Я получила, я хочу отдать. Тюмень (30.06.2012)
Я искренне считаю, что на концерты ходят знакомиться. Как правило, на концерте сложно создать то же качество звучания песен, что и в студии, да и условия прослушивания куда как менее комфортные, чем на кухне за чаем.  
Так получилось, что я смотрела всего пару роликов Океана, они мне не легли на душу совершенно, как-то не взаправду там все показалось. В итоге я шла знакомиться, не имея представления о человеке. С нуля. Ну, если не считать того, что я послушала всю дискографию, но это было скорее не копание в личности, а копание в музыке. И вот я пошла знакомиться с тем, кто все это придумал) В общем-то, Вакарчук вполне мог оказаться нехорошим, и я допускала такой вариант. 
Поволновалась, конечно. Было бы обидно, если бы оказался нехорошим) В общем, что я вынесла с концерта...

Концерт-концерт. А не концерт это был. В смысле, не сольный концерт группы. Это был рок-фестиваль всероссийского масштаба в поддержку олимпиады в Сочи.  Red Rocks Tour. Так вот случайно сложилось, что Океан заслали именно в Тюмень. Именно в тот момент, когда я закопалась в дискографию, начала писать тексты на украинском прописью, положительно сходя с ума от языка, манеры исполнителя... думаю, это все кто-то подстроил. Бойтесь своих желаний. Особенно неосознаваемых. Итак, Океан приехал в Тюмень в качестве хэдлайнеров фестиваля, перед ними должны были выступить группы MoreMoney и Маша м медведи. И я оказалась во всей этой малине.

Я не буду рассказывать о первой части фестиваля. С Машей мы знакомились на две недели раньше на фестивале Небо и земля. Она много дала мне, я ее тоже понаблюдала, много вынесла на тему "работа на сцене". Но тогда не написала, а теперь и не напишу. Про MoreMoney скажу, что они, пожалуй, круче всех подготовились и были самыми техничными. Звучание приближалось к студийному. Молодцы, ребята. А я все же пришла на фест за Океаном. Люди в основном тоже приходили на него поглазеть. Но я даже не так. Я шла чисто за Океаном. Знакомиться. Зная все песни... 
Я знаю: там написала ти всi мої пiснi,
Я знаю: там засинала ти пiд чужi CD. 
Я знаю: там загубила ти i знайшла нове... 
Вiзьми собi написане - нехай собi живе.

Господи, начинаю писать, и на меня опять накатывает...в общем, на пятом часу фестиваля, в толпе, между ЦУМом и Цветным бульваром...

Сцену для Океана готовили очень долго. Толпу развлекали диджейской музыкой, но было ощущение повисшей тишины. Возможно, только у меня. Я вдруг поняла, как сильно у меня устали ноги за 4 часа, как душно мне стоять, как вокруг много людей. Вероятно, ребята за сценой испытывали что-то похожее на эту тишину. Что вот сейчас. Готова спорить, что Вакарчук волновался. То, что я увидела после, прямо говорит об этом.  
Ребята не проверяли звучание на сцене до начала выступлений, как это сделали MoreMoney. Уж не знаю, почему. Боялись слишком бурной реакции на свое появление? Может, просто очень устали и не стали приезжать на место действия заранее. Не знаю. Но, судя по всему, звук был для них сюрпризом. Более того, это не был сольный концерт группы. Ребята явно не были уверены, как их встретят. Они начали с "Там, де нас нема", стараясь быть максимально узнаваемыми по хитам. Побаивались, что они здесь типа достопримечательности дня для вяло любопытствующей Тюменской публики. 
Вакарчук, как-то сумбурно, вышел из-за кулис на середину сцены, глянул на все это безобразие (огромная толпа растекалась от сцены), подумал, видимо, -ух! Понеслась! - закрыл глаза и начал петь. Первые его минуты на сцене охарактеризовать иначе, как сценическое одиночество, я не могу. Никаких вступительных слов, минимум зрительного контакта с аудиторией. Он начал выступление, опираясь морально только на своих музыкантов, да на себя самого. Он начал было петь с закрытыми глазами, зарываясь полностью эмоциями в песню. Но его смутил звук. Тогда он начал расхаживать по сцене, вперед-назад, пробуя на вкус звучание, варьируя манеру и мотив так и эдак. Искал комфорт. В том числе моральный. Последний, видимо, находил в движении и в поддержке ребят. Когда получалось не то, что он хотел, он  вскользь оглядывался на музыкантов, высовывал язык и морщился, типа - уй!...лажа какая...)) - через смущенную полуулыбку. Всего мгновение))) потом снова прислушивался, притирался сосредоточенно. 
Публика песню узнала. Не шквал, конечно. Скорее любопытство, - реакция толпы. Вакарчук становился все увереннее. Музыка его заводила. Он не прекращал передвигаться по сцене. Он стал четче попадать, движения стали отражением ритма музыки. Он знал каждый удар ритма, он повторял телом каждый. Сам ритм стал ровнее, музыка слаженнее. Они с ребятами вышли на одну волну. С этого момента они начали ловить кайф от музыки, тот кайф, при котором не важно даже, как примет публика. Они чувствовали себя уже так, как если бы просто собрались компанией ради поиграть.  
Было пространство музыки, каждый вносил свою лепту, все дышали, двигались в одном ритме, Вакарчук вел свою партию и танцевал чужие. А это очень заразительно. Я не могу вспомнить какого-то переходного момента...публика тоже начала заводиться. Ребята играли с кайфом, хотелось быть частью этой музыки. Толпа понемногу разгоралась от этого маленького слаженного огонька на сцене. И в итоге взорвалась. 
Слава преобразился. Как только он почувствовал ответ от толпы...он перестал двигаться и петь для себя; он выпал морально из круга своего коллектива. Он начал смотреть на нас. На лице его отражалось радостное изумление, когда он слышал, как мы поем вместе с ним, он останавливался, качал головой и поглядывал на товарищей - Ничего себе! Нам здесь рады! Смотри-ка ты, поют! Слова знают... И именно в этой точке случилось то, что случилось. Звучала музыка. Слава выкладывался в нее. Мы пьянели от его искренности и открытости, вторили ему, выкрикивая свои эмоции в песню. Слава слышал нас и выкладывался еще больше; почувствовав, что его разделяют, он распахнулся безоговорочно, ярко и без ограничений. И этому не было конца. С его стороны не было больше удивления. Нас приняли. Теперь мы создавали музыку, жили в ней, ловили от нее кайф одной компанией. Слава теперь был не среди музыкантов, а между ними и нами, и у меня было полное ощущение, что от них он весь обратился к нам. На этом все проблемы и недоверие кончились. Началась жизнь душа в душу. 

Хочется немного сказать о вокале...я уже писала о манере исполнения Вакарчука. То, что я брала на слух со студийных записей. Он в первую очередь живет эмоцией, не техникой. Голос у него не поставленный в академическом смысле, он не добивается однородности тембра или ровности голоса на всем диапазоне. Он поет на горле, криком, внезапно уходя на фальцет. Он допускает срывы, всхлипы. Это как если бы я просто вливала эмоцию, совершенно не заморачиваясь о стройности звучания. Я писала об этом под впечатлением от песни "Янанебебув". Получается невероятно честно и живо, за это и люблю - за полную открытость. 
На концерте я увидела то же. На кульминационных моментах парень орет с закрытыми глазами, одна рука на микрофоне, другая подбирает живот. Это неосознанный жест, зажим, помочь воздуху идти столбом, этакое бессознательное выталкивание из себя звука. Если рука не на животе, то она раздирает ворот несчастной футболки, или затягивает полу футболки вверх. При этом он сгибается пополам. Яркий образ вырывания из себя звука. Или даже немного дополнения - что не скажет звук, доскажет жест. Эмоция.  
Технически так петь очень тяжело. Быстро устаешь голосом, большой расход воздуха. Не помню, на какой из песен, Вакарчук довел куплет и картинно продемонстрировал жест задыхающегося - высунул язык, быстро дыша, смеясь - ух как! - вот за что люблю парня) Помимо титанической вокальной трудоемкости его манеры здесь, конечно, играет большую роль его поведение на сцене. Очень быстро во мне сложилось сравнение - мячик. Он не стоит на месте. Он постоянно ходит. А по мере открытости -бегает и прыгает, запрыгивает на возвышения сцены и спрыгивает обратно. К этой части публики поближе подбежит, к той, к музыкантам сбегает. Тут потанцует, здесь  микрофоном что-то в воздухе нарисует - постоянное движение в ритме! Это дико заразительно.  Мне кажется, под конец я уже просто вообще не стояла. Только когда он уходил к другой части публики. Но стоило ему  вернуться... Причем ты вопишь и прыгаешь не потому, что. А потому, что. Не из-за того, что тебе доставляет такое удовольствие сейчас музыка, и даже люди вокруг. Слушая эту музыку в любом другом месте ты так себя не ведешь, даже когда поешь в компании. Ты просто по теории психологии повторяешь его жесты, чтобы выразить свою причастность и одобрение. Ты прыгаешь потому, если быть совсем точной, что он радуется, когда видит твоей ответ. Чтобы он улыбался и жег еще увереннее, еще шире, еще искреннее, еще безумнее и веселее. Чтобы раскрывался) да, мы с тобой, как мы тебя понимаааааееееем! 
После концерта я нацарапала вот это: 
"Публика кричала ЕЩЕ, а на самом деле он сам стоял, смотрел на нас улыбался, прыгал, хлопал гад головой - еще, Тюмень, еще!)) он улыбался, он чувствовал, что его здесь ЛЮБЯТ, что его здесь ПОНИМАЮТ. Ему хотелось петь с нами: "Зажгем!"

Я почувствовала себя очень удивленно, когда Слава поблагодарил нас за прекрасно проведенные вечер, представил музыкантов и себя (СЛАВИК Вакарчук (с)) и быстро исчез со сцены. Я осознавала, как тяжело так петь. Я видела, что футболка на нем вся пошла разводами от пота, его выжимать можно было. Но как... куда??? Ведь "только пить начали"! Это было похоже на... ну не знаю, зашел разговор по душам, а человек встал и ушел. И все. И не случилось. 
Я еще ни на одном концерте в своей жизни не видела, чтобы так орали. Долго. Очень долго. Мы орали до тех пор, пока не выкурили парней из-за кулис обратно. А они так не спешили оттуда, что было ощущение, что они там последние силы собирают, чтобы к нам выйти. Что они действительно физически на грани измотанности. Хоть убейте, не помню, одну или две песни он принес нам на бис. А потом исчез. И орать было уже бесполезно.  
По количеству записей с юркиного телефона ребята отпели порядка 15 песен. И еще одна или две на бис...без перерыва. Обижаться на Славу не за что. Разве что за то, что время с ним летит слишком быстро. 

Тюмень город маленький. Как только стало понятно, что О.Е. на сцену не вернутся, толпа истаяла на глазах, как-то разом. На онемевших ногах и с пустой головой мы бесцельно побрели вокруг сцены, обходя грандиозные ограждения. Просто внезапно всего не стало, а мы были эмоционально еще там, и уходить не хотелось. Тут мы заметили - буквально человек 30 собралось возле небольшой огражденной территории сбоку от сцены. Мы примкнули. За ограждениями скромная толпа журналистов на фоне эмблем фестиваля и Сбера домучивала постконцертного Славу. От него одна макушка торчала.  
Я как-то не сразу уловила, что он там есть. Мне почему-то казалось, что мы просто ждем, когда он придет. А ждать было скучно. Я подумала - здесь наверняка собрались фанаты - ребята, чего стоим, давайте  пееееть? Народ улыбнулся, типа: запевай, подпоем. Я оглянулась - че петь будем? На помощь пришел Юрка: коли тебе нема! И с места в карьер - "Місто спить, голова болить І летять пусті години. Скільки можна йти сюди? Світ такий малий...". Выяснилось сразу несколько вещей: слов народ не знает, петь стесняется, либо в принципе не поющие попались какие-то. А я на концерте "распелась". В общем, во всю глотку, с полным драйвом, от души смакуя текст, наполняя мотив собственными распевами и слыша, как мне подпевают, я, сама того не подозревая, исполнила для Славы его же песню. Мне даже сказать нечего. Думаю, ему было приятно. Что касается меня...это самый верный и самый недоступный способ передать человеку, КАК ты разделяешь его творчество. Это просто НЕВЕРОЯТНО, что так сложились обстоятельства.  
Ребята по соседству кричали что-то панибратское. А потом я заметила несчастную макушку, и еще через какое-то время из-за журналистов "в люди" выпал и сам Слава с ручкой наготове. Мы потянули к нему околовсяческие бумажные огрызки и он покорно - шустро и размашисто - начал что-то на них корябать, попутно отвечая: "спасибо", "хорошо", "приедем"..."с новым альбомом где-то через год" (тут у меня на сердце потеплело). Потом кто-то что-то еще прокричал, и Слава умоляюще, но не отрываясь от разрисовывания протягиваемых бумажек, простонал: "Я не успею сфотографироваться...". Не тут-то было. Шумные дядьки подняли в воздух ребенка лет двух-трех от роду и протянули Славе. У ребенка глаза огромные, испуганные. У Славы тоже. Он дорисовывает каракулю, подхватывает ребенка, кадр, другой, тут его подловили, там... в общем, отпустили парня с богом в итоге. В какой-то момент, когда он стоял напротив, взявшись за поручень, я коснулась его руки, поймала взгляд и попросила: "приезжайте еще".  
Светлый такой вот человечек. 

Во время исполнения Коли тебе нема я была в полной нирване и неведении. Юра же видел, что происходило вокруг. По его словам, Слава нас не только слышал, но еще и видел: говорит, пересеклись несколько раз взглядами)). Когда закончился текст, я стала радостно спрашивать у народа:  "Что еще споем?? Кто что знает? Квiтку знаете?" Но разойтись мне было не суждено - откуда ни возьмись - с моей точки зрения - появился Слава. Меня удивило, что направился он прямо в нашу сторону, автограф мы получили буквально в первые секунды. Потом я просто стояла и наблюдала всю процедуру. А сейчас вот до меня дошло, что он пошел в нашу сторону в ответ на песню) оценил! я рада-рада-рада)))

Наверное, на Славу я обижена только за одно: он все время говорил по-русски. А ведь МОГ и на украинском.)) Ну, хоть чуть-чуть.)))

______________________
30 июня 2012 года
Автор Елена Молдованова
 


 
 
 
 
Copyright © 1998-2014 Все права защищены - самый большой и самый старейший фан-клуб группы Океан Ельзи
При использовании материалов с данного сайта обязательна активная гиперссылка на http://ocean-elzy.ru/
Данный сайт не является официальным, создан и работает благодаря поклонникам группы.
Материалы предоставляются поклонниками или берутся из сети Интернет с открытых ресурсов со ссылкой на них.
Однако мы напрямую сотрудничаем с администрацией группы Океан Ельзи.
Материалы, выложенные на нашем сайте, регулярно просматриваются администрацией группы Океан Ельзи,
Недостоверная или запрещённая администрацией группы Океан Ельзи информация с сайта удаляется!