ОКЕАНОЛОГИЯ (10.04.2007 г.)

Они элитарны, но не унылы. Им удалось нащупать компромисс между музыкой массовой и музыкой "не для всех". Успех "Океана Эльзы" в России развеял миф о малоподвижном и "недрайвовом" украинском менталитете.

Мне повезло: я видел их дебют. Первое выступление в настоящем, большом зале. Дело было в Киеве, году эдак в 96-м или 97-м. Это была какая-то совершенно мутная "братская могила" в местной "Горбушке" - ДК Киевского политехнического института. Зальчик, между нами, непростой. Гребенщиков, например, вспоминал, как однажды они долго не могли там настроиться - мешали... духи земли, и пришлось их задабривать.
В тот вечер "Океан Эльзы" выступал здесь на разогреве у одной любопытной местной команды. "Любопытной" в том смысле, что причина популярности подобных групп - загадка: большей мешанины стилей и направлений, а точнее бесстильности трудно встретить. Словом, на концерт я шел заранее настроенный по-боевому.

"Океан" к тому времени уже был популярен в своем родном городе - Львове, но о Киеве, тем более о Москве они еще не помышляли. Но, с другой стороны, команда уже успела выступить в Польше и, кажется, в Чехии - играли в клубах. Когда они - резвый, словно Микки Маус, Слава Вакарчук и его музыканты - появились на сцене, возникло странное ощущение. Это было что-то чужое, НЕ наше. Впрочем, тут необходимо небольшое отступление.
Как и в России, на Украине существует несколько музыкальных школ. Разница между киевской и львовской примерно такая же, как между московским роком и питерским. В силу географического расположения киевский рок всегда находился под большим влиянием российской музыки, тогда как во Львове традиционно больше слушали западную. Даже в советское время это не составляло большого труда.

"Океан" выделялся тем, что в его музыке с самого начала не было ни единого намека на традиции "русского рока". Жесткая гитарная музыка, тексты на украинском... Оказывается, Слава Вакарчук никогда русского рока не слушал и уж, тем более, не увлекался им. Случай для мальчика, выросшего в Советском Союзе, согласитесь, уникальный.

Тексты у Славы всегда были самобытные, хотя и не претендующие на высокую поэзию - все строго подчинено одному замыслу. Единство слова и ритма. Но все-таки... какие-то они были "заграничные", без привычной залихватской широты и удали, которая свойственна обычно дорвавшимся до большой сцены полуподпольщикам: типа, ну сейчас-то мы, наконец, вам устроим шухер. Как пел Майк Науменко, "мы разобьем для вас пару гитар и, конечно, сыграем на бис..." Наоборот, налицо было стремление создать качественное, аккуратное шоу, в хорошем смысле расчетливое и выверенное выступление, изначально хитовые вещи...

Напомню - была середина 90-х. Мы к такому подходу не привыкли, и тогда это казалось какой-то игрой в рок, чем-то несерьезным. Жизнь показала, насколько "Океан Эльзы" мыслил глубже и дальше доморощенных "героев рок-н-ролла". И критиков, кстати.

Как-то Павел Гудимов, соло-гитарист "Океана", обмолвился в разговоре, что они "никогда не были подвальной группой". В том смысле, что никогда не репетировали в подвале. Так получалось, что всегда играли на первых этажах, и этот факт замечательным образом повлиял, мне кажется, на дальнейшую судьбу группы.

Первый этаж и подвал - это как два мира, два образа жизни музыканта. В подвале - только стены и потолок. А из окна на первом этаже видны люди, деревья, машины, кусочек неба, в конце концов... И настроение у группы соответствующее: иногда сомнения, иногда беспомощность, но солнечный свет, психическое здоровье и гармония все равно преобладают и побеждают. В их музыке, безусловно, чувствуется влияние нескольких западных групп, однако мощная битловская тень все равно перевешивает. Влияние великой группы ощущается ни в коем случае не буквально, но настроение, подача, манера, напор и фронда в них явно ливерпульского разлива. И по своему музыкальному и человеческому психотипу "океаны", конечно же, более англичане, нежели американцы. В них есть такой лондонский лоск и манерность, вкус к розыгрышам и мистификациям, отсутствуют грубость и прямолинейность, идейность или зацикленность на себе... Недаром Слава Вакарчук рассказывал, что, когда впервые попал в Лондон, сразу почувствовал себя там, как дома. "Узенькие улочки, нет высоких домов... Зато машины - с желтыми номерами. И эти удивительные полицейские, эти индусы, которые ходят в огромных чурбанах-чалмах..."

Года два назад "Океан" устроил в Киеве совершенно замечательное шоу, о котором в Москве - редкий случай - можно только мечтать. Находясь на пике популярности, команда дала самый настоящий уличный концерт. Бесплатный. Дело в том, что перед Новым годом Слава поспорил с одним киевским радиоведущим: если по результатам опроса в интерактивном голосовании побеждает "Океан" (кто бы сомневался!) - группа полчаса поет... в переходе метро. Они, разумеется, победили (на Украине ребята пользуются бешеной популярностью), собрали теплые вещи и в назначенный час вышли на улицу. В свитерках, с гитарами парни выглядели совершенно естественно, как в залах и на стадионах, и в этом их природная сила. Они поют о том, что интересует большинство не лишенных головы и сердца людей, а социальный и вообще какой-либо статус при этом значения не имеет.

- Мои концертные костюмы значительно дешевле и проще того, что я ношу в жизни, - заметил как-то Вакарчук. - Мне просто жалко надевать на сцену дорогие вещи, потому что я их рву, грязню, обливаю водой... Делаю с ними все что угодно. Особенно это касается обуви. Мои любимые концертные ботинки, в которых я бессменно выступаю, уже в таком состоянии, что выйти в них в свет я не могу. Когда стоишь на сцене, люди далеко - они, к счастью, не видят эти ботинки. Если бы увидели, они бы просто ужаснулись. Но ботинки - мои любимые, и я их не собираюсь снимать. Купил их когда-то давно в Вене за смешные деньги, очень дешево. Я в них на улицу бы не вышел - мне было бы стыдно. Но на концерт... я пару раз надел на сцену новую, красивую обувь и понял: нет, это не то, не могу я без старых... Недавно в Москве купил себе очень стильные арабские туфли - может быть, они постепенно заменят мою концертную обувь. В жизни я могу заставить себя ходит в неудобных вещах. Но на сцену выхожу только в том, что удобно...

Популярность "Океана" в России - главная тема для аналитических размышлений украинской музкритики. Дело в том, что у группы с некоторых пор довольно серьезные тексты - о жизни и о любви, никакого заигрывания с публикой и прочих шоу-балетов. Группа играет весьма интернациональную музыку - во всяком случае, обвинить их в каком-либо следовании украинским традициям сложно. Путем нехитрых размышлений приходим к выводу: "океаны" взяли Москву вовсе не на волне интереса к национальному украинскому колориту. А чем же тогда? Что заставляет пятнадцатилетних москвичек заучивать тексты группы на чужом языке, вместо того чтобы слушать доморощенных певцов? Вероятно, девчушки нутром чувствуют, что с ними не играются, не сюсюкают, не фальшивят - и соответственно, эмоции, которыми делится группа, близки и понятны любому независимо от прописки или акцента. Если в вопросе покорения Москвы Олег Скрипка совершил первую революцию, то Святослав Вакарчук и его группа, может быть, сделали второй шаг на пути к новому пониманию того, чем являются друг для друга Россия и Украина. Благодаря "Океану", выражаясь языком первых советско-американских телемостов, россияне почувствовали, что "украинцы - такие же люди, как и они". Не только лубочные усатые дядьки в высоких шапках, не только глыбоподобные тетки с Киевского вокзала, но еще и обычные, молодые и современные люди с традиционными, интернациональными проблемами.

В "Океане" уживаются совершенно противоположные черты: с одной стороны, ни в коем случае не назову их бессребрениками или, не дай Бог, изгоями - люди они вполне практичные и по-хорошему расчетливые. Но! Как, например, понимать тот факт, что после совершенно чумового и бомбового первого альбома, известного по песне "Позыч мени сонце" ("Подари мне солнце"; на концертах в Париже, Лондоне, Москве песня эта развеяла миф о малоподвижном и недрайвовом украинском менталитете), группа выпускает абсолютно противоположный по настроению, самый грустный из всех альбомов. Вместо того, чтобы на волне первого успеха добить зрителя очередным десятком подобных вещей - другого от них никто и не ожидал, - сплошные баллады о неразделенной любви, невозможности найти себя и т. д. Полуакустический, тягучий, спокойный такой альбом. Однако, по общему заявлению группы, это вполне естественная для них реакция на первую громкую славу, которая обрушилась на ребят. И это - нормальная реакция здорового человека, который во всей этой суете видит больше неудобств, чем выгод. И когда мне в очередной раз сообщают полушепотом, что, мол, "Вакарчук зазнался, звездная болезнь...", я тихо, про себя, смеюсь. "Океан Эльзы" - слишком рациональные и самодостаточные люди, чтобы тратить свою энергию на какую-то славу.

26-летний Святослав Вакарчук - главный генератор группы. Главный ее артист.
Надо видеть, как он рассказывает о новом клипе, песне, о впечатлении от чего угодно. Все просто падают от смеха, когда Слава выстраивает из моментального наблюдения маленькую пьесу, подмечает нюансы, мгновенно перевоплощается.

В прошлом году Вакарчук отдыхал в Греции и, возвратившись, описывал отдыхающих в лицах. Он показывал, как выходит на пляж итальянец, вальяжно здороваясь с подростками- земляками. Слава натурально копировал пулеметную речь детей и неторопливые реплики "крестного отца", его походку, мимику. Попутно изображал подругу итальянца, после - старого грека. И мгновенно представляешь себе вс╕, вплоть до шума прибоя и запаха листвы.

В этом смысле они схожи с Земфирой, которая в узком кругу тоже вулканирует, извергает бесконечные истории, машет руками, сто слов в минуту...

Постепенно понимаешь, что их нынешняя роль была написана ими еще в школе, в детстве, тогда же был отточен характер и выстроен жизненный пунктир. И никаких случайностей.
- Я до сих пор не уверен в своих музыкальных способностях, - признается Слава. - Но петь я, тем не менее, продолжаю. Наверное, потому, что больше одного-двух дней я без музыки не могу. Причем у меня это не на уровне ремесла или какого-то морального удовлетворения. Без музыки я не могу патологически! Наверное, я не стал физиком потому, что видел рядом людей, которые с утра до вечера занимались только физикой - они жили этим! А я хорошо учился, мне это было интересно, но я понял, что жить смогу чем-то другим. Понял, что каждый человек должен попытаться не просто заниматься каким-то делом, пусть даже которое ему нравится, а делом жизни. Тем, без чего он не может жить...

Святослав Вакарчук:

- Я националист в хорошем смысле слова, очень трепетно отношусь к своей нацпринадлежности, люблю украинский фольклор, и это, кстати, сказывается на нашей музыке и манере исполнения. Терпеть не могу слово "хохлы", хотя понимаю, что бороться с этим бесполезно. Что касается культового продукта под названием сало, у меня с ним большие проблемы - аллергия, впрочем, как и на любую жирную пищу. Здесь я неполноценный украинец.
________________________________
10 апреля 2007 г.
Источник: Деловая неделя www.dn-weekly.kiev.ua

 


 
 
 
 
Copyright © 1998-2014 Все права защищены - самый большой и самый старейший фан-клуб группы Океан Ельзи
При использовании материалов с данного сайта обязательна активная гиперссылка на http://ocean-elzy.ru/
Данный сайт не является официальным, создан и работает благодаря поклонникам группы.
Материалы предоставляются поклонниками или берутся из сети Интернет с открытых ресурсов со ссылкой на них.
Однако мы напрямую сотрудничаем с администрацией группы Океан Ельзи.
Материалы, выложенные на нашем сайте, регулярно просматриваются администрацией группы Океан Ельзи,
Недостоверная или запрещённая администрацией группы Океан Ельзи информация с сайта удаляется!