Святослав Вакарчук. Очень личное интервью (11.08.2003г.)
Я придумывала вопросы для этого интервью три дня. Долго? Ага, но скажите на милость, что можно написать о музыканте, о котором сегодня не написал разве только многоцелевой журнал «Катера, лодки, яхты и как откормить свинью»? О чем спрашивать человека, который только в «АО» фигурировал минимум четырежды за последние полгода?! В итоге я решилась на рискованный, но оправданный ход: я предложила Славе Вакарчуку просто разговор. Разговор о личном. Никакой музыки, длинных расспросов о творческих планах, альбомах, студиях и концертах. Только то, о чем так хотят знать поклонники, но так не любят говорить звезды.

— Как часто тебе задают вопросы личного характера?
— Постоянно. И я всегда отвечаю. Другое дело — как (смеется). Как говорил ваш земляк, «есть 400 способов сравнительно честно ответить на вопрос».

— Почему звезды избегают обнародования какой-либо информации о себе? Это же лучшая реклама, лучший пиар!
— Не бывает плохих вопросов — бывают плохие ответы. Я в этом абсолютно убежден. Кстати, лично я звездой себя не считаю. И вообще, понятие звездности придумали продюсеры, чтобы зарабатывать на этом деньги. С другой стороны, когда об известных людях пишут какую-то чушь вроде «… такой-то спал с шестью человеками одновременно и собакой в придачу» — это отвратительно. Я даже о себе неоднократно встречал в прессе подобную ересь. Но если мне на это плевать, есть люди, которые болезненно реагируют на такие вещи.

— Сбылась ли твоя мечта? О чем ты мечтал?
— Нет. Я мечтал стать ученым — и не стал. Пока (смеется).

— Ты помнишь свою первую любовь? Чем она закончилась?
— Что такое «первая любовь», мне не совсем понятно. Мне кажется, что термин «первая любовь» можно употреблять только тогда, когда ты прожил очень долгую жизнь. В мои двадцать с лишним лет сказать, знаю ли я, что такое первая любовь, я не могу. Что такое первое влечение, страсть — я понимаю. А вот любовь ли это была… я смог бы сказать лет через сорок. Свою первую девушку я, конечно, помню. Это закончилось, как всегда, — расставанием. Как правило, обычно это так и происходит.

— Сколько Любовей в жизни может быть у мужчины?
— Мне бы хотелось верить, что одна. Но в этом случае у меня уже нет шансов попробовать (улыбается). А некоторые говорят, что много… Но любовь бывает разной: бывает любовь на уровне животной страсти; бывает любовь, созвучная с платоническими нотками, чувствами, когда больше ценишь человека, чем гормональные импульсы. А бывает, когда и то, и другое совпадает — это очень сильное чувство, глобальная связь.

— Когда ты был подростком, в кого из звезд ты был влюблен? Чей плакат висел в твоей комнате над столом?
— В 13-14 лет я был ярым бит-ломаном — я очень любил группу «Битлз». Я, собственно, люблю их и до сих пор, но тогда я просто фа-нател на них. На стене висел плакат «Битлз» и плакат Джона Леннона в очках — самая знаменитая из его фотографий. Когда я вырос лет до 17 и перестал вешать плакаты, я стал слушать более разнообразную музыку. Но вырос я именно на «Битлз» — это был мой первый сознательный музыкальный выбор. Кстати, многие знакомые говорят, что в моих собственных песнях слышны некото рые оттенки битловской музыки.

— Какого типа женщины тебе нравятся?
— Это довольно сложный вопрос для мужчины, у которого уже было несколько женщин. Жизнь подсказывает, что не существует женщин определенного типа, который у меня вызывает симпатию. Есть либо женщины, которых ты любишь, либо те, которых ты не любишь. Как правило, первых намного меньше (улыбается). Но если говорить о типах… Мне больше нравятся брюнетки — это если глобально. Но, конечно же, это не значит, что я никогда не смогу полюбить блондинку. Мне вообще нравится южный тип — раскованный, живой, не деланный. Я ненавижу деланных девушек, особенно моделей, которые себя «несут», причем неизвестно по каким причинам. Они почему-то решили, что они — супер, а на самом деле им с их образованием в три класса следовало бы и говорить, и вести себя несколько иначе. Я вообще не люблю людей, которые себя «несут». Если взять некоторых моих коллег, известных музыкантов, — увы, среди них таких довольно много. Это очень напрягает, поскольку, как мне кажется, это просто недостаток внутренней культуры или неуверенность в себе — не более.

— Имеет ли мужчина право на слабость? На слезы?
— Знаешь, вовремя проявленная слабость — на самом деле тоже сила. Я не считаю, что разумно делить: женщины — слабые, мужчины — сильные. Все одинаково сильные и слабые. Просто удел женщин — делать вид, что они слабые. Я плакал в своей жизни не раз. Не от физической боли, разумеется. От внутренней боли. И это вполне нормально.

— Какого цвета белье ты предпочитаешь?
— (Удивленно вскидывает брови, через секунду уже улыбается, но к вопросу отнесся довольно серьезно). Черное… Да, черное. Знаешь, почему? Просто я отдаю предпочтение черной одежде. В моем гардеробе большая часть вещей черного цвета — особенно это касается джинсов. И если они свободные и в какой-то момент могут с меня слегка спадать — и вдруг из-под них вынырнет белое белье… Это не очень хорошо, мне кажется.

— А постельное белье?
— Разное. И разноцветное, и однотонное. Мне все равно -главное, чтобы оно было красивое. Но если нужно будет выбрать между черным и белым, я выберу черное.

— У тебя есть вредные привычки?
— Да, конечно. Какие? Сейчас подумаю… Так… Количество употребляемого мною алкоголя меня не особо заботит, потому что я практически не пью… Курить я не курю… Да много всякого, так, по мелочам… А, вот! Я люблю кушать вечером. Я знаю, что это вредно, но иногда по-другому просто невозможно. После концертов очень хочется кушать -и я буквально сметаю все подряд.

— А полезные привычки?
— Занимаюсь в спортзале. Кстати, это заметно. Во время саундчека Святослав снял майку, и каждый раз, когда он поворачивался к залу спиной, я отчетливо успевала рассмотреть поигрывающие внушительные мышцы. Весьма впечатляющая картина!

— «… Маю мiсяць, маю небо… Isn’t it сон…» Что или кто стал причиной этой песни?
— Это очень красивая песня. Как правило, мы играем ее в самом конце концерта. Это песня в стиле реггей, хотя мы его и не играем. Когда я написал ее, у меня было очень хорошее настроение: я ужасно хотел на море, хотел чего-то яркого, хотел отдыхать… Эта песня была написана летом. Я пришел к своим ребятам и сказал: «Вот, есть такая тема… Она про солнце и море — давайте сделаем ее в стиле реггей». Получилось нечто среднее между «Океаном Эльзы» и Бобом Марли. Она вышла абсолютно позитивной. Мне она очень нравится -это одна из моих самых любимых песен. Знаешь, почему-то большинство людей говорит, что мы пишем грустные песни. На самом деле все песни — позитивные, светлые, даже если немножко грустные. Если вдуматься и вслушаться в тексты, абсолютно очевидно, что у всех у них позитивная развязка, они дают надежду на будущее, на то, что все должно быть хорошо. А эта песня входит в тройку самых позитивных песен, которые у нас есть.

Вопреки всем разговорам о его заносчивости Вакарчук на удивление вежлив и даже галантен. Не прочувствовать его естественную учтивость просто невозможно. Я же, в свою очередь, не смогла ограничиться десятком запланированных вопросов в рамках интервью. Нереально.
Разговор ушел в несколько иное русло. Тоже, кстати, довольно личное. Но об этом — когда-нибудь в следующий раз. В конце концов, могут же у человека быть хоть какие-то тайны!

________________________________
11 августа 2003 г.
Авторы Анна Балент
Источник: Афиша Одессы №24
 


 
 
 
 
Copyright © 1998-2014 Все права защищены - самый большой и самый старейший фан-клуб группы Океан Ельзи
При использовании материалов с данного сайта обязательна активная гиперссылка на http://ocean-elzy.ru/
Данный сайт не является официальным, создан и работает благодаря поклонникам группы.
Материалы предоставляются поклонниками или берутся из сети Интернет с открытых ресурсов со ссылкой на них.
Однако мы напрямую сотрудничаем с администрацией группы Океан Ельзи.
Материалы, выложенные на нашем сайте, регулярно просматриваются администрацией группы Океан Ельзи,
Недостоверная или запрещённая администрацией группы Океан Ельзи информация с сайта удаляется!