослав: Я придумал слово “океан”, фактически идею названия. Но просто ОКЕАН назваться — это будет а) слишком пафосно и б) таких ОКЕАНОВ штук 30 в мире уже есть. Слово простое. Я говорю: “Давайте разбавим”. Чем? Женским именем. А Эльзу я уж не помню, кто придумал.

Янанебiбув

Святослав Вакарчук представляет песни из нового альбома ОКЕАНА ЕЛЬЗИ

Янанебiбув

Одна из самых моих любимых песен. Очень энергетически сильная. Ритм такой жесткий, очень фанковый. И я там пою — смесь реггей  и украинской народной музыки. Ну, и красивый припев, мне жутко нравится. Если перевести текст — парень обращается к девушке: «Что же она такое: просила съесть ее, просила выпить ее, просила вылить всего себя на нее?». Это песня студийная. Мы все в студии сели и сделали ее.

Той День

Ее представлять особо не буду. Все слышали. Когда на концерте барабаны вступают, меня аж дрожь пробирает. Хотя на самом деле ничего такого не планировалось. Обычная песня была. Что называется, удачно сделали. Я тоже ее придумал в студии. Слова «той день» я придумал, потому что они красиво пелись.

Мало Менi

Нет, не самая любимая, одна из трех. Там струнный квартет. Очень мелодичная. Куплет тихенький-тихенький, а потом в припеве такой взрыв — «мало, мало, мало менi!». Про Билли Холидей мою любимую слова есть. По-русски если петь: «Я видел странный мир, одинокий от людей. Я слушал звук дождя и Билли Холидей». Я ее очень люблю. Представлял себе настроение «Someday Уou Сome Аlone...», 30-е годы, голос такой.

Сосни

Я написал ее, когда шел по улице во Львове. Песня получилась из желания сделать что-то не рок-н-ролльное, а такое — чуть ли не джангл. А потом джангл ушел куда-то вместе с текстом. Потому что текст был абсолютно лирическим. Ну и решили оставить так, как есть. Очень удачно получилось, что мы ее записали раньше всех остальных, в Виннице. Там есть такая интересная студия, с каменными комнатами. Англичане строили. Осенняя песня. Там мандолина есть, «Rhodes» впервые — именно оттуда пошло.

Кавачай

Кава — «кофе» по-украински. Одним словом «кавачай». Там просто слова «налей мне кофе и налей мне чай» все время повторяются. Песня очень автобиографичная. О том, как разочаровываешься в близком человеке. Казалось, что он очень хороший, и он всегда говорит, что он не такой, как все, и ты думаешь, что он не такой, как все. А получается, что он обычный человек. И там фраза в конце — «не такая, как все» — жесткая, с иронией. У меня было одно такое разочарование в жизни. Песня очень старая. А начинается она с очень прикольных блатных аккордов под такую гнусавую гитару.

Вiдпусти

Эту песню Евген продюсировал сам. Его аранжировка. Тоже струнный квартет. Очень личная песня. Она такая настоящая. Мне нравится мелодия, которая получилась. Так красиво! Текст обычный. Я бы даже сказал попсовый — о любви. Но есть одна хорошая рифма «ты моя — не моя». Тут все понятно. Песня о том, что девушка недосягаема для тебя, но ты в нее влюбился и просишь, чтобы она тебя отпустила.

Африка

Старая наша песня, 96-го года — написана через год после нашего образования. С очень удобным для России припевом «те-бере-бере/ бере-бере тай...». Ее во всех странах мирах одинаково хорошо воспринимают. Там посередине все в телефонную трубку, как у PORTISHEAD. Голос через distortion. Модные вещи всякие. Поиздевались надо мной, как могли.

Поясни

Песня, которую написал Паша. И слова, и музыку. Мне о ней тяжело что-то сказать, потому что это его песня. Я понял, наконец, как это тяжело — спеть чужую песню. Она с завернутым текстом — для человека, который пишет песню впервые. Но хорошая.

Фiалки

Единственный политический текст. Там просто есть слова «минимум воли, минимум доли...” — нет, по-русски скорее “минимум судьбы” — ...на минном поле не цветут фиалки». Мне понравилась такая метафора. «Скажи “да” или “нет”. Чем тебе не любовь? Оставили нам один день неоновой весны, а сдать сказали кровь». Она очень антивоенная. Там припев: «Кто мы и где мы? Мы плаваем, пока есть силы. Но летят, как горят, наши дни. Долго ли нам осталось еще так жить?». Я обалдел, что везде такая фигня — то Чечня, то Югославия. Я вообще аполитичный человек, но вот один раз меня пробило. Песня очень подходит по музыке к остальным песням, и мы решили ее включить.

Коли Тебе Нема

Обычный такой POLICE. Ждешь девушку, ее все нет, нервничаешь, злишься. Ничего такого.

Етюд

Я ее вчера пел, когда просил всех вести себя очень тихо, но все не хотели. Это моя самая-самая любимая песня. Я знаю, что она совсем не концертная, но я не могу не петь ее. Она под гитару, только в конце появляются барабанчики. Я считаю, что это лучшее, что я придумал в своей жизни, и лучшее, что я спел в своей жизни на записи. Она последняя, непопсовая, однотонная. Это очень глубокая вещь. Не знаю, переживали ли вы такое уже — когда понимаешь, что ты с человеком рядом, но уже все по инерции, и это давит на тебя. Человека уважаешь и боишься что-то изменить, уже в муку все себе делаешь. И вот это состояние — плохо без него и плохо с ним.

Знаешь, я хотел бы узнать

Спать или уйти домой

Или пойти на кухню

И выпить сока со льдом.

А может быть, я не хочу пить

Жить — значит как будто быть

Быть — значит почти что жить

Может быть...

________________________________
01 апреля 2000 г.
Автор Надежда КАШЛИКОВА
Источник: FUZZ 4 2000 www.fuzz-magazine.ru

 


 
 
 
 
Copyright © 1998-2014 Все права защищены - самый большой и самый старейший фан-клуб группы Океан Ельзи
При использовании материалов с данного сайта обязательна активная гиперссылка на http://ocean-elzy.ru/
Данный сайт не является официальным, создан и работает благодаря поклонникам группы.
Материалы предоставляются поклонниками или берутся из сети Интернет с открытых ресурсов со ссылкой на них.
Однако мы напрямую сотрудничаем с администрацией группы Океан Ельзи.
Материалы, выложенные на нашем сайте, регулярно просматриваются администрацией группы Океан Ельзи,
Недостоверная или запрещённая администрацией группы Океан Ельзи информация с сайта удаляется!