"Другая сторона СЛАВЫ" (04.2012)

 

Читала много твоих интервью, сложилось впечатление, что при всей своей общительности ты, тем не менее, очень закрытый человек. Как тебе, будучи столь популярным, удается соблюдать безопасную дистанцию?
Просто я четко разделяю границы своего внешнего и внутреннего мира. Во всем, что касается внешнего, я абсолютно открыт для публики. Внутренний мир я не делю ни с кем, даже с очень близкими мне людьми. Я давно решил, что мне так лучше. Ошибкой многих публичных людей является как раз эта излишняя открытость, в ней таится большая опасность, просто не все подозревают о ней. Многие вещи лучше держать при себе. Лично я не хочу, чтобы меня воспринимали отдельно от музыки.

По-моему, то, чем ты занимаешься, как раз и есть демонстрация этого самого внутреннего мира, который ты так тщательно оберегаешь, разве нет?
В общем да, но мне как-то удается балансировать.

Говорят, что сцена — это своего рода наркотик. Ты зависим от него?
Я, скорее, зависим от самого процесса, когда сочиняешь, записываешь в студии, репетируешь и видишь, как рождается новая песня. От этого ощущения сопричастности мурашки бегут по коже. А еще бывает, впадаешь в особое состояние, когда выходишь на сцену и не замечаешь ничего вокруг, есть только музыка и ты, растворенный в ней. В такие моменты испытываешь своего рода музыкальный оргазм. Это случается не часто, и вот от этого ощущения я, пожалуй, зависим.
А потребности выходить на сцену у меня нет. Есть желание делать это.

А бывает, что не хочется совсем?
Бывает. Это довольно неприятная штука. Для меня как для музыканта концерт – это, прежде всего, работа. Не выйти на сцену ты не имеешь права, публика ждет. И вот тут уже все зависит от умения абстрагироваться от своих желаний или нежеланий. Потому что играть через силу для меня мука. Пока, слава богу, такие случаи большая редкость, и я с удовольствием выхожу на сцену. Но в идеале хочется, чтобы когда-нибудь это вообще перестало быть работой. То есть, чтобы выступать только тогда, когда этого действительно хочешь, и не важно, что за публика собралась, и платят ли тебе за это. Вот тогда это будет чистой воды искусство.

В одном из интервью Андрей Тарковский сказал, что каждый художник обязан нести ответственность перед зрителем за то, что он делает. Ты чувствуешь такую ответственность?
Любое публичное действие априори предполагает ответственность. Тем более если речь идет об искусстве. Я не хочу оспаривать мнение Тарковского, для меня он – безусловный гений, но я бы сказал по-другому: художник уже подсознательно несет эту ответственность ровно с того момента, как назвался таковым. И я, конечно же, не исключение.

Ты автор стихов почти ко всем своим песням. А прозу писать не пробовал?
Нет, я слишком ленив для этого. Стихи, а в моем случае тексты для песен – это сиюминутная эмоция. Раз – и написал. А проза – процесс трудоемкий. Надо долго вынашивать идею, потом порциями выдыхать текст. Это не по мне.

«Океан Ельзи» вот уже без малого 20 лет является одной из самых востребованных рок-групп на постсоветском пространстве: бесконечные гастроли,  на концертах неизменные аншлаги. Как вам удалось создать такой долгоиграющий в буквальном смысле слова проект?
Секрет прост: упорный труд и любовь к своему делу. На одной только музыке, какой бы хорошей она ни была, далеко не уедешь. Мы постоянно репетируем, совершенствуем технику исполнения. В результате с каждым годом «Океан Ельзи» играет все лучше. Я считаю, что на сегодняшний день мы в наилучшей музыкальной форме.

Я как-то попала на ваш концерт в Одессе, так у меня сложилось впечатление, что на родине вы чуть ли не национальные герои. А как насчет российской публики? Ты ощущаешь разницу в приеме?
Особой разницы я не вижу. Мне нравится выступать у вас. Но здесь мы не можем быть, как ты выразилась, национальными героями, потому что мы не из России, и это абсолютно нормально. И вообще хочется надеяться, что нас ценят, прежде всего, как хороших музыкантов, безо всяких географических и национальных привязок. Кстати, концертов у нас, как правило, всегда больше в России, страна-то у вас вон какая огромная.

Ты весьма успешный человек во многих сферах, а есть такие, в которых ты потерпел фиаско?
Есть, конечно. К примеру, я очень люблю живопись. Моя мама – прекрасный художник, а вот мне художественных способностей, увы, не досталось. В детстве меня пытались учить этому, но ничего путного не вышло. Откровенно говоря, все, что делается руками, – это не про меня. Я и на музыкальных инструментах исполнитель неважный. А еще мне всегда хотелось стать профессиональным спортсменом. Реально. Я очень люблю спорт. И вот тут, кстати, считаю, что смог бы достичь определенных высот. В свое время я занимался баскетболом, но в какой-то момент понял, что хочу посвятить себя музыке. В общем, если бы не она, я бы наверняка стал спортсменом.

Но спортивная карьера, в отличие от музыкальной, довольно короткая.
Да, музыкантом, слава Богу, можно быть гораздо дольше. Кстати, о долголетии в профессии. Говоря о рок-музыкантах: да, раньше считалось, что нужно уходить вовремя. Сейчас многие подумают, что я заранее пытаюсь оправдать свое предстоящее долголетие на сцене, но я все равно скажу: не вижу ничего плохого в том, чтобы продолжать заниматься любимым делом, пока есть силы. Тот же Стинг, Мик Джаггер или Пол Маккартни тому яркие примеры. Джаггер продолжает делать то, что начал еще 40 лет назад, Стинг и Маккартни трансформировались во что-то другое, но все равно то, что они делают, – это круто.

То есть такого понятия, как «уйти вовремя», для тебя не существует?
А вот это, кстати, очень важно. Не так давно я слушал альбом Пола Маккартни Memory Almost Full 2007 года. Будучи настоящим фанатом «Битлз», я все-таки считаю, что после распада группы никто из ее участников не сделал ничего, что превзошло бы их совместное творчество. Но этот альбом Маккартни по масштабу оказался для меня сравним с тем, что делали «Битлз». Между тем записал он его в возрасте 64 лет.
 Я думаю, уходить надо тогда, когда нечего добавить к уже сказанному. Но не бросаться громкими заявлениями, что, дескать, все, я ухожу. Если нечего сказать, просто помолчи. Может, завтра к тебе снова придет вдохновение. Ну, или не придет. Тогда спустя время кто-то скажет: да, он ушел на пике.

Кроме музыкальной деятельности ты активно занимаешься еще и общественной, даже создал свой фонд «Люди Майбутнього». Зачем тебе это нужно?
С фондом ситуация непростая. Он был создан исключительно на мои деньги, но я, хоть и весьма успешный в финансовом плане человек, увы, все же не настолько богат, чтобы тратить огромные суммы на благотворительность. Поэтому по-настоящему масштабных программ сейчас мало. То, что мы делаем, – это разовая помощь конкретным людям. Стипендии, тренинги, обучение. Помимо финансовых есть сложности и со временем, у меня очень напряженный гастрольный график, и порой просто физически нет возможности заниматься всем этим. Ведь чтобы привлечь спонсоров, нужно встречаться с людьми, разговаривать, убеждать. Часто мы просто организовываем разного рода акции, как, например, сбор книг для детских домов. Откликнувшихся оказалось много. В итоге собрали 20 тысяч книг. Из расчета, что одна книга в среднем стоит 3 доллара, мы, получается, собрали около 100 000 долларов. По-моему, это большое дело. Нашу основную задачу я вижу как раз в том, чтобы не раздавать деньги направо и налево, а, пользуясь нашим именем, которому доверяют, проводить подобные мероприятия.

Создание фонда можно считать неким логическим продолжением твоей неудавшейся политической карьеры?
Наверное, да, можно и так сказать. Просто фонд – это организм, процессы которого
 я могу контролировать: отвечать за ошибки, гордиться достижениями, словом, нести ответственность.

Тогда как в политике это оказалось невозможным, насколько я понимаю? Откуда вообще у Славы Вакарчука взялись политические амбиции?
Моя карьера политика продлилась один год. Но уже задолго до этого, еще до «оранжевой революции», я так или иначе оказался вовлечен в определенные процессы, по собственной, разумеется, воле. Вообще это очень сложный вопрос. Не то чтобы я не хотел поднимать его, но он заслуживает отдельного внимания и уж точно отдельного многочасового интервью. А вот так, мимоходом, думаю, не стоит даже касаться этой темы. Я отвечу так: не вижу смысла тратить свою энергию на дело, в котором подавляющее большинство просто некомпетентно. Выступать в роли пассионария или Прометея в этом смысле я не хочу, для этого у меня есть музыка. Положить свою жизнь на то, чтобы убедить определенную группу людей в правильности своих взглядов, я тоже не готов, потому что это неэффективный путь. Гораздо большего я достигну, занимаясь тем, чем занимаюсь. Глубинные процессы нельзя спровоцировать, они зарождаются естественным путем. Закипевшая вода легко сбрасывает крышку чайника, но чтобы она закипела, нужно в течение некоторого времени поддерживать определенную температуру. И не важно,
 о каком процессе мы говорим. Это фундаментальные законы природы. История не делается быстро. Требуется много времени на то, чтобы осознать свои ошибки, порой довольно горькие. Это касается как отдельно взятого человека, так и нации в целом.

То, что сейчас происходит в России, — это та самая «закипающая вода»?
Сразу оговорюсь: я не считаю себя вправе давать оценку происходящему, потому что я гражданин другого государства. Это ваше внутреннее дело. Но могу сказать, что с интересом слежу за развитием событий.

Хорошо, раз уж ты настолько политкорректен, охарактеризуй текущую ситуацию с точки зрения исторического процесса.
Все довольно просто: в российском обществе сформировался устойчивый средний класс. Люди стали больше зарабатывать, лучше жить, и, как следствие, у них обнаружились потребности иного порядка, нежели просто комфортные условия существования. Их начали интересовать определенные вопросы, и они вправе задавать их. Это естественный ход событий. Ничего плохого в этом нет.

________________________

журнал ArtVoyage, №9

 


 
 
 
 
Copyright © 1998-2014 Все права защищены - самый большой и самый старейший фан-клуб группы Океан Ельзи
При использовании материалов с данного сайта обязательна активная гиперссылка на http://ocean-elzy.ru/
Данный сайт не является официальным, создан и работает благодаря поклонникам группы.
Материалы предоставляются поклонниками или берутся из сети Интернет с открытых ресурсов со ссылкой на них.
Однако мы напрямую сотрудничаем с администрацией группы Океан Ельзи.
Материалы, выложенные на нашем сайте, регулярно просматриваются администрацией группы Океан Ельзи,
Недостоверная или запрещённая администрацией группы Океан Ельзи информация с сайта удаляется!