Святослав Вакарчук. Интервью для Esquire Ukraine (16.12.2013)
 Святослав Вакарчук
Выпустил альбом «Земля» и проехал 27 городов Украины с самым масштабным туром в истории страны, до отказа заполняя стадионы и дворцы спорта

Рассказывает певица Нина Матвиенко:
« Когда-то Святослав Вакарчук сказал, что поет в одной октаве и на большее не посягает. Я скептически отношусь к вокальным данным. Это всего лишь диапазон голоса. У Вакарчука есть нечто большее – это диапазон мышления. Его песни – не просто слова. Это будто разговор с любимой, со слушателем, со всеми, до чьего сердца он достучался. Он, как кот: пою, что хочу, и хожу, где хочу.
Наше поколение воспитывалось на классике. Но современный мир изменился, а вместе с ним и эстрада – в песнях не осталось философии. А у Славка она есть. Сказать, что он играет поп-рок – недостаточно. В его случае это постоянный поиск истины, мыслей, чувств. Характерная джазовая хрипотца усиливает его внутренний порыв. Такие, как он, небезразличны миру. В них есть пульс жизни.
Однажды я с Вакарчуком записала песню. Пришла на запись – а самого Вакарчука не было. Я ничего не придумала заранее. Спела так, как почувствовала. Прошло время. Я была в жюри «Славянского базара» и встретила Славу. Он бежал за мной и кричал: «Пани Нино! Пани Нино!» А потом чуть не упал на колени и говорит» «То, что вы сделали – это бомба!» Если у певца есть комплексы, он никогда не скажет так про другого артиста. Для меня услышать такое было «бомбой»

По заданию Esquire Мустафа Найем встретился со Святославом Вакарчуком и поговорил про патриотизм и скребущих кошек

Наша страна мечется между Европой и Таможенным союзом. Я так понимаю, ты однозначно за Европу

Я абсолютно европейский человек. Никогда этого не стыдился, это даже в России знают.

В России говоришь по-украински?

Общаюсь на русском, пою по-украински

И как это воспринимают?

Нормально. Мне этот вопрос задают более десяти лет, и меня он даже обижает, он отдает комплексом неполноценности. В нашем случае я никогда не сталкивался с дискриминацией. Единственное исключение – «Русское радио», там по формату песни только на русском, вот там мы не звучим.

Ты никогда не хотел уехать за границу?

Хотел. И часто об этом думаю. Но ты знаешь… У нас в новом альбоме есть песня «Земля», там как раз об этом сказано. В этой земле есть какая-то тайна. Вроде все плохо, все раздражает, но если я долго нахожусь за пределами страны, у меня становится тяжело на душе. Рационально – гораздо лучше жить за границей. Иррационально – когда я провожу много времени на гастролях или просто путешествую, то начинаю скучать по родной земле. Для кого-то, особенно для читателей Esquire, таких циничных современных, это может прозвучать слишком пафосно и картинно. Но я себя так чувствую.

Чего тебе там не хватает?

Ощущения того, что я дома. Может, это что-то патриархальное, славянское. Может, недостаток космополитизма. Там круто – день, два, неделю, две. Но круто до того момента, когда ты понимаешь, что тебе некуда ехать. Как-то давно в Канаде я осознал, что дом для меня очень много значит. Мне было пятнадцать лет, я учился в школе, это была моя первая заграничная поездка. Еще существовал Советский Союз – он как раз разваливался. Я провел в Канаде два месяца, в основном в Торонто, жил в семье по обмену. Однажды мы отправились в украинский скаутский лагерь – там, где были их местные пластуны. По программе меня на ночь оставили одного на безлюдной территории. Дали мне нож, дождевик, свисток, фонарик, и я должен был окопаться – в общем, стандартная скаутская история. И вот я проснулся посреди ночи с сильным ощущением того, как далеко нахожусь от дома. Я спрашивал себя, что я забыл в этом лесу за тысячи километров от родной земли. Тогда я впервые понял, что дом для меня важен.

Хорошо. А если ты просто купишь где-то квартиру?

Думаю, что рано или поздно я так и сделаю. Я к этому готов, только ищу подходящее место. Но не для того, чтобы переехать туда жить, а для того, чтобы менять картинку. Те, кто может себе позволить менять картинку, счастливые люди. Прожить здесь 365 дней в году безвылазно для меня было бы трудновато.

А вот новый альбом – он про что?

Большинство песен про вечные чувства. Есть пара песен социального характера, я всегда их пишу, не могу не писать. Правда, они стали более философскими.

Это возраст такой, или время такое?

И то и другое. Я понял, что изменить все за одну секунду невозможно. Есть какие-то объективные обстоятельства, которые, вероятно, и за всю мою жизнь не поменяются. Например, ментальность наша не изменится. Может, лет через двести-триста. Не думаю, что увижу это на своем веку.

В жизни ты такой же, как и в песнях?

Внешне – нет. В быту я веселый, ироничный. Вот, например, в шоу «Голос країни» (не знаю, почему на него согласился, но согласился) я такой, как в жизни, все время смеюсь. Но в глубине души отношусь к фундаментальным вещам именно так, как о них пою.

Вот, кстати, «Голос країни». Ты говоришь, что не знаешь, зачем туда пошел…

Да знаю, просто кокетничаю.

Многие фаны вообще тебя не поняли.

Я в курсе. Если бы думал, поймут или не поймут меня фаны, то побоялся бы альбомы выпускать. Единственная цель, которая оправдывает средства, - найти на шоу кого-то стоящего, поставить себя в ситуацию, когда не смогу не продюсировать, когда я обязан кого-то выбрать. За три-четыре месяца я к этому привыкну и дальше уже продолжу сам.

Ты и вправду возьмешь кого-то и будешь вести?

Для меня это основная причина. Паблисити мне не нужно.

А деньги?

Я зарабатываю такие деньги, что те, которые мне платят «плюсы», - они не принципиальны. Если бы я думал о деньгах, то многое в жизни сделал бы совсем иначе.

Давай о другом. Когда распался «Океан Ельзи»…

Не люблю слово «распался» - сменился!

Хорошо, сменился. Что ты чувствовал?

В тот момент я очень переживал. Я был за шаг от того, чтобы сказать: распускаем группу, и дальше каждый как сможет. Но тут сработал социальный эффект. Я подумал, что «Океан Ельзи» - хороший бренд, и просто так его убивать, из-за скребущих кошек…Я себя пересилил, и думаю, что правильно сделал. После этого мы выпустили много прекрасных песен, и некоторые из них стали более популярными, чем те, что мы делали раньше.

Это какие?

«Я не здамся без бою», хотя я к ней отношусь достаточно иронично. «Я так хочу». Эи две песни очень популярны, особенно за пределами страны.

А вот новый состав группы – в чем разница, кроме того, что люди другие?

Мне тяжело говорить про изменения в составе, это болезненная тема. За много лет я все-таки понял, что этика для меня важнее, чем эстетика. И человеческие отношения внутри группы важнее, чем те музыкальные ценности, которые мы хотим нести. Иными словами, если есть прекрасный музыкант, который не будет с группой одним целым, - - лучше, наверное, не работать вместе. За это я люблю, например, футбольную команду «Барселона»: они как семья, для них это принципиально.

Если говорить о группе, наше поколение раньше слушало Земфиру, она сейчас пошла в другую сторону, а многие все еще ждут от нее новых «Ромашек». Что с вами в этом смысле происходит – вы растете вместе со своими поклонниками?

Эта участь никого в музыке не миновала. Те, кто слушал «Океан Ельзи», когда мне было двадцать три, а им – по пятнадцать-шестнадцать, всегда будут считать, что раньше и трава была зеленее, и девушки красивее, и музыка драйвовее. Поэтому для меня самый объективный критик – мои внутренние ощущения. Так что я не обращаю внимания ни на чье мнение, кроме своего или музыкантов группы. А фан, который с тобой давно – это фан. Я сам такой: люблю ранние альбомы Depeche Mode и Radiohead больше, чем все, что они потом делали.
Надо еще понимать, что «Океан Ельзи» - феномен, мейнстримовый продукт, у которого нет ничего общего с тем, что люди на самом деле слушают. Доминирует западная и российская поп-музыка. И такие, как мы, существуют скорее вопреки, чем благодаря.

Есть музыканты, которые тоже хотят, как ты, но у них не выходит.

«Океан Ельзи» появился в правильное время. Это нельзя объяснить словом «повезло» - просто так ветер повеял. Было много дешевой низкопробной попсы – и тут бац! – новая волна пошла. Конечно, выступали «Гадюкины», но уже не очень активно. Были «ВВ» - это культ, символ, но это не мейнстрим. Появился запрос на новую музыку, такую, как на Западе. Возможно, мы были первыми или наиболее успешными из тех, кто этот запрос реализовал. А еще совпали два фактора: талант группы и человеческие качества ее участников. Если бы мы были застенчивыми мальчиками, то ничего бы не добились. Но мы всегда были наглыми - в хорошем смысле, конечно. Одна только наглость не сработает, и один талант тоже – нужно и то, и другое.

Сейчас нет талантливых?

Есть. Но талантливым часто не хватает наглости, они должны уметь нести свой заряд. Будучи интровертом, популярным не станешь.

А ты, значит, экстраверт?

Конечно, экстраверт. Я люблю отдавать энергию. А интроверты – они могут быть популярными в своей нише, но мейнстримом никогда не будут. Потому что люди вообще-то хотят, чтобы им отдавали энергию.

Почему за двадцать лет не появилось ничего нового?

Ну почему? Была группа 5’Nizza, есть «Бумбокс» - по-моему, это очень крутой уровень. С другой стороны, почему не появились вторые The Beatles и Led Zeppelin? Я «Океан Ельзи» с ними не сравниваю, чтобы не подумали, что у меня мания величия. Я имею в виду – что-то появилось, но другое. Потап и Настя, например. А новые The Beatles просто не нужны. Почему нет нового футболиста Шевченко? Еще будет, просто не время. Послушайте, мы живем в бедной стране, на 576-м месте по уровню развития – и хотим, чтобы у нас были россыпи всего? Люди из разваливающихся хрущевок выходят и думают, как бы кирпич на голову не упал, а ты хочешь, чтобы у нас новые альбомы Led Zeppelin выпускали.

Сегодняшние молодые ребята, которые восхищаются «ОЕ», каким они тебя видят? Кто ты для них?

Я скажу, кем бы я не хотел для них быть. Я бы не хотел быть иконой. Я хочу быть человеком, чьи песни им очень нравятся. Этого достаточно. Я бы не хотел, чтобы мой социальный статус давил на их восприятие. Огромная проблема не очень больших наций вроде нашей – они из одного человека делают все. И мученика, и героя, и икону. На всякий случай все туда засунут. Потому что таких людей мало. Вот кто такой Диккенс для англичан? Просто крутой писатель. А кто Шевченко для украинцев? Все сразу. Почему?

Это потому чтто мало героев

Именно! Я сделаю для страны все, что смогу, я за нее жизнь отдам, если надо. Но не создавайте из меня того, чего я не хотел бы. Просто слушайте мою музыку.

___________________________
Esquire № 1- 2014
 


 
 
 
 
Copyright © 1998-2014 Все права защищены - самый большой и самый старейший фан-клуб группы Океан Ельзи
При использовании материалов с данного сайта обязательна активная гиперссылка на http://ocean-elzy.ru/
Данный сайт не является официальным, создан и работает благодаря поклонникам группы.
Материалы предоставляются поклонниками или берутся из сети Интернет с открытых ресурсов со ссылкой на них.
Однако мы напрямую сотрудничаем с администрацией группы Океан Ельзи.
Материалы, выложенные на нашем сайте, регулярно просматриваются администрацией группы Океан Ельзи,
Недостоверная или запрещённая администрацией группы Океан Ельзи информация с сайта удаляется!