Пища земная и духовная - интервью для Юлии Высоцкой (03.2012 г.)

Недавно Юлия Высоцкая съездила в командировку в Киев специально для того, чтобы пообщаться со Святославом Вакарчуком. И когда собеседники интересны друг другу, общение получается легким, приятным и познавательным. 

 

Юлия Высоцкая: Я знаю, что вы много времени провели в Брюсселе. Понравилось, как там кормят?
Святослав Вакарчук: У нас была очень интересная студия, где мы работали над моим вторым би-сайд проектом (который, кстати, позже получил название «Брюссель»). Сидели там с утра до вечера: и записывались, и жили. Рядом есть старый дом, в котором владельцы студии сделали гостиницу. И там была своя кухня, где очень вкусно готовили две женщины. Одна из них постоянно пела. Слуха у нее не было, но она громко и очень искренне пела! И они нас прилично кормили: что-то среднее между хорошей американской кухней и бельгийской едой.

Ю.В.: Вафли?
С.В.: Да, вафли, мидии и так далее. Но в основном мы кушали что придется – нам надо было много работать. Так что попробовать что-то особенное не пришлось, за исключением шоколада.

Ю.В.: Вы любите шоколад?
С.В.: Да, за черный шоколад продам душу(смеется). Я накупил три или четыре килограмма черного шоколада! При том, что все близкие любят шоколад, мы недели две не могли все это съесть.

Я трижды был в Брюсселе, но всегда довольно сумбурно. Записывая альбом «Брюссель» , я провел там три недели, но всего пару раз выходил в город. Мы жили в студенческом районе, где находится университет. Один раз «посидели» по-взрослому, когда закончили работать в студии (смеется). Очень интересное место, как Вавилон, – разные люди, разные национальности, разные языки... Шумно, едят гадости в основном, но весело.

Ю.В.: А вы вообще гурман? Или из тех художников, которые должны быть голодными?С.В.: Нет, я так не считаю. Думаю, если выбирать между двумя опциями: я гурман или мне безразлично, то, конечно, я выберу первую. Но жизнь все-таки не черно-белая, у нее есть оттенки. Я люблю вкусно поесть. У меня есть знакомые, которые, готовясь к какой-то поездке, сразу пишут список 3-звездочных или 2-звездочных мишленовских ресторанов, бронируют там на каждый вечер места... Я такой манией не страдаю, но, если есть возможность попробовать что-то хорошее, почему бы и нет? В Москве, кстати, очень много в последнее время хороших ресторанов открылось.

Ю.В.: Например?
С.В.: Я там не живу, поэтому все не вспомню. Почему я вспомнил о Москве? Потому что Москва вроде бы пока не считается мировым гастрономическим городом, но мне кажется, там намного больше хороших ресторанов, чем во многих признанных городах. Там нет звезд и, может быть, обстановка не такая демократичная, как в Европе, да и все хорошие рестораны дорогие и, как следствие, пафосные, что портит атмосферу, но еду это не портит.

Ю.В.: Я ресторанную Москву не очень хорошо знаю. Я пожалуй, лучше чем Москву знаю Лондон и Нью-Йорк...
С.В.: Вот как мы обычно ходим в рестораны в Нью-Йорке. Приезжая на гастроли, традиционно живем в Верхнем Ист-Сайде. Ты выходишь из дома, поворачиваешь в любую сторону, идешь 100 метров, заходишь в первый попавшийся ресторан – и это оно!

Ю.В.: Да, и везде хорошо.
С.В.: Я даже в «Старбакс» люблю там зайти и съесть тарелочку с фруктами. Как правило, в Нью-Йорке ты попадаешь в прекрасное место с 50-процентной вероятностью итальянское. В остальных случаях японское...

Ю.В.: А выросли вы на чем?

С.В.: Я вырос во Львове, это Западная Украина.

Ю.В.: Говорят, что там в еде очень хорошо разбираются.
С.В.: Я могу сказать, в чем фишка Львова. Это кондитерские изделия. Если вы ищете лучшие кондитерские изделия на Украине – поезжайте во Львов. Думаю, он может конкурировать с Веной. Это та же традиция. Австро-Венгерская империя наложила свой отпечаток. Австрийский штрудель во Львове всегда был своим, и никто никогда не говорил, что он австрийский. Мы его с детства помним. А еще есть торт, который называется «Сырник». Он не имеет ничего общего с сырниками, а внешне похож на американский чизкейк. Но это не совсем чизкейк.

Ю.В.: Он творожный, да?
С.В.: Да! И в нем нет филадельфии или чего-то такого. Он... я не знаю, как по-русски сказать...

Ю.В.: Так скажите по-украински.
С.В.: Не глывкий. Это то, что дает этому торту суховатость, рассыпчатость, которая мне очень нравится.

Ю.В.: В отличие от филадельфии, которая дает сливочность.

С.В.: Да. Я с детства к нему привык. Сверху всегда слой шоколада – красота!

Ю.В.: А вы живете сейчас в Киеве?
С.В.: Да, уже лет 12, наверное.

Ю.В.: Скучаете по Львову?
С.В.: Я часто бываю в городе – раз в несколько месяцев.

Ю.В.: Скажите, а вы готовите сами?
С.В.: То, что вы называете словом «готовить», наверное, нет.

Ю.В.: Какая ерунда! Знаете, порезать хлеб-сыр, достать масло – это уже сделать праздник на столе. Все зависит от того, как к этому подойти.

С.В.: Я в последнее время почти не ем яиц. Но когда их ел, делал то, что делал лучше всех, – это scrambled eggs (яичница-болтунья – Прим. ред.). Я добавляю туда не молоко, а чуть-чуть сметаны, и очень-очень медленным должен быть огонь.

Ю.В.: А есть альтернатива медленному огню – на пару! Просто ставишь фаянсовую миску на кастрюлю, в которой кипит вода. Так делают французы.

С.В.: Я слышал о таком рецепте. Я мог на этом жить вечно. Но почувствовал, что во мне уже слишком этого много. А был период, когда я не ел мяса, почти год. Начал в пост, как все. И из этого эксперимента вынес очень хороший опыт: понял, что лучше мне не стало. Это меня научило одной вещи: в еде важно не отказывать себе в чем-то, а правильно распределять баланс. В еде все время что-то открываешь новое. Не блюда, не деликатесы, а какие-то принципы. Например, почему-то я считал, что хлеб или каши – это лишнее, которые плохо усваиваются. Да неправда все это! Все зависит от того, сколько и как ты ешь. Вся Южная Европа ест хлеб с утра до вечера, и все стройные и красивые. Когда ты понимаешь, что принцип не в том, что ты ешь, а как, когда и сколько, все становится хорошо.

Ю.В.: А еще важно с кем!

С.В.: Наверное, это самый высший пилотаж, до которого я еще не дошел. Мне надо еще поучиться. Но когда ты читаешь какие-то новости и биржевые сводки, это не способствует усвоению пищи. Мне кажется, что гармония заложена внутри каждого из нас. Я  говорю пока не как человек, который достиг гармонии, а который только начал постигать азы этого искусства. Но я уже понимаю, куда двигаться. Любое разумное действие, не противоречащее здравому смыслу и гуманным принципам человека, будет праведным. Главное – как, когда, с кем, как вы говорите и зачем. Это точно так же, как занятие спортом.

Ю.В.: Занимаетесь спортом?
С.В.: Да, очень люблю спорт. У меня, как говорила моя учительница, шило... Мне важно энергию свою где-то сбрасывать. Иногда это элементы, не буду сильно говорить о себе всерьез, йоги, иногда просто бегаю на дорожке. Для того чтобы ты чувствовал себя хорошо и занимался спортом, тебе нужен только ты и твои желания напрягать себя, свое тело, свое дыхание. Тебе не нужен ни один прибор в мире, ты сам все можешь.

Ю.В.: А на гастролях занимаетесь спортом? Хватает сил?
С.В.: Наоборот, спорт даже помогает на концертах. Первые пять минут тебе кажется, что ты сумасшедший. Но когда ты закончил заниматься, в тебе больше сил.

Ю.В.: Как я вас хорошо понимаю! Я сегодня в четыре утра пробежала 12 километров.
С.В.: 12 километров... Я так себя еще не мучаю. Я бы сдох по дороге. Но в беге, особенно на дорожке, для меня есть один минус – это скучно.

Ю.В.: Ужасно скучно! Есть, правда, фильмы, музыка. Я вас слушаю, когда бегаю.
С.В.: Спасибо большое! Мне приятно. Теперь появился еще один стимул для нашей музыки: чтобы кто-то хорошо выглядел.

Ю.В.: Вы знаете, у нас такая культура, что мы стесняемся комплименты говорить. Я хочу вам сказать, что вы молодец, а мне неловко, потому что бог знает что вы про меня подумаете. А это ведь ерунда. Жизнь такая короткая, что надо говорить людям хорошие вещи. И мне кажется, что вы замечательный. У вас замечательная музыка. На самом деле я вас не так давно узнала. И это было большое открытие.
С.В.: Спасибо, для меня это честь. Я, если быть откровенным до конца, к сожалению, вообще ничего о вас не знал. Но когда  столько людей о вас хорошее рассказали, мне стало интересно, и я узнал вашу жизнь и так далее. И сейчас, когда я с вами познакомился, мне кажется, у вас очень хорошая позитивная энергетика, я ее чувствую. Я очень доволен.

Ю.В.: Как хорошо – мы сказали друг другу приятные слова! Это очень здорово.
С.В.: А сейчас мне приятно общаться, тем более мы уже не только о еде говорим. Я первый раз в жизни говорю на тему еды или чего-то такого материального, и мне интересно при этом. А вы были во всех этих знаменитых на весь мир ресторанах вроде French Laundry?

Ю.В.: Была, но мне кажется, я дошла до той «высокой ступени», когда мне важно с кем. Мне может быть хорошо где угодно!
С.В.: И мне тоже всю жизнь было важнее с кем, чем где.

Ю.В.: Это лучшая стратегия!

С.В.: Вообще это касается не только еды, наверное.

Ю.В.: Правильно! Еда, она похожа на секс. Одному есть скучно и непонятно.

С.В.: Конечно, но все-таки, если очень хорошее место, но ты не с тем человеком, ты хоть какое-то удовольствие от еды получишь. А вот с сексом так вряд ли получится. Никакая гостиница с видом на Испанскую площадь Рима не поможет.

Ю.В.: Не спасет, я согласна. А если снова о еде, то есть у вас дома сейчас какие-то традиции, которые вы соблюдаете?
С.В.: Конечно! Возможно, это еще не традиция, но мы на завтрак начали кушать первые блюда.

Ю.В.: Как японцы!

С.В.: Это очень-очень благотворно на нас влияет. И мы эти первые блюда сами все вместе готовим.

Ю.В.: А во сколько у вас завтрак?
С.В.: У меня есть два завтрака: завтрак, когда я дома, и завтрак, когда я не дома. Если говорить о классическом завтраке – проснулся, сделал зарядку или йогу, позавтракал, то я просыпаюсь в зависимости от того, что было вечером: с 7.30. до 10.00. На гастролях или в поездках иногда просыпаешься в пять утра. И поди пойми, когда у тебя завтрак. Иногда я люблю просто съесть на завтрак яблоко, иногда мисо-суп, иногда хочется классический завтрак – scrambled eggs или какой-то творог. Тяжелую еду на завтрак точно не могу есть, ее лучше всего есть на обед. К слову, на днях мы с моим близким другом, ирландцем, идем есть утку по-пекински. Я ем все подряд, просто не надо есть плотно, если через полчаса ты собираешься спать.

Ю.В.: Разум – это не маньячество. А утка по-пекински – это так вкусно! В лондонском Сохо она прекрасна.

С.В.: О да. Там я впервые в жизни попробовал настоящую такую утку.

Ю.В.: Я тоже! 

С.В.: Китайская кухня интересна, но пока я еще не нашел ни одного в мире китайского ресторана, про который бы сказал, что в него влюбился. Японский – да. Французский – да. Средиземноморский – да. А китайского пока не нашел.

Ю.В.: Может быть, тут дело в кухне? Она все-таки такая специфическая.
С.В.: Для меня точно. Например, когда я первый раз в жизни попробовал японскую кухню, то не понимал, что это. Но мне хватило трех раз, чтобы понять это явление. А вот в китайской кухне я все время открываю что-то новое. До сих пор эти свиные уши не могу есть.

Ю.В.: В холодце же нашем тоже уши свиные!
С.В.: И я его тоже не ем. Вообще я очень люблю восточную кухню. Когда меня спрашивают: «А как же? Вы же из Украины!» Украинскую кухню я ем раз в год, именно такую, настоящую.

Ю.В.: А что вы любите?
С.В.: Когда у меня возникает непреодолимое желание, зов крови, я чувствую, что мне надо обязательно съесть борщ, деруны, тушеную капусту с черносливом, сало – настоящее, сырое. Но это бывает раз в год. А так у меня очень интернациональный вкус.

Ю.В.: А знаете, что меня еще интересует? У вас же гастроли постоянно, а путешествовать вне концертов вы любите?
С.В.: Очень люблю. Моя жажда путешествовать помогает мне легко переносить гастроли, потому что в любом городе я что-то нахожу.

Ю.В.: А нет ощущения, что, когда ты приезжаешь с гастролями, то есть по делу, ты это место – странное слово – метишь?
С.В.: Гастрольная деятельность группы «Океан Эльзы» и других моих проектов уже, чем то, куда я могу поехать. Мы периодически ездим во все бывшие страны Советского Союза, в Америку и Канаду, иногда в Западную Европу. Мы никогда не ездили с гастролями в Юго-Восточную Азию, хотя я ее очень люблю.

Ю.В.: А какие еще места любите?
С.В.: Гонконг, Лондон, Барселона, Нью-Йорк, Сан-Франциско, Прага, Львов – любимые города... Я совсем недолго был в Кейптауне, но он тоже мне очень понравился. Индия очень интересна, но я любимого города там не нашел. Сейчас три моих новых этапа – это Япония, Южная и Центральная Америка. Вот где я хочу побывать.

Ю.В.: А какую музыку вы любите, книги?
С.В.: В Интернете на многих инфо-ресурсах пишут, что японских писателей (смеется). Сказал лет 10 назад один раз, все до сих пор повторяют. Любил Харуки Мураками. И до сих пор отношусь с уважением. «Охоту на овец» люблю. Но дальше – все!

Ю.В.: А еще он начал бегать и написал гениальную книгу про бег, называется «О чем я говорю, когда говорю о беге».

С.В.: Еще не читал. Я читал его джазовые очерки – очень люблю джаз. Если говорить о японской литературе, то мой любимый писатель – Мисима Юкио, это вне сомнений. Спасибо переводчику, который работает под псевдонимом Акунин, это же он переводил Мисиму с японского. Благодаря ему мы и знаем японскую литературу.

Ю.В.: Чхартишвили гениален! Потрясающий мистификатор.

С.В.: Если продолжать о японцах, то я много читаю Кобо Абэ.

Ю.В.: «Женщина в песках» – блестящая вещь. А еще у Акутагавы потрясающий роман «Ворота Расемон».

С.В.: Не читал пока, почитаю. Фильм Куросавы я видел, конечно. Это один из любимых фильмов. А если еще о книгах, то в последнее время мое чтение делится на две части. Я обязательно читаю на английском языке какой-нибудь бестселлер типа The Life Кита Ричардса. Сейчас жду книгу про Стива Джобса или Джорджа Фридмана The Next Decade. Мне нравится читать по-английски – я очень люблю язык и пытаюсь существовать в мировом контексте. А параллельно читаю фундаментальную литературу – перечитываю Достоевского или Томаса Манна, сейчас прочитал «Будденброков», очень-очень понравилось. Сильная вещь. Даже не знаю, кто мне больше нравится: Герман Гессе или Манн. Оба очень нравятся. Думаю, это вершина немецкой литературы. Точно так же я не могу сказать, кто мне больше нравится – Достоевский или Чехов. Они одного уровня величины, просто разные. Наверное, принцип жизни Чехова мне ближе, такой иронично-философский, а Достоевский – совсем уж патологоанатом человеческих душ. Но он великий человек. А если говорить о том, кем я восхищаюсь, то для меня Гоголь – вне конкуренции. Потому что он, по моему мнению, не пытался никому ничего показывать, что-то анализировать, в чем-то кого-то обличать. Достоевский говорит: «Посмотрите!», Чехов тоже так говорит, только другим тоном. А Гоголь говорит: «Почувствуйте!». Правда, в «Мертвых душах» он тоже начал мучиться чуть-чуть, но его ранние украинские и петербургские рассказы – это же гениально. Очень советую, если есть хорошие переводы, почитать Ивана Франко. Это глыба, человек, которого в советское время, как и многих писателей, сделали рупором рабочего класса, скучную «обязаловку» в школьной программе. А на самом деле он великий.
Недавно перечитал всего Хемингуэя.

Ю.В.: По-английски?
С.В.: По-английски я читал только «Старик и море» и «Прощай, оружие». Остальное читал по-русски или по-украински. Я могу читать на трех языках. Когда я хочу вообще все отключить, читаю только по-украински. Еще у меня есть две настольные книги, юморные. Одна из них на украинском языке – это «Солдат Швейк» Ярослава Гашека. А вторая книга – дилогия Ильфа и Петрова. Можно читать с любой страницы – и настроение гарантировано. Это я вам так о музыке рассказал!

Ю.В.: Ну тогда о музыке в другой раз. Спасибо вам, я рада, что прилетела.

ПОЛКА: что есть на кухне

Британский кот Сева, он на кухне всегда

Питьевая вода

Как можно больше разных сортов чая – от обычной ромашки до белого улуна

Очень хорошая сковородка, чтобы делать scrambled eggs

Имбирь – любимейший продукт, он полностью вытеснил перец чили

Магнитики со всего мира на холодильнике – собираем всей семьей, их уже больше ста

_________________________________

ХлебСоль, март 2012 г.

 


 
 
 
 
Copyright © 1998-2014 Все права защищены - самый большой и самый старейший фан-клуб группы Океан Ельзи
При использовании материалов с данного сайта обязательна активная гиперссылка на http://ocean-elzy.ru/
Данный сайт не является официальным, создан и работает благодаря поклонникам группы.
Материалы предоставляются поклонниками или берутся из сети Интернет с открытых ресурсов со ссылкой на них.
Однако мы напрямую сотрудничаем с администрацией группы Океан Ельзи.
Материалы, выложенные на нашем сайте, регулярно просматриваются администрацией группы Океан Ельзи,
Недостоверная или запрещённая администрацией группы Океан Ельзи информация с сайта удаляется!