Святослав Вакарчук: Хотите интересной жизни – ищите свою Тимошенко (25.07.2006)

На минувших выходных в Петербурге побывала одна из самых популярных украинских рок-групп «Океан Эльзы». В последние годы музыканты «Океана» известны не только своими песнями, но и активной гражданской позицией. К мнению лидера группы Святослава Вакарчука прислушивается сам президент Украины Виктор Ющенко, а за свои «подвиги» во время оранжевой революции Святослав даже получил официальный пост советника президента. Конечно, и в разговоре с петербургскими журналистами украинским музыкантам тоже не удалось обойтись без политики.

– Святослав, расскажите о своем новом альбоме.

– Вы какой имеете в виду? "Gloria"? Так этот альбом уже не новый, мы выпустили его довольно давно. Для нас новый альбом - тот, который будет весной. Но он пока в воздухе находится. «Океан Эльзы» никогда не пишет пластинки продуманно, честно скажу. В общем-то - мы вообще ничего не делаем продуманно, хотя о нас и ходят легенды, что мы составляем бизнес-план на 10 лет вперед. Тем не менее, музыка приходит спонтанно. На сегодняшний день у нас есть демо-версии 21 песни. Возможно, еще 5-6 не записанных. Из них нам предстоит выбрать... ну, наверное, треть самых адекватных, соответствующих нашему духу. Возможно, осенью-зимой их записать.

– А песни, которые не проходят, остаются на следующий альбом?

– Я знаю только две песни у «Океана Эльзы», которые таким образом перекочевали из одного альбома в другой. Остальные лежат и ждут своего часа. Лет через двадцать, возможно, когда музыка у нас иссякнет и мы, в очередной раз, будем записывать одно и тоже, то на эти песни мы будем молиться.

– А если вдруг действительно получится, что музыка сойдет на нет, то чем вы будете заниматься? Вы умеете еще что-то делать? Кирпичи класть, например...

– Вы хотите предложить нам работу? Давайте так, вы пришлите список тех, кто вам требуется – мы рассмотрим.

– А как диссертация ваша поживает? Она ведь ближе к кирпичам, чем к музыке?

– Хорошо поживает. А насчет кирпичей – ничего подобного. Она скорее ближе к картинам или книгам. Теоретическая физика - это тоже искусство. Только если музыка пишется нотами, то наука формулами. К сожалению, в 60-70-х годах в Советском Союзе был создан совершенно искаженный образ физика. Почему-то все думают, что физики живут, как бухгалтеры. Но это совершенно не так. Наука, которая занимается придумыванием и моделированием законов природы, - это исключительно творческая и интуитивная вещь. Логика там играет, как правило, второстепенную роль. Поэтому это очень близко к тому, что я делаю сейчас.

– А зачем вам диссертация?

– Слушайте, такое впечатление, что мы не в Питере находимся, а в каком-то городе будущего. Силиконовой долине, в которой все что ни делается, нужно делать «зачем-то». Да просто так. Мне нравится физика. Мне жалко пять лет жизни, которые я отдал этому. Самой бурной юной жизни, когда все друзья воспринимали жизнь через призму дискотек и ночных клубов, а я её воспринимал через призму библиотеки. Хочется каким-то образом это время дореализовать. Но это не главная цель на сегодня, получится – так получится. Не получится – плакать не буду.

– А преподавать не собираетесь?

– Я уже попреподавал немножко. Я не вижу в этом ничего для себя интересного, потому не умею разговаривать через призму: подчиненный-руководитель, ученик-учитель. Я стараюсь на равных со всеми разговаривать, учиться у каждого. А там все-таки есть педагогический барьер. Как бы не хотелось быть демократом, ты вынужден вставать на ступеньку выше.

– Вы много путешествуете. К Петербургу есть какое-то особое отношение?

– Есть. Петербург самый красивый город в России, из тех, что я знаю. Я думаю, что не обидятся жители других городов, а питерцы не воспримут это как комплимент – они и так это знают. Почему? Наверное, исторически так сложилось. Город застраивался достаточно цельно, он не хаотичен, у него есть своя собственная энергетика. Я знаю даже в Украине очень мало таких городов - может быть, Киев, Львов и Одесса, которые сохранили это что-то, необъяснимое словами. В Питере есть неуловимое очарование, которое сюда притягивает. Очень радует то, что у вас происходят постоянно какие-то официальные мероприятия. Ведь нашему человеку – я имею в виду славянину, тут я не разделяю нас – главное, что? Чтобы пришли гости и им понравилось. Поэтому каждое мероприятие заставляет вас вылизывать ваш город, делать из него картинку. Это только в плюс, хотя хотелось бы, чтобы не только под саммит, но и для себя люди что-то делали.

– Киев чище, чем Питер?

– Я думаю, приблизительно такой же. У вас больше воды, хотя Днепр не маленький, но тем не менее. У нас больше зелени. Счет 1-1.

– Не думаете ли вы о модных сейчас совместных проектах?

– Может быть, попозже, когда мы поймем, что нам уже нечего делать, кроме совместных проектов? Это все пиар-ход, не более. Хотя мы давно мечтаем сделать совместный проект с Дживаном Гаспаряном. Нам очень нравится этот дедушка из Армении. Подобные проекты - это интересно. А когда собираются две рок-группы и делают совместный проект, то я не вижу в этом ничего другого, кроме привлечения внимания. Вряд ли это дает в остатке новую музыку.

– А с кем из питерских музыкантов дружите, слушаете их?

– Вообще, питерская музыка - это спасение российской музыки. Несмотря на рафинированность музыкального бизнеса в России, она еще как-то держит удар, и кое-где является самобытной. Я думают, что этот город заслужил право называться музыкальной столицей. Дружим с группой «Сплин», конечно же, с группой Tequilajazzz. Недавно я познакомился с Гаркушей, которого я до этого не знал. Это было в достаточно странной ситуации, я даже не буду её рассказывать (смеется)...

– Рассказывайте, рассказывайте...

– Я его сначала даже не узнал, потому что он был не в своем «концертном» виде. Он просто пришел с семьей на наше выступление на фестивале и попросил сфотографироваться. Было странно, я ходил в детстве на их концерты. А тут вдруг его семья хочет со мной сфотографироваться. Но это, конечно, нисколько не умаляет моего отношения к группе «АукцЫон». Про себя могу сказать, что у меня вообще есть два исполнителя в российской музыке, которых я безоговорочно люблю. Один из них – это Цой и группа «Кино», которые, в первую очередь, тоже ассоциируются с Петербургом. Второй – это Земфира. Очень нравится мне последний сингл группы «Сплин». Это просто уже другой уровень, настолько сильно. Таких единицы в России – российский музыкальный рынок настолько предсказуем на пять-десять лет вперед, что просто страшно становится. Я не говорю что он плохой – он предсказуемый. Качественный, очень продуманный, зарабатывающий деньги, наверное, даже приносящий радость людям, но катастрофически предсказуемый.

– Вы о шоу-бизнесе или рок-н-ролле?

– Они уже давно смешались. Весь рок-н-ролл в России, который подходил шоу-бизнесу, в него успешно вписался. А остальное выбросили на свалку.

– Вы являетесь советником президента Ющенко. Как давно вы с ним виделись и что вы ему советовали?

– Давно достаточно. По телефону мы с ним говорили во время чемпионата мира по футболу. А по поводу того, что я советую... Вы знаете, человек такого склада, такого отношения к жизни, как я, воспринимает свои должности не как руководство к тому, что я должен постоянно за всеми бегать, что-то рассказывать, советовать... Я просто понимаю это как право людей, называющих себя властью, в любой момент ко мне обращаться. Я с радостью поделюсь с ними своими мыслями, своим опытом. Мы очень много полезных вещей делаем по гуманитарной части, которые дадут свой результат через пять-десять лет. К группе «Океан Эльзы» это имеет мало отношения, разве что в контексте этой работы появится много таких исполнителей, как мы. Если удастся создать такую систему, при которой деньги не будут решать в музыке абсолютно всё. Потому что сейчас, если ты не вписываешься в мейнстрим – ты или себя ломаешь, или тебя никуда не пускают. У нас так получилось: то, что нам нравится делать, совпадает со вкусом многих людей. Но есть музыканты с очень интересным взглядом на жизнь, которым не так повезло. Я хотел бы сделать всё, чтобы поддержать этих людей.

Это касается и кино, и литературы. Очень хочется наконец-то начать развивать украинское кино, которое постепенно выползает из ямы. У нас в стране сложилась сейчас такая ситуация, что культура не приносит такие деньги, как на Западе, но свобода выбора пока есть. И она намного выше, чем в России. Может быть, потому что большие продюсеры до нас еще не добрались.

– Как вас воспринимают в странах бывшего советского пространства - как своих или как западных звезд?

– Наверное, у вас надо спрашивать. Мы бы не хотели на этом, в принципе, акцентировать внимание. Мы в любом случае, приезжая в Россию, Казахстан, Белоруссию, Молдову, понимаем, что мы за границей. Не из-за проверки паспортов, а из-за каких-то таких мелочей, которые ты у себя дома делаешь автоматом, а здесь приходится думать, спрашивать. Даже такая простая вещь: ты заходишь в кафе, тебе дают счет, и ты не понимаешь – сколько это? Воспринимать это нужно исключительно в социальном смысле. Если говорить о том, что мы иностранцы, потому что мы как-то иначе думаем, живем, то это не так, конечно. Думаю, что еще очень долго, надеюсь максимально долго, мы будем чувствовать, что нас больше что-то объединяет, чем разъединяет. Я вообще не сторонник строить границы в культуре. Границы необходимы, но они должны касаться только политики, а не тех вещей, о которых мы с вами сейчас говорим.

– Слава, а может так случиться, что Янукович все-таки станет премьером?

– Ну может.

– И что? Тогда снова на Майдан?

– Вы знаете, политика и общественная жизнь очень непредсказуемы. Майдан в Киеве не был попыткой силой избрать какого-то одного президента, который кому-то нравился. Я понимаю, что у вас это подавалось именно так, но это неправда. Это было желанием опротестовать ситуацию, когда ты понимаешь, что голос, который ты на избирательных участках реализовывал, - не учитывался. Были очень серьезные, массовые фальсификации. На миллионы голосов. Для страны, в которой, всего, кажется, 38 миллионов избирателей - почти 10 процентов получается. Это был протест. Я тогда ездил на разные пресс-конференции, с людьми встречался все время. И я говорил – мы не навязываем свое мнение, кто лучше, а кто хуже. Если большинство страны скажет, что Янукович лучше, то, значит, так и должно быть. Я скажу вслух, что мне не нравится, но не пойду протестовать. Демократия есть демократия. Мое мнение, что люди, которые взяли власть в Украине полтора года назад, обязаны объединяться и договариваться. Они несут ответственность за страну. Нельзя так – одни чуть-чуть, потом другие чуть-чуть. Это не приведет ни к чему хорошему. Я надеюсь, что все-таки здравый смысл и желание двигаться в одном направлении в стране возобладает, а власть останется у тех людей, у которых она была.

– А что скажете о Тимошенко?

– Вы какую имеете в виду – дочку или...?

– Да нет, лучше маму.

– Вы так считаете? Я понимаю, что вас очень интересует политическая жизнь в Украине. Но поверьте – это то, о чем меньше всего хочется здесь говорить. Она, эта жизнь, бурная и интересная. Да, вам в России, наверное, такой непредсказуемости не хватает. Ну, так ищите свою Тимошенко.
___________________________
Источник: Михаил Гончаров,
Фонтанка.ру
http://www.fontanka.ru

 


 
 
 
 
Copyright © 1998-2014 Все права защищены - самый большой и самый старейший фан-клуб группы Океан Ельзи
При использовании материалов с данного сайта обязательна активная гиперссылка на http://ocean-elzy.ru/
Данный сайт не является официальным, создан и работает благодаря поклонникам группы.
Материалы предоставляются поклонниками или берутся из сети Интернет с открытых ресурсов со ссылкой на них.
Однако мы напрямую сотрудничаем с администрацией группы Океан Ельзи.
Материалы, выложенные на нашем сайте, регулярно просматриваются администрацией группы Океан Ельзи,
Недостоверная или запрещённая администрацией группы Океан Ельзи информация с сайта удаляется!