Слава не ездит в метро (10.2001г.)

В конце октября Москва подверглась атаке – массированный удар ей нанесла украинская группа «Океан Эльзы». Концерты в СДК МАИ и нескольких столичных клубах, «живое» выступление на радио… Несмотря на столь плотный график группы, ее лидер Святослав Вакарчук встретился со мной в одном из московских кафе.


- Слава, относится ли группа «Океан Эльзы» к тем командам, которые, выпустив альбом, долго ездят с концертами, отдыхают, раскачиваются, и приступают к записи новых песен не раньше, чем через год. Или же свежие идеи не дают расслабляться?

- Да, конечно, мы ездим на концерты, но при этом совсем не отдыхаем, потому что это гораздо больший труд, чем писать пластинку. Запись – это вдохновение, радость, а концерт – это работа. А свежие идеи действительно не дают расслабиться, посещая меня всегда, в любое время дня и ночи. У меня уже больше двадцати идей для нового альбома.

- Значит, уже скоро…?

- Что ты, о том, чтобы снова сесть за запись, мы пока даже не думаем. Сейчас для нас главное: снять как можно больше клипов на песни с альбома «Модель». Сейчас есть три: «Квiтка», «911» и «Я до тебе».

- А какие еще будут видео, уже знаешь?

- Может, на песню «Друг», может, на «Коко Шанель»… Поживем-увидим. Нет, на «Друг» точно будет.

- Все музыканты пишут песни по-разному. Кто-то следует принципу «ни дня без строчки», пытаясь хотя бы что-то написать, чтобы не засиживаться в бездействии, кто-то ждет вдохновения…

- Подожди, такого не бывает! Что значит «что-то написать»? Это же не зарядку сделать – надо и все. Даже сексом нельзя заниматься без вдохновения, не то, что песни писать.

- Вдохновение может застать человека где угодно – даже в туалете…

- Конечно! И ночью могу вскочить. Опять же проведу параллель: любовью можно заниматься везде. И, чтобы написать стихи или музыку, не надо садиться за стол. Очень много песен пишу в дороге: в самолете, поезде, автобусе, машине… Не за рулем, конечно. Я вообще сам за руль сажусь только дома.

- А что у тебя за машина?

- У меня их две… Но я бы не хотел об этом говорить – я ведь не рекламирую марки автомобилей. Могу сказать вот так…

Слава выключает диктофон и с любовью рассказывает мне о своих машинах – какие они удобные и быстрые. Что я могу сказать? Хороший вкус, хорошие марки. Ну очень европейские.

- Что обычно приходит к тебе раньше: стихи или музыка?

- Я – музыкант, а не поэт, и свои стихи считаю просто лирикой к песням, а не самодостаточными произведениями. Но не могу сказать, что стихи всегда ложатся на уже готовую музыку. Сейчас я написал текст, песня будет называться «Харакири». Там, кстати, кроме как в названии, слово «харакири» больше ни разу не встречается. Так вот, к ней музыки еще нет.

- Слава, ты никогда не поешь по-русски…

- Но не потому, что это принцип! Просто так получается. Если я начну петь по-русски, думаю, меня больше любить за это не станут. Зачем это делать? Чтобы ротироваться на «Русском радио»? Это смешно, я же художник, а не бизнесмен.

- Спорить не буду, скажу больше: украинский язык в глазах российских поклонников даже прибавляет тебе шарма. Но неужели никогда, ни разу в жизни русские слова не складывались у тебя в стихи?

- Украинский – мой родной язык, я мыслю на нем… А по-русски хоть я и говорю свободно (с акцентом, правда), но чувствовать на нем не умею.

- Ты много раз говорил о том, что «ОЭ» хочет записать альбом на английском языке. Это событие уже близко?

- Нет пока. Надо учить английский. Для уровня России или Украины я его знаю очень хорошо, но надо, чтобы я на нем думать смог.

- То есть, покорению мира мешает только недостаточное знание языка?

- Да… Ну, смотри: тут точно так же, как с русским. Писать по-английски для меня не совсем естественно. Я боюсь, чтобы при этом не потерялось что-то важное – смысл, интонация… Но при этом я понимаю, что в Англию с песнями на украинском не поедешь.

- Для них это экзотика одноразовая будет. А готов ли ты представить Украину на «Евровидении»?

- Да, готов. И неудача «Мумий Тролля» меня не смущает. Они – текстовая группа. Я их очень люблю, но западным слушателям такая музыка неинтересна, для них она довольно проста и однообразна. Мы более музыкальны, мелодичны и можем большего добиться.

- Но общий уровень участников конкурса не очень высок, там почти нет ярких исполнителей…

- Так тем более мы можем выделиться!

- Только не в ту сторону. «ОЭ» и большая часть участников «Евровидения» очень разные. Не хочу льстить, но, по-моему, вы слишком хороши для этого конкурса.

- …Ну все, ты уговорила. Не едем. Но если серьезно, то пока не приглашал никто. Пригласят – будем участвовать. Группа вообще не отказывается ни от каких предложений, кроме тех, что граничат с маразмом. А зачем отказываться от возможности представить свою сторону перед всем миром?

- В общем, провала ты не боишься?

- Его не может быть. Это не самоуверенность, это понимание того, что нужно много работать. Надо ставить высокие планки, совершенствоваться, при этом стараться жить по-западному, быть свободным от предрассудков, от наших комплексов. Тогда все получится.

- Ты упомянул, что группа принимает почти все приглашения. А в политических акциях участвуете?

- Иногда участвуем, когда нет другого выхода. Например, мы поддерживали на выборах нашего нынешнего президента, ведь в случае его поражения к власти пришли бы коммунисты. А за политиков, чьи взгляды для нас неприемлемы, не будем выступать. Мы и так хорошо зарабатываем.

- Многие музыканты признаются в том, что боятся выходить на сцену. Кто-то опасается неудачи. Кто-то боится самого первого момента, когда нужно встретиться глазами с залом…

- Пусть надевают темные очки, как я. Выхожу всегда в них, снимаю где-то после второй песни… Это я шучу сейчас. У меня нет давно никакой боязни, я не помню, чтобы публика меня не понимала. Более того, когда мне кажется, что что-то не так, во мне просыпается спортивный интерес: смогу ли завести зал? И к концу выступления всегда все бывает хорошо.

- Но ведь публика – это огромный энергетический сгусток, чья сила направлена на тебя!

- А я ставлю стенку, и мы с залом просто обмениваемся энергией.

- О чем ты думаешь перед самым выходом на сцену?

- Я могу думать о девушке, которая мне нравится… Могу думать о том, какой у нас следующий концерт… О том, как забраться во время выступления на какую-нибудь вышку и не упасть… А чаще всего я стараюсь успокоиться и медитировать.

- Для тебя концерт, в первую очередь, это возможность порадовать поклонников или выплеснуть эмоции?

- Когда как. Вот вчера в «Цеппелине» был уникальный концерт, мы так давно не выступали – уверенно, искренне. Мы играли для себя, а когда играешь себе в радость, то и окружающие всегда получают удовольствие. А бывает, что выходишь без настроения, без вдохновения, но понимаешь, что не должен разочаровывать людей.

- Слава, ты не боишься жить в наши дни?

- Ты считаешь, что нужно жить раньше или позже?

- Жить надо сейчас, но ведь в любой момент может начаться война…

- Но разве было время, когда она не могла начаться?

- Сейчас больше вероятность, что это может произойти.

- Даже если она будет, я думаю, мир еще немного поживет. Я не могу забыть об этой опасности, но стараюсь ее не чувствовать, чтобы не привлекать трагедию в свое творчество. Это очень серьезно, и я не легкомысленно к этому отношусь, просто стараюсь отгонять от себя грустные мысли. Посмотрим… Надеюсь, европейским и американскому правительствам хватит мудрости, чтобы все сделать правильно.

- Есть на свете уголок, где ты чувствуешь себя в безопасности?
- Во Львове, у родителей дома. Я там бываю минимум раз в два месяца.

- И чем ты там занимаешься?

- А! Ни хрена не делаю. Отдыхаю. Общаюсь с Филькой – живет там такой смешной песик. Он беспородный, дурной, но очень добрый. Я тебе гарантирую, что ты добрее существа в своей жизни не видела. Он всех любит, настроение всем поднимает, всего себя отдает людям.

- А у тебя самого дома кошка?

- Я ее отдал – мне стало ее жалко. Представляешь, я же двадцать дней в месяц на гастролях, с кем ее оставить? Но вообще я кошек очень люблю, сам по восточному гороскопу Кот.

- Как проводишь свободное время?

- Читаю… Знакомлюсь с красивыми девушками… Вот, собственно, и все. Эти два занятия забирают все время.

- А что за книги?

- Серьезные, в основном. От Мураками до Достоевского. А все эти бестселлеры не люблю. Конечно, в дороге сложные произведения не почитаешь. Тут как-то взял на гастроли Кафку и отложил в итоге. Но вообще, я поклонник серьезного творчества, как в книгах, так и в кино.

- Футболом не увлекаешься?

- Да, очень позитивно к нему отношусь. Болею за сборную Украины, за «Шахтер», за «Динамо» (Киев). Вот только переход туда Филимонова меня не порадовал – он не очень хороший вратарь, на мой взгляд. Так что, жду с нетерпением, когда Саша Шовковский выздоровеет.

- Когда бываешь на гастролях, по городу гуляешь?

- Я очень редко знакомлюсь с достопримечательностями. После моего родного Львова и десяти европейских столиц, что я видел, уже не знаю, что меня может удивить.

- Даже Москва?

- Москву я уже знаю очень хорошо, и потом, мне здесь редко удается отдохнуть, погулять. Я люблю Чистые пруды, спокойно там. А вот Красная площадь мне не нравится – она символизируется у меня с империей, с Советским Союзом, который я всегда жутко не любил и не понимал, зачем он нужен. То, как есть сейчас, намного лучше и удобнее. Может быть, экономически сложно, но это потому, что из-за своих амбиций мы не можем договориться. Но в любом случае это лучше, чем жить в коммунальной квартире.

- Но ведь раньше и много хорошего было. Например, ездить из России в Украину и наоборот мы могли свободно.

- А сейчас? Ну, полчаса на таможне, даже загранпаспорт не нужен. Нет, я в этом плане националист. Вот смотри: Франция и Германия вместе в Евросоюзе, ввели одни деньги, проехать можно свободно из страны в страну. Но от независимости они не откажутся ни за что. Это нормальный европейский подход. Мы просто должны к нему привыкнуть.

- Как поживает твоя диссертация, которую ты пишешь, по-моему, уже довольно давно?

- Ну, в принципе, все нормально, но я не хочу об этом говорить, чтобы не сглазить.

- Защитив диссертацию, ты хочешь обеспечить свое будущее на случай, если с музыкальной карьерой возникнут проблемы?

- Нет, она мне нужна исключительно для самоудовлетворения. Я ее начал, и я хочу ее доделать. Я вообще стараюсь закончить все, что начинаю. А что касается будущего… На зарплату физика я просто не смогу жить.

- А кстати, почему именно физику ты в свое время избрал профессией?

- У меня папа физик, он меня ни к чему не принуждал, но под его влиянием я научился любить эту науку. А вот если бы я не был ни физиком, ни музыкантом, то, вполне возможно, занимался маркетингом. Продавать бы товары не смог, а рекламировать, продвигать – пожалуйста. Кстати, часто участвую в рекламных компаниях собственных альбомов.

- Пообщаться со «звездой» жаждет много народу. Какими чертами должен обладать человек, чтобы тебе с ним было легко и интересно?

- В первую очередь, он должен быть настоящим. Есть очень немного людей, в искренности которых я уверен. У меня вообще очень мало друзей и много врагов. Но я счастлив, что знаю их всех в лицо. Когда их знаешь, они не могут принести неприятности.

- А какие черты ты ценишь в девушках?

- Прежде всего, девушка тоже человек. Так что, я ценю в них ту же искренность. Кроме этого, девушка должна излучать нежность и женственность. При этом не обязательно, чтобы она была мягкой внешне, она может быть жесткой, но за этим должно чувствоваться что-то теплое и родное. И еще очень ценю аристократизм, изысканность. Грубость в женщине – это ужасно.

- За последние годы у тебя стремительно увеличилось количество поклонников. Бывает ли, что они доставляют тебе проблемы?

- Практически нет. На улице меня остановить сложно - я редко хожу пешком, только дома, во Львове. Но если подходят и просят автограф, то нормально воспринимаю – они же мне этим уважение оказывают. Двери, стены в подъезде, конечно, изрисованы, и это повторяется, сколько бы я не менял квартиры. Телефоны домашние узнают. Но это неизбежно.

- Слава, впечатление, складывающееся о тебе по твоим песням, таково: – романтичный, мрачный молодой человек, не склонный к оптимизму. Это так?

- Есть что-то такое… Я немного мазохист по натуре, но пытаюсь от этого избавляться. Стараюсь быть отзывчивым, беззаботным, веселым, детским немножко - чтобы людям было легче со мной. Грустнею, только когда остаюсь один на один со своим творчеством.

- Как-то ты сказал, что твой герой – это Коломбо…

- Да, он скромный, тихий, умный – настоящий мужчина.

- Ты похож на него?

- Мне кажется, я более легкомысленный. Но я же музыкант, а не детектив! Наверное, надо от него взять сдержанности. А то я настоящий Телец –выхожу из себя редко, но если это случилось, то все. Прячьтесь.

- Слава, ты не боишься заболеть звездной болезнью?

- Все известные музыканты больны ею, вопрос в том, насколько сильно. Если эта болезнь у тебя на низком уровне, то это нормально. Кстати, одно из ее проявлений - это уже то, что ты не ездишь в метро. Я, например, не могу туда войти. Не хочу, чтобы на меня обращали много внимания, не хочу быть так досягаем. Наверное, это комплекс. Но это вполне допустимо. А вот недопустимо – это если ты не здороваешься с людьми, которых раньше знал, если ты не спускаешься в метро, потому что считаешь это ниже своего достоинства. Такие люди очень скоро начинают требовать лимузины, апартаменты, выдвигать немыслимые требования организаторам гастролей.

- Но ведь и у вас есть свои требования?

- Наш райдер довольно скромен, но составлен с достоинством. Нам нужны хорошие номера в гостинице, транспорт, качественный звук и свет. Без белых лилий у кровати мы можем обойтись. Пойми, мы не делаем искусственно из себя «звезд». Из нас их делают другие. Летом мы встречались с однокурсниками на пятилетии окончания института. Я пришел, и меня чуть ли не на руках стали носить. Мне было это неприятно. Это же мои товарищи, с которыми я пиво пил в скверике, а они из меня какую-то икону делают. Я рад, что у меня есть настоящие друзья, которые никогда не ведут себя со мной, как со «звездой», ругают меня часто. За дело.

- Как ты вообще критику воспринимаешь?

- От чужих людей неоднозначно, потому что не знаю, критика это или нелюбовь. Но к похвалам отношусь с еще большей осторожностью. Я и сам понимаю, чего стою.

- Ты изменился за последние годы?

- Стал немного мудрее, сдержаннее. Циничнее к жизни отношусь теперь. Но это типичная болезнь взрослого человека. Цинизм – это защита от ударов жизни.

- Я слышала мнение некоторых журналистов, что с тобой бывает сложно разговаривать – ты не хочешь открываться.

- Возможно, но ведь музыкант должен быть загадкой. Если выворачивать белье наизнанку, то через 5 минут ты станешь всем неинтересен. Приходите на концерт – там я всегда настоящий. Я не вру никогда, но могу промолчать, недосказать чего-то, а на концерте всегда открыт до предела.

- Кстати о концертах. Завтра у группы два выступления подряд с перерывом буквально в час. Как ты думаешь, зрители, пришедшие на второй концерт, ничего не потеряют из-за того, что вы, несомненно, будете уставшими?

- Что-то потеряют, но что-то и приобретут. Наверное, поиграем спокойно, без рок-н-ролла. Все будет зависеть от настроения.

Настроение было хорошее, и группа «зажигала» в свое удовольствие. Слава забирался на барабаны, пританцовывал на них, извивался вокруг микрофонной стойки, прыгал по маленькой сцене, рискуя покалечить товарищей, срывал с себя майку, бросался «рыбкой» в зал, приводя девчонок в экстаз, а секьюрити в ужас. «Без рок-н-ролла» не получилось.


Блиц-опрос.

- Любимый напиток.

- Абсент.

- Любимое блюдо.

- Японская кухня, салат «Цезарь», греческий салат.

- Любимый цвет.

- Черный и оранжевый

- Любимые духи.

- Их много. Например, «Труссарди Питон».

- Любимая группа.

- Muse.

- На концерт какой группы хотел бы попасть?

- Muse.

- Любимые страна, город.

- Украина, Львов и Великобритания, Лондон

________________________________

октябрь 2001 г.
Автор: Лидия Громека

 


 
 
 
 
Copyright © 1998-2014 Все права защищены - самый большой и самый старейший фан-клуб группы Океан Ельзи
При использовании материалов с данного сайта обязательна активная гиперссылка на http://ocean-elzy.ru/
Данный сайт не является официальным, создан и работает благодаря поклонникам группы.
Материалы предоставляются поклонниками или берутся из сети Интернет с открытых ресурсов со ссылкой на них.
Однако мы напрямую сотрудничаем с администрацией группы Океан Ельзи.
Материалы, выложенные на нашем сайте, регулярно просматриваются администрацией группы Океан Ельзи,
Недостоверная или запрещённая администрацией группы Океан Ельзи информация с сайта удаляется!