Пресс-конференция "Океан Ельзи" г. Южно-Сахалинск (23.04.2010г.)

И так, 21 апреля группа «Океан Ельзи» прилетела в Южно-Сахалинск, чтобы отыграть отличный концерт в поддержку нового альбома «Dolce Vita». После саундчека, прямо перед концертом состоялась пресс-конференция с главным и любимым представителем группы, Святославом Вакарчуком. Святослав сразу же извинился, что группа не смогла посетить ряд мероприятий (например, прийти на радио) в день прилета. Он признался, что группа сначала пыталась перестроиться на местное время, но у них ничего не получалось, потом все плюнули на это, и теперь живут по своему собственному «океан-ельзовскому» времени. Днем спят, ночью дело делают. Разумеется, никто из журналистов на него не обиделся за это. Тем более, Святослав был очень учтив – с каждым поздоровался за руку и представился: «Слава». Пресс-конференция, как и сам концерт, проходила в Олимпии Парк, на лужайке для гольфа. В такой неформальной обстановке Слава попросил всех журналистов подсесть как можно ближе, чтобы лучше слышать, и интервью получилось достаточно домашним и разношерстным. Он был очень открыт и доброжелателен, и вел себя безо всяких высоких звездных самоутверждений.

Ж (журналисты): Святослав, ваш новый альбом «Dolce Vita» получился достаточно легким по сравнению с другими, с чем это связано?
М (музыкант): Да? Я вот сам недавно переслушивал альбом «Модель» - он вообще практически из одной электроники состоит, там тяжелой музыки очень мало. Так по мне альбом «Dolce Vita» тяжелее. Честно признаюсь, что из всех 7 альбомов группы – «Модель» мой любимый.

Ж: И мой тоже. А от чего зависит, каким получится альбом?
М: Вы знаете, все зависит от того, какое у нас будет настроение. Вот вы говорите, что альбом сделан в более спокойном ключе. Но это же очевидно, что мы воспринимаем рок-н-ролл не так, как 10 лет назад. Мы, в общем-то, не собирались делать спокойный альбом. Возможно, на записи не передается вся энергетика. Если честно, то нам надоело уже отвечать на вопросы: «Почему альбом такой легкий?» Поэтому мы думаем даже сделать ремейк «Dolce Vita», где музыка будет звучать жестче. Но такой самоцели - делать тяжелее или легче - нет. Мы просто делаем то, что нам нравится. В альбоме «Dolce Vita» мы специально все песни аранжировали так, чтобы они звучали примерно одинаково. Разумеется, на концерте они будут живее – это ведь живое выступление. С той же «Симметрией» или «GLORIA» все намного сложнее, там было столько наложений, что я сейчас вообще не понимаю, как это мы могли все записать и тем более играть на концерте – это была очень большая проблема. Именно поэтому из «Модели» на концертах мы играем больше песен, а из той же «Симметрии» меньше, потому что они очень красивые, но их очень сложно играть. Но на этом концерте я буду петь песни из всех 7 альбомов.

Ж: Слава, в одном из своих старых интервью вы говорили, что очень хотели бы приехать на Дальний Восток. Вы тогда еще думали, что здесь целые украинские деревни. Скажите, чувствуете ли вы на здешних концертах особое родство душ?
М: Да, да, да. Я очень-очень хотел приехать сюда. Но если честно, то я на всех концертах чувствую родство душ. Оно же не зависит от национальности. Мы не делим людей на наших концертах по национальности и культуре. Все слушатели «Океан Ельзи» - это одна культура, общая. Ну конечно же, приятно видеть земляков, которые общаются с тобой на родном языке, тем более вдалеке от дома. Но на концертах не это главное, главное – это открытая душа человека, насколько искренне он может воспринимать нашу музыку.

Ж: И какие у вас впечатления от Сахалина, Дальнего Востока?
М: Честно говоря, мы еще Сахалин не видели. Мы всего несколько часов назад прилетели, поспали. А вот завтра, перед отлетом во Владивосток, поедем на экскурсию. Но мне очень понравилось в Хабаровске, в Благовещенске. Самое главное - мне понравились люди. Здесь очень хорошие, открытые добрые люди – этого нельзя не заметить. Хочется, чтобы они всегда такими и оставались. Возможно, вы такие хорошие, потому что здесь сложнее поодиночке выживать. Здесь очень мало эгоизма.

Ж: Скажите, как вы себя ощущаете на острове? Чувствуете ли вы близость Тихого океана?
М: Классно! Вы знаете, я уже рассказывал сегодня человеку, который управлял нашей машиной, что когда мы назывались группой «Океан Ельзи», в первую очередь у меня в голове был образ Тихого океана. Я тогда на нем, конечно, не был. Но я с детства очень любил приключения. Рассказы Джека Лондона я знаю наизусть. Все это для меня было такой романтикой. И потом, конечно, я очень хорошо запомнил, как в первый раз увидел лично Тихий океан. В городе Ванкувер у нас был концерт, и мы поехали на побережье. Очень хотели китов увидеть, но не получилось тогда. Для меня Тихий океан - особенный, самый большой, самый мощный – это круто! Я родился в городе, вернее прожил в нем большую часть своей юности и детства, в котором не то, что моря нет, в нем даже речки нет, озера нет – в нем ничего нет! Так что вам очень повезло!

Ж: Скажите, как вы относитесь к радиостанции «Наше Радио» и к уходу оттуда Михаила Козырева?
М: Вы знаете, я не хочу лезть в политику. Я не так хорошо разбираюсь в этом вопросе. Я скажу две вещи: во-первых, я очень люблю и уважаю Мишу Козырева, а во-вторых я очень уважаю «Наше Радио» за то, что оно делает для продвижения рок-музыки. Все остальное – это жизнь.

Ж: Слава, вы много путешествуете, много всего видели. Скажите, какие страны вас привлекают больше остальных, где вы предпочитаете отдыхать?
М: Когда я путешествую лично или с друзьями, то, как правило, это очень релаксирующие поездки. Поскольку у меня очень много физических нагрузок (моя работа связана с постоянными переездами, сменой часовых поясов), то мне хочется просто отдыха. Вот сейчас я поеду домой, и через несколько дней улечу куда-то на Средиземноморье. У нас будет 10 дней отдыха перед белорусским туром, который продлится почти месяц. Поэтому на отдыхе я просто буду лежать и читать книжку, может быть, заниматься спортом – для меня это важно.

Ж: А чем вы занимаетесь в своих многочисленных полетах, переездах?
М: Ну полеты у нас чаще всего не такие длительные, как Москва – Южно-Сахалинск. Немножко книжку почитаю, немножко посплю. А в туровых автобусах мы спим, смотрим фильмы, читаем, играем в преферанс (по улыбке Святослава сразу видно, кто всех обыгрывает).

Ж: Святослав, вы себя чувствуете типичным украинцем?
М: По внешности, или по сути? Это сложный вопрос. Вот я вам тоже сейчас задам: «А вы истинно русская?» Как ответить на этот вопрос? В каких-то вещах да, в каких-то не очень. Дело в том, что такого понятия, как «типичный украинец», «типичный американец», «англичанин» или «русский» просто не существует. Украинская нация достаточно большая – 48 миллионов с половиной, есть разные люди. Например, те люди, которые сформировали свою культуру и мировоззрение во Львове (это запад Украины), конечно, отличаются от тех, кто родился на востоке страны – в Харькове, это же очевидно. Я думаю, что ментальность украинского народа в целом очень хорошо изобразил Гоголь в «Миргороде» или в «Вечерах на хуторе близ Диканьки». Гоголь - мой любимый писатель, кстати. А второй мой любимый писатель – Чехов, творчество которого связано с вашим островом. Я читал его «Сахалин», знаю.

Ж: Скажите, а вам больше нравится выступать в клубах или на больших аренах?
М: Смотря где и для кого. На больших аренах мы не выступаем, за исключением Нью-Йорка, может быть еще Торонто. Там да, а в остальных городах – это клубы разных размеров, нам достаточно такого количества зрителей. Вот скоро во Львове состоится выступление – там будет больше 20 тыс. зрителей. А недавно мы играли в русском туре, в маленьком клубе мест на 400-500 – очень классно было, такая хорошая атмосфера. Я пока еще не определился, что мне больше нравится. У нас редко бывает такое, чтобы мы неадекватно оценивали наши возможности. Как правило, где-то 60% публики – это люди, которые, так или иначе, представляют украинскую культуру. Но в последнее время все больше, особенно в Америке, я встречаю совершенно разных людей. Я помню, когда у нас был концерт в Силиконовой долине, под Сан-Франциско, я был очень удивлен, когда увидел очень много восточных лиц, явно японского или китайского происхождения, которые пришли на наш концерт. И они даже что-то подпевали. А знаете, вчера в Хабаровске, я уж думал, что можно вообще не петь. Зачем петь? Микрофон поставил и все – зрители сами все споют.

Ж: Святослав, все знают, что вы активно занимаетесь благотворительностью…
М: Я бы не назвал это благотворительностью. У меня нет столько своих денег, чтобы я мог их раздавать направо и налево. Конечно, я немножко своими личными финансами помогаю, как могу, но я не какой-то супер-бизнесмен там богатый. У меня больше промоушен-идей. Я считаю, что каждый человек так или иначе должен делать добро людям. У нас, наверно, как и в России, это культурная черта не очень развита. Если на Западе любой школьник или студент идет и с радостью помогает собирать деньги для благотворительности, или ухаживает за кем-то в больнице, чтобы просто помочь. То у нас совсем по-другому. После развала Советского Союза ценности очень изменились, люди перестали делиться. Я своим примером просто пытаюсь показать, как можно делать.

Ж: Святослав, у вас два высших образования…
М: Да, но второе образование – заочное. Я серьезно учился, но я не могу его назвать фундаментальным.

Ж: Да, вы учились в аспирантуре на кафедре теоретической физики. Скажите, повлияла ли физика на ваше творчество?
М: Да, у нас есть альбом, который называется «Суперсимметрия» (темой кандидатской диссертации студента Вакарчука было «Суперсимметрия электронов в магнитном поле»). Творчества, конечно, в физике нет, но она сформировала меня. С 15 до 25 лет я серьезно занимался ею. И на тот момент физика была самым главным для меня. Конечно, она очень сильно повлияла и на меня, как на личность, и на мое творчество. И продолжает влиять сейчас. Я думаю, что та наша непохожесть, о которой я очень много слышал, – и моя, и группы «Океан Ельзи», очень сильно связана с нестандартной мыслью, которую дает именно физика.

Ж: Ваша музыка наполнена светом, добром, любовью, не к конкретному человеку, а общей…
М: Боже мой, да ладно…

Ж: Да, да. Скажите, вы придерживаетесь какой-либо философии или религии, или у вас своя?
М: Если иметь ввиду религию в чистом виде, то я по происхождению православный христианин. Но, как и любой современный человек, который достаточно много видел, читал, путешествовал, я не консервативен. Вообще, я считаю, что Бог в душе каждого человека. Я не приветствую разделение храмов между христианами и другими конфессиями. Я с радостью захожу в православный храм, с такой же радостью захожу, когда путешествую, в восточные буддистские или индуистские, или даосские храмы – мне везде интересно. Я в принципе люблю места веры.

Ж: В вашем последнем альбоме «Dolce Vita» очень сильно прослеживает тема нехватки какого-то близкого человека…
М: Ну я бы сказал, что нехватки не близкого человека, а нехватки гармонии внутри себя – это было бы более правильным.

Ж: Скажите, а что больше вдохновляет счастливая или несчастная любовь?
М: (Смеется). Мы вчера как раз спорили на эту тему в дороге. Говорили, что когда у человека счастливая любовь, или просто светлое глубокое чувство, он вряд ли пишет песни и стихи - он просто радуется жизни, дарит добро людям, пишет мемуары. А когда есть недосказанность, нерв, переживания, то… Знаете, я всегда говорю, когда тебе хорошо, то можешь просто выпить 50 грамм; когда тебе плохо - человек должен писать музыку или стихи. Я всегда это делаю. Единственный стимулятор, который я признаю, когда тебе плохо – это творчество. А вообще, если говорить о вдохновении, то тем музыкантам, которые у меня спрашивают, что им делать (со своим творчеством), я говорю: «Если вы можете не заниматься музыкой – не занимайтесь!»

Ж: Святослав, очень многие русские музыканты со временем переходят на английский язык.
М: Я хорошо знаю английский язык, и мне иногда хочется поэкспериментировать. Но все равно, английский - это не родной язык, поэтому мне сложно писать на нем так же красиво и выразительно, как на украинском. Как эксперимент – да, как осознанная речь – мои амбиции больше внутренние. В моих желаниях нет стать самой популярной группой мира. Ну, это у меня, я не знаю, как у других ребят группы. (Смеется). Мне хотелось бы стать музыкантом, которого будут слушать очень много лет, даже после моей смерти. А для этого необязательно петь на английском.

Ж: На саундчеке вы пели «Bang Bang» из кинофильма «Убить Билла». Скажите, а к каким фильмам вам бы хотелось написать музыку?
М: Ну в первую очередь, мне бы хотелось писать осознанные саундтреки. Мне не нравится, что в последнее время началась такая тенденция – выхватывать песни группы на саундтреки к разным фильмам. Может это с одной стороны и хорошо, но намного лучше, когда тебе заказывают написать музыку для конкретного фильма. Не так давно я написал музыку к фильму «Украденное счастье», по мотивам повести Ивана Франко. Мне очень понравилась работать над этим проектом, я бы хотел продолжать в этом же ключе.

Ж: В вашей жизни происходит столько всего прекрасного, скажите, а вы продолжаете мечтать?
М: А знаете, сколько у меня в жизни происходит ужасного? Да, я продолжаю мечтать. Но, если можно, я бы не хотел озвучивать свои мечты – они очень хорошие, светлые и я надеюсь, что они исполнятся. Спасибо, до вечера!

И Святослав, будто маленький мальчик, задувший свечу на именинном торте, убежал с пресс-конференции. Но мы еще встретились, на концерте – было здорово!

________________________________
23 апреля 2010 г.
Нина Баранова
Источник: Твой Сахалин www.yu-sakh.ru

 


 
 
 
 
Copyright © 1998-2014 Все права защищены - самый большой и самый старейший фан-клуб группы Океан Ельзи
При использовании материалов с данного сайта обязательна активная гиперссылка на http://ocean-elzy.ru/
Данный сайт не является официальным, создан и работает благодаря поклонникам группы.
Материалы предоставляются поклонниками или берутся из сети Интернет с открытых ресурсов со ссылкой на них.
Однако мы напрямую сотрудничаем с администрацией группы Океан Ельзи.
Материалы, выложенные на нашем сайте, регулярно просматриваются администрацией группы Океан Ельзи,
Недостоверная или запрещённая администрацией группы Океан Ельзи информация с сайта удаляется!