РОМАН "УДОВЛЕТВОРЕНИЕ"

ПРЕДИСЛОВИЕ

  
   Назовите меня лжецом - после публикации в Интернете своего первого романа "Ничего, кроме настоящего" я не раз публично заявлял, что это моя первая и последняя попытка сочинительства. Тем не менее, перед вами моя вторая книга. Следовательно, я подло врал, что признаю здесь официально, каюсь и давайте закончим эту малоприятную процедуру с оправданиями и объяснениями.
   Зачем эта книга? На этот вопрос я не сумею убедительно ответить. Где-то попытка искупить литературную беспомощность первого романа, где-то желание написать нечто неавтобиографичное, где-то необходимость унять тот особый творческий зуд, который появляется, когда есть что сказать. Да, наверное, причина появления этой книги в том, что мне есть, что сказать.
   Для того, чтобы разделить ответственность, скажу, что сюжетные линии я обсуждал с моей женой Наташей Бойко. Она очень активно участвовала в творческом процессе, здорово помогла и вдохновила. В общем, если я получу Нобелевку в области литературы - половину обещаю ей по справедливости. Спасибо, Татка, за умные мысли и хорошие идеи!
   Итак, перед вами музыканты, богема, любовь, сексуальные извращения и невнятные моно- диалоги в одном флаконе. Всё это густо посыпано слэнгом и приперчено матом. И нет никакой морали. Это, наверное, самое ужасное.
   В общем, вот вам книга - лопайте!
  
   Публика требует полного и быстрого удовлетворения, а это значит пальцы, которые сами собой отбивают ритм; лица, которые блаженно расплываются; музыка, которая щекочет тело, зажигает кровь и учащает дыхание, - и баста, никаких мудрствований.
   Хулио Кортасар "Преследователь"
  
   Мое искусство - это мой страх. Я от него стартую.
  
   Чарльз Буковски "Женщины"
  

ВРАСПЛОХ

ГЛАВА 1

Current music: AEROSMITH "Pink"

   Всю ночь ему снилась мерзость. Сначала за ним гнались менты. Злобные, толстые, потные... Он удирал изо всех сил. Думал - повяжут. Менты повалили его на землю и стали творить совсем непотребное. Выволокли из багажника своей машины "баян"1 угрожающих размеров и стали прилаживать к его предплечью. Он хрипел и бился в их руках, теряя остатки сил. А они, подбадривая друг друга залихватскими возгласами, деловито перетягивали ему плечо жгутом и старательно искали вену...
   Потом менты куда-то исчезли, и появилась Пэм. Голая и развратная, она манила его к себе и зазывно хохотала. Он ошалело пялился в её раздвинутые ноги, где внутри на левом бедре знакомо алел искусно наколотый роллинговский язычок, и без конца повторял: "Уйди, сука!"... Снова провал...
   А под утро приснилась Даша. Тихая и печальная. Она говорила ему что-то бесконечно важное, в чём он никак не мог уловить смысла. И переспрашивал без конца. Потом она сказала: "Ты добрый... И несчастный..." На этом месте он обиделся и проснулся.
   Глаза открывать не хотелось - он знал, что моментально придёт похмелье. Неприятность эту хотелось как-то отсрочить, и от нечего делать он стал восстанавливать в памяти ход событий.
   Всё случилось дней пять назад. Как-то вечером он привычно зависал в "Кубике" - местном клубе, модном в последнее время среди богемы. Но это только так называется - богема. А на самом деле - так, собирается всякая музыкальная и околомузыкальная шелупонь. Надраться в стельку, накуриться травы до опупения, снять девчонку поэкстремальней... Музыканты, художники, отбитые на голову, опустившиеся поэты... В общем, публика та ещё... Сам он не особо жаловал это место, но куда податься вечером, когда тоска зелёная и страшно одному в квартире?
   Он ещё не успел принять, как следует, "на грудь", когда подошли двое. Вежливо поздоровались и предложили поговорить. Cначала он насторожился - знаем, дескать, какие разговоры с бандитами... Потом понял, что ошибся... Расслабился, сел с ними в тачку и прокатился до центра. Его ввели в роскошно обставленную квартиру и представили стильно и дорого упакованному папику. Тот кивнул и указал на кресло напротив, предлагая располагаться поудобней. Ему налили коньяку, угостили джойнтом и предложили отыграть концерт где-то за городом на закрытой вечеринке таких вот папиков.
   Он долго не раздумывал - сумма обещанного гонорара была такой, что после всего можно смело членом груши околачивать, не заботясь о башлях2 целый месяц. А ему уже давненько хотелось засесть в студии - в голове много чего накопилось. Он дал "добро" и откланялся.
   Вчера вечером микроавтобус забрал его вместе с музыкантами с "точки"3. Полтора часа езды - и они оказались во дворе роскошного загородного особняка. Изысканная архитектура без жлобских наворотов и сельскохозяйственного выпендрежа. Простые строгие линии, чёткие формы и ничего лишнего.
   - Хм... Домишко впечатляет, - подумалось ему.
   Глянул на охранников и продолжил мысль:
   - И ребятки под стать...
   В доме всё было чинно. Представительные гости прохаживались по широченному залу, вполголоса переговариваясь и отхлёбывая из высоких бокалов, выставленных в большом количестве на подносах в руках вышколенных халдеев4. Костюмы, галстуки, вечерние туалеты - всё дорого и по-взрослому. Он сделал вывод, что здесь не та тусовка, где гости нажираются в говно, отстреливают друг дружку из пистолетов, а музыкантам бьют морды и требуют "Мурку". Это радовало...
   Группе выделили гримёрку и "человека".
   - Если нужно будет чего - скажете ему, - распорядитель кивнул на "человека" и испарился.
   Оставалось достаточно времени на выпить-закусить. Он налил себе полстакана коньяку и закурил, стараясь не обращать внимания на сидящих за столом музыкантов и не слушать их привычный трёп. Сам он никогда не ел перед выходом на сцену. Только выпивка и табак - иначе трудно сконцентрироваться и удержать зал.
   Минут через сорок их позвали. Он, не сходя с места, наблюдал, как "ирокезы" берут инструменты и выходят по одному. Подождав какое-то время, он взял гитару и шагнул через порог. Длинный коридор, лестница, залитый неярким светом зал... Перед ним расступаются женщины в вечерних туалетах, уверенного вида мужчины... Пахнет баблом5 и вкусными сигарами...
   Он легко выпрыгнул на сцену, включил гитару и стал перед микрофоном.
   - Привет! - негромко бросил он в зал.
   В ответ - лёгкий шорох аплодисментов. В самом зале свет мягко погас, и осталась освещённой только сцена. Он стоял в двух перекрещенных лучах, направленных на него сверху...
   - Я не совсем понимаю, зачем нас сюда пригласили, - продолжал он. - Обычно всё, что требуется на такого рода вечеринках - это бляди, спиртное и фоновая музыка. Мы не имеем никакого отношения ни к тому, ни к другому, ни к третьему. Значит, либо новая мода, либо случайность. Посмотрим...
   Он тронул рукой струны и потянул узловатую нить перебора... Мягко вступили бас с перкуссией. Виолончель вторила на заднем плане. Полузакрыв глаза, он распевно покатил первые строчки куплета:
  
   Тонкою каёмочкой болтовня,
   Бритвою по горлышку тронь меня,
   Ниточки-верёвочки не дадут
   Заблудиться, если что - отпоют...
  
   Он пел, раскачиваясь на носках своих модных ковбойских сапог. Зал закачался вместе с ним. Со стороны, наверное, было бы странно наблюдать эту навороченную публику, тонущую в его музыке без единой попытки спастись... Они напоминали крыс, идущих за крысоловом с дудочкой.
  
   Запоминай следы по капле-зёрнышку,
   Запоминай следы по камню-пёрышку,
   Запоминай следы, дорожки-тропочки,
   Запоминай следы нам не дано почти
   Терять...
  
   Как обычно, он почти не осознавал, где находится. Он - за пределами досягаемости. Он только в пределах видимости...
  
   Ходили вдвоём - не блудили,
   Летали в небо - не падали,
   По венам да остриём водили,
   Смеялись дождями хрипатыми.
  
   ...Полёт. Он застывает, наклонив голову... Мокрые пряди полностью закрывают лицо...
   Концерт, в принципе, ничем не отличался от выступлений в клубах для любителей андерграунда. Публика так же визжала от восторга, женщины лезли со слюнявыми поцелуями, а самые смелые просили автограф, подставляя "интересные места"... Если не обращать внимания на детали - всё как обычно...
   А потом закрутилась эта чёртова карусель... Издержки рок-н-ролла... Нет, нужно прекращать все эти послеконцертные оттяги... Водка, танцы... Почему-то платья порванные... Беспредел какой-то...
   Откуда взялась и кем была та мадам, с которой он уехал, вспомнить не получалось. Просто в какой-то момент он обнаружил её возле себя... И больше она его не отпускала... Взгляды, прикосновения невзначай и всё такое... Привычный арсенал соблазнялок-впечатлялок. Она увезла его уже под утро...
   В машине они ссорились... Почему - вспомнить тоже не удалось. Запомнилось только, что тачка была навороченная... Из следующего в памяти зацепилась только широченная кровать - судя по всему, на ней он и лежал в данный момент. Имя женщины не вспоминалось никак...
   - Всё, хватит... Пора подниматься, - решил он и открыл глаза.
   Она сидела в кресле напротив и рассматривала его. Наконец-то он мог разглядеть её толком. Брюнетка лет тридцати пяти... С восточным "подтекстом"... Модный растрёп в причёске, стройное ухоженное тело... Но не худая... И не похожа на тех кукол Барби, которых обычно таскают на подобные мероприятия... Вспомнить бы ещё, как её зовут...
   - У тебя есть кто-нибудь?
   Вопрос, мягко говоря, не из тех, которых ожидаешь от женщины, с которой неожиданно переспал и никак не можешь вспомнить её имя... Есть ли у него кто-нибудь? Даша... Пэм... Околомузыкальные девочки... С ним постоянно кто-то есть, но никогда никого нет у него... Почему? Да потому, что он не терпит никого рядом с собой. Он попросту не пускает никого ни к себе, ни в себя... Прекрасная модель для рассуждений об одиночестве талантливого человека... Хотя, он даже не уверен в том, что талантлив.
   - Есть, - он отвёл глаза в сторону.
   - Врёшь, - она прикурила сигарету и выпустила длинную струю дыма. - Я всё о тебе знаю. Или, по крайней мере, очень много. Я бывала на твоих концертах. Я в курсе всех сплетен о тебе. Я слышала росказни девчонок, которые были с тобой. И все говорят одно и тоже - ты один. А если ещё точнее - одинок. Хотя, наверное, сам об этом не подозреваешь... Именно поэтому ты сейчас врёшь мне в глаза без зазрения совести.
   - Не задавай вопросов - и не услышишь лжи, - он усмехнулся своему отражению в полированной стенке шкафа. - Да и какое тебе, собственно, до этого дело? Думаешь, я вот так запросто пускаю к себе в душу каждую блядь, с которой трахался по пьяни? - он нарочно хамил, стараясь вывести её из себя. Просто так, от скуки...
   Она спрыгнула с кресла, медленно подошла к нему, заглянула в глаза... И вылила ему на голову содержимое кофейника, стоявшего рядом на ночном столике.
   - Я - не блядь. Запомни это хорошенько. И ещё запомни, что меня зовут Татьяной. А теперь иди в душ и будем завтракать.
  

МНОГОТОЧИЯ...

   После_зимье
   Иду по пере_крёсткам, оставляяя каплю крови везде
   Не для того, чтобы_вернуться
   Просто память
   Нельзя отключать телефон
   Ведь каждый звонок - весточка с фронта
   Потому что всё по_настоящему
   Священные бляди раздвигают ноги на алтарях
   Сочатся жаж_дой
   Воз_рождения
   В их глазах
   Серебрянной ртутью разлита эта весна
   И я
   Раздаю себя за_так
   Чтобы почувствовать
   Очищение.
  

ГЛАВА 2

Current music: Toots Thilemans "Blusette"

   Ему часто говорили, что в жизни пора что-то менять. Предсказывали, что всё закончится очень плачевно. Пока не поздно, нужно взяться за ум, трезво оценить свои возможности, заняться делом... Набор советов в таких случаях стандартен, и сами советчики обычно уверены в том, что у них-то как раз всё сложилось "как нужно", "как у людей"...
   А вот у него - не как у людей. И всегда было не как у людей. С одной стороны, он - Пепел... Звезда андеграунда... Гуру всех полоумных, продвинутых и просто из-за угла мешком вдаренных. Типа гений... На его концертах исходят слюнями половозрелые самки, которым надоело трахаться с кем попало и вздумалось поискать смысл жизни... Его напропалую цитируют все эти богемные умники и прыщавые подростки, когда хотят казаться умными или когда нужно завалить тёлку с претензией на интеллект... Его слушают те, кто не может обходиться без его музыки... Их, почему-то, меньше всего.
   А с другой стороны, ему уже тридцать. Неприятная цифра. Отметка, за которой начинаешь задумываться над тем, правильно ли живёшь... Пытаешься оценить сделанное... И по концовке получается, что ни черта не правильно - нет ни стабильности, ни осмысленности... Даже семьи - и той нет. Потому что жена ушла три года назад, не выдержав такой дозы рок-н-ролла... И эти пластинки, концерты, стихи - всё это кормит только от случая к случаю. А накопительством Пепел никогда не грешил - поэтому у него всегда так - либо в шоколаде, либо в дерьме по уши... Сплошные крайности. И не хочется ничего менять.
   Пепел не любил размышлять на эти темы, но о другом как-то не думалось. Студию он заказал с завтрашнего дня, и сегодня можно было побездельничать. Он валялся на продавленном диване и, чтобы отвлечься от самокопаний, в очередной раз прокручивал в голове сегодняшнее утро.
   Татьяна эта, сучка, хороша! Только ведь совсем другой уровень. Другой мир. Мир больших денег, шмоток от кутюр, новых дорогих машин... Чего там ещё у них положено... Совсем уж непонятен её интерес к нищему музыканту. Если бы она с утреца просто вежливо пнула его в жопу - проваливай, дескать - это ещё можно было бы понять. Пьяный каприз взбалмошной дамочки. Но сегодняшнее утро и вылитый на голову кофе как-то не вязались с этой картинкой. Протерев глаза от кофейной гущи, Пепел не знал как себя повести. Сначала промелькнула, было, мыслишка раскрошить здесь всё на мелкие части к чертям собачьим... Только глупо это всё выглядело бы... Да и в лом... Поэтому он просто рассмеялся. И покорно пошёл в ванную. Новая знакомая начинала ему нравиться.
   За завтраком они трепались на разные темы. Инцидент с кофейной головомойкой исчерпался сам собой, и, честно говоря, было совсем неплохо. Давненько уже Пепел не чувствовал себя так свободно. Если ему случалось проснуться в чужой постели, то утро обычно оказывалось испорченным. Женщины, как правило, суетились и изо всех сил "производили впечатление", создавая ненужные напряги и вполне естественное желание смыться побыстрей. Или сами прятали глаза. С Татьяной всё было по другому - она вела себя спокойно, африканских страстей не изображала и не сыпала многозначительностями. Как бы невзначай проговорилась о том, что именно она порекомендовала на вчерашнюю вечеринку Пепла с группой. Посмеиваясь, восстановила в его памяти некоторые эпизоды прошлой ночи, вымытые из мозгов алкоголем. Продемонстрировала вечернее платье, разодранное от горла до пояса - вот, мол, полюбуйся, какое мне декольте вчера заделал. Показала в лицах парочку сценок из его, Пепла, вчерашних подвигов.
   Он решил, что нефиг мяться и включился в разговор. Так и получилось - потарахтели о том, о сём, посмеялись и разбежались. Она отвезла его домой, чмокнула в щёку и уехала, пообещав навестить в ближайшее время.
   Процесс лежания на диване и операция "Вспомнить всё" были прерваны неожиданным посторонним вмешательством. Кто-то нагло и беззастенчиво пытался дать знать хозяину, что двери нужно открыть срочно и незамедлительно. Ломились, что называется, по-взрослому. Меньше всего Пеплу хотелось принимать гостей. Но нужно было идти спасать дверь.
   Какая же это зараза, мать твою за ногу, так барабанит?! - Пепел, наконец, распахнул дверь и высунулся наружу.
   - Зда-а-арова, чувак! Как ты? На-а-армальна? Слу-ушай, тут тема на пол-лимона...
   С этими словами в квартиру ввалилась "сладкая парочка" - Нуль и Карабас... Пепел поморщился - мало радости с бодуна слушать гониво этих торчков1 хреновых... И то, что они оба - местные "легенды рока" и неплохие музыканты в прошлом, ситуации не спасает.
   Нуль когда-то был офигенным драммером2, лабал в самых крутых группах, и так лабал, что было "темно в глазах"... Только со временем всё это закончилось - наркота сожрала. И талант, и мозги, и работу... Осталась лишь истасканная оболочка, беззубая, косноязычная и гремящая костями.
   Карабас был рангом помельче, но в своё время считался нехилым гитаристом. В своё время...
   - Всему своё время, - не к месту всплыла у Пепла "мысля".
   "Легенды" были явно не в лучшем виде. Обоих конкретно подколбашивало, а посему налицо было нешуточное расстройство опорно-двигательного аппарата и речевых навыков.
   - Эта... Чего я хотел... Бля-а-а, херово как... Слышь, Пепел, можно у тебя вмазаться?
   - Да идите вы на хер! Что вам здесь, шалман, что ли? Валите к Натахе и долбитесь до усирачки!
   - Не-е-е... Падажжи-и... Ты не кричи... У Натахи менты, туда нельзя... Ну тебе в падлу, что ли... Времени нет место искать - сма-а-а-атри, Нуль ва-а-аще загибается... Выручи, чувак, мы ж ща сдохнем тут в подъезде...
   - Ладно, хер с вами. Только не варить, - Пепел помнил, как пару месяцев назад Нуль напросился к нему в гости сварить какую-то дребедень и божился, что "новая хуйня, абсолютно без запаха, бля буду..." А потом смердело так, что соседи вызвали ментов. Нуль к тому времени благополучно убыл, посему объясняться со стражами правопорядка и отгребать пиздюлей пришлось Пеплу. И смрад невероятный по всему дому держался недели две.
   - Не-е-е... Чувак, у нас всё с собой... Не ссы...
   "Легенды" поковыляли в комнату. Пепел запер замок на два оборота и прислушался. Из комнаты доносилось бубнение и нечленораздельный мат.
   - Давай, давай... Бу-бу-бу... Ебать-тарахтеть... Да па-а-а-адажжи, бля-а-а... Давай "баян"...
   Пепел зашёл в комнату, присел на диван и стал наблюдать за процессом. Дело было на мази - в "баяне" плескалось невнятного цвета вещество.
   - Только на пол не брызгайте, уроды, - предупредил Пепел.
   - Всё ништяк... - бормотнул Карабас и подошёл к открытому окну стравить лишний воздух из шприца.
   - Вы чё, одним будете? А СПИДа не боитесь?
   - Всё путё-о-ом, - сладко проныл Карабас. - Мы чистые, какой СПИД?
   - Купили бы второй на всякий случай, - посоветовал Пепел.
   - Не-е-е... Здоровье дороже... Когда тут бегать? Вон братуха доходит, - Карабас кивнул на скрючившегося в углу Нуля.
   Он примерился так, чтобы струйка попала в открытое окно, и нажал на поршень. И тут случилось непредвиденное - неплотно надетая игла сорвалась со шприца и, описав плавную дугу, вылетела на улицу.
   "Легенды" несколько секунд таращились друг на друга, а потом Нуль простонал:
   - Ё-о-о-о-обанный в рот!!! Это ви-и-и-илы!
   Карабас тихонько завыл:
   - У-у-у-у! Пиздец, бля!
   - Долбоёб! Мудак! Ты чё сотворил! - Нуль протянул к "братухе" дрожащие руки, видимо, намереваясь придушить на месте.
   Карабас кинулся к Пеплу:
   - Чу-у-у-увак! У тебя иглы нет?
   - Откуда? - развёл руками Пепел.
   - Бля-а-а-а! - выл Нуль, - Ширево есть, "баян" есть, а я сдохну, бля, как пёс! Карабас, сука, убил, зарезал! Дятел вонючий!
   - Идём искать! - выдохнул Карабас и ринулся к двери.
   - Куда искать, мудак! Я же щас лапти отброшу! - орал Нуль.
   - Ты посиди, я сичас! - крикнул уже с лестничной площадки Карабас.
   - Сука, "баян" забрал. Сам всё сторчит, - с этими словами Нуль тоже покинул квартиру.
  -- Кино и немцы, - подвёл итог Пепел и снова завалился на диван.
  

МНОГОТОЧИЯ...

   Когда я был маленьким, отец часто брал меня с собой на рыбалку. Мы вставали часов в пять утра, шли пешком до вокзала, садились на электричку и ехали далеко-далеко. Потом шли в утренней дымке, оставляя за собой след на росе...
   Мне запомнилось, как мы приехали на Буг... Нужно было переправиться через один из притоков. Моста не было, идти нужно было высоко над водой по толстой трубе. Отец нёс меня на руках и говорил: "Не смотри вниз и ничего не бойся"...
   Потом я сидел на берегу с удочкой, смотрел на течение, на водовороты, на туман, клубящийся над водой... И было мне спокойно и счастливо...
   Сейчас я всё чаще вспоминаю это ощущение абсолютного счастья и душевного покоя. И когда я захлёбываюсь в траблах и безысходности, мне так не хватает тишины утренней реки, тумана над водой и того щемящего, но в то же время сладостного, одиночества. И чтобы кто-то в момент опасности шепнул: "Не смотри вниз и ничего не бойся"... Шепнул так, чтобы я поверил в это...

ГЛАВА 3

Current music: Miles Davis "Tutu"

   Татьяне тоже было над чем подумать. В её жизни, разграфлённой чёткими красивыми линиями и разбитой на вполне конкретные недели, дни, часы и минуты, обычно не было места непоняткам. И, казалось, она научилась понимать, что ей в этой жизни нужно и что для этого необходимо сделать.
   Профессорская дочка, единственный балованный ребёнок в семье, она благополучно пережила ранний период романтических влюблённостей и вполне осознанно вышла замуж в двадцать четыре года за человека, о котором все говорили: "удачная партия". Нельзя сказать, что она безумно любила мужа - просто с ним было надёжно. Он заботился о ней, баловал и давал ощущение стабильности и защищённости. К тому времени она уже не верила в ту любовь, которую любят описывать в своих романах писатели. Хотелось уюта и заботы.
   После смерти мужа всё резко изменилось. Даже странно, что может сделать с жизнью человека обыкновенная лужа масла на асфальте... Часто оказывается, что самые важные и значимые вещи зависят от таких мелочей... От тела мало что осталось... Мало что осталось от того, что было её мужем... От того, с кем жила в одном доме, спала в одной постели, кто был её защитой от чужого и равнодушного мира... На редкость банально и жестоко...
   Ей тогда пришлось всё взять в свои руки. В первую очередь - саму себя. И через какое-то время ничего не осталось от легкомысленного ребёнка, каким она была раньше. Пришлось научиться быть жёсткой. Пришлось научиться рассчитывать только на себя. Пришлось научиться трезво смотреть на вещи.
   Татьяне удалось удержать бизнес в своих руках, сохранить партнёров и не пустить всё по ветру. У неё обнаружились скрытые таланты, о которых раньше она и не подозревала. Она знала правила игры, умела их соблюдать и умела их нарушать, когда того требовали обстоятельства. Классическая бизнесвумен...
   Её личная жизнь носила отпечаток нового стиля. Всё просто, понятно и просчитано. На сложности и переживания не было ни времени, ни желания. Были сменяющие друг друга любовники, или, как это стало модно называть, бой-френды. Короткие, ни к чему не обязывающие связи. Нечастые, заранее спланированные встречи...
   И вдруг, совершенно не к месту, случилось это самое... Нинка, о которой все знали, что она совсем без башни, затащила Татьяну в ночной клуб на концерт. Ей тогда страшно не хотелось идти, но Нинка нагрузилась коньяком сверх всякой меры, к тому же у неё был день рождения... В таких случаях не принято отказывать и Татьяна покорно последовала за подругой, которая заплетающимся языком повествовала о том, что "ребятки играют - просто атас". И еще что-то насчёт того, что сама Нинка была на их концерте с очередным "котиком", непризнанным художником-гением, и кончила под их музыку аж пять раз...
   - Представляешь, подруга, я просто от музыки кончила, - захлёбываясь распиналась Нинка. - Реально! У меня с мужиками в постели так сильно никогда не получалось! Может, они вибрации какие-то цепляют?
   Татьяна брезгливо морщилась и списывала всё на пьяный бред. В клубе ей тогда не понравилось - дым коромыслом, явный душок марихуаны, девчонки-соплюхи визжат под самой сценой... Местечко - не ах! А Нинка поволокла её к сцене, в самую давку.
   Потом появились сами музыканты. Стали настраиваться. Зафонил микрофон, зарычала гитара, завизжала виолончель. Потом стало тихо, и к микрофону вышел он... Пепел... Зал завизжал и затопал, а Татьяна зажала уши руками. Пепел улыбнулся, просто и симпатично... Прикрыл глаза и запел...
   Вот тут-то с Татьяной и произошло непонятное. Она поплыла в этой музыке, в этих стихах необычных. В голосе его негромко-хрипловатом... Ей казалось, что она больше никогда не сможет обходиться без этих странных созвучий и жизнь без них станет тусклой и бессмысленной. Эта нескладная фигура на сцене стала для Татьяны воплощением всего того, чего ей так не хватало в последнее время.
   Вцепившись ей в локоть, билась рядом в экстазе Нинка, коротко подвывая и шаря рукой между плотно сжатых бёдер. Зал раскачивался волнами... Где-то под самой сценой шло движение... Оттуда к Пеплу тянулись девичьи руки, пытаясь дотронуться до кончиков его остроносых "казаков"...
   Так в её чётком и выверенном пространстве появился Пепел... И он, конечно же, разметал к чёртовой матери весь покой и упорядоченность. Иногда Татьяне казалось что она немножко сошла с ума... Или не немножко... Как иначе можно было объяснить тот факт, что она непрерывно моталась по его концертам, посещая заведения самого сомнительного пошиба? Как иначе можно было объяснить почти физическую боль во всём организме, если долго не случалось его увидеть? Зачем ей нужен этот нищий "гений" - на этот вопрос она не могла себе ответить. Учитывая то обстоятельство, что давно не верила в любовь...
   Она уже знала о нём почти всё, что было можно услышать в местной "подземке". Его не крутят по радио, не показывают по телеку... О нём не пишут газеты и журналы... Но он всё равно звезда... Философ... По нём умирают глупые девчонки-малолетки и вполне зрелые женщины... От него три года назад ушла жена... Он один...
   Правда, поговаривали о какой-то Даше. Но поговаривали очень скупо и непонятно. То ли Даша по нему сохнет, то ли он по ней... Неясно... Упоминали о какой-то романтической истории, связанной с этой самой Дашей, но что за история - для всех загадка. Ничего толком узнать не удалось...
   А когда Саша Гонкуров, её партнёр по бизнесу, собрался праздновать своё сорокалетие, Татьяна посоветовала ему пригласить Пепла с группой. Саша склонялся в сторону камерного квартета с академическим репертуаром, но он всегда доверял её вкусу. И не прогадал. Ребята стали именно той изюминкой, которая выделила его юбилей из череды скучных, всем приевшихся вечеринок. А у Татьяны появилась возможность подержать своё сокровище в руках...
   Стоит ли говорить о таких мелочах, как безумная пьянка после концерта и болезненный драйв, закрутивший всех, без исключения... Для собравшейся у Гонкурова компании всё это было экзотическим приключением. Ей тоже хватило экзотики выше крыши - здорово поддавший Пепел затеял с ней абсолютно бессмысленную ссору, дал увесистую пощёчину и разодрал до пупка платье от Готье... По дороге домой, продолжая ссору с ним, Татьяна чуть не влетела в грузовик, выскочив на встречную полосу...
   Секс с вымечтанным героем тоже получился странным... Она толком не успела ничего понять. Но, что самое ужасное, эта ночь ничего не изменила в её отношении к Пеплу. А она здорово на это рассчитывала. И утром стало понятно, что всё это всерьёз и надолго. Татьяна обычно старалась избегать слова "навсегда".

ГЛАВА 4

Current music: Ben Webster "That's All"

   Он не любил возвращаться домой один. Он боялся темноты и одиночества. Но так случилось, что он был одинок и всегда брёл в темноте наощупь. Не самая весёлая фишка...
   Пепел поднялся по заплёванной лестнице, прислонил кофр с гитарой к ободранной стене и сунул ключ в замочную скважину. День прошёл в запарках и суете, первый день записи - он всегда такой. Идти в "Кубик" не было ни сил, ни желания. Придётся сосать водку с томатным соком и пялиться в ночь из окна. Он вошёл, потянул дверь на себя и щёлкнул задвижкой. Принюхался. Поймал краем ноздри еле уловимый знакомый аромат. Даша...
   Пепел тихонько заглянул в комнату. Она спала, уютно завернувшись в клетчатый плед. Чересчур домашняя картинка для его берлоги. Он улыбнулся, прикрыл дверь и на цыпочках пошёл в кухню.
   Странные, никому не понятные отношения. Несколько совместно прожитых ночей, отсутствие обязательств и обещаний... У него музыка, женщины и одиночество... У неё - ожидание и ключи от его квартиры... И многовато многоточий для одного абзаца... Такие дела...
   Пепел плеснул себе водки в высокий стакан и долил томатным соком. Взболтал. Говорят, что правильно - наливать по лезвию ножа и не взбалтывать. Но ему частенько не нравится, если правильно. От этого все угловатости. Так говорила бывшая жена. Он отхлебнул и прислушался, как побежала по пищеводу струйка. Усмехнулся и задумался.
   - Устал? - лёгкая, как крыло, ладонь легла на его волосы. Даша умела подходить по-кошачьи бесшумно.
  -- Он, не оборачиваясь, взял её руку и поцеловал запястье. Потом поднял глаза.
   - Привет, котёнок. Устал малость. Думал - придётся скучать. Молодец, что заглянула.
   - Я знаю - тебе всегда стрёмно одному вечерами, - она прижалась к нему. - Поужинаешь?
   - Не нужно... Я перехватил на студии.
   - Да, я слышала, что пишетесь. Глобальные планы? Или просто пару песен?
   - Как получится... Деньги есть, материала хватает. Главное - чтоб всё срослось правильно.
   Он достал банку с табаком, длинными нервными пальцами выудил щепоть и набил трубку. Зажал её в зубах, прикурил и с наслаждением затянулся.
   - Что у тебя слышно, малыш? Давно не показывалась... Рассказывай, где пропадала.
   - Я пропадала? - Даша улыбнулась. - Это ты у нас неуловимый. Репы, концерты, пятое-десятое... Дома не живёшь, а в клубах я на тебя насмотрелась... Передозняк у меня рок-н-роллом случился.
   - Прости, малыш... Работа у меня такая. Самому надоело, но кушать же что-то надо. - Пепел не любил оправдываться, но с Дашей иногда приходилось быть не таким, как обычно.
   - Ещё скажи мне, что музыка надоела, что пора переквалифицироваться в управдомы и что тебя тошнит каждый раз, когда приходится выходить на сцену, - она взъерошила его волосы и рассмеялась.
   Пепел пожал плечами:
   - Не совсем так. Вот ты знаешь, котёнок, что я чувствую, когда выхожу на сцену? Что я чувствую, если я не пьяный и не дунул перед лабой?
   Даша задумалась:
   - Ну... Адреналин, наверное, бурлит... Прёт тебя не по-детски... Что ещё? Не знаю, я не могу себя в твоей шкуре почувствовать, но эмоциональный взрыв должен быть стопудово.
   - Не угадала, - Пепел в упор посмотрел на неё и прищурился. - Так вот... Когда я выхожу на сцену, я не чувствую НИЧЕГО. Совсем ничего. Пусто в душе. Ноль полный. Раньше меня действительно дико пёрло на сцене. Музон, кач, руки... Ощущение власти абсолютной над толпой... А сейчас вымерло всё. Скучная голая пустыня внутри. Хочется покоя. А не всей этой суеты, - он глянул на неё и улыбнулся. - Что, не вяжется это всё с образом культового музыканта?
   - Как раз это вяжется. Что было сегодня на студии? Расскажи, мне интересно, - Даша решила поменять тему.
   - Да ничего особенного. Посидели, поиграли, прикинули, как это кино писать... Определились с графиком... Под вечер знакомых припёрлась туева хуча... Работать было уже невозможно - решили попить водки. Пэм накрыла поляну...
   Глянул в её потемневшие от обиды глаза и добавил:
   - Я вовремя смылся.
   Он налил ей и придвинул поближе. Даша машинально отхлебнула...
   - Давай я тебе спою. А? - он просительно заглянул ей в глаза. Знал же, япона мать, что плохо реагирует на само имя "Пэм"... Дёрнул чёрт за язык...
   - Спой, - Даша улыбнулась через силу. - Я люблю, когда ты для меня поёшь.
   Пепел расчехлил гитару, выбил трубку и положил её рядом с пепельницей. Прикрыл глаза и задумался. Тронул тихонько струны...
  
   Ветер и пыль, в бездорожье
   Мы заплелись безнадёжно,
   Нечего ждать, некуда больше спешить...
   Слово "Любовь" горьким ядом
   Татуируем где-то рядом
   С сеткой бессонниц и вязким желанием жить
  
   Даша любила эту его негромкую манеру петь свои песни, словно рассказывая... Спокойный хрипловатый голос, усталое лицо и слова... Слова, царапающие сердечко...
  
   Время стихов и вопросов,
   Шепчут нам вслед перекрёстки,
   Перевяжи мои раны покоем дождей.
   В венах навзрыд бьёт карминно
   Кровь пополам с никотином,
   Оставь меня - я так устал от людей...
  
   Всё ни о чём тихо злимся,
   Передохнём и простимся...
  
   Пепел оборвал, не доиграв... Отложил гитару... Снова набил трубку табаком.
   - Не поётся что-то... Устал...
   Помолчал. Налил ей и себе.
   - Что у вас за концерт козырный был позавчера? - Даша закуталась поплотней в его рубаху и уселась поудобнее. Она любила, придя к Пеплу, таскать его необъятные рубахи и безразмерные свитера. В них было по-особому уютно. В них она чувствовала себя дома...
   Пепел пожал плечами:
   - Да так... Знать развлекается... Странно, что нас позвали, - хотя теперь для него не было ничего странного. Всё стало на свои места после Татьяниных объяснений.
   - Ты стал модным музыкантом, Лёш?
   - Нет, - он усмехнулся, - папики просто выпендрились. Не думаю, что это начало рок-н-роллизации бизнес-кругов... Так, случайность...
   Разговаривать не хотелось. Ему - потому что устал. Ей - потому что не о чем. Главное он и так знал. Хотелось просто сидеть рядом, чувствовать его присутствие, дышать его запахом, ощущать его усталость. За окном шептались дождевые капли, ссорясь с тротуарами и говорливой листвой. Шуршали колёсами автомобили по мокрой мостовой. А в маленькой городской квартирке сидели двое и молчали обо всём на свете.

МНОГОТОЧИЯ...

   Иногда ночами Она кладёт мне руку на лицо и я просыпаюсь... А Она исчезает, заставляя меня горько сожалеть об этом...
   Сложно ощущать себя лишним... Ещё сложнее ощущать, что тебе кто-то завидует по этому поводу...
   Тук-тук... Скажите, а как попасть к вам?
   К нам попасть проще, чем от нас выбраться...
   Не верит...
   Девочка, на нашей ярмарке тщеславия торгуют Смертью... Хочешь полСмерти за грошик? Для тебя это всего лишь слово, как острая льдинка, которая ранит язык. Для меня - татуировка, которую уже перестал замечать.
   Мы используем ваши души в качестве ночлежек. Но таким бездомным псам, как я, всё равно место на помойке. Это не пугает. И вызывает ничего, кроме чувства досады на самого себя.

ГЛАВА 5

Current music: Diana Krall "Let's Face the Music and Dance"

   Даша шла в институт, расшвыривая носком туфельки разноцветные осенние листья. Ночь закончилась, наступило обычное утро. Обычный накрапывающий дождь, обычные утренние прохожие, спешащие на работу, обычные серые тучи, затянувшие небо... Все было как обычно. Слишком обычно. Даже Пепел... Вечером он уложил ее на диван, укутал пледом: "Спи, котёнок. Мне нужно еще поработать. Есть кое-какие идеи по поводу записи". Обычная отмазка, шитая белыми нитками... "А чего ты хотела, дурочка? Африканских страстей? Пора тебе, наконец, понять - для него ты, похоже, навсегда останешься просто соседской девчонкой. Той самой первоклашкой, которую он, старшеклассник, по просьбе по уши загруженной матери, водил в школу. А потом помогал решать задачки по математике. И по физике. И защищал от мальчишек. И вообще от всего на свете защищал, как старший брат. Вот-вот, так он себя и ведет - как брат. Будто и не знает, что она уже больше десяти лет безумно влюблена в него... И никто в целом мире ей больше не нужен, кроме него... А нужна ли ему она? Хороший вопрос...
   Тогда, три года назад, когда от него ушла жена и ему было так необходимо чье-то тепло... Тогда Даша очень кстати оказалась рядом. И ей казалось, что вот, наконец, все будет так, как она хотела... Но, похоже, так не бывает. Все было хорошо, просто прекрасно, но... Он не может портить ей жизнь, потому что свою уже испортил. А она только начинает жить ... Такие дела...
   А что, если ее жизнь уже давно отравлена сумасшедшим чувством к нему, Пеплу? Иногда Даше до безумия хотелось избавиться от этого чувства. И она даже делала попытки. Но... Ничего не получалось. И она опять приходила к нему вечерами, открывала двери своим ключом, куталась в его рубахи... Ждала, что все-таки однажды он поймет, что только она одна нужна ему по-настоящему. И все остальное - просто шелуха, эпизоды в его, Пепловой, жизни.
   А этих эпизодов было не так уж мало. В основном, околомузыкальная тусовка - поклонницы, журналистки, певички... Та еще братия, развлекающаяся напропалую, живущая одним днем, как будто завтра ожидается конец света - так это видела Даша. Сама она не признавала такого отношения к жизни, но вот Пепла всё это вполне устраивало - алкоголь, клубы, приключения на одну ночь, когда становилось совсем уж одиноко. Ни к чему не обязывающие и не имеющие продолжения.
   Вот только Пэм...
   Даша вздохнула. Пэм... Она все время мелькает рядом. Кажется, ей совершенно не нужен Пепел, как не нужен и вообще никто. И Пеплу она тоже совсем не нужна - ему, вообще-то, нравятся совсем другие женщины, не такие пофигистичные, не такие безбашенные, как она. Но... Пэм снова и снова появляется возле него... Просто поразвлечься, и тогда оказывается, что он тоже не прочь... Поразвлечься... Вот и развлекаются. Зачем она приходила вчера на студию? Потусоваться? Попить водки? Написать очередную завернутую статейку типа "непризнанный рок-гений создает шедевры"? Или напомнить: "Ты мне не очень-то нужен, но я все-таки здесь"?
   Может, завести и себе парочку "запасных вариантов"? Всё лучше, чем сидеть вечерами в пустой квартире у Пепла, и ждать, ждать неизвестно чего. Когда он вернется с репетиции... Или с концерта... Или с очередной вечеринки... Или от Пэм?
   "Надоело, не могу больше! Устала... Нужно что-то менять!"
   - Даша! - Она оглянулась. Вот как, размышляя обо всем на свете, она совсем незаметно добралась до института. Неяркое осеннее солнце, выглянувшее, наконец, из-за туч, желтые листья, последнее тепло перед зимой выманили студентов в институтский двор - пока не начались пары, можно поболтать, выкурить по сигаретке, порадоваться теплым денечкам. Это зимой все будут поскорее забегать в помещение, а сейчас Дашины одногруппники стояли возле входа и махали ей.
   - Даш, как дела? Что делала на выходных?
   - Даш, не знаешь, когда следующий концерт будет?
   Все они были страстными поклонниками Пепла и его музыки. И, конечно, ни для кого уже давно не секрет, что Пепел раньше был соседом Даши, что они знакомы с детства, что они друзья. Конечно, без подробностей... (да и какими подробностями тут можно было бы похвастаться?.. ) И они всегда обращались к Даше, чтобы узнать, когда планируется новый концерт, или попросить достать приглашения, если попасть на концерт было невозможно.
   - Не знаю, запись у них. Наверное, концертов не будет, пока не запишутся.
   - А-а-а... Так значит, скоро новый альбом выйдет?
   - Вроде да.
   - Класс! - Ребята в восторге - еще бы, новый альбом Пепла! Просто отпад! "Вот для этого ты и живешь, Леша, чтобы видеть восторг на лицах поклонников, восхищение и преданность в глазах фанатов на твоих концертах? Или правда, что все это тебя уже не трогает? Но должно же что-то трогать... Иначе зачем вообще жить... Чем можно тебя тронуть, Леш?"
   - Даша?
   Она повернулась. Симпатичный парень внимательно смотрел на нее, будто читая все мысли.
   - Что, Юра?
   - Что-нибудь случилось? Ты грустная какая-то
   - Нет, ничего, тебе показалось, Юр.
   - Даш... Он отвел ее в сторонку, подальше от галдящих студентов. - Ты что сегодня вечером делаешь? Может... Сходим куда-нибудь? - Внимательные светлые глаза смотрели без особой надежды. Юра пытался ухаживать за ней с первого курса. Он, пожалуй, единственный в их группе догадывался об отношениях, связывающих Дашу с ее знаменитым соседом. И, соответственно, о причинах ее хронического отказа.
   Но сегодня Даша совсем в другом настроении. "Вот и шанс что-то изменить, правда? Почему бы и нет? За Юрой не волочится хвост поклонниц и любовниц. Он не будет заставлять ждать и надеяться напрасно... Он заинтересован в нормальных отношениях. И от него не услышишь: "Прости, малыш, я не хочу портить тебе жизнь...."
   - Ладно, давай сходим. Я сегодня не занята. - Даша через силу улыбнулась.
   - Правда? - Было заметно, что Юра слегка опешил. - Даша, это замечательно! Ты правда не пожалеешь!
   - Думаешь? Ладно, давай после занятий договоримся, ладно? - Даша направилась к зданию института.
  -- И зачем я это сделала? Господи, как будто никогда не пыталась... Все это мы уже проходили. Свидания, букеты, кафе... Все равно ничего не получится. Ничто не помогает, противоядия не существует. А может быть, все-таки?.. Может, просто нужно быть чуть-чуть терпимее и не сравнивать все время всех с ним, с Пеплом? И не думать постоянно: "все равно ничего не получится"? Может, нужно просто как следует постараться? Ладно, на этот раз я постараюсь. Я буду очень стараться. Изо всех сил. И совсем, ну ни капельки, вот ни столечко не буду думать о нем.
   О Пепле...
  

МНОГОТОЧИЯ...

   Линии на ладонях становятся мёртвыми и нечувствительными...
   Вязко и промозгло...
   Смотреть воспалёнными глазами на трещинку, куда упирался лучик солнца ранней осенью...
   Думать о том, что там ничего не осталось...
  

ГЛАВА 6

Current music: Eric Clapton "Alberta"

   Коньяк за завтраком - это извращение. С этой мыслью Пепел налил себе полстакана "извращения", поставил на стол чашку кофе, закурил и уселся лицом к окну. Клэптон завывал об Альберте, за стеклом осень разбрасывалась листвой и последними надеждами на бабье лето... Не было желания идти куда-то, с кем-то встречаться... Хотелось вот так сидеть, бездумно потягивать коньяк, смешанный с кофе и табачным дымом, и думать о всякой ерунде. Забить на все проблемы, на работу... Стать обычным бездельником, ленивым и никуда не спешащим... Вот только жаль, что это несбыточно.
   Он допил коньяк, выбил золу из трубки и засобирался. Щелчок выключенного магнитофона. Скрип надеваемой обуви. Хруст "молний" на косухе. Скрежет дверного замка. Гул шагов на грязных ступеньках. И дневной свет - как выстрел в лицо. День начался.
   Несколько шагов по мокрой листве и взгляд упёрся в гостеприимно раскрытую дверцу серебристого "ниссана" и женскую руку, картинно похлопывающую по сиденью.
   - Садись, звезда, подброшу, - Татьяна сняла тёмные очки и кивком указала на место рядом с собой. - Тебе куда?
   - У тебя, наверное, хобби? - усмехнулся Пепел. - С каких это пор успешные бизнес-леди развозят музыкантов вместо такси?
   - С сегодняшнего дня. Вместо налогов. Падай и говори куда тебе.
   Пепел помедлил несколько секунд, потом бросил гитару на заднее сиденье и неуклюже разместился рядом с Татьяной.
   - На Пригородную, к ДК "Сельмаш".
   Татьяна кивнула и повернула ключ зажигания. Автомобиль мягко тронулся с места.
   - А что в ДК "Сельмаш"? - спросила Татьяна, выворачивая руль. - Концерт? Так я слышала, что в этом месяце концертов не будет.
   - Запись, - хмуро пояснил Пепел.
   Он ещё не решил, как отнестись к её неожиданному появлению и старался вести себя нейтрально. С одной стороны, он обычно избегал продолжений таких вот знакомств. А с другой... С другой, он был рад снова увидеть Татьяну, хоть и не спешил себе в этом признаваться.
   Приехали они быстро и за всю дорогу перекинулись всего парой ничего не значащих предложений. То-сё, пятое-десятое... Закончилось тем, что они притормозили возле ДК, и Пепел неожиданно для себя предложил Татьяне встретиться вечером. Договорились созвониться часиков в семь.
   В студии царил привычный бардак. Звукорежиссёр Челя возился с коммутацией, вещая высоким тенором о тяжёлой, блядь, жизни постсовковых звукачей. На лестнице стоял плотный конопляный туман - барабанщик Пепла Кокс и гитарист Шурик набирались вдохновения у "мариванны"1. В операторской сидел Чиллаут, басист безумный, и при помощи Пэм и Гургена пытался выяснить, каким образом он умудрился очутиться сегодня утром в детском кукольном театре. Вспомнить не получалось - они только морщили лбы и повторяли, что два раза "за последней" бегать в гастроном не следовало.
   - Оп-ля, а вот и пожиратель сердец, - Пэм танцующим шагом подошла к Пеплу и чмокнула его в щёку. - А у нас здесь операция "вспомнить всё".
   - Нашла чем удивить, - Пепел поставил гитару в угол. - Вы ничем другим с утра и не занимаетесь - или вспоминаете, или похмеляетесь.
   - А вот говорят, - вломился в разговор Челя, - что учёные такую специальную хуйню придумали... Типа культура бактерий поселяется в желудке. С утра выпил водички - и ты бухой. Ни водки не нужно, ни колёс2 - пьёшь воду и тебе всегда ништяк.
   - Тебе и так всегда ништяк... Без всяких бактерий в желудке, - засмеялся Пепел. - Ты уже всё приготовил? Можем начинать?
   - Да я уже полчаса, как готов. Это ты, между прочим, опоздал.
   - Тогда зови всех и начинаем.
   Челя прочно разместил свои сто десять килограммов живого веса за звукорежиссёрским пультом, музыканты закрылись в аквариуме3. Защёлкали тумблеры комбиков4, Кокс прошёлся палочками по своей "кухне". Пепел привычным движением надел наушники и стал к микрофону.
   - Пёрни что-нибудь для ориентации, - послышался в наушниках голос Чели. - Ага, хорошо. Готовы? Тогда по моей отмашке начинаем. Поехали.
   Описывать работу группы в студии - занятие неблагодарное. Бесконечное количество дублей, борьба между теорией музыки и эстетическими принципами обкурившегося барабанщика, дежурное звукорежиссёрское "лучшее - враг хорошего"... В общем, глупости сплошные. Время записи обычно летит быстро - взяли пару нот, ругнулись пару раз, отслушали несколько дублей, обсудили.... Снова ругнулись... Глядишь - и день прошёл.
   - Вот ты мне скажи, почему у фирмачей всё звучит на много порядков круче, чем у нас? Вроде и пишут на том же аппарате, и музыканты у нас есть не хуже. А вот у них всё равно фирмА, а у нас - говно... - Пепел стоял над душой у Чели, пытавшегося что-то сделать со звуком барабанов в только что записанной песне.
   - Понимаешь, старый, всё очень просто. У них весь процесс идёт так же, как и у нас - знакомцы ездили, наблюдали. Но под столом у них в незаметном местечке заныкана кнопочка специальная. Называется "фирмА". Как только все отвернутся - они при сведении эту кнопочку нажимают и опа! Получается настоящий фирменный саунд1. А у меня, старый, вот загляни под стол - кнопки этой сраной нет и в помине. Потому и звук говно.
   Пэм оценила озадаченную рожу Пепла и заржала первой. А за ней - все остальные музыканты. Пепел озадаченно почесал репу:
   - Туше. Ну, давай до завтра тормознём. Всё равно ничего путного уже не наваяем.
   - Тогда, э-э-э-э-э... Может попийсякнем? - внесла предложение Пэм.
   - Твоё "попийсякнем" - это не по пятьдесят, а по шестьсот пятьдесят, - отмахнулся Пепел. - А завтра снова будете вспоминать, чё это вы творили и почему проснулись в картинной галлерее.
   - Да ладно тебе, старый! Посидим малость, потрындим, фляндр-другой приговорим. Заслужили ведь, - зашумели музыканты.
   - Хорошо, вы тогда сбрасывайтесь, шлите гонца, а я перезвоню. Я, может, с дамой буду, так что водку купите человеческую и закуску нормальную, а не пачку крекера, - и Пепел вышел в "предбанник".
   - Алло, Таня... Это Алексей. У меня есть предложение по сегодняшнему вечеру. Здесь на студии намечаются небольшие дружеские посиделки. Ничего особенного, лёгкий отдых после дня записи... Может, подъедешь? Посидим немножко, выпьём по чуть-чуть. Если не понравится - сбежим. Согласна? Тогда подгребай к ДК. Будешь здесь - набери меня, я выйду встретить.
   Он вздохнул, развёл руками и пробормотал себе:
   - Ну, если что - сам будешь виноват, кретин.
  

ГЛАВА 7

Current music: Diana Krall "Temptation"

   - Прикури и мне тоже, - Татьяна перевернулась на спину...
   В темноте вспыхнул огонёк спички, Пепел зажёг сигарету и подал её Татьяне. Закурил трубку, глубоко затянулся, выдохнул дым... Улыбнулся... Курение в темноте - дело интимное. Особенно вдвоём. И особенно после любви.
   - Знаешь, мне было интересно понаблюдать за вами, - Татьяна задумчиво рассматривала тлеющий кончик сигареты. - Никогда не видела богему в собственном соку.
   - И что? - усмехнулся Пепел. - Каковы впечатления от экскурсии? Что вы ощутили, мадам - болезненный интерес, гадливость, восторг? - Он незаметно для себя перешёл на пародийно-репортёрские интонации. - Вид пьяных лабухов должен был, по идее, оскорбить утончённый вкус воспитанной леди.
   - Перестань, - Татьяна поморщилась. - Тебе не идёт быть клоуном. Ведь всё было хорошо - зачем становиться в позу и выпускать иголки. Ну какие вы лабухи? Что ты несёшь? Просто я в первый раз была в подобной компании. Непривычно, слегка непонятно... Но здорово, - улыбнулась она.
   - Прости, - Пепел стушевался. Положил погасшую трубку на тумбочку возле кровати. - Я боялся, что тебе не понравится. Что может быть для тебя интересного в компании философствующих пьяниц, обросших всевозможными комплексами и ищущих спасения в собственной маргинальности?
   - Во-о-о-он как ты это воспринимаешь, - улыбнулась Татьяна. - Зачем же тогда ты поволок меня туда, если был уверен, что ничего, кроме гадливости у меня это не вызовет?
   - Да я и сам не знаю, - признался Пепел. Ты сегодня появилась так неожиданно, что я немного растерялся - был уверен, что мы больше не увидимся. И в голову не пришло ничего другого, как притащить тебя на посиделки после записи.
   - Какой застенчивый философствующий пьяница, обросший всевозможными комплексами и ищущий спасения в собственной маргинальности. Застенчивый до такой степени, что его смущает внимание женщины. И по причине этой самой застенчивости он говорит даме грубости и таскает её в сомнительные компании, - Татьяна тихонько рассмеялась и поцеловала его в небритый подбородок.
   - Ещё прибавь, что он поит даму водкой и грубо её домогается. Тогда портрет выйдет совсем уж мерзкий.
   - А мне мама всегда запрещала ходить в гости к мерзавцам. И особенно - оставаться у них на ночь.
   Они дурачились, перебрасываясь разноцветными мячиками фраз. Эта ночь принадлежала только им двоим - вместе с царапаньем ветвей по стёклам, вместе с редкими каплями воды из неплотно закрытого крана в кухне, вместе со скрипом продавленного дивана и запахом разлитого на полу кофе. Они оба знали, как просто заблудиться в собственном одиночестве. Они оба знали и ценили тепло, отдаваемое искренне, без остатка и надежды на что-либо. Ведь чем больше разочарований - тем меньше надежды. А разочарований у них обоих в жизни хватало. Поэтому сейчас им было важно вырвать у этой ночи всё, что было в ней спрятано. Тепло, наслаждение, смех... А завтра пусть будет завтра...
   Татьяна целый день ждала его звонка. Занять себя работой не получилось и она, вопреки собственным правилам, сбежала из офиса домой. Весь день она провела, наблюдая за стрелками часов и положив рядом телефон. Глупые самокопания - занятие, конечно, бессмысленное, но ни на что другое её попросту не хватило.
   День был потрачен всё-таки не впустую. Татьяна заняла его тем, что сумела доказать себе пятьюдесятью различными способами, что такой дуры, как она, свет ещё не видывал и что нужно поскорее завязывать со всей этой глупой историей. В момент логического обоснования этой ценной мысли пятьдесят первым способом позвонил сам виновник логического штурма и пригласил на дружеские посиделки в студии. Моментально забыв обо всех своих благих намерениях, Татьяна бросилась вызывать такси.
   "Ирокезы" сделали вид, что их абсолютно ничто не удивляет. Видали, мол, и не такое. Только эта журналистка со странным именем Пэм, или это прозвище у неё такое - нужно будет спросить - смерила Татьяну изучающим взглядом, хищно прищурив раскосые глаза. На столе в "предбаннике" была накрыта скромная "поляна"1. Татьяна умилилась про себя, увидев афиши, аккуратно расстеленные вместо скатерти, а на них бутылки с водкой, колбаску, пакеты с соком и бутерброды.
   После церемонии взаимных представлений налили по первой и выпили за знакомство. Чиллаут моментально предложил повторить под тем предлогом, что не вовремя выпитая вторая - это зря потерянная первая. За второй последовала третья, после чего народ закурил, и Шурик с Челей моментально сцепились в жесточайшем споре о преимуществах различных гитарных процессоров. Тема эта, видимо, была для них очень животрепещущей, поскольку они совершенно забыли, где находятся, и на весь вечер попросту выпали из общей компании. Они рисковали уйти домой трезвыми, но сердобольный виолончелист Вася заботливо наливал им в нужные моменты и усердно дёргал за рукава, напоминая, что пора выпить.
   Как Татьяна узнала позже, сам Вася ломался после первых же ста граммов водки. По этой простой причине он не пил. Но, поскольку дико любил застолья, то почитал своей прямой обязанностью следить за тем, чтобы у других участников праздник удался.
   Татьяна прислушалась - Пэм рассказывала о своей поездке в тур вместе с одной известной группой.
   - Короче, заходим мы с Петечкой в номер, а там Макс с какой-то чувихой кофе пьёт. Сигарету так интеллигентно двумя пальчиками держит и вещает что-то сугубо интеллектуальное и завёрнутое на всю башку. А тёлка сидит, выкатив шары по восемь копеек, и внимает. Серьёзно так внимает, не дыша. А Макса несёт на полную. Ну, всё, - думаю, - сегодня тема ебли будет стопудово раскрыта. Причём, полностью. Без запятых.
   - Да, Макс - известный спец по возвышенной ебле, - поддакнул Чиллаут. - Он этих лохушек-интеллектуалок пачками на конец сажает. А сначала - чашечка с кофе, сигаретка двумя пальчиками и лапша о мистических вибрациях и о непознанном в музыке... Синапсы-хуяпсы...
   - Так вот, - продолжала Пэм, - сидят они, воркуют себе тихонько. А Петечка остановился у Макса за спиной, слушает, прикрыв глаза, и улыбается. Иногда от удовольствия даже рукой дирижирует. Чувиха пошевелилась, ногу на ногу положила. Тут Петечка подскакивает к ней, схватил её за шиворот, тряхнул... Да как заорёт ей прямо в рожу: "Слушай, блядь, что гуру говорит!" Девица просто сигаретой подавилась от неожиданности.
   Вся компания дружно захохотала. Экзальтированных девиц, посвятивших себя самопознанию, здесь, видимо, не любили. Чиллаут от удовольствия тряс головой и стучал стаканом по столу - наверное, в знак солидарности с действиями неизвестного Татьяне Петечки. Пепел улыбался и посматривал на Татьяну. Вася толкал в бок Шурика, стремясь привлечь его внимание к интересному разговору. Но тот отмахивался и рисовал Челе на краешке афиши какую-то электронную схему.
  -- Тут Макс эдак с достоинством поднимается из-за стола и пытается увести тёлку от греха подальше.
  -- Ясен пень, - засмеялся Пепел, - при таких раскладах тема ебли может и не раскрыться. А Макс осечек не любит - он же как кролик. Чувихи - это его всё.
   Пэм кивнула головой, затянулась сигаретой и продолжила:
  -- Тянет её за руку - пойдём, мол, от этого пьяного придурка подальше. И тут Петечка проворачивает просто опупенный номер. Он подскакивает к двери, запирает её на ключ, ключ вынимает из замка, глотает и запивает водкой. Всё, - говорит, - пиздец, - говорит, - будем, - говорит, - сидеть здесь, слушать нашего гуру Максика и пиздеть о непознанном в музыке, об аурах музыкантов, о блядских потусторонних вибрациях и прочей хренотени. И будет у нас, друзья мои, дофигища времени. А каждый раз, когда я буду ходить по-большому в сортир, вы будете стоять под дверью и прислушиваться - не звякнет ли ключик в унитазе. Мы там просто все припухли. А он смотрит на нас и ржёт как конь.
   От хохота задрожали стаканы на столе, испуганно плеснулась водка в бутылках, а Шурик с Челей на секунду оторвались от темы гитарных процессоров. Татьяна тоже смеялась - ей было весело и легко. Скопившееся за день напряжение ушло, осталось давно забытое чувство свободы с приятной ноткой легкомыслия.
   Они сбежали, когда компания решала, кому идти в "Нон-стоп" за добавкой.
  -- Если мы пошлём Шурика - то он принесёт полную авоську палёной водки и пачку крекера, - авторитетно вещал Челя.
   - Ни хера, пусть лучше Вася сходит, - запротестовала Пэм.
  -- Сокровище моё, если пойдёт Вася - он приволочёт одну бутылку самой дорогой водки, которую только сможет найти в этом районе в это время, и баночку маринованных устриц.
   - А давайте пошлём их обоих, - предложил Чиллаут.
   - Нельзя, - замахал руками Челя, - они подерутся.
   - Лёша, а почему других не посылают? - шёпотом спросила Татьяна.
   - Ну, если пошлют Чиллаута - то его обязательно менты загребут. Такое у него цыганское счастье, - пояснил Пепел. - Это просто мистика какая-то. Мы его уже пару лет никуда не посылаем. А Челя - звукорежиссёр, он не имеет права оставлять нас одних в студии. Пэм - барышня, негоже её слать ночью за водкой. Вот и остаются Шурик с Васей.
   - А мы?
   - А мы не в счёт, солнышко, потому что мы уже убегаем. Все это чувствуют, и поэтому никто о нас и не заикается. Давай исчезнем потихоньку, покуда они заняты обсуждением.
   Пепел взял Татьяну за руку, и они незаметно выскользнули за дверь. Сбежали вниз по ступенькам, выскочили из парадного. Татьяна тихонько засмеялась, подставив лицо тёплым дождевым капелькам. Такси удалось поймать почти сразу. Она впрыгнула на заднее сиденье и крепко прижалась к Пеплу. Он улыбнулся и обнял её за плечи, вдохнув еле уловимый аромат её волос. И назвал водителю свой адрес.
   Ехали молча. За окном мелькали мокрые тротуары, акварельные фигуры поздних прохожих, умытые дождём одинокие светящиеся окошки в многоэтажках. Город спал, тихонько посапывая сквозняками между домов. И они крались так, чтоб не спугнуть его чёрно-белые сны.
   Он взял её за руку, чтобы не споткнулась на ступеньках. Распахнул недовольно скрипнувшую дверь. Пытался быть гостеприимным - зажёг свечи и варил кофе. Они комкали тишину ничего не значащими фразами, пряча в её складках ожидание и неуверенность. И ни он, ни она не смогли бы сказать, чего им сейчас хотелось бы на самом деле.
   Пепел подошёл к Татьяне, взял у неё из рук чашку с кофе, поставил её на пол... Легко, едва ощутимо поцеловал её ладони. Тонкие нежные пальцы - один за другим. Провёл указательным пальцем по жилке на внутренней стороне её предплечья... Взял за плечи и обнял... Окунулся в её запах, чувствуя себя совершенно беспомощным и неспособным сопротивляться петле, захлестнувшей его горло... Нежности, хрупкой и мучительной...
   Хрустнула под каблуком раздавленная на полу чашка. Резко запахло разлитым кофе. На это уже никто не обратил внимания. Ритуалы ночных погружений не оставляют места посторонним эмоциям. Лабиринты прикосновений, сплетения шёпотов... Большие чёрные осьминоги колышутся в громадном океаноподобном аквариуме. Первобытные обряды прощания с одиночеством. Волосы... Языки костров обжигают и заставляют кричать от боли и наслаждения... Дороги, ведущие туда, широки... Тропинки, по которым приходится возвращаться - на них совсем тесно... Достаточно места для грусти... Совсем мало для спутника... И всегда приходится возвращаться.
   - Прикури и мне тоже, - Татьяна перевернулась на спину...
   В темноте вспыхнул огонёк спички, Пепел зажёг сигарету и подал её Татьяне. Закурил трубку, глубоко затянулся, выдохнул дым... Улыбнулся... Курение в темноте - дело интимное. Особенно вдвоём. И особенно после любви.
  

МНОГОТОЧИЯ...

   Что такое хорошо
  
   - сочетание бабьего лета с ноктюрнами Шопена
   - хороший джаз с виниловой пластинки
   - глоток коньяку на сцене между песнями
   - мимолётная ласка любимой женщины
   - сказка, сочинённая ребёнком
   - разговор о пустяках вполголоса в темноте
   - трубка после концерта
   - лёгкая грусть после любви
   - терпкий запах тлеющих листьев осенью, красное сухое вино и сыр
   - когда за ней закрывается дверь, и ты знаешь, что к вечеру она вернётся...

ГЛАВА 8

Current music: Creedence "Before You Accuse Me"

   Со стороны ситуация, наверное, могла бы показаться даже комической. Но это только со стороны... Даша ощущала себя полнейшей дурой и даже не знала, как отнестись к произошедшему с ней казусу.
   И надо же было ей вчера приволочь этого Юру именно в "Кубик"! Как будто мало других мест, где можно спокойно посидеть с парнем и выпить по бокалу вина без дальнейших обязательств. Но Даше не хотелось ни диско-клубов с их толчеёй, ни пафосных ресторанов, ни кафешек с воркующими парочками. "Кубик" казался наиболее подходящим и достаточно нейтральным местом для свидания. Тем более, что четверг - клубный день и никого из посторонних не пускают. Господи, как же она прокололась!
   Сначала всё было более-менее сносно. В меру скучно, в меру спокойно и в меру предсказуемо. В "Кубике" было тихо и по-домашнему уютно. Почти все столики были заняты местными завсегдатаями, на сцене лениво джемовали1 трое бородачей, на которых никто не обращал внимания, из соседнего зала слышался стук бильярдных шаров. В общем, обычные четверговые посиделки в узком кругу.
   Дашу узнавали, улыбались ей, как своей. Да и неудивительно - она и была здесь своей. Ей часто приходилось бывать здесь с Пеплом или с подругами, но с чужаком - никогда. Впрочем, всем на это, похоже, было абсолютно начхать.
   Они сели за столик в самом углу, официант принёс вазу для Дашиного букета, с профессионально непроницаемым лицом принял заказ и удалился. Юра нёс какую-то дежурную псевдовесёлую чушь, стандартный джентльменский набор мужской неотразимости. Шуточки-прибауточки, комплиментики и всякое такое. Принесли заказ. Даша уютно скучала, теребя край скатерти и отхлёбывая вино из высокого бокала. С одной стороны, Юра не произвёл на неё особого впечатления, а с другой - решившись забить на Пепла, Даша должна была с чего-то начать. А Юра был очень даже симпатичным молодым человеком, хоть и скучноватым, как на её вкус.
   Постепенно разговор всё-таки завязался. Даша стала играть. Она постаралась не думать о том, что ей неинтересно, о том, что Пепел в сто раз лучше, о том, зачем ей это всё нужно. Она играла роль женщины на первом свидании. И ей в полной мере удалось ощутить себя желанной, недосягаемой и чуточку таинственной. Хотя, почему обязательно недосягаемой? Даша пообещала себе подумать ещё над этим вопросом. Потом подумать - сейчас не было никакого желания сушить голову над очередной задачкой. Она просто старательно играла роль и плыла по течению.
   И надо же было именно в этот момент заявиться Пеплу с компанией! Вместо того, чтобы кокетничать с молодым человеком, пить вино и развлекаться напропалую, а потом дать увезти себя на такси и, возможно, сыграть впервые в жизни роль порочной женщины, Даша должна была наблюдать за Пеплом с его пропойцами, безбашенной Пэм и какой-то брюнеткой, которая абсолютно никаким боком не увязывалась с этой компанией и какого-то лешего всё время прижималась к Пеплу, потаскушка чёртова!
   Хотя, насчёт потаскушки было не совсем верно. Даша, кусая губы, рассматривала незнакомку и вынуждена была признать, что эта женщина не из бабочек-однодневок. В ней чувствовался стиль, который невозможно ни сымитировать, ни сочинить искусственно. Порода, класс... Кажется такими словами принято обозначать то, что чувствовалось в Пепловой спутнице. По сравнению с ней Даша почувствовала себя всего лишь маленькой неопытной девочкой. Ей стало очень обидно. Ломалась, корячилась, изображала перед собой опытную сердцеедку... А стоило появиться Пеплу - и она в совершеннейшем раздрае.
   А Пепел с компанией оттягивался в полный рост. Даша с тоской наблюдала за их весельем, попутно изображая перед Юрой удачный вечер. Хотя, какой он, к чёртовой матери, удачный... Собрав остатки вежливости, она старалась поддерживать беседу и хоть как-то реагировать на собеседника.
   Пепел, заметил её и подошёл поздороваться. С интересом взглянул на Юру, пожал ему руку, пригласил присоединиться к их компании. Даша, может, и отказалась бы, но куда денешь юношескую восторженность этого телёнка! Перспектива провести вечер в компании звезды местного разлива лишила Юру дара речи. Он радостно закивал головой, и Даше не оставалось ничего другого, как покорно пойти за столик Пепла. Там она познакомилась с Татьяной - той самой ненавистной брюнеткой. Правда, знакомство ограничилось лишь взаимными представлениями. Общения не получилось. Пепел был так нежен с Татьяной, что Даше с трудом удавалось держать себя в руках. Всё плыло перед глазами, она плохо воспринимала происходящее и, к тому же, много пила. Что-то в ней рвалось наружу, искало выхода. Какая-то тугая пружина стремилась распрямиться. И никак не могла.
   Пепел, видимо, решил зарисоваться перед Татьяной по полной программе и предложил своим ребятам "вальнуть блюзец" подушевней. Ребята были уже в той кондиции, когда такие предложения идут на "ура". И буквально через несколько минут, согнав скучных джемовальщиков и чуток подстроившись, они шарахнули со сцены тугим ритм-энд-блюзом.
  
   Before you accuse me, take a look at yourself.
   Before you accuse me, take a look at yourself.
   You say I've been buyin' another woman clothes,
   But you've been talkin' to someone else.
  
   А вот кто ещё был в кондиции - так это Пэм... Она лихо смела на пол посуду с соседнего столика, вспрыгнула на него и стала танцевать, втаптывая в скатерть осколки разбитых бокалов и тарелок. Зал одобрительно загудел.
  
   I called your mama 'bout three or four nights ago.
   I called your mama 'bout three or four nights ago.
   Your mama said, "Son,
   Don't call my daughter no more."
  
   Даша наблюдала за Пэм и чувствовала, что пружина вот-вот распрямится. Неожиданно для самой себя она оказалась на столе рядом с Пэм. Та, казалось, ничуть не удивилась. Она только состроила гримаску, одну из тех, что ей так замечательно удавались... И добавила вкрадчивой женственности в танец.
   Зрители взревели от восторга, когда девушки обнялись и заскользили телами друг по дружке. Всё принимало несколько неожиданный оборот. Даша бездумно впитывала незнакомые ощущения, наслаждаясь их остротой и необычностью. Вот их лица всё ближе и ближе.
  
   Come on back home, baby;
   try my love one more time...
  
   Даша чувствует на своём лице, на своей шее горячее дыхание партнёрши.
  
   ...You've been gone away so long,
   I'm just about to lose my mind.
  
   Заключительное гитарное соло...
   ...И как-то само собой получилось, что она прижалась губами к губам Пэм, ощущая её горячий и влажный язык и чувствуя, как тело сводит сладкой судорогой.
   Музыка закончилась, Пэм спрыгнула со стола, взяла Дашу крепко за руку и пошла прочь из зала, ни на кого не обращая внимания и ни с кем не прощаясь. Даша покорно следовала за ней, и не думая протестовать. Всё плыло перед ней в тумане - и растерянные глаза Юры, и ухмылки зрителей, и изумлённая мина Пепла на сцене...
   Потом душное пространство такси, поцелуи на заднем сиденьи, что-то невнятное и животное. Страх и желание... Быстрые шаги по ступенькам, двери на засов... Не включать свет, натыкаясь на мебель, бежать в спальню... Целоваться на каждом шагу... Торопливые ласки, гибкость движений, изящество изгибов и очертаний... Чуткость пальцев... Солёные бездны, полные рыданий и острого наслаждения... Пряный привкус запретов и острота границ...
   Утром - лёгкий поцелуй в висок. Мимолётное прикосновение...
   - Кофе будешь?
   Даша боялась открыть глаза. Ей было безумно стыдно, и она не знала, как себя вести.
  -- Буду, наверное...
  -- Лежи, я принесу в постель...
   Кофе и сигареты на подносе... Пэм была нежной и незнакомо тактичной. Они пили кофе, курили и молчали. Потом Пэм расставила точки над Ё:
  -- Не парься. Ты выйдешь отсюда, и сама решишь, как быть. И вернёшься... Или забудешь всё и станешь прежней...
   Эта ночь никого ни к чему не обязывала.
   А теперь Даша не нашла ничего более умного, чем сидеть у окна, ругать себя самыми последними словами и размышлять о том, как быть дальше. Ситуация осложнялась тем, что ночью ей было хорошо. Слишком хорошо. И она не знала, что ей с этим делать.
  

МНОГОТОЧИЯ...

 

   Танцуешь на большом африканском барабане. Тревожишь изящными ступнями его шершавую кожу и моя диафрагма вибрирует с ней в унисон. В полумраке нечётко угадываются твои мягкие изгибы, каждый из которых я знаю наизусть. И на запах...
   Танцуешь чуть отстранённо, прикрыв глаза и запрокинув голову, небрежно рассыпаешь синкопы вокруг себя. А я - глаза в пол, на тебя - только из-под ресниц и боюсь курить - руки дрожат, как это бывает всегда, когда ты танцуешь. Твоё вуду - как в первый раз. С тобой - всегда как в первый раз.
   Ты любишь медленные прелюдии вначале и оглушительное крещендо в конце. Тебе нравятся властные женщины и нерешительные мужчины. Но я - ни то, ни другое. Мы умеем совмещать в одном пространстве твою плавность с моими острыми кромками. И я всегда чувствую твою соль на кончике языка. Даже когда я с другими...
   Танцуешь на большом африканском барабане, насмешливо томишь тускловатым язычеством. Уводишь всё дальше и дальше туманным намёком, неясным обещанием. Я уже догадываюсь, с кем мы уйдём отсюда на этот раз - туда направлены твои токи. Она почти возле тебя, больше слушает, чем смотрит...
   Нам не придётся объяснять ей смысл наших ритуалов. Она знает толк в неустойчивых ступенях в гамме и я уже почти вижу твои точёные запястья, скрещенные у неё на затылке. Мы разыграем на ней в четыре руки нашу ночную сюиту и она отзовётся хорошим чистым звуком - так отзывается благородный инструмент на любое прикосновение настоящего маэстро.
   А утро разведёт нас с ней насовсем и вымоет из её памяти твой раздвоенный язык и мои перепонки между пальцами...

ГЛАВА 9

Current music: ROCK-FELLER$ "Война"

   В студии темно и уютно. Весь свет выключен, кроме небольшой лампы над звукорежиссёрским пультом. Мерцают огоньки приборов, чуть слышно гудят усилители. Непривычно молчаливый Челя сосредоточенно щёлкает тумблерами, выставляет какие-то одному ему известные параметры, поминутно сверяясь с потрёпанной тетрадью и кучей внушительных талмудов. Временами невнятно что-то бормочет себе под нос - то ли матерится тихонько, то ли повторяет специальные профессиональные заклинания.
   Татьяна тихонько притаилась в уголке на диване и с интересом наблюдает за происходящим. Ей это всё в новинку. За стеклом микрофонной виден профиль Пепла, освещённый только двумя свечами. Наушники делают его похожим на пилота из пафосных американских боевиков. Пепел прикрепляет к стене булавкой листок с текстом песни.
   Остальные музыканты сейчас, наверное, уже вовсю гудят в "Кубике". Они записали все свои партии и оставили Пепла начисто петь вокалы. Так принято - в этот момент кроме Пепла и звукорежиссёра в студии никого быть не должно. Так и было всегда. Но сегодня, к изумлению Чели, Пепел привёл Татьяну, в первый раз нарушив свои же правила.
   Хотя нет... Однажды на этом диване сидела Даша... Челя мудро решил не комментировать событие и занялся работой.
   Выставив последний параметр на какой-то штуковине, Челя нажал кнопку на пульте и наклонился к спикерфону:
  -- Ну что, старый? Готовченко?
  -- Ага. Поплыли.
  -- Тогда я пускаю "фанеру"1.
   Пошла фонограмма. Пепел хлебнул коньяку из фляжки и повернулся к микрофону.
  
   Я тебе объявляю войну,
   Я чуть слышным дыханьем скользну
   По лезвию ночи бессонной,
   По телефонной
   Тиши проводов,
   Где наша любовь
   Оплакала нас...
  
   Хрипловатый голос человека, уставшего от постоянных траблов1. И, тем не менее, готового начать всё сначала. Человека, который, несмотря ни на что, надеется на лучшее. Надеется потому, что не умеет по-другому... Да и не имеет другого выхода... Потому что иначе жизнь утрачивает всякий смысл.
   Пепел поёт, прикрыв глаза, как обычно, и совсем не глядя в написанный текст. Его лицо вырисовывается в полумраке фрагментами и кажется Татьяне каким-то ново незнакомым. Человек, который как нож вонзился в её гладкое пространство. Сделал её жизнь такой неудобной и непредсказуемой. И всё-таки она не знает, как могла жить без него. Тьфу, ёлки-палки, сплошные мелодраматизмы...
  
   ... Ведь знают ливни-пророки
   Как мне одиноко
   Плести забытьё,
   Где имя твоё
   Пропето не мной...
  
   Он язва и циник... Он разочарован во всём, в чём только можно было разочароваться... Он и думать не хочет ни о каком будущем, ему неприятно вспоминать прошлое... Он слишком много пьёт... И пишет замечательные песни... Ей хорошо засыпать рядом с ним... И просыпаться - что, наверное, более важно...
   Ей не нравится думать о том, что он совсем другой, чем она... Ей не хочется думать о том, что будет дальше...
   Лучше вот так вот просто сидеть в темноте, смотреть на его лицо в отблесках желтоватого пламени свечей и слушать его музыку.
  -- А знаешь, старый, я тебе скажу - больше дублей не понадобится. Меня этот больше, чем устраивает, - Челя нажал кнопку спикерфона2 и разрушил магическую атмосферу.
   Пепел снял наушники, аккуратно повесил их на стойку и вышел из микрофонной.
  -- Ты хочешь сказать, что уже записано?
  -- Ну, есть, конечно, киксовые3 места... Интонирование не везде идеальное... Но, чувак, зато какая цельная вокальная линия! И какой фил4 - мурашки по коже! Я слушал и верил тебе. Полностью, до единого словечка. В первый раз такое вижу - чтоб идеальный первый дубль вкатать. Давай ещё прослушаем внимательно, мне кажется нельзя его трогать.
   Пепел опустился на диван рядом с Татьяной и приобнял её:
  -- А вы что скажете, мадам?
  -- Потрясающе, - она прижалась головой к его плечу, - я никогда раньше не слышала у тебя этой песни.
  -- Это из нового. Давай, Челя, включай - послушаем, что я тут наорал.
   Прослушали молча. Пепел покусал губы и задумался.
  -- С припевами вопросов нет. В первом куплете в первых восьми тактах неуверенное интонирование - я занижаю, не дотягиваю дыханием нотки. Меня это наламывает. Хотя, ты прав - фил получился знатный.
  -- Ну, я ещё посижу, почищу скверные местечки. Там "криминальных" мест нет - всё можно исправить. Зато с настроением всё в порядке и по ритмичности никаких претензий. И ты ещё учти, что вокал сухой - я повешу эффекты и будет "щиколат". Если это Таня тебя так вдохновила, то я тебя без неё в студию больше пущу, - Челя картинно расшаркался перед ней.
  -- Ответно, - Татьяна встала и сделала шутливый книксен.
  -- А теперь вы мне здесь без надобности. Сваливайте поскорей - я засяду чистить твои интонационные лажи1, Моррисон ты наш. Завтра подгребай с самого утра, часиков в двенадцать, послушаем, что получилось.
  -- О`кей, договорились.
  -- И барышню с собой пригласи на всякий случай - вдруг чё допеть надо будет. Я серьёзно говорю - ты в микрофонную не войдёшь, пока она не будет сидеть на диванчике.
   Татьяна рассмеялась:
  -- Льстец!
  -- Толстый и отвратительный льстец, - согласился Пепел, - он просто бьёт к тебе клинья.
  -- Во-первых, я не толстый, - завозмущался Челя, а во-вторых, винить человека за то, что он делает комплименты женщине - низость! А теперь - прочь отсюда!
   Пепел с Татьяной, хохоча, выбежали из студии.
   Тёплый осенний вечер - приятный камбэк в лето... Хорошо пройтись по сухим пока ещё тротуарам, петлять узенькими улочками, беседуя о пустяках и целуясь, словно пара школьников... Пить в парке дорогое французское красное вино, непременно из горлышка, дурачась и вырывая друг у друга бутылку, закусывая кусочками сыра и оглядываясь, чтоб не застукали менты... Ловить на себе осуждающие взгляды застёгнутых на все пуговицы граждан, спешащих по своим делам... И плевать на их неодобрение с высокой колокольни...
  -- Ты - гадкий соблазнитель и коварный растлитель целомудренных женских душ! Я там, в студии, почти влюбилась в тебя, пока ты пел!
  -- Всего лишь почти? Я теряю былую хватку! Старею, наверное!
  -- Ах ты, негодяй! Ты, наверное, коллекционируешь женские души! Признавайся!
  -- Признаюсь, моя королева! Но твоя душа будет главной жемчужиной моей коллекции! Так что никакие "почти" мне не подходят! Придётся надуться и взяться за тебя всерьёз!
  -- Ладно, поглядим ещё! Но если ты собрался взяться за меня всерьёз, то сделай это в более тёплом месте! Уже почти ночь и совсем свежо! Я замёрзла, Казанова чёртов! Немедленно обними меня покрепче и доставь в тёплое помещение с горячей ванной и широкой кроватью!
  -- Мне нравится ход ваших мыслей, мадам! Только один организационный вопрос - ко мне или к тебе?
  -- Ко мне ближе, во-первых. А у тебя, наверное, в холодильнике снова ни черта нет, кроме водки и томатного сока! И перестань меня кусать за губу, садист!
  

ГЛАВА 10

Current music: Count Basie "Evening"

  -- Ёхарный бабай! Что это с ним?
  -- А бес его знает... Может, подпух с бодунища?
  -- Какое, в драную качель, подпух! Ты посмотри, как его перекосоёбило!
  -- Нда... Как-то он хреновато выглядит, скажем прямо...
   Несколько лиц склонились над лежащим неподвижно телом и рассматривают его, обмениваясь замечаниями. В интонациях сквозит неподдельный интерес и ничего более.
  -- Сдаётся мне - это флюс. Окно открыто - вот и надуло.
  -- Думаешь? И что теперь делать? Может "скорую" вызвать?
  -- Ага... И его прямым ходом - в наркологию. Он же не протрезвел ещё...
  -- Его надо в холодную ванну макнуть.
  -- Ебанись - если флюс, то его нельзя переохлаждать.
   История абсолютно банальна. Пепловы ребята оттягивались вчера в "Кубике", денег хватало, водки и настроения - чуть выше планки. К полуночи заявилась Пэм с Дашей - своим новым любовным приключением. Девицы приняли участие во всеобщем сабантуе, а после двух ночи вся компашка отправилась к Пэм догнаться. "Кубиковый" марафон завершился стремительной стометровкой у Пэм.
   Чиллаут срубился на последней сотне граммов и тихо сполз под стол, где и осталось лежать его бездыханное тело после того, как собутыльники расползлись по лежбищам - благо, этого добра у Пэм хватало.
   На следующий день тело Чиллаута было обнаружено там же. Почти в целости и сохранности. Почти - потому что его лицо с правой стороны было обезображено чудовищной опухолью. И в данный момент все способные принять участие в обсуждении были заняты оплакиванием печальной участи Чиллаута и размышлениями над вариантами спасения. Сам виновник переполоха пока ни о чём не подозревал и мирно дрых, блаженно забив на всё на свете, включая собственный флюс.
   Предположения были высказаны самые разнообразные - от того, что водка была несвежей и теперь Чиллауту до конца своих дней ходить таким Квазимодой, до версии невралгического спазма - Шурик был горд тем, что ему с похмелья удалось выговорить такую сложную фразу.
   Сошлись на том, что нужно немедленно привести пострадавшего в чувство и вызвать "скорую". А врачи пусть сами разбираются, что это с ним такое приключилось - флюс, спазм или ещё какая фигня.
  -- Чиллаут... Чиллаут, твою мать! Просыпайся, пьянчуга чёртов!
  -- Пни его в бок!
  -- Может водой полить?
  -- Пивом полейте, сучары!
  -- О, есть! Подал голос! Вставай, кретин, посмотри, как тебя раздуло!
   Чиллаут приподнялся, помотал головой и сфокусировал взгляд на толпе сочувствующих.
   - Ну, чего надо? Дайте поспать, твари! - говорил он косноязычно и невнятно. Судя по всему, опухоль ощутимо мешала.
  -- Да какое поспать! Ты в зеркало на себя посмотри!
  -- Хы... Чего я там не видел в твоём сраном зеркале?
  -- Чувак, иди, глянь - ты вылитый Франкенштейн!
  -- На себя посмотри - тоже мне, принцесса выискалась!
  -- Колька, я без подъёбок! У тебя рожу раздуло страшно. Окно было открыто - наверное, флюс надуло.
   Чиллаут долго и подозрительно рассматривал лица вокруг себя, потом с помощью Шурика поднялся и поковылял к трюмо, бормоча на ходу сложносочиненныё пожелания в адрес присутствующих.
  -- Ай, бля-а-а-а-а! - он в ужасе отшатнулся от зеркала. Потом, сопя, хмуро рассматривал своё новое отражение и качал головой. Присутствующие сочувственно молчали.
   Он отвернулся от зеркала и обречённо присел на стул. Горестно завздыхал, распространяя вокруг себя плотный перегар, и тяжело задумался. И вдруг широко открыл пасть и вынул из-за щеки свой "флюс" - здоровенный кусок хлеба. Протянул его Пэм:
  -- Положи на подоконник. Может птицы сожрут. Я вчера так и не успел - устал сильно.
   Пэм расширенными от изумления глазами изучала то протянутый ей хлеб, то чудесно преобразившуюся физиономию Чиллаута. Потом выдавила из себя только одно слово:
  -- Уссаться, - и заржала в полный голос.
   Захохотали все вокруг. Размазывал слёзы по щекам Шурик, хлопал себя по коленкам Кокс, Гурген упёрся лбом в стену и в изнеможении постанывал.
   Даша смеялась вместе со всеми. Ей теперь нравилось смеяться - вот уже несколько дней она не подгружала себя ничем, сознательно избегая ловушек с ненужными мыслями. После той ночи с Пэм и их утреннего разговора она вернулась. Вернулась уже вечером. Пэм восприняла это как само собой разумеющееся - не задав ни единого вопроса и не оговаривая никаких условий. И больше они не расставались - ночные сплетения, завтраки в постели, душ на двоих и кофейно-никотиновая горечь поцелуев... Пэм таскала её по всем этим богемным сходнякам, вызывая циничные ухмылки знакомых журналюг и осуждающе завистливые взгляды драных ночных кошек, надутых травой сильнее, чем воздушные шары газом, и ложащихся под любого, кто готов с ними накиряться в говнище или угостить парой хапок. Даже во время ночных эфиров, которые Пэм вела на нескольких радиостанциях, Даша сидела рядом и держала её за руку. После всего этого - убаюкивающий стук колёс по брусчатке, лёгкий ужин на скорую руку, теснота рамок и очередное утро, наполненное золотом осени и нежностью по самое горлышко.
   Их отношения не классифицировались как любовь. Они вообще никак не классифицировались. Им хорошо вместе, а остальное неважно. Даше было нужно отвлечься от своей затяжной и не очень счастливой любви к Пеплу. А ещё - внимания, тепла и заботы. Что было нужно Пэм, не знал никто. Возможно, что этого не знала и сама Пэм. А потому и нет смысла рассматривать возможные причины её участия в этой странной связи.
  

МНОГОТОЧИЯ...

Вчера пытался научиться прыгать через скакалку...

Чуть не убился нахуй... Видать не суждено.

И как мне с этим жить?

ГЛАВА 11

Current music: Dave Brubeck "Take Five"

   Рука с безупречно белой манжетой потянулась к кнопке селектора. Аккуратный перстень на мизинце, ухоженные ногти... Саша наклонился к микрофону:
  -- Валя, четыре кофе без сахара, - глянул на Татьяну, - один с сахаром и коньяк, пожалуйста.
   Татьяна усмехнулась про себя. Богатеньких Буратин постоянно засасывают новые моды и вкусы. Вот теперь принято считать, что кофе нужно пить без сахара, чтоб ощутить его истинный вкус. Татьяна с этим не спорила, но кофе пила с сахаром - ей было начхать на истинный вкус кофе. Она предпочитала то, что приятней.
   Вышколенная секретарша поставила на стол поднос и вышла, плотно прикрыв за собой дверь. Гонкуров отхлебнул кофе, взял бокал с коньяком и откинулся в кресле.
  -- Итак, что мы имеем на сегодняшний день? Шведы готовы сотрудничать. Их спецы осмотрели наши предприятия и представили своё заключение тамошнему совету директоров. Если отбросить ряд замечаний по устаревшему оборудованию и технике безопасности, то их наше предложение вполне устраивает. Им ничего не стоит переоборудовать наши цеха, обучить наших спецов работать с новой оснасткой и решить вопросы по технике безопасности. Зато у нас есть ряд преимуществ, которые делают идею партнёрства весьма заманчивой для них. В общем, представителей нашей корпорации приглашают в Стокгольм для небольшой экскурсии по их предприятиям и для проведения переговоров, - Гонкуров покатал между ладонями бокал и отхлебнул из него. - Ваши соображения?
  -- На каких условиях они согласны переоснастить наши цеха и обучить специалистов? - Шульц, как обычно, зрил в корень и любой вопрос начинал обдумывать с проблем, которые нужно решить.
  -- Вот здесь всё расписано по пунктам. Буржуи - народ дотошный, даже рулон туалетной бумаги покупают лишь после консультации с юристами и разного пошиба экспертами. В договоре указаны все условия, предусмотрены возможные форс-мажоры и санкции. Каждый из вас получит экземпляр - прошу всех внимательно ознакомиться, обдумать и взвесить каждую строчку. До отъезда нужно внести поправки с нашей стороны и представить на переговорах свой вариант.
   Господа капиталисты заёрзали в креслах, устраиваясь поудобнее, и зашуршали листками договоров.
   Совещание было посвящено давно уже муссировавшейся теме сотрудничества с крупным шведским концерном, проявившим интерес к корпорации, в которую входили предприятия, принадлежавшие Татьяне и ещё нескольким бизнесменам. Идея была чрезвычайно смелой. Пришлось здорово попотеть, чтобы убедить шведов в своей коммерческой привлекательности. И вот после посещения предприятий их экспертами оставалось несколько формальных шагов до момента осуществления плана, ещё недавно казавшегося невыполнимым.
   Татьяна положила бумаги в кейс:
  -- Посмотрю у себя, не спеша. Кто поедет в Стокгольм на переговоры?
  -- Мне кажется, ответ и так ясен. Нас здесь пять человек - директора фирм, входящих в корпорацию. Чтобы потом ни с чьей стороны не возникало никаких претензий, должны поехать мы все. Плюс наши юристы и пара замов.
  -- Сроки?
  -- Не позднее начала декабря. Формально дата переговоров назначена на первое декабря. Её можно сдвинуть в пределах разумного, но я не советовал бы - шведы помешаны на пунктуальности и не следует давать им лишний повод подвергнуть сомнению нашу солидность.
  -- Не суетись, Саша, - Татьяна упруго поднялась и прошлась по кабинету. - Не следует прогибаться сверх меры. Иначе тебя примут за акробата и будут гнуть, пока не сломают шею.
   Гонкуров протестующе задвигал бровями, но в дверь заглянула секретарша:
  -- Александр Сергеевич, приехали юристы.
  -- Проси.
   Совещание растянулось ещё на два часа. Юристы, как это у них принято, стали выискивать двусмысленные толкования в каждом пункте договора, потом обсудили таможенные и налоговые нюансы, размеры взяток всем инстанциям, от замминистра до пограничника... Неоднократно переругались между собой и вновь помирились... Обыкновенные рабочие моменты любого мало-мальски важного производственного совещания.
   Наконец, Гонкуров ослабил узел галстука и дал сигнал расходиться:
  -- Прошу, господа, до нашей следующей встречи, которая состоится здесь же в четверг в десять ноль-ноль, тщательно поработать с договором и внести свои предложения.
   Участники совещания потянулись к выходу, а Гонкуров подошёл к Татьяне:
  -- Тань, можно с тобой ещё парой слов перекинуться с глазу на глаз?
  -- Да, конечно...
   Гонкуров пожал руку последнему из директоров, подождал, пока за ним закроется дверь и наклонился к переговорному устройству:
  -- Валя, меня ни для кого нет. Никого не пускай и ни с кем меня не соединяй.
  -- Хорошо, Александр Сергеевич.
   Гонкуров неловко откашлялся, явно не зная, с чего начать. Повозил ручкой по листку бумаги, зачем-то переложил с места на место стопку бумаг...
  -- Таня, ты поедешь в Стокгольм на переговоры?
   Татьяна в недоумении посмотрела на Гонкурова:
  -- Не поняла... Разве я дала повод задавать мне такие вопросы?
  -- Просто, ты - самый крупный директор в нашей корпорации. Я хотел с тобой уточнить особо.
  -- Саня, не виляй. Я не люблю дурацкие хождения вокруг да около - говори прямо, что хотел.
   Гонкуров откашлялся, поправил узел галстука... Глядя куда-то в угол, произнёс:
  -- В последнее время ты стала много интересоваться музыкой, Таня.
  -- Я всегда любила музыку. Это как-то мешает нашей общей работе?
  -- Танюша, мы с тобой знаем друг друга очень давно. Я старый Мишин друг, я был вхож в ваш дом и сейчас я с тобой говорю не как Гонкуров, твой партнёр по бизнесу, а как Саша, друг твоего покойного мужа и, надеюсь, твой тоже.
  -- Сашок, я искренне пытаюсь понять, почему моих друзей могут тревожить мои меломанские пристрастия.
  -- Не нужно этих удивлённых глаз и пожиманий плечами... Ты всё прекрасно понимаешь... Мы все давным-давно знаем расклад - нам "Любэ" с Шуфутинским, тебе - Пражская симфония Баха...
  -- Моцарта, Саша, Моцарта... Бах не писал симфоний.
  -- Ну, Моцарта, чёрт с ним... Без разницы... Так вот, в последнее время мы стали замечать, что Моцарт с Бахом тебя интересуют гораздо меньше... Особенно, на фоне неожиданного интереса к рок-музыке... Или к рок-музыкантам? Как правильнее выразиться?
  -- Во-о-о-о-он оно что, - Татьяна достала сигарету и щёлкнула зажигалкой. - И чем, скажи на милость, тебе помешал мой интерес к рок-музыке? - она выпустила длинную струю дыма. - И к рок-музыкантам...
  -- Танюша, я просто хочу тебя предостеречь. Все эти музыканты, поэты и подобная братия - они красиво выглядят издалека. Но при ближайшем рассмотрении - это всего лишь грязь, вонь, наркотики и непомерные амбиции. Лучше держаться людей своего круга и не бросаться в эти романтические приключения - обычно они плохо заканчиваются.
  -- Спасибо, Саш... Я очень признательна тебе за заботу.
  -- Он таскает тебя по самым грязным забегаловкам - там можно влипнуть во что угодно. Я знаю - это Нинка тебя с ним познакомила. Но Нинка - она же дура полная, Владыкину наплевать на её манцы, вот она и резвится. Но ты же здравомыслящая женщина, Тань! Ну на кой они тебе сдались - эти менингиты с нищими непризнанными гениями?
  -- С признанными, Саша... В том-то и дело, что с признанными...
  -- Ну, что ты как маленькая...
  -- Всё, хватит, - Татьяна раздавила окурок в пепельнице и поднялась. - Спасибо за проявленное беспокойство... За заботу... Я тронута. По поводу Стокгольма - поеду или я лично, или мой заместитель. На этот счёт можешь не переживать. До свиданья, Саша.
  -- Правду говорят - все бабы дуры, - сердито пробурчал Гонкуров, глядя на захлопнувшуюся дверь. - А ведь об этой хрен бы когда подумал...
  

МНОГОТОЧИЯ...

   Слушал в темноте дуэт Оскара Питерсона с дождём. Оказалось, что оба маэстро прекрасно сочетаются, дополняя и подчёркивая достоинства друг друга. Тихая вкрадчивость дождя с неожиданными пассажами ветра по клавишам листьев и редкими вкраплениями шорохов шин редких ночных автомобилей в качестве перкуссии сплеталась с ночной свинговой плюшевостью старого негра на чуть выцветшей оркестровой подкладке... Очень красиво и незабываемо...
  

ПОГРУЖЕНИЯ

ГЛАВА 1

Current music:SUPERMAX "Ganja Generation"

  -- В общем, так, мудила, заруби себе на носу - я тебя из ментовки вытаскивал в последний раз! - Пепел резко развернулся и пошёл прочь.
  -- Лёха, ну что я специально, что ли? - виновато прокричал ему вслед Кокс.
  -- Не ебёт! Запомни - этот раз был последним! И прекращай торчать, иначе полетишь из группы белым лебедем!
   Пеплу хотелось вернуться и набить Коксу рожу, но он уже научился гасить в себе первобытные желания. Оставалось лишь скрипеть зубами от злости.
   История, действительно, приключилась неприятная. Один милый интеллигентный мальчик умудрился сесть на иглу. Как это обычно бывает в таких случаях, через очень короткое время он перестал быть и милым, и интеллигентным, стал тусоваться с плохими ребятами и красть чужие вещи, чтоб сколотить денег на очередную дозу. Мальчик стал частенько попадать в милицию с наркотой на кармане, пару раз лечился, но, как это принято у торчков, безрезультатно.
   Кокс дружил с этим мальчиком, иногда составлял ему компанию для путешествий в "иные отражения". Но, в отличие от мальчика, на систему не подсаживался и умел вовремя спрыгнуть.
   И вот однажды мама мальчика поняла, что так больше продолжаться не может. Она провела с сыном разъяснительную беседу на тему: "О вреде наркотиков и их пагубном влиянии на человеческий организм" и потребовала немедленно прекратить принимать эту отраву. Мальчик к тому времени и сам порядком подустал от наркушной суеты и экспериментов над организмом. Он торжественно пообещал маме, что колоться, честное пионерское, больше не будет ни под каким предлогом и станет паинькой. Мама же для верности заявила, что временно помещает сына под домашний арест, дабы не подвергать его за пределами квартиры излишним нехорошим соблазнам.
   Уже к вечеру первого дня мальчик понял, что погорячился и переоценил свои возможности. Вмазаться хотелось неимоверно - организм долдонил в виски головной болью и уже легонько покручивал тело в первых судорогах ломки. Мальчик испугался, а страх, как это нам хорошо известно, один из лучших стимуляторов умственной деятельности. В некоторых случаях, разумеется. И выход из нехорошей ситуации нашёлся незамедлительно.
  -- Мама, я позвоню в поликлинику - пусть придёт медсестра и втарабанит мне успокоительное.
  -- А без этого никак, Алик?
  -- Мам, ну мне реально плохо.
  -- Хорошо, сыночек, позвони. Но вызови медсестру сюда - из дому я тебя не выпущу.
  -- Без вопросов, мам, - и повеселевший мальчик пошёл в соседнюю комнату звонить.
   Следующим утром в двери позвонили. Мама открыла двери и увидела молодого человека с интеллигентным лицом в белом халате и с чемоданчиком, на котором был изображён красный крест.
  -- Здравствуйте, я - медбрат, - представился молодой человек. Вы вызывали медбрата?
  -- Ну, вообще-то, мы вызывали медсестру...
  -- А для вас это имеет какое-то значение?
  -- Нет, что вы, конечно нет. Проходите, пожалуйста, - мама приглашающе махнула рукой. - Алик, - крикнула она вглубь квартиры, - к нам пришёл медбрат... Простите, как вас звать?
  -- Андрей.
  -- Алик, пришёл медбрат Андрюша.
  -- Слава Богу! А то я уже концы отдаю.
   Мама засуетилась, ведя гостя в комнату к сыну, который лежал на диване и являл собой живую иллюстрацию к листовке о борьбе с наркоманией.
  -- Так... И что тут у нас?
  -- Мне нужно что-то, чтобы снять боли. Какое-нибудь успокоительное. А то я загибаюсь.
  -- Видите ли, Алик бросает принимать наркотики, - вмешалась мама.
  -- Гм... Похвально... В принципе, мы не делаем таких вещей без назначенного курса уколов... Но если сюда вызвать врачей, то вашего мальчика упекут в наркодиспансер...
  -- Нет, я в наркодиспансер не пойду!
  -- Это ежу понятно. Хорошо, я пойду вам навстречу - сделаю курс уколов. Но сами понимаете....
  -- Да, да, конечно, - закивала мама, - я всё понимаю. Естественно, я заплачу, сколько скажете...
  -- Мы это обсудим. А сейчас я займусь больным.
   Медбрат Андрюша раскрыл свой чемоданчик, резво достал спирт, вату, продезинфицировал Алику предплечье, наполнил шприц и оказал больному необходимую медицинскую помощь. То бишь, вкатил ему в вену дозу успокаивающего.
   Результат сказался очень быстро. Страдания больного прекратились, и даже невооружённым глазом было видно, что Алику ощутимо лучше. Глаза его закрылись, и он задремал. Медбрат Андрюша быстренько собрал свои орудия труда, в походном порядке обсудил с мамой размер и форму оплаты за услуги, предупредил о неразглашении, пообещал заглянуть ещё вечерком и покинул квартиру.
   Мама была на седьмом небе. Сын сидел дома, никуда не отлучался, наркотиков не принимал и даже не пытался избежать родительского надзора. Ломки, как таковой, благодаря квалифицированной врачебной помощи медбрата Андрюши, тоже не наблюдалось. Мама радостно потирала руки и строила планы на будущее.
   Алик тоже был доволен. Ему не приходилось шариться по подозрительным точкам и рвать жопу на фашистский крест, чтобы достать денег на очередную дозу. Он теперь торчал цивилизованно - в тепле, уюте и безопасности. За ширево с радостью платила мама. То, что она не догадывалась об истинной природе "успокоительного" - дело десятое. Роль медбрата самоотверженно взял на себя Кокс. Причём абсолютно бескорыстно. Все деньги шли только на наркотики. За сервис он, добрая душа, не брал ни копейки. Алик решил, что в его жизни наступила "золотая эра".
   Правда, длилась она недолго - всего-то семь деньков. Ибо на пятый день маму Алика стали терзать нехорошие подозрения. А на седьмой она вызвала ментов. И те повязали "медбрата Андрюшу" как раз в момент оказания "врачебной помощи". "Золотая эра" в жизни Алика закончилась. Не зря на перстне у царя Соломона было написано: "Всё проходит".
   В ментовке Кокса держали недолго - Алик после ухода ментов перезвонил Пеплу, тот взял из загашника пачку волшебных зелёных билетов и поехал выручать злополучного "медбрата". Бескорыстная тяга Кокса к облегчению страданий ближнего обошлась группе весьма недёшево - о записи полноценной пластинки на ближайшее время можно было смело забыть. Ибо работники милиции показали себя более меркантильными, чем "медбрат", и просто обожали зелёные американские деньги. Особенно, с портретом президента Гамильтона.
  -- Дятел! Ну, какой же дятел! Сука, заебало меня это всё до ручки! - Пепел никак не мог успокоиться.
   На него, вдруг, навалилась дикая усталость - вот с такими долбоёбами он просирает свои годы, а их, между прочим, уже не перепишешь набело. Они, эти долбанные курты кобейны, будут бухать, торчать, оставлять ментам и наркодилерам все деньги, которые удаётся сколотить на мельчайшие шажки вперёд, они будут профукивать своё и его, Пепла, время, как будто собираются жить вечно. А он из-за них снова и снова оказывается отброшенным назад... Снова и снова на своей родной мусорной свалке... И всё тот же провонявший мочой подъезд, продавленный диван и полная окурков пепельница, как микромодель его Вселенной.
   Он зашёл в магазин, купил бутылку водки и немного пожрать - после студии он так и не успел поужинать.
   Татьяна укатила в свой Стокгольм, звала с собой, а он не поехал - нафиг нужно, он не ручная болонка для бизнесвумен. Да и вообще, пора завязывать со всем этим - становиться принцем-консортом Пепел не собирался. Поспали, порадовались и хватит. Всё равно Пеплу не выпрыгнуть на её уровень, а другие условия его не устроят. Длительные полноценные отношения возможны только между равноправными партнёрами. Иначе этот перекос рано или поздно станет причиной трещины. Нет, уж лучше продавленный диван и одиночество...
   Чёртова лампочка на лестничной клетке снова не горела. Пепел никак не мог попасть ключом в замочную скважину - долго нащупывал её, бормоча ругательства. Вошёл, захлопнул дверь, поставил тяжёлый пакет со снедью на табурет в прихожей, а сам уселся прямо на пол, стаскивая с ног "казаки".
   - Что-то ты, Лёш, задёрганный какой-то. Случилось чего? - Пепел поднял голову и встретился глазами с Дашей.
  

ГЛАВА 2

Current music: ROCK-FELLER$ "Будем делать любовь"

  -- Опа... Какая приятная неожиданность... Или неожиданная приятность... - Пепел медленно поднялся с пола. - Какими судьбами? - он чмокнул Дашу в щёку.
   Откровенно говоря, Даша просто зашла оставить ключи от квартиры. Эдакий символический жест, хорошо раскрученный кинематографом - главный герой приходит домой и обнаруживает лежащую на столе связку ключей. Крупным планом - его глаза, вселенская печаль, сожаление о том, что не сложилось, и, возможно, желание всё исправить. Хотя, на последнее Даша уже не рассчитывала.
   На деле всё получилось не так. Оказавшись в квартире и романтично расположив ключи на журнальном столике в комнате, Даша решила выпить напоследок чаю. Пока грелся чайник, она озябла и привычно закуталась в старый пеплов свитер... Рассматривала, словно в первый раз, старые афиши на стенах, перебирала кипу джазовых пластинок... Старательно проделывала то, что стало для неё таким привычным за долгое время. Потом пила чай, обещая себе, что ещё пять минут и она уйдёт... Пока не услышала скрежет ключа в замке.
  -- Шла мимо - решила ключи занести.
  -- Что так? - прищурился Пепел.
  -- Ну... С какой стати они у меня? Нехорошо как-то получается - приду без спросу да невовремя... Кому это нужно, Лёш? Захотим увидеться - созвонимся.
  -- А-а-а-а... Вон оно что... Ну, считай, что созвонились. Поужинаешь со мной? А то муторно как-то одному.
   Ужин в планы Даши совсем уж не входил. Через час она должна была встретиться с Пэм и ехать на день рождения какого-то модного художника в "Синюю марку". Но оставить Пепла одного, когда он просит остаться - это было выше Дашиных сил. Она перезвонит Пэм и попросит заехать за ней позже, ничего страшного, если они немного опоздают.
   Пока Пепел готовил простецкий ужин, Даша пыталась набрать Пэм. Чёртова труба мерзко долдонила одно и то же:
  -- Аппарат абонента выключен или вне зоны досягаемости. Перезвоните, пожалуйста, позже.
   И где только они берут баб с такими отвратными голосами? Ладно, в крайнем случае, Пэм сама может ей звякнуть.
   Пепел налил по первой и поднял рюмку:
  -- Со свиданьицем, Дашутка.
  -- Со свиданьицем, Лёш.
   Было странно вот так сидеть напротив него, пить с ним, слушать его новости, рассказывать о своих. Будто не существует этой его Татьяны, а у неё не было никаких переплетений с Пэм. Всё как раньше. Почти... Обычные диалоги, улыбки, зацепочки, глаза в глаза, соринки-нюансы, шероховатости живого разговора, нанизанного на нить взаимного интереса...
   Привычно положив ноги на табурет, Пепел открыл банку с табаком, набил трубку, чиркнул спичкой и со смаком затянулся. Напряжение стало понемногу покидать его. Он был рад Дашиному приходу - это значит, что пока не будет чёрной воронки безысходности, это значит, что есть отсрочка, а там поглядим...
   Даша внимательно следила за Пеплом. Он заметно чем-то расстроен, совершенно выбит из колеи и нуждается в подпорках, чтоб не упасть. Он рассказал ей сегодняшнюю историю с Коксом, и было ясно, что есть что-то ещё... К чему Кокс стал просто довеском. Той последней соломинкой, что может сломать спину верблюда.
   Милая, заботливая пай-девочка спрыгивает с темы на тему, со ступеньки на ступеньку. Прыг-скок, прыг-скок. Она отвлекает от нехороших мыслей. Она не создаёт напрягов и готова подставить своё хрупкое плечико, когда нужно. Впрочем, где-то так оно и есть.
  -- Лёш, а помнишь, когда мы с тобой вот так вот сидели в последний раз, ты пел для меня? Знаешь, а ведь я это частенько вспоминаю...
   Пепел усмехнулся, отложил трубку и вышел в прихожую. Заскрипел молнией на чехле... Вернулся с гитарой, обхватив гриф худыми сильными пальцами...
  -- Это будет блюз... Нихуя не творчество, просто блюз... Я где-то слышал, что блюз - это когда хорошему человеку плохо. Как раз мой случай, Дашутка.
  
   Слишком жарко для снов и пустых мечтаний,
   Слишком поздно для ссор и пререканий,
   Не помогают ни пиво, ни квас.
   Будем делать любовь, я хочу лечь рядом с тобой прямо сейчас.
  
   Пепел жил когда-то с безумной девицей... Пытался создать в квартире какое-то подобие уюта... А оказалось, что она пьёт как лошадь, вовсю курит траву и совершенно не дружит с головой... Ревнивой была до ненормальности... И устраивала Пеплу такие сцены, что будь здоров...
  
   Ты обожаешь марихуану,
   "Роллинг Стоунз" и быть всегда главной,
   Я курю свою трубку и слушаю джаз
   Будем делать любовь, я хочу лечь рядом с тобой прямо сейчас.
  
   Даша смотрела на него, не отрываясь. Машинально отхлёбывала из бокала... Затягивалась сигаретой...
  
   Меня заводит твой запах, манящий и горький,
   Шершавость сосков и тепло твоей норки,
   Жёсткий призыв в бездонных зрачках твоих глаз,
   Будем делать любовь, я хочу лечь рядом с тобой прямо сейчас.
  
   Пепел оборвал, не доиграв... Отложил гитару... Снова набил трубку табаком.
  -- Вот за это они тебя обожают, - задумчиво сказала Даша. - За то, что ты умеешь это преподносить по-особому. И мужика настоящего они в тебе чувствуют... А я - за другое... Я - за беззащитность твою.
   Она опустилась перед ним на колени, заглянула снизу в глаза, отняла у него трубку и прижалась лицом к его ладоням. На какое-то мгновение замерла, потом тихонько сказала:
   - Завтра ты станешь сильнее и мудрее. Завтра всё будет выглядеть иначе, чем сейчас. Но сегодня ты не останешься один. Иногда бывают в жизни моменты, когда самые сильные должны стать слабее самых слабых... Секунда передышки, чтобы не сломаться... Так устроена жизнь и ничего с этим не поделаешь.
   Она целовала его пальцы... Вдохнула его боль и горечь, до последней крупинки растворяя их в себе... И он в её руках стал слабее самых слабых... Ведь так устроена жизнь и ничего с этим не поделаешь...
   А Пэм так и не позвонила. Она знала, куда поехала Даша, но не позвонила. Потому что знала - есть вещи, которые нельзя вытребовать, выпросить или заслужить. Либо они достаются даром, либо приходится учиться обходиться без них.
  
   МНОГОТОЧИЯ...
   ... различать людей по количеству боли, которую они способны нам причинить.
  

ГЛАВА 3

Current music: GUNS'N'ROSES "Don't You Cry"

   Странное состояние - сидеть лицом внутрь себя и сортировать мечты. Вдыхать запах их несбыточности - запах пожелтевших зачитанных страниц с полустёртыми буквами... Чувствовать их вкус - солёный вкус прокушенных губ, горького никотина и обжигающего алкоголя. Звенящая тишина в ушах и одиночество... Ведь сортировка мечт - дело интимное, требующее максимального отрешения от суеты и полного уединения...
   Пэм всегда старательно культивировала свой имидж безбашенной богемной оторвы. Смотрите, сволочи - мне всё фиолетово! Моя жизнь - брызги, клубы, тусовки, дым и пепел... (каламбурчик, мать его...) Густое варево, мясной бульон скандалов и эпатажей, круто приправленный сексом и алкогольно-наркотическим глэмом. Независимая журналистка, ведущая скандальный образ жизни... Сколько кретинов клюнуло на этого червячка, а точнее, на уточку - не сосчитать. Иногда Пэм и сама не могла разобрать - где в ней настоящее, а где придуманное.
   Её постоянно тянуло отколоть что-нибудь такое, что хотя бы на несколько мгновений могло отвлечь от тягучей, как патока, скуки, от этого причёсанного и подрумяненного прозябания... Как-то так получилось, что Пэм никогда не приходилось в поте лица своего зарабатывать на хлеб. Вопрос денег был решён ещё до её вступления во взрослую жизнь - папа весьма успешно торговал нефтью. Это отсутствие борьбы за существование делало жизнь невыносимо пресной. Поэтому весь свой нерастраченный молодой энтузиазм Пэм посвятила борьбе со скукой. Статус независимой журналистки давал возможность хоть изредка побеждать в этой борьбе. У неё обнаружился интересный стиль подачи материала, безошибочное чутьё на сенсацию и отсутствие стереотипного мышления, губительного для журналиста. Пэм была нарасхват в солидных музыкальных журналах, имела свои передачи на нескольких радиостанциях и готовила для одного телеканала проект, посвящённый альтернативной музыке.
   Сказать, что Пэм была популярной в местной артистической среде - это не сказать ничего. Она была вхожа в любые сферы, запросто общалась даже с самыми "озвездевшими" персонажами, крутилась на всех мало-мальски значимых концертах, выставках и презентациях. Это позволяло делать сногсшибательные репортажи и скандально откровенные интервью.
   В личной жизни Пэм придерживалась достаточно широких взглядов, что наглядно демонстрировал длинный хвост связей различной степени серьёзности. У неё было своё понимание морали и этики, многим кажущееся чересчур циничным. Но это составляло часть её имиджа. Настолько неотъемлемую, что Пэм уже срослась с ней.
   С Пеплом её связывали довольно тёплые отношения. Постельная их часть была безоговорочно приятной и для Пэм, и для Пепла, но она так и не переросла в нечто большее. Пепел, в силу своей непроходимой тупости в сфере интима, не заметил, что Пэм как-то неровно дышит к нему. А Пэм в силу свойств характера посчитала, что заострять на этом его внимание - значит навязываться. В общем, всё застыло в фазе взаимной симпатии с вкраплениями эротики и порнографии.
   Если ситуация с Пеплом была довольно типичной, то с Дашей у неё всё завязалось как-то совсем уж неожиданно. Честно говоря, Пэм увела её из "Кубика" ради удовольствия сделать бяку Пеплу. И немножко из желания выебнуться...
   Но в первую же ночь она, что называется, запала. Эта девочка оказалась настолько искренней, настолько беспомощной и трогательной, что весь цинизм Пэм смыло к чертям собачьим мощной волной нежности и желания заслонить это чудо от всего мира, от всех бед и разочарований. Всю её стену пробило вмиг. И она проснулась ещё более растерянной и ошеломлённой, чем Даша. Просто у Пэм лучше получалось владеть собой.
   Время остановилось. Это было ощущение какого-то непрерывного счастья, огромного, оглушающего и немножко нелепого в своей необычности. Ей было так хорошо, как не бывает, потому что не может быть. Она поначалу пыталась разобраться в себе - потом бросила эти глупые ковыряния и поплыла по течению. Просто быть вместе, прикасаться, улыбаться, наполнять до краёв, смотреть взахлёб, ладошки упирать в ладошки, капельки крови на прокушенной губе - тебе больно, родная, нет, мне чудесно... Быть завязанными в узелок, или нет, в косичку... Быть сплетёнными в обычную смешную девчоночью косичку... И чувствовать, что время остановилось...
   Пэм поджала ноги, глотнула коньяку из бутылки и прикурила новую сигарету от тлеющего окурка. Зябко кутать ноги в плед, давиться рыданиями, кусая пальцы - вот всё, что для неё осталось...
   Когда Даша собралась отвезти Пеплу ключи, Пэм очень хотелось поехать с ней - тогда всё было бы по-другому. Но она чувствовала, что не стоит навязывать Даше своё присутствие в таком деликатном деле. Когда Даша не появилась в назначенное время, телефон сам постоянно оказывался в руках - позвонить, немедленно позвонить. Хотя бы для того, чтобы узнать, всё ли с ней в порядке. Но ведь Пэм и так знала, что c Дашей всё в порядке... Просто уже ничего не изменить. Время тронулось, раздавив тяжёлым шипастым колесом влажную тесноту ночей, хрупкую нежность утр, ладошки, косички, игры, прикосновения... Не осталось почти ничего. А ворох никому не нужных осколков, сожалений и воспоминаний Пэм спрячет в самом дальнем шкафчике памяти, когда сумеет обойтись без всего этого.
   Ещё глоток коньяку... Ещё затяжка сигаретой... И снова - подбородком к колени. Сегодня день такой - подбородком в колени...
   Где-то в прихожей перестало быть тихо. Она вздрогнула, услышав шаги, и подняла лицо.
   - Там у тебя двери нараспашку - ждёшь кого?
   Пэм не поверила своим глазам - рядом стояла Даша. Даша, которой полагалось быть сейчас в совершенно другом месте и посвятить себя совершенно иным вещам, присела на корточки и тревожно заглядывала ей в глаза.
   - Жду, - сипло произнесла Пэм... Откашлялась, глянула ещё раз на Дашу. - Ты чего здесь?
   - Да, действительно, - рассмеялась Даша, - чего это я здесь? Наверное, потому, что дверь не заперта.
   - Я так ждала тебя, - тихонько пожаловалась Пэм, - я так тебя ждала, я всю ночь ждала... Я не ложилась, я всё слушала, когда ты придёшь... А тебя всё не было...
   - Девочка моя, я сейчас всё расскажу...
   - Не надо! Ничего мне не рассказывай! Ты здесь, а остальное неважно.
   - Правда? - Даша пристально посмотрела ей в глаза.
   - Правда... Давай-ка лучше приготовим что-нибудь поесть - из-за всех этих пиздостраданий у меня разыгрался жуткий аппетит.
   - Хорошо, тогда на тебе салатики, на мне - горячее. Идём в кухню.
  

МНОГОТОЧИЯ...

   ВУДУ
   Кто-то умный и жестокий взял комочек воска, прядь моих волос и капельку крови или слюны... Слепил куколку из воска... Злыми беспощадными пальцами мнёт моё восковое тело... Пронзает его длинной стальной иглой... И я, настоящий, чувствую, как острие раз за разом пронзает мою восковую плоть... И тогда рушится всё вокруг, а я в слепом ужасе уворачиваюсь от обломков...
   Хватит... Я сдаюсь... Хватит...
  

ГЛАВА 4

Current music: Sting "La Belle Dame Sans Regrets"

   Татьяна позвонила Пеплу сразу же, как только вышла из здания аэропорта. Простившись с коллегами, она дала шофёру распоряжение загрузить багаж в машину и вынула из сумочки телефон. На несколько секунд задумалась перед тем, как набрать номер... И призналась себе, что ждала этого момента все две недели, пока длилась поездка.
   Встречи, переговоры, знакомства, впечатления - эти водовороты кружили её, не отпуская, не давая передышки и отнимая всё свободное время. Ей пришлось выслушать массу комплиментов своему уму и деловой хватке, отклонить два скоропостижных предложения руки и сердца и уяснить, что на неё имеются большие виды. Договор о сотрудничестве успешно подписан, перед Татьяной открылась масса интересных перспектив и новые, гораздо более широкие, пространства для роста. Но всё это ничего не значило по сравнению с тем, что она испытывала, набирая сейчас номер Пепла...
   - Да, я слушаю, - в трубке негромкий хрипловатый голос, которого ей так не хватало всё это время. Чёрт возьми, нельзя, нельзя так залипать на нём... Но по-другому не получается...
   - Здравствуй, Лёш. Вот я и вернулась. Ты скучал?
   - Есть немного, - голос в трубке странно вялый, спал он, что ли?
   - Не пригласишь на чашечку кофе? Могу заехать на полчасика, не дольше - я с дороги грязная и некрасивая, - за внешней беззаботностью она скрывает недоумение.
   - Заезжай. Только мне нечем даже тебя угостить.
   - Ничего страшного. Я только на кофе. Сейчас буду - ты как раз успеешь почистить зубы.
   Приятно прижаться горячей щекой к холодному стеклу. За окном мелькают улицы, от которых уже успела отвыкнуть. Хорошее такое зимнее утро, снег повсюду, много солнца... А у неё - лёгкая растерянность, как у всякого, кто вернулся издалека.
   Нетерпение заставляет торопить шофёра. Нетерпение хлопает дверцей и гонит её вверх по ступенькам. Но как-то само собой получается остановиться перед дверью, перевести дыхание, прикрыв глаза... И, нажав кнопку звонка, вздрогнуть от шагов по ту сторону дверей.
   Нехорошо, наверное, целоваться прямо в прихожей. Как школьники, ей богу... Мама не одобрила бы, бабушка - тем более. Фи, нехорошо...
   Нет, неправда, хорошо, очень хорошо! Хорошо ощущать жжение от его колючей щетины, хорошо прижиматься к его сильному телу, хорошо ерошить его непослушные волосы, хорошо держать в ладонях его лицо. А это пятнышко зубной пасты у него на щеке - что может быть лучше? Пусть он думает себе, что хочет, но ей хорошо. И наплевать на всё остальное.
   Бессвязность первых слов понемногу проходит. Татьяна рассматривает Пепла, приводя в соответствие с тем, кто жил в ней все эти две недели разлуки. Вот этот человек, тот, чьего присутствия она так ждала все эти дни. Вот он, наливает ей кофе, улыбается - как красиво он умеет улыбаться. Он выглядит усталым, грустным и каким-то странно смущённым. Неужели не рад? Нет, не может быть, она же не дура, она ясно чувствует его радость - немного сдержанную, скупую и тщательно скрываемую, но радость - её ни с чем не перепутаешь. Так в чём же дело? Что не так?
   Она обводит взглядом комнату - привычный беспорядок, в котором так уютно себя чувствуешь. Книги, афиши, пластинки, кассеты - это его пространство, его дом, куда он приходит вечерами, куда приводит её. Что-то привлекает её внимание, останавливает взгляд. Связка ключей посреди журнального столика, там же - два бокала, пара немытых тарелок, тонкие окурки в пепельнице... Ничего особенного, но сегодня она очень восприимчива к мелочам.
   - У тебя были гости? - Татьяна чувствует внезапный холод где-то внизу живота и странное нежелание услышать ответ. Ну, соври же что-нибудь, соври, ну что тебе стоит...
   - Даша заходила, мы ужинали...
   Не соврал. Ему просто лень утруждать себя ложью. Или... Или не было больше ничего?
   - Она ушла сегодня утром сразу после твоего звонка, - Пепел внимательно рассматривает свои ногти, словно ничего интереснее он в жизни своей не видел. Нужно будет аккуратно срезать этот заусенец на безымянном. Иначе можно зацепить струной и будет долго болеть.
   - Вот как? - у Татьяны получается улыбнуться. - Получается, я испортила вам утро? Прости, ради бога, я по наивности своей.
   - Я постараюсь тебе объяснить, - он, наконец, смотрит ей в глаза.
   - Нет, что ты! Не нужно ничего объяснять! Кто мы друг другу? Случайные знакомые, которые провели несколько приятных ночей в койке - ничего больше! И никаких объяснений не требуется.
   - Таня, прошу тебя, - он мягко тронул её за руку, - выслушай меня. Просто выслушай... А потом сама решишь, как быть.
   - Да, конечно, я слушаю, - она опустилась на табурет, стоявший рядом и уперлась спиной в стену. - Вещай, я вся - внимание.
   Устало прикрыла глаза и откинула голову. Ей всё равно, что она услышит. Нет сомнения, что всё сказанное будет выглядеть логично и убедительно - Пепел мастер на такие штуки. Почему-то он всегда выглядит правым... Даже когда очевидно неправ... И Татьяна поверит ему - даже к гадалке не ходи. Она взглянула на себя со стороны и мысленно вздохнула - да, она поверит всему, чему угодно. Других вариантов не предвидится.
  

МНОГОТОЧИЯ...

 

   Дождит. Вот уже три дня как... Замираю, дыша через раз, и чувствую, как накрывает бесполезье. Время ни для чего. Я зачёрпываю прошлое горстями, смотрю, как оно сочится сквозь пальцы и в такие моменты у меня две жизни.
   Помнишь, тогда тоже дождило. Мы думали, что всплывём вместе с нашим домом к этим мокрющим хлябям небесным - уж не для нас ли они разверзлись? Мы хохотали, представляя себе лицо святого Петра, когда мы подплывём к его раю на нашем клетчатом диване, глупые и счастливые. И вся небесная тусня выбежит заценить позу, в которую мы будем заплетены - ведь мы сами её изобрели, никому такое и не снилось даже там, на небесах.
   У нас не было ни черта, кроме нас самих - но и этого хватало с избытком для того, чтобы смотреть свысока на весь мир. Рыбы и птицы - мы отпускали их на волю стаями и смотрели вслед, прижав носы к окнам. И было непонятно - небеса или дно морское...
   Совершенно очевидно - что-то было до... Но хотелось верить, что никогда не наступит после... Мы залили наши минутки тёплым воском и горели в них фитильками, согревая друг друга и освещая вселенскую тьму, в которой нам посчастливилось отыскаться. Но пламя растопило воск, минутки ушлёпали во вчера, позавчера, поза, позапоза...
   Хочется открыть окно, нырнуть в этот дождь, переплыть этот океан, бесконечный, как моё одиночество и броситься в тебя, обвиться вокруг, спеленать собой, задохнуться теплом твоим и подохнуть немедленно, чтоб не было ничего больше, ни лучше, ни хуже... Но я сижу на месте и боюсь пошевелиться. Ведь если ты плывёшь мне навстречу - мы обязательно разминёмся.

ГЛАВА 5

Current music: ROCK-FELLER$ "Мечтать"

   - Группа "Вельвет", готовьтесь! Следующий выход - ваш! - мерзко проверещал динамик внутренней связи.
   - Подтягиваемся к заднику, чуваки!
   Засуетились, задвигались ребятки. Торопливо разбирают инструменты и выходят по одному из гримёрки. Пепел наблюдает за ними, прислонившись спиной к шкафчику с одеждой и потягивая коньяк из стильной фляжки, подаренной Татьяной. Она постоянно возмущалась - нечего, мол, пить на сцене прямо из бутылки, это моветон.
   - Да я весь сплошной моветон, - смеялся Пепел, но фляжка ему понравилась, и он всюду таскал её с собой.
   С Татьяной наладилось практически без всяких усилий с его стороны. Она тогда безучастно выслушала его объяснения, помолчала... Потом подвела черту:
   - Знаешь, странно открывать в себе что-то, о чём понятия не имеешь. Ещё более странно - мириться с этим. Не хочу устраивать тебе сцен, не хочу демонстративно обижаться на тебя. Мы слишком мало живём, чтобы ещё растрачиваться на нелепые демонстрации. Только прошу - не нужно испытывать меня на прочность. Если не захочешь быть со мной - просто скажи об этом. А сейчас забудем всё - честное слово, я себе совершенно не так представляла нашу встречу.
   Она уехала домой, и уже вечером позвонила, как ни в чём не бывало...
   - Пепел, ваш выход, - в гримёрку заглянул арт-директор клуба. - Там ребята уже подключаются.
   - Да, иду, - Пепел завинтил фляжку, взял гитару и направился к сцене.
   Задержался за кулисами. Прислушался... Толпа дружно скандировала:
   - Пе-пел, Пе-пел, Пе-пел!
   Заплатив за Кокса ментам, он оставил чуваков без денег, и срочно потребовались концерты. Даже не на запись, а просто на зарплату музыкантам. Учитывая, что все клубы были оповещены о том, что "Вельвет" работают в студии над пластинкой и в ближайшие пару месяцев на них можно не рассчитывать, найти концерты было непросто. Спасло то, что "Синяя марка" проводила какой-то очередной фест с богатыми спонсорами и "Вельвет" пригласили отыграть часовой сет в рамках этого мероприятия.
   Пепел ещё раз хлебнул из фляжки и вышёл из-за кулис. Толпа взревела, на сцену полетели тюбики губной помады, пудреницы, носовые платки... Он включился и повернулся к публике спиной. Такая у Пепла муза - поначалу не замечать зал. Не от звёздности своей, не от хамства, нет. Ему так проще сосредоточиться.
   Кивнул Коксу - тот швырнул сухие доли счёта... Тяжёлое гитарное вступление... Резкий поворот к микрофону - и агрессивно в зал первые строчки:
  
   Ствол весны у виска - я ей обесточен,
   Я срываю с себя этикетку: "Просрочен"
   Я расплатился сполна с каждым из кредиторов,
   Я пришёл, полон тем, стихов и аккордов!
  
   Новая вещь, написанная буквально неделю назад. Аранжировка, сука, совсем сырая. Но драйв есть, звериный драйв, который выметает всё лишнее из мозгов, как пушечный выстрел...
  
   Исцарапанные бессонницами, зрачки вертикальны,
   Сказанные в темноте слова - сакральны,
   И много долгих километров нежности в крови -
   Мне осточертело трахаться, я прошу немного любви...
  
   Он зубами вгрызается в каждую букву, чувствует солёный кровавый привкус каждой строчки, выталкивая их языком наружу... А теперь немного воздуха:
  
   Мечтать
   Надо нам
   Читать
   По губам
   Фразы нерасставаний,
   Спазмы полупризнаний...
  
   Огоньки зажигалок там внизу под ногами раскачиваются, образуя маленькие огненные волны... Он чувствует привычную нить, которая всё крепче привязывает его к каждому из стоящих возле сцены... Даже не нить - артерия, которая перекачивает его, Пепла, кровь в сердца тех, что тянут сейчас вверх руки с зажигалками...
  
   Слова -
   Это дым
   Давай
   Помолчим
   Ночью
   Это так просто
   Хочешь -
   Выпьем без тоста
  
   И снова всё сметает ураган звука. Он бросает им кровоточащие куски живой, пульсирующей ткани...
  
   Я отдам все триумфы своих наступлений
   За то, чтоб лицом прижаться к твоим коленям,
   Чтоб целовать родинку на твоей ключице,
   И пусть случится всё, что должно случиться...
  
   Их города выжжены дотла, их надежды глядят в небо пустыми глазницами, имена преданы забвению, книги сожжены и развеяны по ветру... Там ноябрьский синдром безысходности... И кто-то протягивает им в раскрытых ладонях Мечту, светлую и несбыточную, какой может быть только Мечта... Они тянутся к ней, становясь на цыпочки, они касаются её кончиками пальцев... И не могут дотянуться... Но знают, что это произойдёт рано или поздно... И тогда их источники снова наполняются водой, а жизнь - смыслом.
   Последний грубый мазок, отчаянная попытка выпрыгнуть за рамки возможного:
  
   Я разбил телевизор, упал в неизвестность,
   Мне насрать на их амбиции, на политкорректность,
   Патриотизм, героизм - весь этот отстой -
   Всё теряет свой смысл, когда ты не со мной.
  
   Лаконичная кода зависает над залом. Одобрительный рёв толпы. Пепел здоровается, благодарит за приём. По залу идут волны. Руки, зажигалки, глаза... Хотя, со сцены обычно не видно глаз...
   Дальше - тяжёлый бронепоезд следующего боевика:
  
   Не оставляй меня вживых в дождливых строчках сентября,
   Мне слишком часто все подряд стреляют спину...
  
   Выложились на сцене до капли. Мокрые волосы вразлёт, пальцы в кровь, распахнутые в электрическом спазме рты... Весь час бились вместе с толпой, как одно гигантское сердце. Уходили - зал не отпускал. Вернуться и сыграть "Никогда не умрём" - чтоб дожать... Что-то вроде контрольного выстрела в мозг.
   За кулисами - как обычно. Коридор лиц, руки, голоса. Вспышки фотографов. Умоляющие девичьи глаза - сфотографируйся со мной, ну, пожалуйста, прошу тебя - последний глоток из фляжки, пусто. Наклонив голову, вперёд сквозь толпу, укрыться от этого шторма, спрятаться, переждать...
   Спасительная дверь захлопывается за спиной. Вздох облегчения. Откройте кто-нибудь окно - совершенно нечем дышать.
   - Ффффу-у-у, бля, - Гурген обмахивается оранжевой женской майкой, которая неизвестно как попала к нему в руки по дороге со сцены в гримёрку, - вот это дали шмиру! Ебануться!
   - Ага, только ты снова вылетел на модуляции в "Ожидать тебя", - язвительно щурится Чиллаут.
   - Да я вечно забываю про эту сраную модуляцию!
   - Если вместо головы - жопа, нужно смотреть в портянку1, - назидательно поднимает палец Вася.
   - На себя посмотри, Казальс недоделанный! Одних глиссов намастрячил, а где партия? Где ноты, я тебя спрашиваю? - Пепел толкнул его в плечо.
   Дверь гримёрки открывается, пропуская Пэм и Дашу.
   - Привет, идолы! - Пэм чмокнула Пепла в щёку. - Интервью дадите?
   - Хрен тебе, а не интервью, - кривляется Чиллаут. - На сегодня все интервьи уже раздали, завтра приходи, красавица.
   - Ну, может, хоть завалященькое какое отстегнёте? Мне завтра не с руки, мне сегодня в ночной эфир нужно.
   - Да не слушай ты балаболов этих, а то они тебе такого наговорят - чердак съедет. - Пепел махнул рукой в сторону свободных стульев, - рассаживайтесь, девушки.
   Пэм уселась верхом на предложенный стул и стала рыться в сумке, извлекая массу посторонних вещей и отбирая из них то, что могло понадобиться во время интервью. Ручка, блокнот, диктофон, пара чистых кассет...
   Пепел тем временем повернулся к Даше:
   - Привет. Отлично выглядишь.
   - Спасибо, Лёш. От тебя это всегда приятно слышать.
   - Не сердишься?
   - За что? Перестань, мы же взрослые люди. Всё было ясно с самого начала, так что не бери в голову, - она успокаивающе улыбнулась и погладила его по руке. - Тебя не рассекретили?
   - Рассекретили. Да может оно и к лучшему...
   - Так, всё, тишина! - Пэм хлопнула в ладоши. - Старайтесь поменьше пиздоболить, и вообще, фильтруйте базар. А то мне потом вырезать после вас - удовольствие маленькое. Чиллаут, это тебя в первую очередь касается. Ты больше всех материшься! В прошлый раз я пропустила момент, где ты нашего мэра пиздюком назвал - меня чуть с работы не уволили! И не оправдывайся, - она щёлкнула вскинувшегося было Чиллаута по носу. - А где Кокс? Мне нужен Кокс для полного комплекта.
   - Он в соседней гримёрке с какой-то тёлкой. Опупенная герла - сиськи колоссальные, ноги из подмышек, жопа сердечком - туда-сюда! - облизнулся Гурген.
   - Тоже мне, ценитель выискался! - хмыкнула Пэм. - Чуваки, ну позовите его кто-нибудь! У меня времени мало.
   - Ага, вот сама иди и зови, - предложил Шурик. - Он там щас трудится в поте лица, а я приду ему кайф ломать? Тебе надо - ты и иди. Кстати, вот он и сам, лёгок на помине.
   Дверь распахнулась, и ввалился взмыленный Кокс. Он постоял, тяжело дыша и отдуваясь, обвёл своими маленькими глазками всех присутствующих и громко вопросил:
   - Чуваки, вы слышали, как я когда-то говорил, что лучше выпить водки литр, чем лизать солёный клитор?
   Начало было многообещающим. Все присутствующие заинтригованно молчали, ожидая продолжения.
   - Так вот, - Кокс взъерошил свои немногочисленные и совершенно мокрые волосы, - я был неправ и публично это признаю!
  

МНОГОТОЧИЯ...

   Как-то так случилось, что в последнее время я всё больше обретаю себя прежнего. Не совсем прежнего, конечно... Но кризис, по-моему, позади, друзья мои...
   Всё чаще заглядывает ко мне на огонёк мой распиздяй ангел-хранитель. Мы подолгу ведём друг с другом философские беседы, из которых я узнаю, что поднебесные кабаки ему осточертели. Спать на деревянных столах в его возрасте уже неприлично. Ангелицы-стриптизёрши, судя по его словам, на редкость однообразны - постоянно требуют денег и шарового кира. А любовь к классному музону не обязательно разбавлять кальвадосом.  Он показывал мне свои длинные нечёсанные лохмы - там появилась седина. Он полон желания остепениться и заняться мной всерьёз. Как минимум, спасением мятущейся нематериальной начинки моего стареющего тела.
   Я долго отсутствовал в самом себе, друзья мои. Наверное, настало время вернуться, если я всё чаще вынимаю из сердца маленькие иголочки давно забытых ощущений, которые ошибочно считал давно и безнадёжно утерянными.
  

ГЛАВА 6

Current music: John Lee Hooker "One Bourbon, One Scotch, One Beer"

   - Расстегни мне вот здесь, пожалуйста, - Татьяна повернулась спиной к Пеплу и показала на застёжку колье.
   - Секундочку, мадам, - он неловко затоптался, пытаясь справиться с непослушной штуковиной, - не вертись, пожалуйста.
   - Ох, кавалер из тебя ещё тот, - вздохнула Татьяна, - давай я лучше сама. А ты не мог сбрить сегодня свою ужасную щетину?
   - Не придирайся. И вообще, непонятно, зачем ты так меня шугаешь - я не прошёл тест?
   - Ну что ты сразу взъерошился? Какой тест? Обыкновенная вечеринка - ужин, танцы, трёп... Ты же сам всё видел.
   - Потому и спрашиваю. Мне всё это напомнило смотрины, когда я собирался жениться.
   - Расслабься. Я понимаю, что тебе было неловко - непривычная среда, незнакомые люди и всё такое... Но мне было важно придти именно с тобой, чтобы все поняли, что ты для меня - нечто большее, чем мимолётная интрижка...
   - Гм... По крайней мере, откровенно...
   - Тебя задевают мои формулировки? - Татьяна освободилась от платья, взяла сигарету и чиркнула зажигалкой. - Но я же не спрашиваю, как ты это воспринимаешь. Я говорю о себе...
   - И как же ты воспринимаешь наши отношения? - Пепел откровенно любовался её изящным телом, отражающимся в бесчисленных зеркалах спальни.
   - Не хочу показаться излишне экзальтированной... Но ты для меня - воздух. Естественный, прозрачный... - Татьяна тихо выговаривала слова, задумчиво рассматривая тлеющий кончик сигареты. - И жизненно необходимый. Я задыхаюсь без тебя... Скажи мне кто-нибудь год назад, что я буду испытывать нечто подобное - не поверила бы ни за что. Я вообще считала, что любовь придумали писатели.
   Пепел озадаченно посмотрел на неё:
   - Это можно расценивать как признание?
   - А расценивай, как хочешь, - Татьяна выдохнула дым и проводила глазами удаляющееся туманное колечко. - Мне всё равно. Главное - что ты со мной, а на остальное наплевать. Не хочу строить планы, прикидывать, что будет завтра-послезавтра. Я ловлю момент. Бросишь меня - чёрт с тобой, буду мучаться, наверное, страдать... А может, и сама тебя брошу, если станет плохо... Не знаю и не хочу знать... Не хочу забивать голову всякой ерундой и портить всё, что имею сегодня. Да не парься, Лёш... Зачем усложнять и без того сложное? - она раздавила окурок в пепельнице. - Я в душ.
   Пепел повесил рубашку на плечики в шкафу, швырнул джинсы на стул и развалился на кровати.
   После своего возвращения из Стокгольма Татьяна частенько ставила его в тупик своим поведением. С одной стороны, она простила ему эпизод с Дашей. Просто сделала вид, что забыла об этом, ни разу не упрекнув, не напомнив... Относилась к Пеплу ещё нежнее, чем раньше, постоянно подчёркивая, как много он значит для неё. С другой стороны, при любом удобном случае давала понять, что никто никаких долгосрочных договоров не заключал и каждый волен в своих поступках и привязанностях...
   Пепел считал, что достаточно хорошо знает женщин. Почти все, с кем намечалось что-то более-менее постоянное, старались привязать его к себе, опутать множеством обещаний и обязательств, свить уютное гнёздышко, где нужно жить долго и счастливо, после чего - умереть в один день... Всё хорошее оказывалось погребённым под горой ответственности, которую на него налагали, и требований, которые к нему предъявлялись гласно или негласно. Он всё чаще обнаруживал себя безуспешно роющимся в куче всего этого хлама и выискивающим причину, ради которой всё это затевалось. Обычно на этом и ставилась точка.
   С Татьяной он не чувствовал себя связанным. Никто не выдвигал никаких условий, не оглашал ему список пунктов, по которым он обязан осчастливить... Никто не смотрел на него несчастными глазами, молчаливо упрекая в недостаточном проявлении внимания и заботы. Никто не заставлял почувствовать себя виноватым... Татьяна держалась с ним на равных, ничем не сковывая и ничего не требуя. Они отдавали друг другу ровно столько, сколько хотелось дать, и никто не чувствовал себя обделённым. Ведь насколько проще живётся, когда понимаешь, что можно привести верблюда к воде, но нельзя заставить его пить. И ведёшь себя соответственно...
   - Не спи, философ! - в дверях появилась Татьяна. - Душ свободен, а на обратном пути захвати, пожалуйста, штопор - я спёрла у Владыкина совершенно роскошное вино. Так что мы сможем вознаградить себя за скучный вечер, - она присела возле Пепла.
   - Перенимаешь у музыкантов дурные привычки? - он засмеялся и притянул её к себе, с наслаждением вдыхая запах её влажной кожи. - Ох, чувствую - испортил я примерную девочку. Раньше была отличница, воспитанная пионерка, хорошие манеры, гольфики до коленок, каждое утро зарядка, - он отвернул воротник пеньюара и легонько коснулся губами ложбинки между её грудей... - А что теперь?
   - А теперь она якшается с хулиганами, не затыкает уши, когда слышит нецензурщину, и, что самое ужасное, ворует вино с вечеринок, - Татьяна тихо и воркующе рассмеялась.
   - Нет, самое ужасное, что она испытывает явное удовольствие, падая в бездну порока, - Пепел поднялся с кровати и поцеловал её в волосы. - Я быстренько, звезда моя. Не скучай здесь. Я вернусь чистым. И со штопором.
   - Жду тебя чистым обладателем штопора, мой рыцарь!
   Пепел расхохотался и исчез за дверью.
   - Вот так обрастаешь понемногу семейными привычками, - размышлял он, подставляясь под горячие водяные струи. - Совместные выходы в свет, вечерний душ, халат на стульчике возле кровати... Я воспринимаю, как само собой разумеющееся, что мы после вечеринки едем к Татьяне и ложимся в одну постель, как примерные супруги. И, самое удивительное, мне это всё нравится - некое подобие душевного покоя. Или я объелся этими одноразовыми девочками вперемешку с приступами одиночества и ночного пьянства? Может, старею? Да ладно, ну его к чёрту - не хватало ещё ломать над этим голову. Просто нужно избавляться от этой паранойи. Хорошо - значит хорошо. И все теории - в сортир.
   Он с наслаждением вытерся громадным махровым полотенцем, завернулся в недавно подаренный Татьяной купальный халат и отправился искать штопор.
  

МНОГОТОЧИЯ...

   ... Мне всегда недоставало покоя. Как-то получалось с самого детства, что я существовал в постоянном напряжении - до хруста зубов, до изломанных ногтей, до визга крови в висках. И мне всегда мечталось, что я вырасту и всё будет по-другому.
   Абстрактно лет в 15 мою мечту можно было представить в виде маленького городка с мощёными улицами. Где не ходят толпами и не кричат лозунгов. Где каждый занят воспитанием в первую очередь себя, но не других. Где каждый ответственен за то, какой он есть... Перед собой, в первую очередь... Где неизвестны амбиции... Любые - государственные, личные, клановые...
   Мне представлялись поэты в маленьких уютных кофейнях... Слышались блюзы из ночных кабачков... А боги ловили рыбу, свесив босые ноги с городского моста и позабыв о своих божественных распрях.
   Я не люблю, когда говорят громко. Я не люблю, когда оперируют обобщёнными понятиями. Я не люблю, когда обращаются к толпе, а не к каждому в отдельности. Я не люблю пафос, так же как и не люблю цинизм.
   Я всегда стремился к душевному покою. И всегда его было у меня катастрофически мало...
  

ГЛАВА 7

Current music: MOTORHEAD "Terminal Show"

   Резко затрезвонил будильник мобилки, раздирая в клочья плотный коленкор утреннего сна. Пэм судорожно вздохнула и с трудом оторвала голову от подушки. Вернее, от того, что эту подушку заменяло, то есть от острого угла скамеечки для обувания. Сверхъестественным усилием удерживая веки в открытом состоянии, она обозрела себя и окрестности, в результате чего определила, что лежит на полу. Половина тела находилась в ванной, а половина - в прихожей. Пэм озадаченно потёрла рукой онемевшую щёку, и там совершенно логично обнаружился рубец от долгого лежания на перевёрнутой боком скамеечке.
   - Епона мать, - Пэм сделала безуспешную попытку подняться.
   Ноги, как это часто бывает в таких ситуациях, с возмущением отказывались служить, а мозг настойчиво предлагал забить на всё и поспать ещё хотя бы часиков пять. Но Пэм подозревала, что раз прозвенел будильник, то у неё может быть запланировано что-нибудь важное. Она уселась, прислонившись спиной к дверному косяку и чувствуя, как больно врезается в задницу порог, но переменить место и позу сил не осталось.
   - Блядь, что ж меня намечалось-то? - Пэм усиленно заворочала мозговыми извилинами.
   Извилины ворочались с трудом и издавали очень неприятный шум в голове. Пэм поморщилась. И совсем уж собралась забить на всё и забыться, как вдруг мгновенно подскочила с громким воплем:
   - Эфир, ёб твою мать, у меня же эфир в девять тридцать! - Пэм бросила взгляд на часы, - уже полдевятого!
   Она вихрем ворвалась в гостиную и обнаружила там на диване сладко посапывающих во сне Чиллаута и Вовочку - барабанщика "Глистов". А в спальне на её роскошной двуспальной кровати, раскинувшись крестом, нагло дрых Заяц - вокалист тех же "Глистов". Он чувствовал себя настолько по-домашнему, что завалился спать в ботинках - Пэм с ужасом посмотрела на своё светлое пушистое покрывало, испачканное говнодавами этого мерзавца.
   - Вот пидорасы! - завопила она. - Я сплю на полу в ванной, как последняя прошмандовка, а вы, суки, детский садик устроили, по постелькам разошлись! И ни одна падла меня до кровати не дотащила! Вот хуй вам теперь - будете в подворотнях бухать, а не в моей квартире! Подъём, бляди!
   Её пламенное обращение осталось без всякой реакции - Заяц повозился и повернулся на бок. С его громадного ботинка отлепился кусок грязи и упал на ковёр. Пэм скрипнула зубами. Но тут же отвлеклась на нечто более важное:
   - Блин, нужно же было Влодеку позвонить! - и метнулась в кухню, где предположительно могла находиться мобилка, если судить по тому, откуда был слышен звонок.
   Труба лежала в прихожей возле зеркала, а в кухне обнаружилась Даша. Она спала, по-детски свернувшись калачиком на мягком уголке и подложив кулачок под щёку.
   - Дашутка, - Пэм мягко коснулась её плеча и легонько потрясла, - я еду на "Хит FM", у меня эфир в девять тридцать. Останешься досыпать? Или со мной поедешь?
   - А... Да... Я с тобой, солнышко, - Даша потёрла глаза кулачками. - Сейчас умоюсь только...
   - Не спеши, мышонок, у нас ещё есть минут пятнадцать. Я позвоню и пойду этих мудаков из кроватей вытряхивать.
   Пэм лихорадочно защёлкала кнопками телефона. Пальцы с похмелья слушались плохо.
   - Чёрт, только возьми трубу, ну возьми же... Алё, Влодек, дзень добжий! Как жизнь половая? Нормально? Ты помнишь, что у нас сегодня прямой эфир на "Хит FM"?
   - Пэм, ласточка, доброе утро, - приятный баритон с еле уловимым польским акцентом, - мы же договорились созвониться вчера вечером. Я ждал звонка, но ты не появилась. Я решил, что всё отменилось.
   - Влодек, прости ради Бога! Это я, пизда с ушами, виновата. Вчера была на презентации в джаз-клубе, потом заехали выпить, всё завертелось... Короче, я провтыкала... Влодек, прошу, извини! Приезжай к девяти двадцати, с меня потом коньяк в неограниченных количествах.
   - Пэм, я бы с радостью, - трубка зазвучала виновато, - но я сейчас нахожусь в ста километрах от города. Ты не позвонила, а Кирыч предложил съездить на лыжи... В общем вот так вот... Я честно ждал вчера твоего звонка.
   - Да я понимаю, Влодек. Я сама во всём виновата. Ну, давай, до скорого! Удачно покататься.
   Пэм положила телефон на стол и задумалась. Эфир отменять нельзя. Она не анонсировала, кто будет гостем - хотела сделать слушателям сюрприз. Польский джазовый гитарист Влодек Лещинский! Публика кипятком писает от восторга, а Пэм в полном шоколаде. И вот теперь из-за банального кира ничего этого не будет. Чёрт, что же делать? Эфир не отменить, анонсов передачи не было... Значит... Значит нужно привезти кого-нибудь другого! Кого? Времени - в обрез!
   Пэм влетела в гостиную и оценивающе уставилась на диван. Чиллаут! Вот кто станет её спасителем! Бас-гитарист группы "Вельвет" давненько не появлялся в её эфирах, особенно соло.
   - Чиллаут! Подъём, мудозвон! Да вставай же, хрен собачий!
   - А... Чего? Да какое "вставай"? Иди в жопу! - "спаситель" повернулся носом к стенке и демонстративно захрапел.
   - Колька! Ну не будь гондурасом! У меня эфир через час! - Пэм бесцеремонно отодвинула бездыханное тело Вовочки и уселась рядом.
   - Ну и пиздуй на свой эфир! Я-то тут при чём?
   - Колька, ты мне сегодня нужен на эфире. Влодек отказался, у меня дыра. Выручай, ну плиз!
   Чиллаут развернулся к ней лицом, и некоторое время изучал её слезящимся похмельным глазом. Потом выдал вердикт:
   - Паршиво выглядишь! Тебе тоже не мешало бы поспать часа три, - после чего развернулся и улёгся поудобней.
   - Коо-о-о-олька! Я тебе свою корейскую водку со змеёй отдам! - применила она последнее средство, предложив Чиллауту то, на что он давно точил зуб.
   - Сама пей свою водку, змея! Мы такого говна не употребля... Бля! - подскочил он на диване, придавив задницей лицо слабо пискнувшего Вовочки. - Водку со змеёй? Точно? Не обманешь?
   - Честное пионерское! Бля буду! - забожилась Пэм, делая честные глаза перед шантажистом.
   - Еду! - засобирался Чиллаут. - Только дунем шмали на дорожку, а то меня трухает здорово.
   - Коль, это прямой эфир. Не запись, а прямой эфир. Давай, шмаль после. А?
   - Да я там прямо в студии тогда лыжи склею! Вытряхиваешь меня в такую рань из постели, везёшь на какое-то левое интервью, и ещё без шмали. Не поеду тогда! - заупрямился Чиллаут, почувствовав слабину.
   - Ладно, хрен с тобой! - Пэм подошла к шкафчику и вынула спичечный коробок. - Вот, матрай - беру с собой корабль!
   - Лады! Щас только зубы почищу.
   В такси Пэм попыталась подкраситься, но тряска и дрожащие руки привели к тому, что она стала похожа на готическую принцессу - чёрные круги вокруг глаз и кровавое пятно помады у рта.
   - Да ну нахрен этот макиях долбанный! - она всердцах захлопнула пудреницу. - Даш, зайчик, расскажи толком, что было-то вчера?
   - Да я раньше всех спать ушла на кухню, - Даша виновато посмотрела на неё. - Вы в гостиной так гудели, что в спальне было не заснуть. Кстати, Заяц вчера чуть Вовочку не утопил.
   - Как это? - изумилась Пэм.
   - А ты, подруга, ваще ни черта не помнишь? Вот это у тебя приход был! - восхитился Чиллаут. - Короче, сидели мы культурно, отдыхали... На третьем жбане Вовочка потух. Заяц взялся его привести в чувство - типа, говорит, там холодная вода в ванну набрана, я его туда макну.
   - Ага, точно, - вспомнила Пэм. - У нас вчера трубы в доме ремонтировали, я набрала в ванну воды на всякий случай.
   - Так вот, - продолжал Чиллаут, - взял он Вовочку за жабры и попёр в ванную. Ну, нет их и нет... А мне поссать захотелось - я пошёл в сортир. Иду, заглядываю в ванную, а там Заяц свою хаерюгу расчесывает и вовсю перед зеркалом позерит - то так станет, то этак... Я всегда говорил, что он пидор, позёр и модник. Короче, Заяц перед зеркалом красуется - яйцами трясёт, а Вовочка уже пузыри в ванной пускает. Этот лупень его принёс, головой в ванну опустил, и забыл про него. Сам наслаждается своей ниибацца красотой, а чувак уже доходит. Бухой в запятую - даже нет сил башку из воды вынуть. В общем, я его типа спас, - Чиллаут сделал попытку гордо приосаниться, но получилось слабо - в такси было мало места.
   - Цирк на дроте, - Пэм покачала головой. - А потом?
   - Да чё потом. Я чуть Зайцу рожу не набил. Ты нас мирила, потом ещё коксом зарядились поверх коньяку...
   - О-хо-хо! - схватилась за голову Пэм.
   - Ты этого гондураса больше в гости не зови. Он как-то остался у меня переночевать - я тогда ещё с предками жил. Всю комнату обрыгал. И папаша мой был недоволен. Утром иду мимо кухни, слышу, а он матери говорит: "Лора, наш сын совсем охуел! Захожу я ночью в туалет, а там мутант - баба здоровая, метра два ростом! С белыми волосами и с бородой!" Представляешь, этот подонок знал, что я живу с родителями, и даже дверь в сральник не удосужился запереть! Батя от такого хамства просто припух - до сих пор мне вспоминает!
   Пока Пэм собиралась как-то достойно отреагировать, такси подкатило к зданию передающего центра, где располагалось "Хит FM". С трудом выбрались из машины. Пэм расплатилась и глянула на часы:
   - Успели. Сейчас быстренько выпьем кофе, и в студию. Чиллаут, разрабатывать сценарий времени нет - придётся импровизировать. Это я к тому, чтобы ты не подставил Пепла - не трынди лишнего. И меня тоже не подставь - держись культурно...
   - А шмаль? - возмущённо напомнил Чиллаут.
   Пэм удручённо развела руками:
   - Голодной куме всё шмаль на уме. На, держи, - она отдала коробок шантажисту. - Идём.
   Пока пили кофе и Чиллаут расправлялся с травой, в студии всё подготовили. "Звезда" чинно расселся перед микрофоном и состроил важную мину, которая, как ему казалось, подходила к случаю.
   - Не криви рожу и не надувай щёки, это радио, а не телевидение, - одёрнула его Пэм. - После этого блока рекламы начинаем. Я тебя представлю, потом начну задавать вопросы. Ты не убился травой? Соображаешь?
   - Не ссы, - обиделся Чиллаут. - Что я первоклассник? Всё пучком!
   Реклама закончилась, и звукорежиссёр дал отмашку начинать.
   - Всем привет! Я - Пэм и, как вы уже поняли, в эфире наша постоянная передача "Завтрак со звездой". Я рада представить вам нашего сегодняшнего гостя Николая Белоконя, бас-гитариста группы "Вельвет". Вы можете звонить в студию и задавать любые вопросы, которые вас интересуют. Привет, Коля! Как настроение?
   - Спасибо, отлично, - прохрипел Чиллаут в микрофон.
   - Мы не раз имели честь принимать в этой студии весь ваш коллектив, а также не единожды интервьюировали вашего лидера Алексея Пеплова. У меня возникла мысль, что неплохо было бы встретиться и с остальными музыкантами вашей чудесной группы поодиночке и побеседовать о том, о сём. Сегодняшний выпуск целиком и полностью посвящён тебе. Давай начнём с банального - расскажи о причинах твоего участия в группе и о дальнейших перспективах твоей работы в "Вельвете".
   Чиллаут заправил волосы за уши и придвинулся к микрофону, вживаясь в роль звезды. Происходящее начинало ему нравиться.
  

 

 

МНОГОТОЧИЯ...

   - Какого чёрта ты вечно пишешь обо мне в свой долбанный ЖЖ? - он, как обычно, явился невовремя, неожиданно, был хмур и неприветлив, из чего я понял, что ночью в его любимом клубе "Ангельское терпение" снова был зажигон.
   - А тебе какая разница? Моё личное дело - о чём хочу, о том и пишу, - я развалился в кресле и сплюнул ему под ноги, демонстрируя полный пофигизм и совершенное равнодушие к его недовольству моей особой.
   - Ну... - он на секунду смешался, - о нас не принято писать и говорить во всеуслышание. Ангел-хранитель - дело интимное и обычно его не выносят на обсуждение.
   - А мне по барабану, что интимное, - я зажёг трубку и со смаком затянулся. - Это у тех, наверное, интимное, кого эти самые ангелы оберегают изо всех сил, через дорогу переводят, шерстяные носки зимой заставляют надевать, чтоб не было простуды... А ты забил на меня, появляешься, когда тебе в голову взбредёт... А всё остальное время отвисаешь на каких-то стрёмных тусняках и до бровей наливаешься абсентом.
   - Ладно, я пришёл по другому, собственно, вопросу, - он вынул из-под крыла бутылку коньяку и водрузил её на стол. - Поздравляю, чувак.
   - Здравствуйте, приплыли, - я неприлично заржал. - Чего на день раньше припёрся? Ошибся? Или планы на завтра?
   - Ошибся. Да и планы... Завтра в "Терпении" Майлс Дэвис будет - хотел закатиться. Я тут с хранителем одного итальянского скинхеда сдружился. Чувак тоже по джазу отъезжает. Я у него бесплатные приглашения в клуб достаю - он там вышибалой...
   - Якшаешься со всякой швалью. Итальянский скин... Брррр... - меня передёрнуло.
   - Да нет, он отказался от скина. Ждёт, пока того грохнут, чтоб кого-нибудь поприличней опекать. А сейчас ещё и вышибалой в "Ангельское Терпение" устроился. Так что у меня теперь там блат. Вот погоди, чувак, сдохнешь - вместе будем на прикольные концерты мотаться.
   - Считай, что я прослезился, - я иронически сморщился. - Ты со своим бывшим часто видишься?
   - Сравнил! - он фыркнул. - Мой бывший был форменный мудак. Бухгалтер из американского Санкт-Петербурга. Пресный сухарь. В нарукавниках... А по ночам дрочил на детское порно. В общем, тот ещё типок. Я его терпеть не мог. Зато уж тебя я выбирал себе по вкусу.
   - А откуда ты знал, кем я стану?
   - В Книгах Судьбы всё записано, чувак, - он поучительно поднял кверху немытый указательный палец с обкусанным ногтем. - Ты мог стать только тем, что ты есть сейчас. Или совковым атташе в африканской глубинке. Я, честно говоря, сильно перетрухал, когда ты во французскую спецшколу пошёл учиться. Пришлось замутить в стране перестройку, чтоб уж наверняка спасти тебя от дипломатического намордника.
   Я от такого обращения с моей судьбой малость прифигел, но виду не подал.
   - А что, классно получилось, - он самодовольно хрюкнул и разлил коньяк по бокалам. - Ну, поехали, чувак! С наступающим! Говорят, вперёд нельзя. Но мне можно. Главное - не становись мудаком. А остальное всё будет - поверь мне.
   И он залпом махнул свой бокал до дна, нарушая все традиции коньякораспития.
  
   Вопрос из зала: И закусил огурцом? Это был бы ваще вышак - огурцом!
   Ответ: Не поверишь - но, действительно, огурцом. Он приволок целый пакет с огурцами и оставил мне здоровенное пятно рассола на светлом ковре.
   Вопрос из зала: И после этого побежал по потолку?
   Ответ: Да нет... Долго сидел, трепался на разные философские темы. Уселся, свинья, на мой любимый винил Хоулина Вульфа... Долго извинялся. А потом попрощался и грузно вылетел в окно. Я стоял и наблюдал, как он на бреющем полёте идёт над городскими крышами. Он перебрал коньяку и постоянно заваливался на правое крыло...
  

ГЛАВА 8

Current music: Sting "English Man In New York"

   Утро на цыпочках прокрадывается в твою спальню. Вот оно стоит у изголовья, легонько касается твоих волос, касается молча, без единого словечка. Ты просыпаешься медленно, лениво, будто выходишь из тёплого озера. Раздвигаешь руками волны и чувствуешь, как идут круги по поверхности воды. Просыпаешься... Долго лежишь, не открывая глаз, чувствуя на щеке ласковый солнечный лучик - он контрабандистом пробрался сквозь брешь в неплотно задвинутых шторах.
   Лежишь, чувствуя тяжесть его руки - он рядом и в то же время за тридевять земель. Он ещё и не думает просыпаться. Чувствуешь его руку на груди. Чувствуешь радость от того, что чувствуешь его руку. Чувствуешь радость от того, что чувствуешь...
   Наконец-то решаешься открыть глаза. Сначала понарошку, потом тайком. Прижмуриваешься, впуская под ресницы новый день. Улыбаешься. Ещё улыбаешься. Ещё и ещё... Утро улыбок. Да, с тобой такое стало часто случаться.
   Ты садишься и с наслаждением потягиваешься. Осторожно, не делая резких движений - пусть он ещё поспит. Легонько целуешь его в спутанные волосы. Шутливо про себя ругаешь лентяем. И улыбаешься... Утро улыбок...
   Спускаешь ноги с кровати и касаешься ступнями прохладного пола. Босо шлёпаешь к окну. Выглядываешь из-за шторы - белым бело. Снег и солнце. Твоё любимое сочетание... Бросаешь взгляд на постель - он не любит снег. Он вообще не любит всё, что связано с зимой. Улыбаешься. И ещё улыбаешься. Утро улыбок - счастливое утро.
   Ты отпустила домработницу - она теперь приходит по твоему звонку. Пойдёшь на кухню, откроешь в шкафчике вторую дверцу справа. Поднимешься на цыпочки и достанешь волшебную баночку. Повернёшь крышку, сунешь туда свой смеющийся нос. Вдохнёшь. Аромат на мгновение сведёт тебя с ума. Лишь на мгновение. Потом останется приятная лёгкость. Ты улыбнёшься. Это же утро улыбок...
   Тебе захотелось сварить для него кофе. Сложный ритуал, плавность движений. Сыплется коричневый аромат, сыплется... Недосказанность корицы, белая угловатость сахара... Утреннее вуду влюблённой женщины. Несколько ласковых слов шёпотом. Горьковатая томность первого обжигающего глотка - это уже и его утро улыбок...
  -- Чувствую себя каким-то сибаритом из девятнадцатого века, - Пепел полюбовался на своё отражение в зеркале. - Этот буржуйский халат, шлёпанцы как у Хоттабыча... - он рассмеялся.
  -- Ну, родной, ты определись - сибариты из девятнадцатого века вряд ли могли носить шлёпанцы Хоттабыча, - Татьяна шлёпнула его полотенцем по спине.
  -- Будем считать, что я - эксцентрический сибарит. Сейчас только малость подправим мой внешний облик.
  -- Не нужно натягивать на голову мои колготки - ты и без этого выглядишь достаточно эксцентрично. А без халата - вообще отпад... Татуировки особенно... И к сибаритству, я заметила, у тебя врождённые способности.
  -- Может, гены? Вдруг у меня прапрадедшка был помещиком и угнетал крепостных крестьян? А в своих деревнях устроил модель, скажем, древнего Египта? - предположил Пепел, поправив на голове колготки и пробуя завязать их узлом на подбородке. - Ну, как?
  -- Замечательно! Тебе так нужно сфотографироваться и пустить снимок в массы. То-то поклонницы порадуются на своего кумира.
  -- Ага, - подхватил Пепел, - давай ещё поговорим об имидже, услугах стилистов и о пиаре.
  -- Я не против, дорогой. Только мне нужно ехать на работу. А перед этим было бы неплохо позавтракать.
  -- Тогда я угощу тебя своей фирменной яичницей в награду за волшебную ночь и за утренний кофе в постели! Айда в кухню!
   Пока Пепел колдовал со сковородкой и ингредиентами для завтрака, Татьяна включила радио.
  -- Тань, переключи на "Хит FM". Пэм хвасталась, что сегодня в "Завтраке" будет Лещинский. Интересно послушать, как она будет его потрошить.
  -- А кто такой этот Лещинский? - Татьяна завертела ручку настройки приёмника.
  -- О! Это совершенно отпадная личность! Классный джазовый гитарист из Кракова. У него постоянно новые проекты. И все, как один, очень интересные. Он опупенно профессиональный и креативный чувак. И, что очень впечатляет, никогда не грешит самоповторами.
  -- Интересно... Я о нём никогда не слышала... О, вроде нашла... - она сделала громче.
  -- ... Вы можете звонить в студию и задавать любые вопросы, которые вас интересуют, - бодро защебетала из динамиков Пэм.
  -- Кушать подано, мадам! - галантно провозгласил Пепел и торжественно водрузил перед Татьяной тарелку с омлетом.
  -- Привет, Коля! Как настроение? - продолжала в приёмнике Пэм.
  -- Какой Коля? Он же Влодек! - удивился Пепел.
  -- Спасибо, отлично, - ответил Пэм хорошо им знакомый похмельный баритон.
   Пепел с Татьяной уставились друг на друга в немом изумлении, опознав в собеседнике Пэм Чиллаута. Да ещё, судя по всему, неплохо поправившегося.
  -- Офигеть - не встать! - Пепел положил в рот громадный кусок яичницы и принялся механически жевать. - Кольку-то как туда занесло?
  -- Может, этот польский гитарист не смог приехать? - предположила Татьяна. - Или отказался от интервью? Сам знаешь - "звёзды" бывают очень избалованными.
  -- Да нет, - пожал плечами Пепел. - Влодек - нормальный чувак, я сам с ним несколько раз общался, даже джемовали вместе. Кроме того, Пэм вообще никогда не отказывают. Она, наверное, слово знает специальное.
   Тем временем передача катилась по наклонной. Чиллаут был в ударе. Он сыпал смелыми заявлениями, критиковал тенденции развития современного шоу-бизнеса, выдвигал безумные прогнозы. Татьяна совершенно забыла о том, что ей нужно на работу - вместе с Пеплом она, раскрыв рот, слушала разглагольствования Чиллаута в эфире.
  -- Коля, а что ты можешь сказать о вашем фронтмене Алексее Пеплове? Интересно, как его воспринимают сами музыканты.
  -- Пепел - это шаман! - с энтузиазмом ответил Чиллаут. - У Пепла мозги золотого цвета - это я вам точно говорю! Когда Богу стало одиноко, на свет появился Адам. А когда Бог обкурился травы - появился Пепел! Я это давно просёк.
  -- Интересная метафора, - заметила Пэм.
  -- Какая, в жопу, метафора! - рассердился Чиллаут. - Я тебе реальные вещи глаголю, а ты - метафора! У тебя, Пэм, наверное, вчерашний кокс с коньяком ещё из мозгов не выветрился!
   Пепел поперхнулся кофе, который он пил в этот момент.
  -- Меня лично дико прикалывает с ним работать. Он умеет делать великие вещи, причём, абсолютно не напрягаясь. Вы послушайте всю ту срань, которую крутят по ящику и по радейкам. И сравните с "Вельветом". И тогда поймёте, чем настоящая музыка отличается от тупорылого блеянья этих глянцевых пидоров, которых тулят на каждом углу массовому слушателю. И не нужно махать руками, Пэм - я говорю реальные вещи. Я никого конкретно не обидел и выражаюсь вполне литературно.
  -- Э-э-э-э-э... Несколько категоричная точка зрения. Так вернёмся к Пеплову...
  -- Так вот. С ним очень прикольно что-то создавать. Конечно, как и все гении, Пепел иногда бывает редкостным говнюком. Но его оправдывает то, что он создаёт. За это ему можно простить всё, что угодно. И я горжусь, когда ощущаю свою причастность к этому.
   Татьяна от смеха не могла поднести ко рту чашку - кофе расплескивался, и приходилось ставить её обратно на стол. Пепел уже не мог смеяться и просто мычал, вытирая слёзы. Можно было надеяться, что это "маппет-шоу" надолго запомнится всем слушателям "Хит FM". А персоналу - тем более.
   В это время в студию стали поступать первые звонки. В принципе, аудитория была настроена достаточно благожелательно, да и Чиллаут успешно справлялся с ответами. Слава богу, ему пока удавалось оставаться в формате. Пепел представил, каково сейчас Пэм, и мысленно её пожалел. Хорошо, что Колька всё-таки почти вменяемый.
  -- Скажите, Николай, почему вы называете музыку группы "Вельвет" великой? - это дозвонился какой-то знаток, судя по въедливому тону. - Я неплохо разбираюсь в современной музыке, я люблю "Битлз", "Куин", Лед Зеппелин. И когда сравниваю с ними группу "Вельвет", то вижу громадное несоответствие по уровню. Неужели вы всерьёз считаете, что этот любительский бред, созданный самоучками, можно всерьёз считать музыкой?
  -- Да, чувак, я так считаю! - окрысился Чиллаут. - Мы честно делаем свою музыку, без фуфла и без дураков! И нам, слава богу, насрать на уродов, которые считают себя знатоками! Мы играем для тех, кто умеет слушать и слышать. И ничего не навязываем остальным. Не нравится - не слушай, вот и всё, что я могу тебе посоветовать! А если ты собираешься здесь брызгать ядом и рассуждать о непрофессионализме, то пойди и трахни себя в жопу!
   Сразу после его слов раздались короткие гудки - знаток, видимо, бросил трубку.
  -- Э-э-э-э-э-э, дорогие друзья, сегодня у нас в гостях был басист группы "Вельвет" Николай Белоконь, - Пэм решительно взяла инициативу в свои руки и попыталась как-то выровнять ситуацию. - Может быть, вам показалось, что сегодняшняя дискуссия велась в несколько свободном тоне - это преимущество прямого эфира. Мы ничего не вырезаем, и вы слышите полные неотредактированные версии интервью. Хотя, должна вам признаться, с таким накалом страстей, как сегодня, даже я сталкиваюсь впервые. Спасибо, Коля, за интервью и за содержательные ответы. Мы желаем тебе творческих успехов и всего самого хорошего. До новых встреч, дорогие друзья. С вами была Пэм - вы слушали передачу "Завтрак со звездой".
  -- Да-а-а-а... Вот это Чиллаут отжёг! - Пепел, отсмеявшись, допил кофе. - Интересно, его живым выпустят из студии? Или Пэм убила его прямо там после эфира?
  -- Я думаю, что он уже агонизирует... Ёлки-палки, я совсем опоздала! - Татьяна глянула на часы и ужаснулась. - Всё, Лёшка, я побежала. После обеда созвонимся. Целую-целую, - она чмокнула Пепла в нос и выбежала из квартиры.
   Быстро впрыгнула на сиденье, рыкнула мотором, резво развернулась и покатила. Вынула сигарету, прикурила и улыбнулась... Утро улыбок в самом разгаре...

ГЛАВА 9

Current music: Jimmy Smith "Jingle Bells"

  -- Глупая голова ногам покоя не даёт, - недовольно бурчал Кокс. - Встретили бы Новый год там же, в клубе... Зачем ещё куда-то переться?
  -- Чувак, не нависай... Давай, хоть раз встретим его по-человечески. А то каждый год одно и то же - клуб, официантки, отжиг с какой-то левой публикой, последняя сотня с барменом и бодун в такси под утро.
  -- Гы! Думаешь, у Пэм будет по-другому? Она насобирает полную хату музыкантов, художников, каких-то пидоров гламурных... Все наебенятся в дым, разнесут квартиру и там же утухнут... Не вижу принципиальной разницы.
  -- Коксик, ну, тебя же никто не заставляет, - Пепел улыбнулся. - Хочешь - оставайся после работы в клубе и празднуй. Волочить на аркане я никого не собираюсь. Просто хочется отпраздновать по-человечески, в домашней обстановке, без незнакомых рыл и барных стоек.
  -- Ну, без незнакомых рыл у Пэм не обходится ни один сабантуй, - вмешался в разговор Гурген, - но я согласен с Пеплом. Новый год в клубах чуток подзаебал. Хочется домашних салатиков и приватной обстановки.
  -- Просто мы закончим работу в одиннадцать с копейками. Пока смотаем шнуры, соберём манели - считай полдвенадцатого. Времени на дорогу - впритык. А пить шампанское в такси - это как-то не гуд.
  -- Ага, - согласно кивнул головой Чиллаут, - водку, коньяк, самогон и сухарь ты в такси пить можешь. А шампанское - ни за какие коврижки.
   Все дружно рассмеялись. Несмотря на подначки и спор о месте встречи Нового года, настроение было хорошее. По большому счёту, для группы вообще не играло роли, где праздновать. Кокс выёживался просто от скуки.
  -- А на твоём месте, Чиллаут, я бы вообще поостерёгся ехать к Пэм. Она после твоего интервью публично обещала тебя кастрировать. Стоит при ней упомянуть о тебе, как она начинает плеваться, материться и сожалеть о том, что тебе удалось уйти под шумок с целыми яйцами и нерасцарапанной рожей. А тут такая возможность - она тебе стопудово яду в стакан подсыплет, - Гурген издевательски заржал
  -- Да ладно, чего там... Нормальное получилось интервью, - отмахнулся Чиллаут. - Ну, занесло меня чуть-чуть... Драпец оказался сильнее, чем я думал... Но в целом-то нормально получилось - народ ещё два часа после передачи, говорят, звонил.
  -- Ещё бы! После того шороху, что ты там навёл... Всё, чуваки, приехали. Выгружаемся, - Пепел открыл дверцу и выпрыгнул наружу.
   Времени на раскачку практически не было. Зал был набит публикой под завязку, и время поджимало. Саундчек группа сделала утром, так что оставалось переодеться и бахнуть по сотне для куражу.
  -- Работаем час, не больше, - Пепел перекинул через плечо ремень гитары. - Ну, поскакали!
   Зал встретил сдержанным рёвом. Пепел оглянулся - непривычно трезвый Чиллаут в сантаклаусовском колпаке показывал публике неприличные жесты. Пепел шикнул на него и подошёл к микрофону.
  -- С наступающим вас! Пусть Новый год оправдает все ваши надежды! Счастья вам!
   Вступительные такты "Короля-Змеи" подбрасывают публику вверх. Пипл завёлся с полуоборота. Пепел специально составил программу из "боевиков", чтобы не оставить места для отдыха. Выжать их всех, хорошенько выжать, не оставить ни клочка нетронутого пространства. Тяжёлый риф раздавил сознание, сплющил железными гусеницами, каждую клеточку мозга, намотал на острые шипы окровавленные лохмотья образов и ассоциаций.
  
   Я
   Тихо прошепчу
   Я Король-Змея!
  
   Последний выброс адреналина в этом году. Бежать мокрыми пальцами по грифу, чувствуя, как из-под них выскальзывают струны. Задыхаться в тесноте строчек, чувствуя, как микрофон бьёт током по губам...
  
   Женщина-кошка крадёшься во мраке
   Путать следы, вылизывать страхи,
   Жечь обрывки чужих разговоров,
   Опьяняться звуком затвора.
  
   Сегодня вместе с "Вельветом" играет Вася. Кромсает сюр рваными кусками, швыряет их публике - жрите! Пронзительные запилы виолончели - стальной проволокой по венам...
   Час пролетает как одна минута. И последним усилием вместе с залом:
  
   Мы
   Никогда не умрём,
   Мы будем жить вечно!
  
   Переиграли десяток минут. Публика в коме. Времени - только на дорогу. Смотать шнуры и бегом в машину. До Нового года осталось полчаса. Отдышаться в машине, наблюдая в окно за комьями снега, летящими из-под колёс.
   В квартире у Пэм людно. Нет, даже не так. Не людно - многолюдно. Суета, теснота, табачный дым, музыка. Пэм в вечернем платье, Даша в чём-то непривычно экстравагантном, Влодек Лещинский, по-польски элегантный, в смокинге и с неизменной фирменной улыбкой... Толпа знакомых, полузнакомых, совсем незнакомых...
   Есть несколько минут для того, чтобы занять места за столом и открыть шампанское. Татьяна улыбается Пеплу и протягивает свой бокал. Хлопают пробки, вино пенится и льётся на скатерть, на ковёр, на руки... Ничего, это на счастье...
   _______________________________________________________________
  
   Влодек Лещинский верил, что в Новом году всё будет отлично. Его планы обычно сбываются, цели рано или поздно достигаются, жизнь хороша и прекрасна. Значит, есть повод упиться шампанским, натанцеваться до упаду, приударить за хорошенькой ведущей с телеканала "Империя Музыки". А так как все планы Влодека имеют обыкновение сбываться, то не случилось осечки и на этот раз - шампанского было вдоволь, музыка колбасила в полный рост, а хорошенькая ведущая была очень даже не прочь под утро пасть на руки победителя.
   ____________________________________________________________________
  
   Кокс не придавал большого значения праздникам. Он считал, что если хочется оттянуться, то нужно оттягиваться. И совершенно не нужен для этого никакой повод - было бы желание. Следует упомянуть, что оттянуться Коксу хотелось всегда. Кроме тех моментов, когда он не мог подняться из-за жесточайшего бодуна, разумеется. Но, так как в этом состоянии у человека вообще отсутствуют всяческие желания, то мы не берём их во внимание.
   В общем, для Кокса всё прошло в обычном режиме - коньяку грамм четыреста, длинные беседы со знакомыми музыкантами о преимуществах различных пластиков для барабанов, стремительный секс в ванной с прикольной девчонкой, имя которой выветрилось из головы, убойный косяк из кокандского ганджа, стриптиз на журнальном столике под бурные аплодисменты присутсссссщихсздесьдам... Было, наверное, что-то ещё... Но стриптиз - это последнее, что зацепилось в дырявой памяти Кокса...
   _____________________________________________________________________
  
   Пэм и Даша встретили Новый год, держась за руки. Звякнули бокалами, улыбнулись друг дружке и поцеловались. Каждая загадала желание. Сбудутся ли - время покажет... Закончился год неожиданностей и сюрпризов, год больших душевных потрясений и находок... Чем станет для них Новый год - будет видно... А сейчас - побольше искр, фейерверков, музыки, шампанского, смеха и поцелуев. Ведь всегда нужно надеяться на лучшее.
   _______________________________________________________________________
  
   Чиллаут встретил Новый год трезвым. Когда часы пробили двенадцать раз, он выпил бокал коньяку и загадал желание. Зная наперёд, что оно не сбудется. Побродил среди гостей, выкурил три сигареты. Подошёл к Пеплу и Татьяне, поздравил их с праздником... Похлопал Пепла по плечу:
  -- Ты - гений, старик. Главное - не утони в этом говне, сумей вылезти наружу. Всего тебе...
   Развернулся и побрёл искать Пэм. Нашёл её смеющейся и счастливой... Такой, какой всегда хотел видеть... Наклонился к ней:
  -- Я люблю тебя, Пэм. Давно хотел тебе об этом сказать, всё никак не получалось...
  -- Я тоже люблю тебя, Колька! - она засмеялась и чмокнула его в щёку. - С Новым тебя! Желаю тебе счастья и удачи! И пусть тебя больше не забирают менты, когда ты выходишь в магазин за водкой!
  -- Больше не заберут, - он улыбнулся и отошёл в сторону.
   Чиллаут ушёл по-английски, не прощаясь. Вызвал такси, приехал в пустую квартиру, которую недавно купил. Принял душ, надел свежую рубаху и новые джинсы. Расчесал перед зеркалом влажные волосы. Выкурил две сигареты, выпил три бокала коньяку... И перерезал себе горло опасной бритвой.
   Его тело обнаружили только через три дня...
   _____________________________________________________________________
  
   Гурген, как истинный сибарит, насладился атмосферой праздника сполна. Для него не существовало ничего приятней, чем прошвырнуться по гостям с бокалом коньячку, выныривая то там, то здесь, бросить очередную остроту, продать анекдотец, зацепить симпатичную барышню. Оливки, мясо по-бургундски, лимончик под фаршированную рыбку... Что такое жизнь, как не чередование приятного с очень приятным?
   _______________________________________________________________________
  
   Девочке из балета певицы Стефании раньше не приходилось бывать в подобных тусовках. Она совсем недавно прошла кастинг, и не успела пока ощутить вкус богемной жизни. Она смотрела на всё широко раскрытыми глазами, не уставала удивляться эпатажным выходкам здешних персонажей, впитывая в себя новые впечатления и реагируя на происходящее очень уж непосредственно. Она в первый раз в жизни попробовала кокаин, а утром проснулась в одной постели с гитаристом "Глистов" и самой Стефанией. Имя девочки история не сохранила, потому что вскоре она вышла замуж и бросила танцевать.
   ______________________________________________________________________
  
   Пепел с Татьяной планировали встретить Новый год вдвоём в постели. Свечи, шампанское и никаких президентов по телевизору... Но из-за новогоднего концерта "Вельвета" им пришлось подчиниться обстоятельствам и ехать к Пэм. Впрочем, это не помешало им радоваться празднику и надеяться только на лучшее в Новом году. С некоторых пор знаменитый пепловский пессимизм заметно пошёл на убыль - слишком мало отпущено времени и нет смысла растрачивать его попусту.
  

МНОГОТОЧИЯ...

 

   Оставь меня умирать
В лабиринтах наших свиданий,
Оставь меня умирать
В алфавитах наших прощаний.
Ты снимаешь змеиную кожу
Своей стыдливости,
Размытые строчки твоих ожиданий -
Нечитанный мною стих.

  

МЕТАСТАЗЫ

ГЛАВА 1

Current music: Wes Montgomery "West Coast Blues"

   Неприветливые улицы. Грязь под ногами, серое небо сверху, неулыбчивые прохожие навстречу. Локти, плечи, сжатые в ниточку рты, прищуренные глаза - дрянь, да и только. Опускать взгляд, покашливать в душную влажность шарфа - вот и всё, что остаётся. Ещё и ноги промокли - как обычно, если не обращаешь внимания на лужи и встречные машины. Рукам зябко, даже если их прятать в широких рукавах.... Город ощетинился всеми своими вывесками, так и норовит пнуть побольнее - нефиг шастать по улицам.
   Наконец-то... Вот оно - то, что искала... Даша остановилась перед выпендрёжной вывеской в стиле пикассовских кубических заморочек... Чуть помедлила и потянула на себя тяжёлую дверь. Спиральные ступени... Не ступеньки, а именно ступени, вытесанные в камне... Величественное убожество каземата... Подвал остаётся подвалом, даже если его гордо именовать андерграундом.
   Никотиново-туманный полумрак, и в нём - фрагменты лиц, скулы, подбородки, чьи-то неопрятные бороды... Здешняя атмосфера мгновенно въедается в волосы, в глаза, в каждую складочку тела и одежды, она вытесняет кислород из лёгких, заботливо их наполняя специальной фирменной клубной смесью для имитации дыхания. Состав смеси прост - много дыма, много алкогольных испарений, чуть меньше пота и парфюма (в равных пропорциях) и слегка облагородить запахом марихуаны и трубочного табака, так, самую малость. Добро пожаловать в "Синкопу" - джазовую забегаловку, которая не перестаёт быть забегаловкой, несмотря на все потуги администрации превратить её в клуб.
   Даша присела за пустой столик поближе к сцене. Через какое-то время рядом материализовался официант, склонив голову в вежливом полупоклоне.
  -- Тройной "Арарат", пожалуйста, и один кофе по-турецки с сахаром.
   Официант кивнул и испарился. Минут десять спустя, перед ней появляется пепельница, бокалы с коньяком и чашка дымящегося кофе. Даша отхлебнула коньяку, обожглась кофейной горечью... Прикусила нижнюю губу и замерла, впитывая каждую капельку долгожданного тепла. Ещё глоток коньяку, ещё кофе... Вынула сигарету, щёлкнула зажигалкой и коротко затянулась, ощущая, как понемногу отпускает напряжение.
   На маленькой сцене пожилой неопрятный человек за старым роялем лениво роется в двенадцатитактовом блюзе, небрежно извлекая по несколько нот, пересыпая их из одной ладони в другую, лепя синкопированные безделушки и швыряя пригоршнями в зал. Играет он, похоже, только для себя - остальные совершенно не обращают внимания на его импровизации. Изредка к роялю подходит официант и наполняет вином периодически пустеющий фужер. Даше вспомнились тапёры из чёрно-белых фильмов прошлого века.
   Он появился незаметно. Просто в какой-то момент уже стоял на сцене и доставал гитару из кофра. Сунул джек1 в гнездо комбика, щёлкнул тумблером, перекинул гитарный ремень через плечо и присел на высокий табурет сбоку от рояля. Пока человечек за роялем играл что-то вроде вводной темы, он прикурил сигарету и пробежался пальцами по ладам. Он, и в то же время, не он...
   Даша внимательно смотрит на этого нового Пепла, пытаясь найти в нём что-то общее с тем, кого она знала раньше. Лицо обрюзгло, под глазами появились мешки... Немытые волосы свисают засаленными прядями, на плечах перхоть... Многодневная щетина и сигарета в уголке рта говорят о многом. Неслыханно, чтобы Пепел отказался от трубки и перешёл на сигареты... У него вид полностью опустившегося человека, которому уже никогда не подняться. Но Даше хочется верить, что впечатление обманчиво.
   Публика в зале притихла - видно, что Пепла ждали. Гул голосов смолк, уступив место музыке. Это не совсем музыка в привычном понимании - скорее, задушевный разговор двух бродяг где-нибудь под мостом в Париже или Нью-Йорке. Скупые штрихи воспоминаний, прожитых впечатлений, общий смех над чем-то забавным... Пепел играет в не совсем ему свойственной отстранённой манере, склонив голову и прикрыв глаза... Если бы не тлеющая сигарета в зубах, можно было бы подумать, что он задремал, и только руки живут своей, отдельной жизнью. Скупые фразы звучат на удивление искренне и пронзительно, делая Пеплову трактовку блюза на редкость убедительной.
   В перерывах между композициями он пьёт коньяк из большого бокала и прикуривает новые сигареты. Такое впечатление, что никотин с алкоголем играют роль некоего скрепляющего раствора, без которого вся композиция рассыплется на отдельные звуки. И тогда вспоминается, что блюз - это когда хорошему человеку плохо.
   Даша подзывает официанта и заказывает для Пепла коньяк. Официант приносит заказ на сцену, а в ответ на вопросительный взгляд показывает на Дашин столик. Пепел вглядывается и удивлённо поднимает брови - не ожидал... И направляется к ней, лавируя между столиками.
  -- Зачем ты здесь? - он устало опускается на стул и придвигается ближе.
  -- Зашла проведать, - Даше трудно, почти невозможно изображать непринуждённость.
  -- Спасибо, я тронут, - Пепел криво усмехается и давит в пепельнице окурок.
  -- Да не за что, просто соскучилась немного... Что у тебя слышно?
  -- Да ничего такого. Живу как обычно, похвастаться-то и нечем.
  -- Говорят, ты пропал совсем. Забил на группу, на репетиции не ходишь...
  -- У меня творческий отпуск. Могу я, в конце концов, отдохнуть недельку-другую.
   Слова, слова, ещё слова, за которыми нет ничего. Не сговариваясь, они обходят стороной смерть Чиллаута, его прощальную записку с лаконичным: "Заебало всё! К хуям собачьим такую жизнь!", его завещание, странное и заверенное по всем правилам у нотариуса, клубок разговоров и сплетен вокруг всего этого...
  -- А что Пэм? Как она? - Пепел, наконец, раздвигает створки равнодушия и показывает, что его всё-таки что-то интересует.
  -- Да уже нормально, - Даша пожимает плечами. - Сначала билась в истериках, кричала о том, что это она во всём виновата... Сейчас уже отошла... Да и тебе пора бы...
  -- А что я? У меня всё в порядке... Я же говорю - в отпуске я...
  -- Я вижу, - Даша рассматривает пятна на его свитере и сальные волосы. - Надолго?
  -- Как получится... Нового басиста я уже подписал, административные обязанности теперь на директоре...
  -- Да, я слышала... Вами теперь занимается Батут.
  -- Ага... Он пробивной чувак, так что работы скоро будет - завались. Имею право на тайм-аут, пока группа репетирует с новеньким.
  -- А что Татьяна? Как у вас?
  -- А никак у нас... Татьяна улетела в Париж. Охуеть - Париж! Мечта моего сраного детства! Увидеть Париж и умереть!
  -- А у неё не было желания подождать с Парижем, пока у тебя не закончится твой отпуск? - Даша произнесла последнее слово с нажимом.
  -- У неё там какое-то важное совещание, - Пепел хмыкнул. - Она хотела, чтобы я летел вместе с ней. Даже билет мне заказала. И визу открыла...
  -- Ну! А ты?
  -- А что я? Я не болонка, чтобы меня в саквояже по заграницам таскать.
  -- Ммммм.... Не понимаю...
  -- А что понимать? Она меня даже не спросила... Сама за меня всё решила, метнулась - билеты, визы, то-сё... Потом сказала - типа сюрприз.
  -- И что?
  -- И ничего... Я по таким правилам не играю... Не нужны мне эти сюрпризы грёбанные. Я уже взрослый мальчик и меня не нужно опекать... В общем, ушёл я от неё... Теперь вот вместо Парижа играю здесь каждый вечер - у нас с Фимой типа творческий тандем, - Пепел прикурил новую сигарету.
  -- Дурак ты, Лёшка! Вот посмотришь на тебя - вроде и талантливый, и умный, и вон, сколько всяких ништяков в твоей голове понапихано... Живая легенда, блин! А если разобраться - дятел дятлом! Она любит тебя, кретина, а ты только выёживаешься и строишь из себя невесть что!
   Пепел потёр глаза - заслезились от табачного дыма. Задумался... Потом наклонился к Даше:
  -- Понимаешь, Дашутка, мы с ней разные. Да, нам хорошо вместе, я же не спорю... Но одно её платье, которое она выбросила в мусорник после нашего знакомства, стоило больше, чем вся моя домашняя обстановка.
  -- Господи, какой же ты глупый! - Даша в сердцах расплескала коньяк себе на колени. - Ну какое это имеет значение? Она любит тебя и, что очень важно, уважает! Для неё не имеет значения, сколько ты зарабатываешь.
  -- А для меня имеет. Да и вообще... Нет у меня желания разбираться со всем этим. Я как-то потерялся сейчас. Не из-за Кольки - сам не знаю, из-за чего... Всё оно зрело, зрело... А я даже не подозревал - мне казалось, я в порядке... А потом оказалось - не в порядке. Прорвалось, как нарыв... И всё вокруг залило гноем... Она ко мне прикасалась, а моя кожа умерла... Я был, как в перчатку затянут... Ничего не чувствовал - только досаду и равнодушие... А потом подумал - да ебись оно всё конём...
   Даша покатала бокал между ладонями, согревая его... Помолчала немного. Спросила:
  -- Можно я сегодня с тобой побуду? В гости пригласишь?
  -- Даш, ни к чему это. Не хочу я больше ничего - только чтобы меня оставили в покое. Ни заботы вашей, ни любовей, ни дружбы - ни-че-го! Я хочу быть один, хочу играть в этом шалмане вместе с Фимой, хочу, чтобы все на меня забили большой болт! Хоть на время! Дайте мне отдышаться немного и сложить дупля с этой злоебучей жизнью!
   Пепел резко встал, опрокинув табурет, и пошёл к сцене. Даша не смотрела ему вслед - она внимательно следила за стекающей на пол струйкой коньяка из упавшего бокала. Она ощущала себя такой же опустошённой, как этот бокал, который через пару секунд скатится со стола и разобьётся к чёртовой матери. Стеклянная пустота, которой суждено превратиться в кучку блестящего хлама...
  

ГЛАВА 2

Current music: ZZ TOP "She's Just Killing Me"

   Депрессии - это неконструктивно. Глупо валяться на софе и скулить, что жизнь - говно. Ещё более глупо накачиваться алкоголем или наркотиками, сознательно превращая себя в смердящую кучу дерьма и соплей из-за того, что кто-то сверху повернул стрелочку твоей судьбы не туда, куда тебе хотелось бы. А уж культивировать в себе чувство вины - увольте!
   После кратковременного, но жёсткого, смура по поводу самоубийства Чиллаута, которого к тому же угораздило накануне признаться Пэм в любви (правда, для неё это не стало неожиданностью), она сумела встряхнуться и форсировать все некайфы. Не расслабляться, не выпадать из привычного ритма - ведь Кольку не вернёшь, а живым нужно жить.
   Но не успела она толком включиться в свой обычный режим, как начались непонятки с Пеплом. Он вообще куда-то запропастился - репетиции "Вельвета" с новым басистом происходили без него, в "Кубике" его не видели, на телефонные звонки он не отвечал... Пэм встревожилась, стала наводить справки - оказалось, что вечерами Пепла можно найти в "Синкопе", где он играет блюзовые импровизации с медленно, но верно спивающимся реликтом Фимой Вассерманом. Выяснилось это случайно - похвастался арт-директор "Синкопы", который брызгал слюной от восторга, что в их пивняк удалось заманить самого Пепла.
   Пэм собиралась заскочить в "Синкопу", чтобы собственными глазами увидеть это зрелище, а заодно и повидаться с Пеплом. Но чёртово колесо повседневности так её завертело - то одно, то другое, то третье, то десятое - высвободить вечер никак не получалось. Рутинка...
   А два дня назад Дашка явилась домой зарёванная, в полном раздрае и соплях. Она побывала в этой вонючей "Синкопе", послушала программу и пообщалась с Пеплом. Если верить Даше, то чёртов гений совсем слетел с катушек - бросил свою золотую курочку, пьёт горькую и невъебенно страдает. Брови домиком, короче... По поводу курочки ни Пэм, ни Даша не возражали - бросил, и хрен с ней! Кто бы плакал, мы не станем! А вот остальное - это уже полное говно. Но что Дашу больше всего расстроило, так это то, что все её благородные попытки прижать голову страдальца к своей великодушной (и довольно соблазнительной!) груди были грубо отвергнуты. Пепел вёл себя по-хамски и недвусмысленно дал понять, что будет счастлив, если его оставят в покое. В результате, Дашку саму пришлось успокаивать и говорить, что всё обойдётся - Пэм решила даже не устраивать сцену ревности, хотя для порядка следовало бы...
   В общем, Пэм решила сама повидаться с Пеплом и выяснить, насколько серьёзно тот залип на депрессухе и какие меры требуется предпринять для спасения утопающего. По правде говоря, она надеялась, что всё не так плохо, как показалось впечатлительной Дашке - ну порвал чувак со своей тёткой, ну забухал малость, ну забил на работу временно - с кем не бывает... Раньше за ним такого не водилось, конечно, но людям свойственно меняться...
   В "Синкопе" ей сказали, что Пепел уже пару дней как не приходит. Пэм перезвонила Батуту, новому директору "Вельвета", и тот сообщил, что на репетициях Пепел тоже не появлялся. Мобильник Пепла талдычил, что аппарат абонента выключен и предлагал перезвонить позже. Оставалось ехать к гению домой - ничего другого Пэм придумать не смогла.
   Не обольщаясь глупыми надеждами, она подъехала к знакомому подъезду, поднялась по двести лет не мытым ступенькам и нажала на звонок. Тишина... Ещё разок... Не может быть - за дверью послышались шаги, и щёлкнул отпираемый замок!
  -- Здра-а-а-асте. Вам кого? - на пороге появилось привидение - незнакомая обдолбанная писюха лет восемнадцати.
   Пока она, щурясь, рассматривала Пэм, та отодвинула её в сторону и вошла в квартиру. Там царил невообразимый срач - немытая посуда прямо на полу, битые бокалы в раковине, окурки, драные пакеты, вонючие объедки... На диване Пэм обнаружила тело артиста, находившегося в полном отрубе. Под ногой что-то хрустнуло - она наклонилась и увидела, что наступила на одноразовый шприц. Глубже под диваном обнаружилась ещё парочка.
  -- Ёб твою мать! - прорычала Пэм и развернулась к девице, которая, как ни в чём не бывало, изучала гостью.
  -- А вы кто? - невинно поинтересовалась она у Пэм.
  -- Жена!
  -- Ой, мамочки! - сучка заметалась по комнате, собирая свои манели.
  -- Чтоб через десять минут твоей пиздой здесь и не пахло, блядь малолетняя! - рявкнула Пэм.
  -- Да, да, конечно, я уже ухожу! Простите меня, я не знала! - бормотала девица, лихорадочно одеваясь.
  -- Стоять! Где он тебя подобрал, и кто его бил? - спросила Пэм, рассматривая ссадины на лице Пепла.
  -- Я не знаю, кто его бил. Он был уже побитый, когда мы познакомились. Девочки в "Савое" говорили, что он музыкант какой-то. Он привёз меня сюда позавчера вечером...
  -- Вы ширялись вдвоём? Или ты одна?
  -- Сначала я одна... Вмазалась винтом, чтоб кайфовей трахаться было. Я же не знала, что он женатый. Он смотрел, потом тоже попросил. Я позвонила Олежеку - тот привёз... Алекс за всё заплатил...
  -- Алекс... Тьфу, говно какое! - брезгливо сплюнула Пэм. - Пиздуй отсюда, Золушка!
   Девица испарилась. Пэм смахнула со стула какой-то мусор, присела и задумалась. Дома её никто не ждёт - Дашка поехала к родителям. Можно "прихворнуть" на пару деньков и присмотреть за Пеплом - он, кажись, вошёл в штопор и вознамерился смурить серьёзно. Неизвестно, когда он остановится, если вовремя не надавать ему по жопе.
   Пэм сделала несколько звонков, отменила все намеченные встречи и интервью. Передач на этой неделе у неё не планировалось. Потом порылась в шкафу, нашла подходящие джинсы и старый свитер. Переоделась... Джинсы были свободны в талии и длинноваты - не беда, можно подвернуть. Волосы она перевязала найденной здесь же банданой с трахающимися скелетами... Критически посмотрелась в зеркало - Джэннис Джоплин, да и только. Не хватало, правда, горы фенечек и браслетов.
   - Ладно, хватит выёбываться перед зеркалом, - одёрнула она себя.
   Пепел на время был забыт - для начала следовало привести в порядок разгромленную квартиру. Не обращая внимания на валяющегося в полном ауте хозяина, Пэм собрала весь мусор, смела осколки битых бокалов, достала шприцы из-под дивана... Прошлась мокрой тряпкой по полу, пропылесосила ковёр.
  -- Домохозяйка, блядь, сраная! - ругала она себя за сентиментальность, моя грязную посуду и складывая её в сушку. - Всю жизнь мечтала разгребать твоё дерьмо, дорогой! - это уже мысленно к Пеплу.
   Хуже всего дело обстояло с ванной - судя по ней, гостей здесь в последнее время было достаточно, и многие из них чувствовали себя не лучшим образом.
  -- Пиздец! Ёбана в рот! Ну почему талантливые люди такие пидорасы1! - возмущалась Пэм, шуруя мокрой тряпкой и сгребая в кучу остатки полупереваренной пищи из ванной. При этом она клялась, что даром это Пеплу не пройдёт. Пусть только оклемается, композитор хренов!
   К середине дня квартира приобрела более-менее сносный вид. Пришло время взяться за хозяина. Тот и не думал приходить в себя - плавал в нирване и всё ему было похуй. После нескольких неудачных попыток перетащить тело в ванную, Пэм решила оставить эту затею - пускай сначала очухается.
   Метнулась в супермаркет, приволокла два громадных пакета жратвы. Повязалась полотенцем вместо фартука и принялась стряпать ужин, матерясь, отплёвываясь и называя себя то фрекен Бок, то домашней курицей, то матерью Терезой.
   К вечеру Пепел пришёл в себя. Выглядел он паскудно - разбитая рожа, ссадины, фонарь под глазом. Чувствовал себя тоже не особо - не было сил даже самостоятельно добрести до туалета.
   Он совершенно не удивился, обнаружив у себя в квартире Пэм. Видимо, последний день как-то смазался в его сознании и он уже ничему не удивлялся. Пэм боялась, что Пепел взъерошится, будет сопротивляться её заботе, но ничего такого не случилось. Он покорно дал отвести себя в ванную, вымыть, вытереть насухо и уложить в свежую постель.
  -- Кушать подано, граф, - Пэм появилась на пороге комнаты с подносом и присела в глубоком реверансе. - Изволите откушать, ваше сиятельство?
  -- Спасибо, - Пепел благодарно улыбнулся. - Я чуть-чуть... Тошнит что-то...
  -- А это, Лёшенька, всегда так бывает. Если очень хорошо вечером, то очень хуёво утром. А ты ведь гудел не один вечерок, правда? - ласково журчала Пэм, устанавливая поднос на одеяле.
   Пепел смущённо крякнул и принялся за еду. Есть было трудно - вилка постоянно вываливалась из дрожащих пальцев, разбитым губам было трудно жевать. Пэм примостилась рядышком. Когда с ужином было покончено, она унесла грязную посуду, вымыла её и вернулась в комнату. Удобно устроилась в уголке дивана, поджав ноги, закурила и поинтересовалась:
  -- Не хочешь рассказать, что всё-таки случилось?
   Пепел опустил глаза:
  -- Да ничего особенного. Просто загудел...
  -- Рассказывай, давай. Хотя бы в благодарность за то, что я целый день твой гадюшник в порядок приводила. Честно говоря, сама себе удивляюсь - никогда не считала себя способной на такие подвиги, как, например, отдраивать ванну от чужой блевотины...
  -- Извини.
  -- В задницу себе засунь свои извинения - им там самое место. Говори, что случилось.
  -- Я и сам толком не знаю. Как-то всё непонятно. Да и нечего рассказывать.
  -- Я постараюсь понять. Не тяни.
   Пепел подложил поудобнее подушку под спину и вздохнул.
  -- Короче, когда Чиллаута нашли, я, в общем-то, нормально это перенёс. Мы никогда не были очень близкими друзьями, так, просто приятели, коллеги по группе... Ну, съездил я к следователю, повидался с родителями... Те сказали, что Колька завещание оформил по всем правилам - хату свою велел продать, а бабло отдать группе - альбом закончить и клип снять. Блядь, бред какой-то, сентиментальщина... В общем, после похорон и поминок я приехал к Татьяне... Не особо пьяный. Лёг спать - всё нормально... А ночью началось... Пришёл Колька... Стоит передо мной, хочет что-то сказать. А из-за разрезанного горла звук не получается - одно сипение. Я ни слова понять не могу, переспрашиваю. Он снова говорит - снова ни черта не понять... Вдруг смотрю - за ним эти... Ну, такие, в чёрных капюшонах... Типа, стерегут... Стали его тащить куда-то. Он отбивается, ко мне рвётся - сказать, что собирался. Они ему рот зажимают и тянут за собой... Уволокли... Один ко мне поворачивается - жди, говорит, скоро за тобой придём...
   Пепел потянулся за сигаретами, закурил...
  -- Проснулся я, а меня трясёт. Татьяна испугалась - я кричал во сне. Успокаивает меня, гладит, целует... А я, вдруг, чувствую - умерло во мне что-то. Её руки меня трогают - а по мне всё скатывается, как капли... Не чувствую ничего... Как-то стало паршиво.. До утра не мог заснуть... Утром стало ещё хуже - хотелось быть одному, видеть её не мог. А она затеяла суету с поездкой в Париж...
  -- Да, я слышала... Дашка говорила...
  -- Так вот... Отказался я ехать. Она психанула - мы поссорились... Короче, я ушёл от неё. А вечером пошёл выпить в "Синкопу"...
  -- Ну и местечко ты выбрал, - усмехнулась Пэм.
  -- В "Кубик" не хотелось идти... Короче, в "Синкопе" бахнул хорошо водки. А за роялем Фима сидел. Я у кого-то из чуваков весло одолжил и подыграл. Костя, их арт-директор, предложил нам поиграть вечерами. А мне как раз бабки нужны. Да и отвлечься полезно. Приходил, играл... Пил... Потом меня Дашка нашла. Я тогда накирялся в хлам. По дороге домой зацепился возле "Савоя" с какими-то бакланами блатными - они меня отпиздили. Я отключился - меня тамошние проститутки подобрали. Протусовался там у них пару часов, вроде... Потом пришла какая-то Анжела... Короче, я с ней сюда приехал... Потом плохо помню... Пили, трахались, вроде...
  -- Трахались, вроде! - передразнила Пэм. - У тебя ваще крыша потекла? С проститутками ебёшься, ширяешься за компанию...
  -- Я ширялся?
  -- Люди добрые! Посмотрите на этого ангела! - возопила Пэм в праведном возмущении. - Ебическая сила! Он ничего не помнит - значит, не считается! Ты отвисал здесь с этой прошмандовкой в полный рост! Я приехала - здесь шприцы под диваном валяются, а ты в бэйте! Эта писька сказала, что вы двигались "винтом", чтоб прикольней было ебстись!
  -- Ладно, Пэм, хватит. Я больше не буду... Исправлюсь...
  -- Что я тебе мама, что ты мне тут пионерские обещания даёшь? Слушай сюда! Завтра ты отлёживаешься - я тебя лично стеречь буду. Звонишь Батуту и начинаешь репетировать с группой. Твой отпуск закончился, засранец. Никаких блядей, никаких наркотиков, никакой пьянки!
  -- Я понял.
  -- Всё, договорились. Пойду, сварю кофе. А ты отдыхай, страдалец.
   Пэм вышла на кухню, а Пепел плотнее укутался в одеяло - его начинало знобить.
  -- Кстати, - донеслось из кухни, - я видела твои руки. Полный чистяк, никаких следов. Поделись секретом, юный шифровальщик, куда ты ширялся? Неужто, под язык?
  -- Знала бы ты, куда я ширялся, стебалась бы потом два года, - подумал Пепел, догадываясь, куда именно, и потирая рукой в паху, где ломило неимоверно. Но благоразумно промолчал... Ни к чему выдавать женщинам свои маленькие секреты...
  

МНОГОТОЧИЯ...

   Очень хочется истово верить в Бога... Не сомневаясь и не раздумывая... Не получается... Я верю, но верю как-то не так... Неужели Бог может быть настолько мелочен, чтобы вменять в вину сомнения и колебания? Если не убивал, не крал, не предавал... Если старался жить правильно... Тогда почему так? За что? Неужели за то, что сомневаюсь? Ведь это мелочно и неумно. Бог не может быть таким. Попы нагло врут. Но, с другой стороны, почему тогда всё так плохо?
  

ГЛАВА 3

Current music: Adamo "Tombe La Neige"

   Каждое отчаяние имеет свои грани. Острые - об них легко порезаться... Состояние, когда как бы не существуешь. Твоё пространство затягивает молочно белый сумрак. Сквозь тебя растут лиловые травы, кровь выступает в порах, отравляя всё вокруг терпким запахом увядания и раздавленных винных ягод. Брести рекой печали, брести по течению, останавливаясь у каждой излучины, вновь и вновь подсчитывая потери... Проиграла...
   Пустые заброшенные комнаты любого из твоих одиночеств, где тяжёлые пыльные шторы прикрывают окна - вот твои убежища. Становишься на цыпочки, быстро-быстро мелкими шажками пересекаешь одну из них, тянешь на себя тяжёлую медную ручку, тянешь... Дверь подаётся, скрипя и нехотя... С надеждой выглядываешь - а там ещё одна такая же, тот же рояль с открытой крышкой и пожелтевшими нотами в углу, те же шторы, и в конце ещё одна дверь... Так до бесконечности.
   Татьяна шла по набережной Сены мимо лавочек букинистов, изредка останавливаясь, чтобы бросить взгляд вниз на тёмную воду реки. Странная у этих французов зима - совсем тепло. Ни тебе льда, ни снега, ни сугробов. Люди на улицах в расстёгнутых куртках и без шапок. Незнакомая речь ассоциируется со старыми фильмами и Аленом Делоном. Наверное, в другое время ей было бы здесь уютно... Но не сейчас...
   Париж разочаровал Татьяну. Было ожидание чего-то необычного, вымечтанного... Тени Гюго, Мопассана, Бальзака, Элюара... Миллер и Хемингуэй... Поэзия улиц, мощенных отрывками из Вийона и Верлена... Следы великих на парижских мостовых... Казалось, свидание с городом станет чем-то особенным и незабываемым... Не получилось...
   Долгожданность встречи растворилась в белом сумраке. Татьяна так и не смогла себе объяснить, что же всё-таки случилось. Счастье, такое реальное и осязаемое, неожиданно стало жидким и утекло сквозь пальцы. Остались только одинокие капельки сожалений - и больше ничего... Пепел больше не с ней - это до сих пор ново и непривычно. Он ушёл, оставив пустоту, которую ничем не заполнить. А вернуться к прежней безмятежности не получится уже никогда.
   Идти, куда глаза глядят, пытаясь отвлечься, стать обычной туристкой, жадно глотающей красоты столицы мира. И снова возвращаться, бродить по кругу возможных причин его ухода. Вырваться из этого круга не получается. Слабый пол - действительно, слабый...
   Переговоры с партнёрами закончились вчера. Подписание всех документов и торжественный ужин состоятся послезавтра. Два дня она будет предоставлена сама себе, будет снова и снова изводить себя догадками и предположениями... Смотреть Париж... И не видеть его за белым сумраком...
   Татьяна осмотрелась по сторонам. Люди куда-то спешат по своим делам. А некоторые не спешат. Клошары у воды за бутылкой вина, вероятно, где-то украденной. Открытая улыбка темнокожего парня с дрэдами, наяривающего на бонгах. Седой старичок в старомодном пенсне с маленьким томиком в руках. Татьяна присмотрелась - Рильке. Стайка крикливых туристов, наверное, американцев, судя по большим жующим ртам, громким восклицаниям и подчёркнуто независимой манере держаться...
   Она сворачивает в боковые улицы, недолго плутает в них, наконец, останавливает такси.
  -- Сакре-Кёр, силь ву пле1.
   Водитель, совершенно смуглый араб, понимающе кивает головой. В Париже на удивление много африканцев. Иногда даже начинаешь сомневаться, что находишься в европейском городе.
   Глядя на улочки Монмартра, проплывающие за окном, Татьяна вздохнула. Ну почему он отказался поехать с ней? Как хорошо было бы чувствовать сейчас его сильные пальцы на своём запястье, прижаться щекой к его плечу, нести всякий вздор и видеть, как он улыбается. Она уже привыкла к тому, что он рядом, ей не обойтись даже без его молчания, без его шершавостей, соринок, зацепок, прикусов-прищуров... Дома на простынях ещё осталась соль его тела, но это единственное, что осталось.
  
   Мы двое крепко за руки взялись
   Нам кажется что мы повсюду дома...2
  
   Такси останавливается, водитель предупредительно склоняет голову, принимая деньги. Татьяна отказывается от сдачи и выходит из машины.
   Повернулась - и у неё невольно перехватило дыхание. В лазурной глубине французского неба парило нечто хрупкое, воздушное и нереальное. Это нечто ассоциировалось не с архитектурой, строительством, каменными стенами - нет, это были тончайшие белоснежные кружева, воздушное сплетение мельчайших деталей, словно парящих в воздухе. И купола... Бело-розовые купола, как в сказке...
   Пепел, метания, отчаяние и безнадёжность - всё это отошло на второй план. Медленно, как во сне, Татьяна поднялась по лестнице, останавливаясь перед каждой статуей и любуясь скульптурами на фасаде. Подошла и коснулась ладонью прохладного белоснежного камня. Прикрыла глаза, наслаждаясь долгожданным, хотя, вероятно, кратковременным душевным покоем. Она не замечала многочисленных туристов, не обращала внимания на монотонную скороговорку экскурсоводов... Одна... Её бедное сердечко рядом с сердцем Иисуса.
   Татьяна никогда не отличалась особой набожностью. Да и была ли она верующей - на этот вопрос она никогда не могла ответить однозначно. Она не любила церкви с их атмосферой всеобщей экзальтации. Распростёртые на полу старухи пугали, сердитые ортодоксальные священники раздражали. Ей было неуютно на этих свалках человеческих чаяний и скорбей. Татьяна не могла себе представить, что в таких местах можно совершенно искренне отрешиться от всего земного и обратиться к Богу.
   Здесь беседы с Богом тоже не получилось. Но снизошёл душевный покой, умиротворение, какого она не испытывала никогда. Она вошла в храм, рассматривала лепку, мозаики, украшения. Рассматривала не так, как рассматривают жадные до впечатлений туристы, жующие бесконечную жвачку собственного любопытства - она вбирала в себя тончайшие изгибы, каждый выступ, каждую впадинку, заполняя в себе пустоту, образовавшуюся после ухода Пепла. Сейчас она чувствовала себя защищённой от всего на свете. Только, вот надолго ли...
   Здесь Татьяна провела целый день. Бродила по храму, любовалась с террасы переулками Монмартра, которые открывались внизу, как на ладони. Мечтала о совсем отвлечённых вещах, сидя на лавочке. Вновь любовалась изысканной мавританской красотой куполов...
   Стемнело. Снова жёлтое такси, снова мелькание фрагментов города, так и не ставшего близким. Огни, вывески, игла Эйфелевой башни, воткнутая в бесконечность. Теперь Татьяне казалось, что Пепел обязательно вернётся - он не может не вернуться. Руки, обнимающие мечту, вино, льющееся мимо фужера, пальцы на ладони, изучающие линию жизни... А что есть жизнь? Жизнь есть Любовь. Не ново, затаскано, залапано липкими пальцами многих поколений... Но, тем не менее, это так...
  

МНОГОТОЧИЯ...

   Нам с тобой
   По разные стороны улиц
   Нам с тобой
   По разные стороны дождя
   Только бы вспомнить
   Как взрываются звёзды в ночном небе
   Распадаясь на мириады вспыхнувших ярких огоньков
   На эха полуфраз
   Полуприкосновений
   Полужизней
   Нам с тобой
   По разные стороны противостояний
   Нам с тобой
   По разные стороны света
   Только бы вспомнить о солёных брызгах страсти
   В которой мы задохнулись вчера
   Позавчера
   Тысячи
   Миллионы лет назад
   Нам с тобой
   Только бы вспомнить друг о друге
   ЧТОБЫ ВНОВЬ ОКАЗАТЬСЯ ВМЕСТЕ...
  
   ГЛАВА 4

Current music: GUNS'N'ROSES "Knockin' On Heaven's Door"

   Ссадины на лице ещё побаливали. Фонарь под глазом пожелтел и приобрёл вид ещё более мерзкий, чем на "свежей" стадии. Но в целом Пепел чувствовал себя гораздо лучше - усилия Пэм явно не прошли даром. Она прочно обосновалась в квартире, проигнорировав все его возражения, и три последних дня посвятила исключительно заботам о хрупком здоровье гения. То заботливая мамочка, то сердитая, стервозная медсестра, то гламурная горничная - в этих её мгновенных перевоплощениях легко запутаться - порой она доводила Пепла до белого каления и скрежета зубовного своим чётким и неумолимым курсом по возвращению ему человеческого облика. Никакого алкоголя, бульончики-супчики-хуюпчики, не кури много, хочешь - я почитаю тебе вслух, поспи днём - тебе нужно восстанавливаться, давай поставим компресс... Всё так само собой, скользит-катится, непринуждённо, ночью тело к телу, секс без обязательств - бывало и лучше, дорогой, ничему не удивляйся, да и нечему удивляться, собственно, будто не может приятельница посвятить несколько дней не последнему человеку в своей жизни.
  -- Если я сейчас выступаю в роли мамочки (за исключением ночной смены), то ты самый настоящий сукин сын, - смеялась Пэм.
  -- Это почему же? - лениво интересовался Пепел.
  -- Да потому, что я же сука редкостная.
  -- Гм... Что-то в этом есть, - соглашался Пепел.
  -- Вот мерзавец! Это за мои-то труды меня сукой называешь?
  -- Когда я был маленький, папа говаривал - кто спорит с женщиной, тот сокращает своё долголетие.
  -- А вот интересно, - задумалась Пэм - а какой ты был маленький? Послушный мальчик в коротких штанишках? Или маленький сорванец, хулиган? А, Лёш? Ты ведь никогда не рассказывал о детстве - не всегда же ты был тридцатилетним экзистенциалистом с претензией на гениальность?
  -- Загнула... Какая там гениальность, какие претензии...
  -- Не увиливай... Давай про детство...
  -- Детство... Детство, Пэм, у меня было так себе... Хуёвое, в общем, детство. Тогда мне так не казалось - я просто не знал, что бывает по-другому...
  -- А что было не так?
  -- По большому счёту, всё. Отец с матерью развелись, когда мне было одиннадцать - самый возраст, чтоб переживать по этому поводу. Мать киряла, они с отцом вечно ссорились из-за этого. Дрались иногда... Потом отец ушёл. От матери - не от меня. Приходил часто, заботился... А мать пила дальше... Знаешь, как пьют интеллигенты... Тихо, мирно, сама с собой... По-чёрному...
   Пепел рассказывал монотонно, почти без интонаций, безучастно разматывая клубок...
  -- Я переживал. Она часто приходила под утро. А я один в пустой квартире... Испуганный ребёнок - мне казалось, случилось что-то непоправимое - я ждал, когда она подёргает ручку двери. Вставить ключ в замочную скважину не могла... Я отпирал, помогал ей войти, вёл к кровати... Она валилась кулём и засыпала... Под утро её рвало... А я перед школой звонил ей на работу и говорил, что мама заболела...
  -- Хватит, Лёш... Прости, я не знала...
  -- А я никому и не рассказывал. Мне всегда было жутко стыдно - я боялся привести в дом друзей, одноклассников. Пытался поговорить с ней по душам - она злилась, мол, сыт, одет, обут, остальное тебя не касается. А если сказать честно, то часто в квартире и пожрать было нечего - мать в невменозе, холодильник пустой... Потом её сократили на работе, и она стала бухать по-настоящему... Наш дом превратился в вонючую ночлежку, где с моей мамой квасили такие отбросы, что тебе даже среди распоследних грязных панков такая мразь не встречалась... Впрочем, к тому времени я уже ушёл жить в другое место...
  -- А что с ней сейчас?
  -- Когда стало ясно, что дальше так продолжаться не может, я заплатил за лечение. И она уехала жить к бабушке... Я думал, деревня и заботы как-то отвлекут... Ей удалось продержаться года полтора - потом снова вошла в штопор. Сейчас никто не знает, где она... А я не разыскиваю - всё равно, ничего больше сделать для неё не могу, - Пепел поднял взгляд на Пэм.
  -- И ты никогда не пытался узнать, где она?
  -- Иногда пытался. А иногда она сама звонила - просила, чтоб выслал денег. Я сначала слал, потом перестал - понял, что смысла нет. Лучше спустить деньги в унитаз, чем оплачивать ей кир... Знаешь, бывает, меня мучает совесть из-за этого, хоть и знаю, что поступаю правильно. Она не появлялась уже года два - может, умерла.
   Пэм помолчала - трудновато найтись, когда невинный, казалось, вопрос, оказывается острым ланцетом, кромсающим собеседника по живому. Прикусить свой любопытный язычок... Хоть бы телефон зазвонил, что ли, иначе некуда деться из этой ставшей тесной, вдруг, комнаты, из этого тягостного полумолчания, из этого якобы равнодушия Пепла... И он зазвонил, милостивые боги...
  -- Пэм, лапка, целую твои ручки, - Батут, как обычно, сиропчик сахарный, липкий и сладкий, - как там себя чувствует наш страдалец?
  -- Уже в порядке, можешь запрягать, - буркнула Пэм в трубку.
  -- Вот и чудненько. Запихивай его в джинсы-кальсоны и вези на "точку". У нас завтра заказник хороший, а ребята уже забыли, как Пепел выглядит. Неплохо бы познакомиться, что ли...
  -- Да, конечно, Игорёк. Мы будем минут через сорок, - обрадовалась Пэм.
  -- Тогда ждём-с. Скажи, пусть их высочество гитарку-с не забудут-с.
  -- Всенепременнейше.
   Пэм отключилась и повернулась к Пеплу:
  -- Всё, чувак, закончился твой отпуск. Нас ждут на "точке" через сорок минут - завтра заказник за хорошие бабки.
  -- Да я уже понял, что дальше отлёживаться не удастся, - Пепел обречённо потянулся за джинсами.
   В такси Пэм ещё раз критически осмотрела его, убрала со лба упрямую прядку и улыбнулась:
  -- Ну вот и всё, Лёшка. Сегодня сиделка уже не понадобится - мальчик выздоровел.
  -- Выздоровел... А ты? Вернёшься к Дашке?
  -- Что значит "вернёшься"? - засмеялась Пэм. - Глупый. Я же от неё никуда не уходила. Просто у меня тоже был маленький отпуск. Вкупе с субботником, правда... Ну не дуйся, я же не в претензии, - она потрепала насупившегося, было, Пепла по небритому подбородку. - А бриться тебе нужно чаще.
  -- А что Дашка? Простит?
  -- Дурак ты... - Пэм грустно улыбнулась. - И ничего-то ты о женщинах не знаешь... Она ждёт меня дома... А сердиться - не сердится... Потому что понимает меня в этом вопросе лучше других... И уж гораздо лучше тебя, Лёш...
  -- Да я и не скрывал никогда, что я полный лупень во всём, что касается женщин... Несмотря на мою стойкую репутацию заправского донжуана.
  -- Да какой из тебя донжуан... Ты не ёбарь по натуре... Просто боишься быть один...
   Пэм помолчала и решилась:
  -- Лёш, ты помирись с Таней - я видела, вам хорошо вдвоём. Просто, ты много выёбываешься со своей независимостью... А потом жалеешь, наверное. Но ты музыкант - тебе положено иметь крышу набекрень. Так что она поймёт, не бойся. И простит... Наверное, уже простила...
  

МНОГОТОЧИЯ...

   Простое всегда сложнее сложного. Этот парадокс мы ощутили с тобой сполна, любимая. Мы шли вброд, взявшись за руки, и видели, куда текут реки.
   Девочка моя, я живу каждым твоим прикосновением. Каждой твоей чёрточкой. Каждой фразой. Так хорошо просто молчать вместе, говорить о пустяках или о чём-то бесконечно важном. Так хорошо целовать твои ладошки - эти маленькие ковшики, в которых я люблю прятать свои улыбки. Когда нет тебя - нет ничего, кроме бесконечной, безмерной тоски по тебе и дикого в своей прожорливости одиночества.
   Я награждаю тебя шутливыми прозвищами - ты в шутку дуешься на меня. Мы часто ссоримся понарошку и с удовольствием миримся. Ведь это всё просто понарошку. Настоящее - в другом... Я погружаю лицо в твои волосы и бормочу тебе разные разности. Я люблю, когда ты забираешься с ногами на диван и устраиваешься РЯДУШКОМ со мной. Именно РЯДУШКОМ, потому что так уютнее.
   Мне бесконечно жаль, что у нас нет большого дома с очагом, возле которого мы могли бы пить сухое вино с сыром или, чёрт с ним, пиво с орешками. Хотя нам хорошо и так, как  есть.
   Мне нужно говорить тебе о своей любви настолько часто, насколько это возможно. Ведь женщине нужны слова о том, как её любят. Я люблю тебя, счастье моё. Я люблю тебя - ты знаешь об этом, и я знаю, что ты знаешь об этом. Но мне бывает так сложно говорить. Слова разбиваются об стенки твоего ожидания, становятся грубыми и угловатыми... А может это просто кажется мне - ведь я привык писать. Вот и пишу тебе об этом, солнышко... Пишу взамен несказанных слов.
  

ГЛАВА 5

Current music: ROCK-FELLER'S "Глоточек"

   Жизнь - пластилин. И всё вокруг - тоже пластилин. Тёплый, вязкий, противный, липнущий к рукам и одежде, залепляющий глаза, уши, рот, нос... Затрудняющий речь и дыхание. Мешающий ходить, петь, курить. Мешающий жить... Продираешься из сегодня в завтра сквозь его податливую вязкость. И так каждый день...
   Пепел сплюнул в пепельницу и протянул руку за очередной струной. Какая гадость - ставить на гитару новые струны. Монотонное верчение колков - так и не удосужился купить новый вороток1, а старый где-то просрал ещё год назад - это действует на нервы и заставляет материться вполголоса. Вот ещё тоже придумал - за несколько часов до концерта струны менять. Они ведь и усесться, как следует, не успеют - нестроевич на сцене обеспечен. Снова "ирокезы" будут кидать недовольные косяки - впрочем, херня, ему не привыкать.
   Выздоровление состоялось месяц назад. Хотя, какое там выздоровление - просто перестал квасить, отставил в сторону дурь и приключения на свою жопу. Приводил, правда, пару раз на ночь каких-то трепетных девчушек, ещё Даша забегала проведать - но это совсем из другой оперы, это не считается. Чёрт, все пальцы исколол этими блядскими струнами, каждый раз одно и то же. Так вот, кроме Даши и трепетных девочек, у него полный штиль. Ти-ши-на. Не тишина умиротворения, не молчаливое спокойствие. А какая-то гнетущая пустота. И где-то внутри сидит молчаливый змей, колечками свернулся уютненько и сосёт, сосёт кровь из сердца. Сердце-то постепенно высыхает, скукоживается. А змей всё жирнее, всё молчаливей... Скоро займёт всё пространство внутри - и тогда задохнёшься к чёртовой матери.
   Пепел покончил с последней струной и отложил инструмент в сторону. Всё, слава богу. Через часок подстроить - струны к тому времени потянутся немного. Может, на концерте строй и не уедет.
   Татьяна за всё это время так и не появилась ни разу. А он, чего тут греха таить, очень на это надеялся. Странно как-то получается - пока была рядом, казалось, всё можно разорвать без особых усилий. Хорошо вместе, славно, уютно, тепло, но ведь постоянно глодали мозг эти маленькие ядовитые червячки - она тебе не пара, ей нужен магнат какой-нибудь упакованный, а ты не комнатная собачка и не карлик для развлечений. Знал ведь, что ерунда это всё - Татьяна относилась к нему очень серьёзно и никогда не упиралась лбом в разницу их социальных статусов. Это он, Пепел, постоянно шутил про себя насчёт слюнявых мыльных сюжетов - принцесса и нищий - это он натёр до блеска своё дурацкое самолюбие отверженного обществом гения. Кретин! Знал ведь, что это всё пшик - не более. И повёлся на собственные понты...
   А оказалось, что по живому-то паршиво рвётся. Больно по живому. И терпеть не хочется - ведь бессмыслица получается. А хочется её, Татьяну... Сюда, сейчас, немедленно. Чтоб вместе, чтоб смеяться и пить из одного бокала, чтоб спать в одной постели. Чтоб её слова бессвязные в темноте, чтоб её волосы лезли в нос, как раньше, чтоб было щекотно от этого. Хочется её рук, её гибкого изящества, её недосказанности в чётких гранях этой комнаты... Хочется снова раздавить каблуком чашку с кофе, даже не одну - несколько, десятки чашек давить в осколки, пусть лужи кофе на полу - неистребимый запах их близости, нести её на руках к тому, что уже изведано и без чего невозможно жить, потому что всё внутри порвется, да и змей неуклонно делает своё дело.
   Пора собираться. Пепел побросал в сумку нехитрый скарб - процессор1, шнуры, фляжка с коньяком, трубка, табак, тюнер2 да мелочь всякая. Наугад выдернул с полки шкафа футболку потемнее, впрыгнул в джинсы, затянул волосы в хвост. Подумал и прихватил тёмные очки - мешки под глазами выглядят не ахти. Затрезвонил сотовый - Пепел выглянул на улицу и увидел, что автобус с ребятами ждёт на углу. Обулся, натянул куртку, закинул гитару за спину, прихватил сумку и вышел из квартиры, крепко хлопнув дверью.
  -- У нас сегодня сорокапятиминутный сет3, чуваки, - Батут обводит всех своими хитрыми маленькими глазками. - Желательно не облажаться - от этой лабы очень много зависит...
  -- А что за тусовка? Можно конкретней? - новый басист Митрич, человек дотошный до оскомы, блестит очками в сторону Батута.
  -- Тусовка, чувачок, серьёзная - какая-то там годовщина журнала "Шоу-Биз". Журнальчик этот - крепкое издание, соберётся много папиков, которые одним движением мизинца могут тебя превратить в звезду первой величины. Если не обосрётесь - есть шанс, что кто-нибудь из верхушки нами заинтересуется.
  -- Ой, бля! Знаем мы эти песни! - загундосил Кокс. - Заинтересуются, продвинут, вложатся... Фуфло это всё!
  -- Ну, блин, я даже не знаю, что тебе ответить, - Батут растерянно развёл руками. - Могу только успокоить - пробашляли очень нехило, гонорар уже у меня и ты его получишь, как только сойдёшь со сцены. А остальное - это уже как срастётся, сам понимаешь. Ясен пень, никаких гарантий в том, что ты завтра будешь сидеть на Канарах с ведром кокаина под шезлонгом и двумя грудастыми мулатками в обнимку, я тебе не дам.
  -- Да ладно, чего тут калякать, - Митрич пожал плечами, - нам забашляли - мы выходим на сцену и работаем. Остальное - бонусы. Срастётся - хорошо, не срастётся - ну и ладно...
   Пепел безучастно смотрел в окно, нисколько не интересуясь разговором. Ему было абсолютно начхать, где играть, сколько играть, для кого играть. А радужные перспективы - он давно не верил ни в какие перспективы. Существуют определённые законы, которые определяют твоё место в шоу-бизнесе. Размер инвестиций определяет уровень популярности исполнителя. А в случае отсутствия инвестиций играй в клубах за пару баксов и даже не мечтай о чём-то большем.
   В гримёрке привычная толкотня - музыканты ходят по головам друг у друга. Дайте место у зеркала, где мой тюнер, суки, снова заныкали куда-то, дай сигарету - забыл купить по дороге, Пепел не тухни - дёрни шмали1 для драйва... Пепел отворачивается - не нужно никакой шмали. Сто коньяку для старта и двести - на сцену.
   Батут раздаёт плей-листы2. Пепел заглядывает - стандартный глянцевый наборчик, никакой резкости, сплошной формат. Он недовольно морщится, но обходится без замечаний - наплевать. Отыграем, как написано.
   Зал встречает шумно. Вспышки света выхватывают из темноты отдельные фрагменты толпы. Обычно со сцены публику воспринимаешь как одно живое существо, валкое, шумное, безликое. Редко удаётся выхватить чьё-то лицо, глаза - всё сливается в один ком, иногда дружелюбный, иногда восторженный, иногда враждебный... Хуже, когда равнодушный.
   Пепел прикрывает струны рукой. Кивает Коксу - начинай, мол, сегодня обойдёмся без приветствий. Настроения общаться с залом нет, сегодня только музыка. Кокс послушно наклоняет голову и роняет сухие четверти - раз, два, три, пятнадцать... Попёрли...
   С Митричем группа звучит более собранно, целостно... Вместо чиллаутовского симпатичного распиздяйства - логика выверенных фраз. Несмотря на апатию, Пепел с удовольствием ощущает новую тугую жилку, тяжёлый пульс, появившийся в звучании. Слаженный механизм послушно прёт, поднимая планку настроения публики всё выше. Только вот нет этой красной чёрточки, чтобы подчеркнуть, чтобы поставить жирный восклицательный знак. Такие знаки - одна из любимейших фишек Пепла. А значит - забить на все стратегические расчёты Батута. Между песнями в микрофон:
  -- Сейчас новенькое для вас. Сырое мясо... Ловите, кто сможет поймать! И всё - вдребезги!
   Он поворачивается и подмигивает Коксу - тот злорадно ухмыляется. Правильно, дескать, ну его к ебеням, этого Батута! Шурик откровенно ржёт, Митрич спокойно смотрит поверх очков, ожидая счёта. Пепел повторяет:
  -- Вдребезги!
   Хорошо вступили! Просто загляденье, как вступили! Тяжёлый брутальный рифф - нате вам сырое мясо!
  
   Каждую ночь меня одолевает
   Жажда убийства, я убиваю
   Мерзкую суку липкую скуку...
  
   Апатия исчезает, уступая место злому бешенству, кровавому туману в глазах... К чёрту публику - играть для себя, давненько ведь не получалось для себя...
  
   Вдребезги
   Целоваться
   Вдребезги
   Отрываться
   Вдребезги
   Всё будет заебись!
  
   Зал взрывается торжествующими воплями. В сторону столиков в VIP-зоне Пепел даже не смотрит - сейчас это всё не имеет ни малейшего значения. Музыкант имеет право быть ёбнутым - никто не вправе ему это запретить.
  
   Соседей погрязших в сплетнях червивых
   Застёгнутых наглухо благочестивых
   Мы вышвырнем за борт в родные помойки
   Заживо гнить в накрахмаленных койках...
  
   Ребята, молодцы, выкладываются в полный рост - хулиганская выходка Пепла в кассу. Шурик вылабывает гитарное соло, тянет по жилочке каждую нотку - тоже в кассу. Батут, небось, рвёт на себе волосы за кулисами - потом будет ныть, что просрали, всё-таки шанс свой. Шанс, которого и не было, скорее всего - их, шансов этих, только на чужих хватает, за которых договорено, а для нас не остаётся ни на полстолечко...
   После коды публика долго беснуется, требуя повторить. Неплохая песенка получилась - жаль, неформатная. Хотя, потому и неплохая, что неформатная... Пушка гуляет по залу, выхватывая кусочки фанатского драйва. И вдруг... Сердце Пепла тук-тук... тук-тук... Остановилось.... Больше не стучит - там за одним из столиков Татьяна. На столе цветы, рядом - какой-то хмырь с запонками... За одно мгновение глаз выхватывает бесконечное количество мелких деталей, хотя, так не бывает, конечно...
   Обернулся к ребятам - покочумайте, я сам сыграю. Кокс пожал плечами, отложил палочки в сторону и упёрся спиной, усаживаясь поудобнее... Митрич поставил бас на подставку и вышел за кулисы. Пепел негромко произнёс в микрофон:
  -- Иногда мы совершаем ошибки. Это нам свойственно - мы ведь человеки, а не роботы или компьютерные программы. Хотя, если разобраться, даже компьютерные программы сбоят. Прошлое необратимо, заново его не проживёшь... И единственное, что мы можем сделать - это попросить прощения за ошибку... Я, как человеческое двуногое, наошибался вдоволь... И хочу попросить прощения у женщины, которой причинил боль своими ошибками. И сказать, что я хотел бы всё исправить...
   В зале воцарилась мёртвая тишина. Было слышно, как работают вентиляторы в усилителях, как дышат стейджмены1... Пепел тронул струны гитары... Прикрыв глаза, тихонько в микрофон:
  
   Я не боюсь темноты, когда я с тобой,
   Если захочешь пить - я стану водой
   Рекой
   Плыви, куда захочешь...
  
   Резкий удар по струнам. Громко, с надрывом:
  
   Мне бы только глоточек
   Тебя!
   Мне бы лишь прикоснуться
   Губами!
  
   Всё наощупь, по чуйке... С паузами... Всплесками и шёпотами... Ступенечками...
   Зажигалки в поднятых руках...
  
   Вертикальные танцы - зачем они нам.
   Ритуальные ласки по простыням
   Прольём
   Волной
   И в них утонем...
  
   Что-то в этом есть, какое-то очищение от накипи самоёбства на краешках души, волны, вибрации, пространство, освобождённое от чувства вины. Вины перед самим собой в первую очередь...
   Кода... Потрясённое молчание в зале... И взрыв аплодисментов, воплей, шквал, которого потолок сейчас не выдержит и рухнет к бениной маме. Он выключил комбик, выдернул джек и ушёл со сцены, не прощаясь, слыша за спиной рёв публики.
   Батут брызжет слюной, тормошит - чувак, ты просто сукин сын, сволочь, ты подставил нас всех, но ты купил их этими "дребезгами" злоебучими, я чуть не обосрался от страха, а эта песня последняя - это просто гвоздь в сердце, просто срубил всех, как ёлочки, подлючий ты сукин сын! Я просто плакал там за кулисами, ублюдок ты наркоманский, или мы сделаем с тобой невъебенные бабки или нас всех просто вышвырнут нахуй из этого бизнеса! Там сейчас просто каждая тёлка готова лечь за тебя под поезд, мудак ты волосатый, ты хоть это понимаешь? Не толкайся, остановись хоть на минутку, идём, подойдём - там с тобой хотят переговорить люди...
   ................................................................
   Узелок развязался. Слова - это слова. Приятно их говорить, когда знаешь, что по концовке всё срастётся. К тебе или ко мне? Давай к тебе - я скучала по твоему гадкому продавленному дивану - хоть я всё время и скатываюсь с него. Ты ведь любишь спать у стенки, всегда у стенки, рыцарь ты мой печального образа...
   Не зажигая света, войти в прихожую. Погоди, я сварю кофе. Не хочу я никакого кофе. Нет, солнышко, традиции нужно блюсти. Какие традиции, о чём ты? Сейчас узнаешь... Сварить побольше кофе, вылить его в большую чашку, внести в комнату и шваркнуть эту чёртову чашку об пол изо всей дури. Ты что, с ума сошёл? Да, да, да, я уже давно сошёл с ума, я ежедневно схожу с ума по твоему запаху, любимая, по непослушности твоих волос, по недосказанности твоих пальцев... Я разлил этот чёртов кофе, чтобы всё начать с чистой странички - это наше новое завтра, рассвет, вены без дыр, кровь без алкоголя, ночь на двоих... Это похороны моей глупости, любимая... Мы будем жить вечно...
  

МНОГОТОЧИЯ...

   Меня как-то спросили, в чём музыка похожа на любовь. Ответ пришёл сам собой...
   Они похожи тем, что все мы знаем, как это выглядит, и с чем это едят... Мы много читали об этом и видели фильмов... Но какими искушёнными мы бы себе ни казались... Когда приходит НАСТОЯЩАЯ ЛЮБОВЬ или НАСТОЯЩАЯ МУЗЫКА - всё это как в первый раз... И мы беспомощны перед этим...
  

ГЛАВА 6

Current music: Ночные Снайперы "Ты дарила мне розы"

   Иногда случались вечера, когда им было лень выходить из дому. Зачем совершать какие-то ненужные движения, куда-то ехать, с кем-то общаться, если вдвоём тепло и уютно, если свечи и сухое вино, если музыка совсем негромко - и непременно старый джаз, шершавый наощупь и терпкий на вкус, если можно трепаться о всяком-разном или, наоборот, обойтись без слов. Расположиться на ковре, пуская вверх никотиновые кольца, или валяться в кресле, болтая ногой и в который раз разглядывая носки с пальцами в жуткую полоску - последний писк моды в этой отдельно взятой квартире.
   И в самом деле, зачем куда-то уходить, если столько новых пузырьков с разноцветными лаками и можно до глубокой ночи разрисовывать ногти в самые безумные цвета. Если плотно задёрнуты шторы и не хочется впускать к себе этот посторонний мир с улицы. Зачем искать что-то снаружи, если здесь так приятно и каждый жест (или его отсутствие) делает их ещё ближе друг к дружке. Ведь близость - понятие безграничное. Всегда остаётся место для ещё одного шага навстречу.
  -- Дашка...
  -- М-м-м-м?
  -- А ну колись, чего там тебе вчера Максик на ушко пел, пока я была в микрофонной?
  -- Ой-ой-ой, какие мы глазастые! И всё-то мы видим, и всё-то мы знаем!
  -- А то! Это у меня профессиональное - я же журналюга. Ёлки-палки, ноготь сломала...
  -- Говорю тебе - возьми у меня умную эмаль. Две недельки попользуешься - ногти будут как мрамор. У тебя же постоянно ломаются...
  -- Ну, давай свою эмаль. Хотя, что-то я мало в неё верю. Так что Максик? Не съезжай, конспираторша.
  -- Больно надо съезжать. Максик был совершенно неоригинален, любовь моя - он решил, что мне не хватает крепкого мужского плеча, и предложил его подставить в интимной домашней обстановке. На его языке это называется "заценить новую картину".
  -- Погоди, Дашок, какую, нафиг, картину? Он картины коллекционирует, что ли?
  -- Ты, ласточка, совершенно не интересуешься людьми вокруг себя...
  -- Такими мудаками, как Максик, я бросила интересоваться в девятом классе...
  -- Не перебивай. Максик у нас - натура творческая и разносторонняя. Подай вон те щипчики, плиз. Спасибо. Так вот, солнышко, Максик, кроме того, что он пианист и трубач, ещё и художник-самоучка. Он рисует, то есть пишет - оказывается, правильно говорить "пишет" - сюрреалистические полотна.
  -- Ебануться! - Пэм изумлённо воздела руки к потолку. - Какой одарённый юноша! Возможно, я была неправа на его счёт! И что ты ему ответила?
  -- Да ничего особенного - я сказала, что ничего не понимаю в живописи, поэтому не сумею оценить всех тонкостей... То есть не соответствую его высоким духовным запросам. Тогда он предложил забить на картины и просто выпить кофе вдвоём. У него дома, естественно.
  -- А ты?
  -- А я ответила, что люблю только кофе, приготовленный тобой - ты, мол, знаешь в этом толк, остальные - нет.
  -- И что Максик? Продолжал настаивать?
  -- Представь себе, да! Он предложил всё-таки попробовать, уверяя, что прекрасно готовит кофе. А я ответила, что не стоит даже пробовать, ибо каждый негативный опыт откладывается в подсознании и может стать причиной глубокой депрессии, когда накопится в достаточном количестве.
   Пэм прыснула. Даша улыбнулась и продолжила:
  -- Максик гарантировал, что негативного опыта не случится - на редкость целеустремлённый молодой человек. Тогда я заявила ему напрямик, что умный мужчина должен уметь понять вежливо завуалированный отказ. Если же мужчина настолько глуп, что этого отказа заметить не может, то даже такой воспитанной барышне, как я, ничего не остаётся, кроме как сказать без обиняков, что общение с сексуально озабоченными особями меня не интересует ни в коей мере. Поэтому нет смысла продолжать этот бессмысленный разговор.
  -- Ай, молодца! - Пэм от души рассмеялась. - И как он это воспринял?
  -- Следует отдать ему должное - Максик сохранил лицо и сказал, что будет рад, если я всё-таки решу навестить его, когда мне станет одиноко. Я заверила его, что если воспылаю таким желанием, то не стану сдерживать себя ни разу. Налей-ка мне ещё вина.
   Звонок в прихожей нарушил идиллию. Пэм поднялась с ковра:
  -- Вот блин, принесли кого-то черти. Пойду, открою.
   Хлопнула дверь в прихожей. Даша прислушалась к шуму невнятных приветствий, прикидывая, кто бы это мог быть. После длительного шуршания снимаемой верхней одежды, упорного поиска тапочек и прочих ритуальных действий, обычно сопровождающих приход гостей, в комнату ввалились Митрич с Коксом, а за ними вошла Пэм. Митрич был нетрадиционно возбуждён, непривычно нетрезв, а его забинтованная левая рука болталась на перевязи. Кокс же, абсолютно привычно пьяный, ржал и восторженно гугукал:
  -- Дашка, привет! Классно выглядишь! Чё это у вас тут - косметический салон? Киряете тихо-мирно? Педикюрчики малюете?
  -- Маникюры! Знаток хренов, - фыркнула Пэм.
  -- Один хуй! А мы к вам пришли искать политического убежища! - Кокс оглянулся, вынул из серванта бокал побольше и набулькал себе вина по самые края. - Ну, со свиданьицем! - он отхлебнул и развалился в кресле. Незамысловатость тоста его совершенно не смутила - Кокс был противником большого количества текста, когда уже налито.
  -- За каким ещё убежищем? - Пэм подала Митричу бокал с вином. Тот благодарно принял его и уселся на пол.
  -- Да вот у Митрича казус приключился. Рассказывай, чувак! Девчонки, это просто цирк шапито! Я чуть не обоссался от смеха, когда услышал! Старый, не тяни вола за хвост, рассказывай!
  -- Да чего тут рассказывать, - Митрич поставил бокал рядом с собой и почесал здоровой рукой затылок. - Я сегодня дома фигню вытворил - печку взорвал нафиг.
  -- Это как? - Даша и Пэм недоуменно воззрились на него.
  -- Ой, бля, это пиздец! Девки, не подпускайте его к печкам - а то он и здесь чё-нить взорвёт! - Кокс завалился набок в новом приступе хохота.
  -- У меня батареи. Да перестань визжать, - одёрнула его Пэм. - Мить, чё случилось-то?
   Страдалец недоуменно развёл руками:
  -- Да я и сам толком не понял... Короче, встретил я днём Колюню. Он два года в Москве работал, а вчера приехал на пару дней. Типа в отпуск. Ну, спрыснули мы это дело, как полагается. Хорошо так приняли - граммов по четыреста. Я решил перед репой заскочить домой и пожрать толком - а то мы сидели в каком-то шалмане, где и жратвы-то человеческой не было, сплошные салатики. Пришёл я домой, жена мне борща налила в тарелку, ну а я держусь от неё подальше, чтоб не заметила, что кирной. Факел от меня опупеный. Но я конспиратор нехилый - стараюсь не шататься и дышу носом. Думаю - пожру быстренько и слиняю. Жена говорит - зажги, мол, печку, а то прохладно. А меня чёто переклинило - наверное, от того, что сильно зациклился на конспирации. Подошёл я к печке, открыл газовый кран, а потом гляжу - спичек рядом нет. Ну и оставил газ открытым, а сам пошёл за спичками. Пока нашёл, пока пришёл... Ну, сами понимаете, шифровался - на это тоже уйма времени ушла... А газу в печке накопилось дофигища - кран-то я открытым оставил... Короче, спичку зажёг - а оно ка-а-а-а-ак рванёт! - Митрич сделал драматический жест рукой и смёл с тумбочки все пузырьки с лаками и умными эмалями. - Ой, простите, я нечаянно... Меня от печки отбросило метра на три. И первое, что я сделал - это выпал на измену, что жена выкупит, что я пришёл кирной. Хуйня, думаю, сделаю вид, что ничо не было, и буду дальше конспирироваться. Быстренько сел за стол и ем борщ, как ни в чём не бывало...
   Митрич отхлебнул вина, посмотрел на слушателей, корчащихся от смеха, и продолжил:
  -- Сижу, ложкой в тарелке ковыряюсь. Типа ем. Шифруюсь, само собой. Забегают жена с тёщей - Митя, что случилось? Я, типа, делаю удивлённое лицо - а что такое? Они - да что-то взорвалось! Я пожимаю плечами - не знаю, мол, не слышал. Они смотрят куда-то вверх, я за ними глаза поднимаю - мама дорогая! Крышу у печки снесло набекрень и стоит невъебенный столб дыма и сажи! И хлопья чёрные по всей комнате кружатся! А потом смотрю - рука, в которой ложку держу, вся чёрная от копоти и кожа на ней лохмотьями висит. Кошмар! Вся конспирация - к хуям собачьим! Ну, в общем, перевязали меня, а потом пилили целый вечер. Сообща... Двуручной пилой... Я сначала честно терпел... Терпел, терпел... Виноват, думаю - надо терпеть. Потом заебался терпеть и эвакуировался - свалил типа на репу. Играть пока не могу - репу пришлось отменить. Вот и решили с Коксом к вам заглянуть - не пойду сегодня домой, если ночевать отставите.
  -- Оставим, конечно, - успокоила его Пэм, отсмеявшись. - Не отдавать же тебя на съедение жене с тёщей. Да ещё с двуручной пилой. Ляжешь здесь на диване, а Коксика устроим на кушетке. Кстати, а что Пепел? Сердился, что репа накрылась?
  -- Пепел помирился с Татьяной, так что ему всё по цимбалам. Поржал вместе со всеми и свалил к ней - они там друг на дружку не налюбуются, - Кокс скорчил постную рожу и закатил глаза.
  -- Как он там вообще? Депрессирует?
  -- Какое там! Говорю тебе - помирился с чувихой. Летает на крыльях энтузиазма, полон новых идей и ебёт всем мозги - типа творческий взлёт у него. Может я это, за флаконом сгоняю? Не будем же мы вот так тупо сидеть целый вечер?
  -- Открой бар - там коньяк был. И бокалы сразу возьми. А в кухне лимоны и шоколад - принеси, пожалуйста. Только порежь - а то с тебя станется откусывать от целого лимона.
  -- Чо ты меня ваще за шаромыжника какого-то принимаешь, - обиделся Кокс. - Сделаю всё в лучшем виде, - и ринулся в кухню.
   А Митрич постепенно оттаивал душой, чувствуя себя в этом гостеприимном доме всё свободней. На сегодняшний вечер он защищён от кровожадных поползновений жены и тёщи, а завтра... Завтра всё образуется - на то оно и завтра.
  

ГЛАВА 7

Current music: ария из "Notre Dame de Paris" "Belle"

(промежуточное действие с диалогами в стиле дамских романов)

  -- Мне кажется, Лёшка, ты в прошлой жизни был ежом.
  -- Угум... - лениво соглашается Пепел, не открывая глаз.
   Он блаженствует - всё-таки, здорово валяться вместе с любимой женщиной в громадной ванне, утопая в хлопьях душистой пены, и ощущать, как эта самая женщина совершает над тобой массу разнообразнейших невероятно приятных штучек. Голову вот так нахально пристроить у неё на груди и сомкнуть веки, наслаждаясь её прикосновениями, по которым так дико скучал в последнее время... Иногда приоткрывать левый глаз, по-шпионски любуясь тёмным соском, красиво контрастирующим с белоснежностью пены.
  -- Поэтому ты такой колючий и вредный, - продолжает Татьяна, водя пальчиком по хитрым лабиринтам татуировок на его плече. - Пытаешься к тебе поближе подобраться - а ты все свои иголки наружу выставляешь.
  -- Ну-у-у-у, это раньше было. А сейчас я белый, пушистый и ласковый, - Пепел пытается устроиться поудобнее, но мокрая рука соскальзывает с края ванны и он неожиданно погружается в пену с головой. - Тьфу, чёрт, горькая! А пахнет вку-у-у-усно! - он таращит глаза и отплёвывается.
   Татьяна смеётся, рассматривая его озадаченную физиономию, торчащую из хлопьев пены:
  -- Дитё малое - третий класс, вторая четверть.
  -- Да! - с энтузиазмом поддерживает её Пепел. - Но для того, чтобы это понять, нужно залезть со мной голышом вот в такую ванну!
   Татьяна улыбается и сооружает ему на голове рожки из пены. Любуется своим творением:
  -- Вот так лучше. Прикольно смотришься - совершеннейший марсианин.
  -- Ага! Так ты любительница марсианей? - Пепел в шутку хмурит брови. - Попахивает сексуальным извращением!
  -- Это ты меня извращенкой назвал? - Татьяна в притворном гневе набрасывается на Пепла, колотя его по груди кулачками. - Ты за это ответишь, гнусный инсинуатор!
   Короткая борьба и они вдвоём оказываются в воде по самые макушки. Весело отплёвываются и смеются.
  -- Да, действительно, - Татьяна трёт глаза и мотает головой, - пахнет вкусно, а горькая!
   Они ещё какое-то время дурачатся, брызгаются, ссорятся в шутку. Потом Пепел снова занимает свою излюбленную позицию, устраивая голову на Татьяниной груди. Она целует его в висок и улыбается чему-то своему...
  -- Как ты жил-поживал без меня? Расскажи, - она старается спрашивать как можно равнодушней. Вроде бы разговор просто поддержать... Но голос сам собой становится таким ломким и непослушным, что приходится откашляться.
  -- Да как жил-поживал... Паршиво, честно говоря.
  -- Скучал по мне? А ну признавайся! - она теребит Пепла и пытается накормить пеной. Вкусно пахнущей, но жутко горькой на вкус, как уже абсолютно точно выяснилось.
  -- Скучал, конечно! Тьфу! Ну что ты делаешь, вреднюга!
  -- Сильно скучал? - Татьяна продолжает свои изуверские манипуляции.
  -- Уж-ж-жасно! Ну всё, сдаюсь, сжалься! - Пепел пытается вырваться, но Танина диспозиция намного выгодней.
  -- Водил девок срамных? Признавайся, а не то утоплю!
  -- Ни разу не водил! Как ты могла обо мне такое подумать! - Пепел в праведном гневе хмурит брови и делает стопроцентно честное лицо. - Мне даже мысль такая в голову не приходила!
  -- Знаем, как же! Не приходила! Тебе не приходила - другим приходила! Неужто никто не пытался скрасить твоё одиночество?
  -- Нет! - Пепел поднимает руку в пионерском салюте. - Честное пионерское!
  -- А если совсем честно? - вдруг тихо спрашивает Татьяна. - Скажи мне, Лёш. Было?
   Пепел не успевает отреагировать на резкую смену её настроения и дальше пытается дурачиться. Но Татьяна легонько высвобождается и отодвигается от него.
  -- Знаешь, почему я спрашиваю? Потому что хочу, чтобы ты оказался в чём-то виноват передо мной... Пусть будет больно, но тогда я сумею избавиться от собственного чувства вины...
  -- Ты передо мной ни в чём не виновата, Танюшка, - Пепел успокаивающе поправляет ей волосы.
  -- Виновата... - она отстраняется от этой мимолётной ласки. - Говорят, в таких вещах нельзя признаваться... Да и я не шестнадцатилетняя девочка... Но я должна тебе сказать - не хочу, чтобы было что-то такое, в чём меня можно было бы уличить...
  -- Ну во-о-о-от! - насмешливо тянет Пепел, пытаясь разрядить обстановку. - Всё в лучших традициях русского рока. Самокопания в ванной...
  -- Замолчи! - она резко обрывает его и пару секунд молчит. - Я там, в Париже, сделала большую глупость. Ты ушёл, я была сама не своя. Никак не могла собраться, настроиться... Приехала туда на автомате... Кое-как провела переговоры... Потом бродила по городу, и всё время думала о тебе... Если бы ты знал, как мне тебя не хватало. Я чувствовала себя брошенной женщиной. Брошенной в классическом понимании этого слова - обида, боль, одиночество... И ощущение своей полной ненужности кому-либо в этом мире... А ещё смутную боязнь, что больше никогда не будет хорошо...
  -- Бедная моя девочка...
  -- На банкете было много новых знакомств. Много интересных людей. Я сцепила зубы, выбрала мужика посимпатичней... Это был представитель наших парижских партнёров... И провела с ним ночь... - Татьяна подняла глаза на Пепла. - Господи, какая же я дура, что рассказываю тебе всё это.
   Пепел ничего не ответил - он был занят внимательным изучением содержимого какого-то флакончика, случайно попавшего к нему в руки.
  -- Не стану врать - он оказался хорош в постели. Это стало дополнительным поводом глодать себя. Лучше бы я не делала этого - теперь чувствую себя последней дрянью. Не понимаю, зачем я тебе всё это выложила... Прости меня, если можешь. Пожалуйста.
   Пепел взял её руку, повернул ладонью вверх и нежно поцеловал запястье. Помолчал. Потом произнёс:
  -- Не нужно себя винить. Во всём виноват я, и только я. Я оставил тебя одну, я заставил тебя мучиться одиночеством... Я толкнул тебя на это... Так что не нужно себя ни в чём винить.
   Немножко подумал и добавил:
  -- И... Если тебе станет от этого легче... Я вёл себя всё это время не лучшим образом. Так вывалялся в грязи за эти недели, что отмываться придётся долго. Но зато многое стало на свои места... Обещаю больше не доставлять тебе столько неприятностей. Если ты, конечно, сумеешь меня простить, любимая...

(занавес)

МНОГОТОЧИЯ...

   Мне кажется - он что-то вроде писателя. Монументальный стол, тяжеленное кресло (хотя офисное удобней) и старинная клацающая пишущая машинка - никаких компьютеров, потому что он так привык. Он вообще любит, как привык...
   А возле стола - ворохи смятой бумаги, где каждый скомканный лист - чья-то неудавшаяся жизнь. Заготовки, не ставшие произведениями. Там характер не написался, там с сюжетом не удалось, там фантазии не хватило...
   Я вижу, как он пишет мою повестушку. Досадливо морщась, он стучит по клавишам, иногда задумывается, трёт кончик носа... Временами борется с соблазном порвать всё к чёртовой матери - только нельзя всё порвать. Что-то должно быть и закончено.
   Ему пишется тяжело - приходится бороться с тем характером, который сам же написал. Только характер-то написал где-то там вначале, теперь приходится соответствовать. Я чувствую отсутствие его вдохновения. Чувствую все эти приёмчики типа "новый поворот сюжета", "а здесь немножко элегантной депрессухи" и, конечно же, "хэппи энды - это слащавый отстой"... А ещё опечатки, эти поганые опечатки, которых тем больше, чем меньше его вдохновения.
   Я всего лишь персонаж, я полностью в руках его. Он пишет мой сюжет по написанному характеру. А я, как шкодливый первоклассник, делающий мелкую бяку взрослому - я вот нарочно не пишу его с большой буквы. Хотя так положено...

ГЛАВА 8

Current music: Jonny Lang "Lie To me"

  -- Я, чувак, тебе реально говорю - во всём виноваты "Битлз". Это они, пидорасы, попсу придумали. До них всё было заебись - каждый получал за своё лабло то, чего стоил. Если ты гений - пожалста, вот вам признание публики, получите-распишитесь. Ну, и бабло, соответственно. А если ты дешёвка, то хуй тебе на рыло и пинок в жопу. Всё по-честному.
  -- Да ладно тебе... По-честному никогда не было. Всегда были гондоны, которые умели без мыла в жопу пролезть. А в искусстве - не только в музоне, а во всём искусстве - таких пидоров всегда хватало...
   Вечерние посиделки после записи - дело, в общем-то, привычное. Отыграно всё, что было на сегодня запланировано, выключен свет в "аквариуме", не мигают огоньками пульт и приборы. До завтра - качум. По домам расходиться как-то неохота - лучше послать гонца за парой фляндров водки с нехитрой закусью и расслабиться за приятным трёпом под свои законные двести пятьдесят. Во главе стола важно восседает монументальный Челя, и все его сто десять кило живого веса просто излучают довольство жизнью и покой. Пепел, зажав в зубах трубку, что-то задумчиво черкает на листочке нотной бумаги - похоже, поймал очередную мыслю. В общем разговоре он почти не участвует, но с интересом следит за ходом рассуждений, одобрительно улыбаясь в тех местах, которые кажутся ему особенно удачными.
   Митрич сел на своего любимого конька, и слезет с него, похоже не скоро. Это у них с Коксом такая музА - рыться в истории музыки, пытаясь найти корень зла, именуемого пиаром. Версии возникают самые неожиданные и противоречивые. И лишь одно незыблемо в этих ставших привычными словесных баталиях - стойкая неприязнь Митрича к "лучшей группе всех времён и народов".
  -- Согласен, пидоров хватало всегда. Но "Битлз" - это полный пиздец творчеству в музыке! - Митрич поглядывает на Кокса поверх очков, следя за произведённым эффектом. - Представь себе - пятидесятые-шестидесятые, клубы, джаз, блюз, Бэйси, Паркер, Эллингтон, Дэвис... И тут появляется какая-то школьная группка, которая и играть-то толком не умеет. И эти шпендюки просто берут и перечёркивают всё, что было сделано до них. Причём не мастерством перечёркивают, не оригинальностью идей! Нет, эти говнюки просто начинают продвигать простенькие шлягеры с запоминающимися мотивчиками! И всё! Хана! Музыка умерла - родился шоу-бизнес!
  -- Чувак, ты передёргиваешь. Не они же изобрели простенькие шлягеры, - Кокс любит занимать позицию, противоположную точке зрения собеседника.
  -- Но они их продвинули! Они, суки, стали прикармливать журналюг, работать с общественным мнением. В общем, выехали на заказных статьях и слухах. А мы теперь расхлёбываем дерьмо, которое они тогда заварили. Их рецептик, не сомневайся.
  -- Да хватит вам тереть двадцатый раз об одном и том же, - вмешивается Челя. - Какая разница, кто виноват. Имеем то, что имеем. И поздно пить боржоми - давайте лучше пить водку. Наливай Шура, а то что-то много текста.
   Шурик разливает по рюмкам водку, народ выпивает, покряхтывает, руки тянутся к закуске.
  -- Пепел, снова ты сёрбаешь! - Челя передёргивает плечами и страдальчески морщится. - Вечно у меня мурашки по спине бегают, когда с тобой киряю. Пей по-человечески, одним глотком. А ты цедишь - сёрб, сёрб, сёрб, сёрб! Брр-р-р! Извращенец, бля!
  -- А я не умею одним глотком, - улыбается Пепел.
  -- Учись! Садишься за стол с порядочными людьми - так веди себя культурно! У меня в голове судороги начинаются, когда я слышу, ты хлюпаешь и сёрбаешь!
  -- Хорошо, - покорно обещает Пепел, - обязательно научусь. Буду брать у тебя уроки. А ты лучше, голубь, расскажи, как Митрич с Шуриком учили какого-то пионера импровизировать. Хочу услышать от очевидца...
  -- О! - Челя радостно выпячивает грудь, - это классика!
  -- Давай, я сам расскажу, - порывается Митрич.
  -- Тихо! Засохни! Ты, во-первых, тогда уже был в такой кондиции, что можешь всего и не помнить! А во-вторых, у меня интересней получится!
   Челя для пущего вдохновения наливает себе рюмку водки, залпом высаживает её, вкусно закусывает маринованной помидоркой и начинает рассказ:
  -- Короче, на прошлой неделе эти два обормота - Митрич и Шурик - заявились ко мне с литром водки. Типа негде её оприходовать, а у меня здесь тишь, благодать и мухи не кусают. Я их пустил, конечно - пусть посидят чуваки, жалко, что ли? Разложились они здесь на столике, а я собирался подключиться чуть позже - у меня здесь как раз записывался "Автомат Калашникова". Ну, такая себе пионерская бандочка, ничего интересного. Короче, я сижу, работаю с пацанами, а эти троглодиты типа оттягиваются.
  -- Блядь, лучше бы мы сюда не приходили, - вставляет свои пять копеек Митрич. - Это можно окабанеть, когда во время кира такая хрень из-за дверей доносится. Чуваки - полные неликвиды. Я реально рак уха тогда заработал.
  -- Подожди, не перебивай, - досадливо кривится Челя. - В общем, не знаю, каким макаром, но присосался к ним гитараст этих "автоматов". Чего-то он их там нагружал...
  -- Просил, чтоб научили импровизировать на гитаре, - уточняет Митрич. - Мы его ласково так отфутболили - не мешай, мол, иди лучше записывайся. Он как клещ вцепился - расскажите сам принцип. А что ему рассказывать, если он ни уха, ни рыла в этом не волокёт. Мы его культурно спроваживаем - чего тут рассказывать, учись и лабай... А он своё гундосит - ну должен же быть какой-нибудь секрет, на котором всё строится... Шурик не выдержал и послал его за водкой - иди, мол, купи два жбана, а мы, так и быть, расскажем тебе секрет. Пока чувак бегал в магазин, мы уже успели о нём забыть. Сидим, трындим о своём... Прибегает, приносит "бинокль"1... Ну, говорит, рассказывайте. Шурик, типа, удивился - чего тебе рассказывать? А чувак ему: "Секрет рассказывайте, как импровизировать!" Тогда Шурик подумал и говорит: "Секрет простой - НИКОГДА НЕ ИГРАЙ СИ-БЕМОЛЬ!"
   Все долго смеются. Потом завязывается спор на предмет того, поверил ли пионерский гитарист в то, что ему действительно сообщили важный принцип импровизации. Мнения разделились - Митрич считал, что чувак понял, что его развели. А Челя истово уверял, что юное дарование стопроцентно повелось, и теперь ни за что в жизни не будет играть запретную ноту, адскую и загадочную си-бемоль. Решили спросить Шурика, который как раз в этот момент куда-то запропастился.
  -- Шура! Голубь драгоценный, куда ты делся? Иди, реши наш маленький спор.
  -- Чего? - Шурик появляется из аранжираторской.
  -- Как ты думаешь, гитарист "калашей" повёлся на твою разводку?
  -- А хуй его знает... Вряд-ли... Это же полным дауном нужно быть, чтобы купиться на такое... Хотя... Он и выглядит полным дауном. Слушай, Чель, у тебя от головы есть что-нибудь в аптечке?
  -- От головы, Шура, очень хорошо помогает одно средство, - загадочно тянет Челя.
  -- Ну?
  -- Гильотина, - под общий хохот сообщает он Шурику и с наслаждением наблюдает, как у того вытягивается лицо. - Иди, глянь в шкафчике, может и есть чего. Только ты не мешал бы таблетки с водкой.
  -- Да ничего страшного - сто раз пил анальгин после спиртного - он от этого ещё лучше всасывается. Спасу нет терпеть.
   Шурик подходит к обшарпанному шкафчику самого совкового вида с намалёванным на дверце красным крестом. Долго в нём роется, полностью погрузив туда голову.
  -- Народ, а донотит от чего? Не от головы, часом? - гулко доносится из глубин аптечки.
  -- Какой донотит? В первый раз слышу, - Челя, кряхтя, поднимается и подходит взглянуть. - А ну покажь, что это за лекарство такое неизвестное?
  -- А вот, - Шурик выныривает и протягивает Челе два пакетика. - Порошок какой-то. Порошки обычно бывают или от головы, или от температуры. Должно помочь, по идее.
   Челя рассматривает загадочные пакетики сначала с недоумением, потом с восторгом, и начинает корчиться в приступе дикого хохота. Он приплясывает, хлопает себя по толстым ляжкам и барабанит кулаками по своему громадному колышущемуся брюху.
  -- Ну, ты ваще! Ой, уссаться!
  -- Что там? - заинтересованные зрители подходят взглянуть, заинтригованные причиной столь бурного веселья.
   Наконец, Челя разжимает руку и выставляет на всеобщее обозрение два замызганных пакетика с силикогелевыми шариками, которые обычно кладут в новую обувь, для того, чтобы защитить её от сырости. На каждом из них большими чёрными буквами написано:

DO NOT EAT1

 

МНОГОТОЧИЯ...

   Город живет - из распахнутых вен
   Хлещет любовь без вкуса измен,
   Без слёз и гримас, без порванных платьев,
   Любовь поцелуев...
  

ГЛАВА 9

(коротенькая интерлюдия из воспоминаний Пэм)

Current music: отсутствует

  
   Ну вот, всё закончилось, и все остались живы. Несколько дней дом мой раскачивало как утлый баркас в бурю - здесь гостили два брата по разуму из дружественной Польши. Несмотря на это, мне удалось сохранить жилище, остатки разума, какую-никакую меблишку и приобрести великую веру в любовь человеков.
   Марек и Вацек - белокурые чудовища, сумасшедшие викинги, которых наверняка клонирует в подпольных варшавских лабораториях какое-то тайное общество с неизвестной программой и самыми зловещими целями. Ибо женщина не в состоянии родить нечто подобное. Два гороподобных монстра с восторженными взглядами и непередаваемо экспрессивной жестикуляцией - постоянно приходится держаться подальше от их попыток похлопать по плечу.
   Они устраивали выставку в Галерее, а у меня остановились пожить - им почему-то показалось, что так будет гораздо удобней, чем в гостинице. Лучше бы они считали иначе...
   Мы с Кирой, арт-директором Галереи встретили их в аэропорту.
  -- Ой, бля, - Кира дёрнула меня за рукав, - мужики вполне себе!
   Мужики оказались действительно вполне себе. Мы погрузили их в машину и повезли к Галерее. Прибыв на место, они поцокали языками, зачем-то похлопали в ладоши, в несколько часов при помощи рабочих расположили в выставочном зале свой живописный хлам, который у кого-то поднялся язык назвать произведениями искусства, и заявили, что готовы ехать на квартиру. Всё это проделалось весело, деловито и непринуждённо.
   Дома викинги осмотрели спальню, выделенную им под временное пристанище, и изъявили желание поужинать. Ужин состоял из заказанной мною пиццы и великолепного разнообразия бутылок, извлечённых гостями из сумки. В процессе поглощения всего этого выяснилось, что у нас офигенный городишко, они ни хрена не братья, искусство вымерло вместе с импрессионистами, пицца - говно, а абсент после водки и бехеровки пить можно, нужно и вкусно.
   Викинги громко гоготали, много острили и вели себя вполне свободно. А когда Марек стал заинтересованно поглядывать на Киру, а точнее в её вырез, Вацек так же непринуждённо треснул его по башке бутылкой с кока-колой, после чего братья-славяне устроили довольно таки азартную драчку и раскокали приёмник под визг Киры и мои подбадривающие выкрики. Потом они выдохлись, совсем естественно помирились и намекнули, что пора бы баиньки. Кира уехала на такси, а моё бренное тело принял диван в соседней комнате.
   Однако, вопреки всем ожиданиям, уснуть так и не удалось. Оказалось, что братья по разуму имеют скверную привычку любить друг друга в полный голос. Даже в малогабаритной квартире, что, на мой взгляд, является несколько неудобным для близлежащего люда. В роли близлежащего люда, как вы уже поняли, пришлось выступить мне.
   Из спальни слышались какие-то сдавленные вопли, могучие удары тела о тело, сочные поцелуи и напряжённый кроватный скрип. Мнилось, что это трахаются чугунные памятники, только без звона. Оказалось, что кто-то из них (судя по голосу, наверное, Марек) имеет привычку хрипло рыдать вголос в какие-то строго определённые моменты интима. Мне оставалось только поражаться такой незакомплексованности и жарко надеяться, что викинги не склонны к групповухе, иначе мало мне не покажется. В самые громкие моменты меня тянуло схорониться в ванной - там есть засов, всё-таки. Но у некоторых особей есть склонность бежать в ванную после секса, а, учитывая могучие торсы поляков, засов для них - не преграда. Поэтому благоразумней было оставаться на месте и попросту пытаться заснуть. Удалось это совсем не скоро - братья по разуму просто потрясли своей мужской неутомимостью и затихли около шести утра.
   Утром соседка возле лифта, внимательно рассматривая мою помятую физиономию, поинтересовалась, что это за беспредел происходил в моей квартире всю ночь и мешал спать всем соседям на три этажа вниз. Пришлось соврать, что я ночи напролёт смотрю бои без правил. Она как-то странно хмыкнула и умчалась вниз на лифте, закрыв его двери перед моим носом.
   Так и повелось - днём викинги слонялись по выставочному залу, вечерами зажигали на тусняках или пьянствовали дома, а ночами самозабвенно еблись, распугивая воплями котов на близлежащих крышах и убивая мои надежды на крепкий здоровый сон. Квартирка моя явно не приспособлена для подобного половодья чувств. К отъезду польских братьев жилище приобрело такой вид, будто здесь сношалась парочка носорогов. Три разбитые пепельницы, разодранное пополам покрывало, подозрительные царапины на спинке новенькой двухспалки, купленной буквально пару месяцев назад - это далеко не полный набор разрушений. Было страшно их оставлять дома одних, ибо тогда они выплёскивались за пределы своей спальни, и у кухонного стола уже отсутствовала одна ножка.
   Перед самым отъездом Вацек попросил прощения за разруху и попытался всучить мне пачку купюр в возмещение. Возмещение было отклонено, но зато мне не удалось удержаться от вопроса о причинах столь неумолимой сексуальной активности. На что Вацек виновато поморгал глазами и выдал:
  -- Понимаешь, у меня дома жена и дети, а Марек давно уже живёт с ужасно ревнивым антикваром. А здесь, на свободе, было как-то жалко время терять. Так что ты извини, если что не так...
   Я так понимаю, что это он пытался наперёд извиниться за развороченную корзину для грязного белья в ванной, где они сегодня принимали вместе утренний душ. Но обнаружилось это уже после того, как викинги отбыли на родину вместе со своим высокодуховным хламом. Да и что это меняет, в конце концов...

ГЛАВА 10

Current music: Louis Armstrong "Hello, Dolly"

  -- Только знаешь, Тань, ты учти, Михаил - человек очень специфический. Художник он, конечно, талантливый, но в извилинах у него живут тараканы величиной с пельмень.
  -- Ой, нашёл, чем напугать! После знакомства с тобой мне уже никто не страшен. По сравнению с твоими коксами, гургенами и зайцами остальное - просто семечки.
   Прикольно вот так идти пешком по подсохшим тротуарам и наслаждаться ясным апрельским утречком. Затяжная зима, наконец-то, убралась восвояси, оставив город в покое. Улицы до краёв затоплены бешеной наглостью весны - обезумевшие от счастья птицы в мокрой синеве неба, смеющиеся девчонки в расстегнутых плащах сверкают коленками, наглые ободранные коты беззастенчиво дрыхнут, подставляя скупым лучам апрельского солнца грязные бока. В такие моменты кажется, что все траблы позади и дальше всё будет хорошо.
   Пару дней назад Татьяна озадачилась выбором подарка для Кости Владыкина, человека и парохода, приятеля и партнёра по бизнесу, мужа той самой отбитой на всю голову Нинки, которая так судьбоносно заволокла когда-то Татьяну на концерт "Вельвета". Перебрав в уме всевозможные затасканные варианты принятых в таких случаях подарков - часы, браслеты, золотые цепи и прочая хренотень - Татьяна решительно отмела их все. Она была уверена, что подобной фигни Костику подарят в количестве достаточном.
  -- Лёш, у тебя ведь есть знакомые художники? Только хорошие, а не мазилы.
  -- Сколько хочешь, родная. Чего-чего, а этого добра завались. Очень хороших, правда, немного, но тебе же не нужен полк?
  -- Нет, я думаю обойтись одним, - улыбнулась Татьяна.
  -- Могу тебе ещё парочку поэтов подкинуть для комплекта. А о музыкантах я вообще молчу.
  -- Нет, мне нужен именно художник. У одного моего хорошего приятеля день рождения и я подумала, что неплохо бы подарить ему хорошую картину.
  -- А-а-а-а... Понял... Да сколько угодно. А ты выбрать сумеешь? Я ничем помочь не смогу - в живописи совершенно не разбираюсь.
  -- Я сориентируюсь, не беспокойся. Ты только порекомендуй кого-нибудь.
  -- Сейчас соображу, - задумался Пепел. - Жаров в отъезде... Колька... Нет, тоже не то... Степаныч слишком заумный... О! Я тебя сведу с Михаилом - он реально классный чувак. А что хороший художник - так это стопудово. У него постоянно выставки - Варшава, Париж, Токио. То, что тебе нужно. А его картины - их даже я чувствую. Очень попсово нарисовано. Попсово в хорошем смысле.
   На том и остановились. Пепел созвонился с художником, договорился о встрече, и с утра они отправились к нему в мастерскую. По причине хорошей погоды и весеннего настроения было решено пройтись пешком - благо идти недалеко.
  -- Если купим что-нибудь - вызовем такси, - решила Татьяна.
   И было им весны по самое горлышко. Тротуары, коты, крыши... Идти, держась за руки, ощущая, что весна уже внутри, бурлит в венах, перемешивая эритроциты с лейкоцитами и с прочей хренью - чего там ещё у нас внутри понапихано. Неважно... Важно, что хорошо! Важно, что надёжно, хотя нет ничего надёжного в этой жизни, как и в следующих, если они будут! Важно, что наплевать на всё, что мимо них, таких счастливых... Когда от счастья комок в горле, который не проглатывается, когда от счастья в носу щиплет, когда рот разъезжается в глупой улыбке... И к ебеням собачьим всех писателей, вместе со мной (хоть и не писатель я вовсе), потому что никому не удавалось описать это состояние безграничного вдоха... Просто это нужно прожить самому. И тогда всё знаешь сам и не нуждаешься ни в каких описаниях, каждое из которых - просто дешёвая подделка...
   Они вошли в скверный подъезд, поднялись по скрипучей лестнице на второй этаж и остановились перед дверью, на которой красовалась надпись:
  

ПРЕЖДЕ, ЧЕМ ПОЗВОНИТЬ, ПОДУМАЙ ХОРОШЕНЬКО, НУЖЕН ЛИ ТЫ ЗДЕСЬ!

  
  -- Я же говорил - Михаил очень неординарный чувак, - усмехнулся Пепел и надавил пальцем на миниатюрную модель фаллоса, в виде которой был выполнен звонок.
   За дверью послышались шаркающие шаги, кряхтение и после недолгой возни с замком дверь открылась и явила взорам гостей хозяина квартиры. Татьяна, полностью опровергая пословицу, гласящую, что кто предупреждён, тот вооружён, в изумлении уставилась на стоящее перед ней существо. Человечек ростом не выше полутора метра с явным пузиком и громадной празднично сияющей лысиной, обрамлённой венцом длинных ровно подстриженных волос, спадающих на плечи. Нос картошкой, раздвоенный на самом кончике, хитрые глазки, утопающие в пухлых щеках... И длинная козлиная бородка, кокетливо заплетённая в косичку. Одет субъект был весьма претенциозно и неожиданно - громадные семейные трусы в ромашки, надетые поверх тренировочных штанов и держащиеся на подтяжках, выполняли роль исключительно декоративную. Распашонка, украшавшая торс существа, была расшита бисером и блёстками. И венчал сию композицию внушительных размеров розовый бант, завязанный фантазийным узлом. В общем, на признанного гения этот карлсон решительно не походил.
   В глубинах мастерской обнаружилось ещё одно, не менее экзотическое, существо женского пола, назвавшееся Сандрой. Барышня была щедро изукрашена пирсингом во всех подходящих и неподходящих местах. На руках звенела пара килограммов серебряных колец и браслетов. Джинсы, сидящие на бёдрах так низко, что открывали начинающуюся внизу живота лобковую растительность и топик с надписью "Rock Like Fuck" придавали ей несколько гламурный вид, который, к сожалению, полностью перечёркивался тем, что барышня никла под тяжестью собственной головы, видимо утомлённая чрезмерной дозой марихуаны, запах которой явственно ощущался в этом приюте гения.
   После ритуала взаимных представлений Михаил предложил спрыснуть встречу малой толикой мартини с водкой, после чего можно будет осмотреть его картины.
  -- Мы тут пропиваем гонорар за мою картину, - пояснил он, смешивая напитки. - Продали задорого, приходится поднапрячься.
  -- А что, обязательно все деньги пропить? - поинтересовалась Татьяна. - Это имеет какое-то принципиальное значение?
  -- Видите ли, Таня, у художников существуют свои обычаи и приметы. Например, если картина продалась на выставке, то это хорошие деньги и мы их тратим так, как считаем нужным. Но если картина уходит из магазина "Художник" или продаётся просто из дома каким-нибудь мажорным нуворишам, которые не волокут в живописи и могут повесить вашу картину где-нибудь в сортире только потому, что она хорошо сочетается с кафельной плиткой или цветом седушки на унитазе, гонорар принято пропивать полностью, ибо это нехорошие деньги.
  -- Вон как всё сложно, - протянула Татьяна. - То есть, если мы сегодня купим у вас картину, вы будете вынуждены полностью пропить полученные деньги?
  -- Ну, это по желанию, - улыбнулся Михаил. - Пепел относится к разряду "своих". Продать ему картину - ничем не хуже, чем сбыть её на престижной выставке.
   Татьяна улыбнулась, продолжая осматриваться. Зацепилась взглядом за столбцы надписей, сделанных прямо на стене возле дивана.
  -- Творческие идеи записываете? - поинтересовалась она у хозяина.
  -- Что вы, - Михаил покачал головой, - идеи приходят ко мне непосредственно во время работы. Просто я ещё немножечко поэт - а это мои стихи.
  -- А почему же на стене? - удивилась Татьяна. - Тоже какой-нибудь ритуальный принцип?
   Михаил в смущении опустил глаза, видимо, стесняясь ответить на вопрос. На помощь ему пришёл Пепел:
  -- Дело в том, что поэтическое вдохновение посещает Михаила исключительно в моменты, когда он находится в определённом состоянии... Проще говоря, когда он пьян в запятую... В трезвом же виде он не способен написать ни строчки. Всему этому предшествовала одна романтическая история о том, как Миша обнаружил в себе дар.
  -- Ой, как интересно! Расскажите, пожалуйста!
  -- Нет, нет, ни за что! Пепел ты меня ставишь в неудобное положение перед дамой!
  -- Не смущайтесь. Прошу вас! Расскажите, пожалуйста!
   После долгих уговоров хозяин сдался:
  -- Несколько лет назад у меня был неприятный период в жизни. Картины мои не продавались, никто мной не интересовался и я форменным образом нищенствовал. Иногда было просто не на что поесть, я уже не говорю о выпивке и прочих удовольствиях, - Михаил тяжело вздохнул, вспоминая те времена. - И вот однажды мне удалось продать картину... Совсем задёшево... Но я обрадовался - появились хоть какие-то деньги. Я решил отпраздновать событие и купил шесть бутылок дешёвого сухого вина. Ужасный такой кисляк, пить его невозможно, но тогда я был рад и этому. Тем более, его можно не закусывать. В общем, выпил я пять с половиной бутылок и отключился. Блаженное состояние, доложу я вам, друзья... Алкоголь - своего рода лекарство от отчаяния, только нужно умело им пользоваться... Проснулся я ночью от того, что мне срочно потребовалось в туалет - ведь в желудке плескалось пять с половиной бутылок жидкости. Пьян я был до такой степени, что ноги меня не слушались, и о том, чтобы добраться до туалета, не было даже и речи. Тогда я пошарил рукой возле дивана, взял одну из пустых бутылок, лёг на бок и, прошу прощения у дам за скабрезные подробности, сделал своё дело в бутылку, что требовало огромных усилий и немалых ухищрений. Но я справился. После чего опять отключился. Под утро я снова проснулся - на этот раз по совершенно противоположной причине. Меня сжигал просто безумный сушняк, трубы горели ужасно! Я вспомнил, что оставалось ещё полбутылки вина. Но, взглянув на пол, я обнаружил четыре пустых бутылки... А рядом - две бутылки с содержимым. Посмотрел в одну - по цвету моча, посмотрел в другую - по цвету то же самое... Понюхал одну - пахнет мочой, понюхал другую - то же самое... Дилемма, друзья мои! Я совершенно точно помнил, что мочился лишь в одну бутылку один раз. Значит, в другой - обязательно вино. Но как определить? Ждать не было сил - язык во рту превратился в наждак и требовал влаги. Тогда я решил плюнуть на всё и положиться на судьбу. Я храбро взял наобум ту бутылку, что первой попалась под руку, и одним махом осушил её до донышка! На вкус, скажу я вам, совершеннейшая моча! Лёг, полежал... Но мозг упрямо сверлила жестокая мысль - а что, если я выпил мочу, а вино оставил? Вот это был бы облом! Через полчаса терзания стали совершенно невыносимыми - мне не хотелось выглядеть дураком даже перед самим собой. Тогда я обречённо дотянулся до второй бутылки и высосал её содержимое!
   Михаил сделал драматическую паузу и обвёл взглядом корчившихся от смеха слушателей:
  -- Знаете, что было самым обидным?
  -- Что? - спросила Татьяна, вытирая слёзы.
  -- То, что на вкус это была совершеннейшая моча. Я до сих пор не знаю, в какой из бутылок было вино. Но факт остаётся фактом - я выпил и вино, и свою мочу, - горестно заключил Михаил.
  -- А при чём здесь поэзия? - спросила Татьяна.
  -- Тогда-то я и написал свой первый стих прямо на стене. А звучал он так:
  
   Выпил - нассал.
   Нассал - выпил.
  
   Слушатели зааплодировали. Михаил поклонился и произнёс:
  -- С тех пор я пишу стихи. Но только в пьяном виде. Ну, в крайнем случае, с бодуна. И только на стене, как видите. Иначе у меня просто не получается. Но я вижу - я совсем вас заговорил. Давайте приступим к тому, ради чего вы пришли, друзья. Вот мои работы - прошу выбирать.
   Картины впечатляли. Татьяна сразу поняла, что точно уйдёт с покупкой - оставалось только выбрать. Они медленно расхаживали вдоль стен и рассматривали полотна, расставленные на мольбертах и просто прислонённые к стенам. Её внимание привлёк холст с обнажённой девушкой, играющей на скрипке. Картина была выполнена в ярко выраженной сюрреалистической манере и просто дышала своеобразной артистической отстранённостью. У Татьяны перехватило дыхание - как обычно бывает, когда видишь перед собой настоящее произведение искусства.
  -- А скажите, - заинтересовался Пепел, - вы эту девушку с натуры рисовали?
  -- Ой, это целая история! - в разговор неожиданно включилась Сандра. - Образ, собственно, сборный. Тело Миха писал с одной знакомой натурщицы, руки мои, а лицо... А лицо он писал с одного мальчика - мы его надыбали в "Кубике". Он был такой юный-юный! Красивый-красивый! И пьяный-пьяный! Мы его привезли сюда, а он отключился здесь на диване. Мы его раздели... Сначала Миха его порисовал, потом я его порисовала... А утром он проснулся и спросил: "Где я?"
  -- Вот так и попадись в ваши похотливые лапы! - хмыкнул Пепел. - Сначала Миха его поимел... Потом я его поимела... Брр-р-р-р! - он картинно содрогнулся.
  -- А что такого? - пожала плечами Сандра. - Мы же его просто порисовали, а не трахнули.
  -- Это доказывает ваше безграничное благородство, - рассмеялся Пепел.
  -- Мы её возьмём, пожалуй, - перебила его Татьяна. - Ну, давайте торговаться, что ли...
   После непродолжительного торга, скорее "для интересу", чем из меркантильных соображений, стороны сошлись в цене. Михаил упаковал картину и вручил её покупателям, приняв взамен пачку денег.
  -- Это очень кстати, - заявил он, пряча деньги в шкафчик. - Можно будет съездить куда-нибудь развеяться. В Прагу, например... А то меня на днях утащила падучая коза... До сих пор никак не приду в себя - нужны новые впечатления.
  -- Что вас утащило? - изумилась Татьяна.
  -- Падучая коза, - терпеливо повторил Михаил.
  -- Это ещё что за зверь, если не секрет?
   Михаил улыбнулся и пояснил:
  -- Так у художников называется творческое состояние, которое по каким-то причинам ни во что не выливается. Очень неприятная штука, признаюсь вам, друзья. Я из-за этого как-то рассыпался, никак не могу собраться... Падучая коза - это очень опасно. У многих моих коллег она становилась причиной настоящих творческих кризисов.
  -- Тебе, старый, это не грозит! - заверил его Пепел. - Можешь не беспокоиться. Но в Прагу съезди - там, говорят, краси-и-и-иво! Ладненько, мы пойдём, пожалуй. Такси я уже вызвал, сейчас должно подойти. Спасибо тебе, Миха, за картину.
  -- Да всегда на здоровье. Заходите - буду рад. Очень приятно было с вами познакомиться, Таня.
  -- Взаимно, Миша. Сегодня я узнала много нового, благодаря общению с вами.
   В такси Татьяна шепнула Пеплу:
  -- Да, Лёш, ты был прав - музыканты, конечно, оригинальный народец. Но художникам, если судить по этому Михаилу, они по части тараканов в подмётки не годятся.
  -- Да ладно, - засмеялся Пепел. - Это ерунда. Знаешь, кто будет ещё покруче художников?
  -- А что есть и такие? - с ужасом спросила Татьяна. - И кто же?
  -- Поэты, - веско произнёс Пепел. - Поэты - это вообще зомби. Художники просто нервно курят в буфете, когда в поле зрения появляются настоящие поэты.
  

ГЛАВА 111

Current music: Ray Charles "Hit The Road Jack"

   Просыпаться от того, что под ухом назойливо трезвонит телефон - штука, на редкость неприятная. Особенно, если до четвёртого часа утра работал в студии и планировал отоспаться, как минимум, до полудня. Дрыхнешь себе сладенько, тихонько посапывая в подушку, и тут начинает разрываться эта чёртова звенелка! Сначала решаешь забить на всё и не брать трубку, но телефон не успокаивается.
   Пепел продрал глаза, с неимоверным трудом оторвал взъерошенную голову от подушки и потянулся к телефону.
  -- Ну? - неприветливо буркнул он охрипшим со сна голосом.
  -- Здравствуй, дорогой, - сладко пропела трубка голосом Пэм. - Не в настроении с утра?
  -- Привет, Пэм. Прости, я не выспался ни хрена, всю ночь работал...
  -- Ой, извини, пожалуйста, Лёш. Я не знала.
  -- Да ладно, фигня... Ты по делу?
  -- Оно не срочное. Я перезвоню позже...
  -- Ну нет уж, - вздохнул Пепел. - Разбудила, так давай, выкладывай своё дело, - он достал курительную трубку, сыпанул туда щепоть табаку, примял его пальцем, прикурил и со смаком затянулся. - Я слушаю.
  -- Лёш, тут такое дело... Ты только не смейся, ладно?
  -- Хорошо. Только не тяни.
  -- Понимаешь, я решила попробовать себя в фотографии.
  -- Ого, - усмехнулся Пепел. - Это действительно что-то новенькое.
  -- Так вот... Я купила себе цифровик, более-менее научилась с ним обращаться. Пофоткала Дашку - кое-что получается совсем недурно, - похвасталась Пэм.
  -- Мои поздравления, - усмехнулся Пепел. - А от меня что требуется?
  -- Сейчас расскажу... Дело в том, что я хочу заняться постановочным фото. Ты знаешь, что это такое?
  -- Приблизительно представляю... Модели, декорации, застывшие формы... Типа картины, только сфотканные...
  -- Да, оно самое... Так вот, я хочу сделать серию фотографий на тему урбанистически-модернистской трактовки Мессии...
  -- Ого! Ну ты жжёшь! - восхитился Пепел. - Сроду таких словей не слыхал! А что это такое?
  -- Что-то вроде нового пришествия. - Пэм не повелась на явную подъёбку. - В наш современный мир машин, механизмов, индастриэла и трэша приходит новый Мессия. Естественно, он адаптирован к современной модели общества. То есть, он полностью погружается в то, чем живут люди сегодня. И такие вещи, как музыка, секс, наркотики, алкоголь - он не игнорирует всё это. Ведь для того, чтобы понять и спасти нас, нужно прочувствовать то, чем мы живём...
  -- Ни хера себе, трактовочка! Да тебя за такое с говном смешают. Попахивает скандалом...
  -- Не смешают. Во-первых, это новый Мессия, а не второе пришествие Христа... А во-вторых, вся эта концепция несёт исключительно эстетическую нагрузку. Никакой идеологии и философии.
  -- Ага, - саркастически хмыкнул Пепел, - послушай себя со стороны. Сплошная философия с весьма сомнительной эстетикой... Ладно, а от меня что требуется?
  -- Я хотела попросить тебя побыть моей моделью...
  -- Чего?????????
  -- Я вижу своего Мессию с твоим лицом, Лёш.
  -- Пэм, ты, наверное, бредишь. Ты с утра ничего такого подозрительного не нюхала? Ну какая из меня модель?
  -- Не знаю, Лёша, - честно призналась она. - В процессе мы увидим, какая из тебя модель. Но ты идеально подходишь - популярный рок-музыкант, довольно известный... Лицо у тебя подходящее... И, самое главное, я не буду стесняться работать с тобой. Я ведь только начинаю... Не отказывайся, пожалуйста. Прошу тебя.
  -- Тьфу, ёб твою мать! - сплюнул Пепел. - Всю жизнь мечтал быть моделью. Ладно, давай попробуем. Когда и где?
  -- Ой, спасибо, - обрадовалась трубка. - Ты - самый добрый и благородный!
  -- Пэм, я спать хочу! Давай, ближе к делу.
  -- Давай! Работать будем у меня дома - я выделила комнату под фотостудию. Ты смог бы сегодня часика в четыре?
  -- Ладно, давай в четыре. У меня как раз сегодня окно - не записываемся. А во что одеться?
  -- Я тебе всё выдам, не беспокойся.
  -- Ладно, в четыре буду. Всё, отбой! - Пепел бросил трубку и накрылся с головой одеялом. Нужно постараться поспать хотя бы часика три.
   Минут в пятнадцать пятого Пепел позвонил в дверь Пэм.
  -- Приветик, - она открыла дверь и впустила его. - Почти вовремя. Проходи в комнату. Выпить хочешь?
  -- Нет, спасибо, что-то не хочется.
  -- Дашки нет, я её специально спровадила, чтоб не мешала творческому процессу. Ты до скольки сможешь поработать?
  -- Сегодня - до упора, - Пепел с интересом рассматривал странного вида конструкцию из ржавых железяк, малопонятных обломков и клочьев отвратительного материала, напоминающего одновременно и мочалу и водоросли.
   По полу были разбросаны пакеты с иностранными надписями, пустые бутылки от спиртного, валялась часть унитаза - нового, судя по всему. В общем, вся эта груда мусора и металлолома должна была символизировать дебри большого мегаполиса.
  -- Это тебе сценический костюм, - Пэм положила на стул кучку пёстрых лохмотьев.
  -- Я должен вот это надеть? - изумился Пепел. - Пэм, лапка, ты перепутала, я музыкант, а не стриптизёр.
  -- Поверь мне, на тебе всё это будет смотреться гораздо лучше, чем сейчас. Не переживай, это разработка крутого модельера.
  -- А я, было, подумал, что ты ограбила какого-то бомжа, - Пепел рассматривал свой сценический наряд с отвращением.
  -- Ладно, я выйду, а ты примерь вещички. Переоденешься - позовёшь.
   Пэм вышла и плотно прикрыла за собой дверь. Пепел брезгливо осмотрел лохмотья, бросил их на стул и стал стаскивать с себя джинсы, мысленно сожалея, что согласился на эту авантюру.
   Впрочем, Пэм была права. После того, как Пепел облачился в костюм настоящего Мессии, лохмотья перестали выглядеть лохмотьями, а стали смотреться именно как костюм настоящего Мессии, крутого парня, который пришёл спасти человечество, но при этом может и вмазаться, и закадрить девчонку, какая понравится.
  -- О! - Пэм с одобрением осмотрела его и поцокала языком. - Это даже лучше, чем я ожидала. Теперь иди к декорации и двигайся. А я примерюсь и пощёлкаю для разминки.
   Пепел подошёл к идиотской куче, потрогал пальцами босой ноги железяки, похрустел пакетами на полу... Он совершенно не представлял себе, как ведут себя настоящие модели.
  -- Фигасе! И как я должен здесь двигаться?
  -- Ну, поимпровизируй... Попринимай всякие позы, походи, повыгибайся... В общем, веди себя естественно.
   Пепел слабо представлял, как можно выгибаться, принимать всякие позы и выглядеть при этом естественно. Тем не менее, он стал старательно выгибаться, поглядывать в камеру загадочными, как ему казалось взглядами, и вести себя так, как в его представлении, ведут себя модели на съёмках.
  -- Стоп! Лёшка, ты меня извини, я ни разу не хочу тебя обидеть, но зачем ты стараешься изображать из себя малолетнюю блядь, которая перед работой просмотрела фильм "Дикая орхидея"?
  -- Сама сказала - повыгибайся, позы попринимай, - оскорбился Пепел.
  -- Как-то не особо получается, - честно призналась Пэм. - Давай, знаешь, что сделаем... Давай пока статику поснимаем.
  -- Это как?
  -- Я тебя пощёлкаю неподвижным. Есть идея привязать тебя к этой вот штуковине - что-то вроде современного варианта распятия. Давай, становись сюда.
  -- Хм... Ну, давай...
   Обескураженный провалом своего дебюта Пепел подошёл к конструкции. Пэм попросила его поднять руки и накрепко привязала их к стальным петлям.
  -- Окей. Так и стой. Ты просто посматривай по сторонам, а я поснимаю. Только естественно, без наигранности.
  -- Ага... Постараюсь...
   Пепел стал посматривать по сторонам, стараясь выглядеть как можно естественней. Временами наигранность всё же прорывалась - тогда нижняя челюсть сама собой выпячивалась, что предполагало некую мужественность в выражении лица. Правда, вместо желаемой мужественности почему-то появлялось точнейшее сходство с олигофреном из справочника по психопатологии.
   Пэм отнеслась к нему со снисхождением - критиковать не стала. После серии снимков она извлекла чёрную косынку.
  -- Вот этим я завяжу тебе глаза. Сфоткаем тебя ещё и таким макаром - в этом есть своеобразная эстетика.
   И она старательно лишила его последней степени свободы - зрения. Пепел остался в кромешной тьме, ощущая некоторую беспомощность. Чувствовал он себя на редкость глупо - хотелось скорейшего окончания этой растреклятой фотосессии. Мысленно он успел пожалеть всех фотомоделей мира, которым приходится терпеть подобные унижения и издевательства.
   Лёгкие шаги, щелчки фотоаппарата...
  -- Поверни голову чуть вправо, плиз... Ага, так хорошо... А теперь чуть вниз и вперёд...
   Пепел послушно выполнял пожелания.
  -- Чёрт, флэшка уже забита. Сейчас поменяю - потерпи ещё парочку минуток.
   Скрип двери - и Пепел остался в одиночестве. Вздохнул и философски решил смириться - кто идёт против желаний женщины, тот сокращает своё долголетие...
   Шаги со стороны двери.
  -- Я вернулась. Погоди, поправлю твои одёжки.
   Она подходит, что-то поправляет, одёргивает... Рука её на мгновение задержалась у Пепла на плече... И явно ласкающим движением мягко легла на грудь... Едва ощутимое прикосновение к шее... И ладонь медленно скользит по груди вниз к животу... Обе её руки легли ему на шею... Пальцы цепко взялись за воротник "формы настоящего Мессии"... Лёгкий треск - и Пепел почувствовал, что рубахи на нём больше нет... Вернее, того, что могло называться рубахой... Он совершенно растерялся, не зная как реагировать на неожиданный поворот событий... И попробовал превратить всё в шутку.
  -- Эй, гражданочка! Что за вольности? А ну отставить грязные домогательства! Иначе задницу надеру!
   Тихий смешок... Шепоток прямо в ухо:
  -- Попробуй... Если сумеешь освободиться...
   Пепел попробовал - и не сумел... Неожиданно он замер, удивлённый неким загадочным явлением - рук на его теле явно стало больше... Четыре, а не две... Шутка начинала выходить за рамки шутки...
  -- Что за фигня! - он снова дёрнулся, пытаясь освободиться. И снова не удалось - он был крепко привязан к этой чёртовой декорации.
   Снова смешок. И шёпот Дашиным голосом:
  -- Если вас насилуют, мистер, и вы понимаете, что этого не избежать - расслабьтесь и получите удовольствие. Более от вас в данный момент ничего не требуется.
   И гадкие девчонки откровенно расхохотались в два голоса, уже совершенно не пытаясь маскироваться. Пепел пытался, было, протестовать, но рот ему залепили влажным поцелуем. И тогда он понял, что бывают ситуации, с которыми при всём желании ничего не поделаешь. Остаётся покориться.
   А дальше случился совершеннейший позор и непоправимый урон мущщинскому самолюбию Пепла - развратные дамочки совлекли одежды с его белого тела и принялись пользовать беднягу по полной программе. Приходится употреблять столь нелицеприятное выражение, ибо Пепла именно пользовали. Со смехом, с солёными шутками-прибаутками и неистощимой фантазией девушки изощрялись в разнообразных комбинациях и способах добычи удовольствия. В смысле удовольствий кое-что перепало, разумеется, и Пеплу, но он был настолько ошарашен происходящим, что "расслабиться и насладиться" просто не получалось.
   Зато подруги оторвались по полной. Пепел ощутил себя невинной девицей, попавшей лапы похотливых маньяков. Он и представления не имел, сколько всего интересного могут придумать две затейницы с парнем, привязанным к куче стального барахла...
  -- Ну что ж... Теперь, пожалуй, можно тебя и отпустить, - с этими словами с Пепла сняли повязку и он, щурясь и моргая, уставился на довольные физиономии Пэм и Дашки.
  -- Что вы тут за аттракцион устроили? Совсем с катушек посъезжали?
  -- Видишь ли, сладенький, ты в последнее время совершенно забурел. Не замечаешь никого, кроме своей Татьяны, строишь из себя верного рыцаря... Совсем нас, бедненьких, забыл. Нельзя так - нехорошо... Налицо жуткое попрание всех моральных законов. Вот мы и решили восстановить справедливость, чтоб ты не слишком задирал нос и хоть изредка вспоминал о старых друзьях... То бишь, о подругах, - ласково мурлыкала Даша, отвязывая Пепла.
   Пэм курила, довольно щурясь, и кивала головой в знак согласия с каждым Дашиным словом.
  -- А поскольку мадама твоя укатила в очередной деловой вояж, то ущерба ей от нашей маленькой вечеринки никакого. На её долю хватит, когда вернётся, - добавила она. - А теперь хватит дуться и ныть о попранной мужской гордости. Иди в душ, надевай портки и давай поужинаем. Мне вчера х-а-а-а-ароший коньяк презентовали - мы его специально на сейчас оставили.
   Пепел, разминая кисти, слушал и диву давался. Он совершенно не узнавал тихую скромную Дашу, которую хорошо, как ему казалось, знал с детства. Но высказываться по этому вопросу не стал - как, впрочем, и по остальным. Лучше не вдаваться в выяснения отношений и делать хорошую мину при плохой игре.
  -- Хотя игру назвать плохой язык не повернётся... Совсем, даже, наоборот, - пришло ему в голову.
   Пепел смущённо хрюкнул, прогоняя крамольную мыслишку, и глянул исподтишка на девчонок - как будто те могли подслушать. Вздохнул и послушно поплёлся в душ. Да и от ужина отказываться он не собирался - жрать хотелось неимоверно.
  

ГЛАВА 12

Current music: DOORS "Light My Fire"

   Как-то незаметно ушли сумерки и в комнате стало темно. Он подумал, что хорошо бы включить свет. Размышлять о своей глупой природе можно, конечно, и в потёмках, но ведь в такие моменты бывает совершенно необходимо рассматривать треснувший ноготь или заусенец на мизинце, рисовать машинально чёртиков на обрывке тетрадного листа или водить указательным пальцем по своему отражению на полированной поверхности журнального столика, а как можно водить пальцем по тому, чего не видишь...
   Жёлтое пятно торшера разогнало тьму по углам и в комнате сделалось теплее. Психологические филдраки, скорее всего. Вставать было лень, но он собирался поужинать. Да и выпить в честь завершения записи пластинки не помешает...
   Пепел спустил ноги с дивана на пол, вставил их в полуразрушенные тапки и лениво прошаркал в кухню. В холодильнике, судя по запаху, кто-то умер - вечно не получается вовремя выбросить испортившиеся продукты, да и размораживается он раз в пятилетку. Раньше за этим следили частые гостьи этой квартиры, а теперь некому - в Татьяне инстинкты домохозяйки отсутствуют начисто.
   Он вскрыл упаковку селёдки под майонезом, накромсал тупым ножом батон и отнёс всё это в комнату. Разместил на журнальном столике, а рядом водрузил бутылку "Хеннесси" - праздничную сервировку можно считать законченной. Пепел вскрыл коньяк и набулькал в бокал до краёв - к ебеням великосветскости, наедине с собой можно и попуститься.
   Ирокезы предлагали отметить завершение записи в "Кубике" с размахом, звоном битой посуды и танцами на столах в голом виде в обнимку с околомузыкальными девицами, которые чтоб непременно трясли обнажёнными грудями и вертели над головами снятыми с себя же трусиками. Гурген, гедонист чёртов, очень подробно расписал Пеплу все атрибуты, долженствующие присутствовать для того, чтобы можно было считать праздник удавшимся.
   Но Пепел, к досаде всего коллектива и группы поддержки в виде Пэм с Дашкой и трёх группиз, отказался наотрез - он не чувствовал в себе того специального вдохновения, которое бывает необходимо для того, чтобы надраться вдребезги, сотворить по пьяни какую-нибудь хуйню, оприходовать парочку подвернувшихся под руку (или как это правильнее выразиться, под что именно) девиц и всё такое, в общем, отдохнуть, как положено при таком уважительном поводе. А портить праздник ребятам своей постной физиономией он не хотел.
   Пепел выпил и покачал головой - запивать селёдку коньяком может либо совершеннейший пофигист, либо кулинарный извращенец. Он относил себя к первой категории - ужинал тем, что оказалось в пределах досягаемости. И начхать, что составляющие, мягко говоря, не совсем сочетаются между собой.
   Такие моменты весьма удобны для самокопаний - все основные компоненты в наличии. В смысле, спиртное, одиночество и окончание очередного этапа в жизнедеятельности.
   Пепел налил себе ещё. Когда отметка выпитого достигнет трёхсот, или около того, в голову полезут мысли о том, что музыка - это вирус, навсегда отравивший его кровь, и нет никакого спасения, он обречён, и ничего с этим не поделать. Он будет жалеть себя и думать о том, что нужно как-то выбраться из всего этого, сменить профессию или что-то в этом роде, заранее зная, что это невозможно. Кокетство, даже наедине с собой, неистребимо в людях его склада. Профессиональная чёрточка, друзья, приходится мириться. Ещё в далёкой древности - Нерон, пожар, какой артист умирает! Нет, с тех пор ни черта не изменилось в натуре человеческой - ничего с этим не поделаешь...
   Пепел брезгливо сморщился - что за говно! Ну какой понт устраивать спектакль для самого себя, если всё известно заранее до мельчайших подробностей и расписано по минуткам и принятым граммам - нет, уж лучше гудеть в компании ирокезов...
   Ровно через сорок минут он толкнул стеклянную дверь "Кубика" и улыбнулся приветственному воплю Гургена:
  -- Ёбанный нос! Явился - не запылился! А ну быстренько перестань улыбаться и выпей штрафную не менее ста пятидесяти граммов! А потом можешь улыбаться, сколько влезет! Шурик, не тормози, наливай!
   Пепел поцеловался с Пэм и Дашкой, кивнул полузнакомым барышням и покорно принял штрафную, в которой, действительно, было не менее ста пятидесяти граммов. Вливая в себя эти штрафные сто пятьдесят, он пришёл к выводу, что стоит почаще идти вразрез с собственными привычками, иначе жить станет совсем скучно...
   Мир пошатывается - а ты пошатываешься в противоположную сторону. Это закон равновесия, ибо, если будете шататься с миром в синхрон, получится резонанс и всё рухнет к чёртовой матери. Хмель - штука вполне осязаемая, за ним легко спрятаться от белоглазой тоски - всю душу она ему изгрызла за последнее время - приходится раздвигать его руками, всматриваться, стараясь увидеть лица собеседников.
   В ушах поселился ровный гул - голоса, музыка, звон посуды, смех... Уже не получается разделить всё это на составляющие, оно вкатывается в мозг сплошным комом. Губы сухие, горькие от никотина - постоянно облизываешь их. И пошатываешься, чтобы уравновесить мир...
   Веселье катится колесом, гремящим ободом без шин и покрышек. Всё дробится на мелкие осколки, затем снова собирается в бесформенный пластилиновый шар с тёмными вмятинами, в которых с большим трудом можно опознать чьи-то лица.
  -- Пепел! - одна из околомузыкальных барышень, полупрозрачная от алкоголя, виснет у него на руке. - Пе-пел! - она выговаривает его имя по слогам. - Сде-лай доб-рое дело...
  -- Ну? - он совершенно не помнит её имени, впрочем, сейчас это и неважно.
  -- Пе-пел! Отве-ди меня... - она замолкает на какое-то время.
  -- Куда? Куда отвести-то?
  -- Гос-с-споди... Действительно, куда? - она хватается за лоб, судорожно вспоминая. - От-веди меня пописать - я одна не дойду...
   Рядом откровенно хохочет Пэм. Пепел цепко берёт девушку под локоток и ведёт к туалетам. Та виснет на его руке, с трудом переставляя ноги. Возле двери с дамским силуэтом Пепел галантно спрашивает:
  -- Тебя подержать? Не упадёшь в процессе?
  -- Н-н-нет! - бормочет барышня. - С-с-сама сп... справ-люсь... Ты меня здесь пада-жжи...
  -- Жду, - Пепел покорно прислоняется к стене.
   Девица управилась на удивление быстро, умудрившись вернуться в целости и сохранности - не упасть и не уснуть прямо на унитазе. Пепел транспортирует её обратно за стол.
  -- Чуваки! - Кокс, зыбкий и колеблющийся, вскакивает из-за стола. - У меня созрел тост! - Он обводит взглядом всех присутствующих. - Оч-ч-чень злободневный!
  -- Секундочку! - Шурик разливает коньяк. - Готово!
  -- Предлагаю выпить за победу орального секса над анальным! - торжественно провозглашает Кокс, опрокидывает рюмку себе в рот, ставит её на стол и хватается за ремень.
   Он, видимо, решает сразу подкрепить свои слова действием - расстегнув джинсы, он пытается спустить трусы, но Шурик с Митричем хватают его за руки и уговаривают отвоёвывать победу орального секса где-нибудь в уединённом местечке, а не на глазах у всей честной компании. Кокс буянит, сопротивляется и агрессивно имеет виды на сидящую рядом девицу, несмотря на то, что та уже в коме и совершенно не способна к борьбе за светлые идеалы Кокса.
  -- Ни черта ты, дружок, не понимаешь в изысканной ебле, - делает вывод Гурген, явно не согласный с концепцией Кокса. - Любителю банального минета никогда не стать гурманом секса... - и он выпивает явно за своё видение решения данного вопроса.
   Пэм с Дашкой, загадочно блестя глазами, удаляются "попудрить носики". Пэм настойчиво приглашает Пепла, но тот отказывается - от порошка у него насморк, лучше с Гургеном и Митричем дунуть шмали. Раз уж вошёл в штопор, то не стоит останавливаться. А время обо всём пожалеть будет завтра.
   Суета приготовлений, охлопывание карманов - куда-то подевался корабль1, ага, есть, отплываем, чуваки, взрывай. Бульбулятор2, наспех сооружённый из пластиковой бутылки, идёт по кругу и в колесе появляется слишком много спиц. Мелькание отдельных фрагментов, вечер становится похожим на партитуру из анекдота - "здесь играем, здесь не играем, а здесь рыбу заворачивали". Беседа за столом принимает вовсе уж сюрные тона...
   Пепел поднимается и бредёт, пошатываясь, к туалету. Мелькает мысль - скоро, пожалуй, нужно будет ехать отсюда. Шторы падают3...
   Он прикрыл за собой дверь в кабинку и взялся за пояс.
  -- Ну, чего ты хочешь? Писать или какать? - он оцепенел, услышав вопрос, заданный мелодичным женским голосом.
  -- Вот это приход! - восхитился про себя. - Трава, действительно, убойная! Вставило по-настоящему!
   И принялся дальше расстёгивать ремень, решив попросту игнорировать глюки.
  -- Так чего ты хочешь? -настойчиво добивался ответа голос. - Писать или какать? Ну не молчи же!
  -- Может, ответить? - заколебался Пепел. Открыл, было, рот, чтобы произнести: "Вообще-то, писать", как вдруг услышал произнесённое детским голосом: "Какать".
   Пепел ощутил на лбу капли холодного пота - нифига себе накрыло! Если не заморачиваться по поводу того, откуда мог взяться ребёнок в ночном клубе в четыре часа утра, ситуация становилась понятной до прозрачности - в соседней кабинке заботливая мамаша усаживала своё чадо на горшок. Он облегчённо вздохнул - блядская трава любит высадить на измену...
  -- Пора домой, - решил Пепел. - В таких "маппет-шоу" опасно сидеть до самого конца. Ибо, как гласит классика, "кто проснётся живым, позавидует мёртвым".
   Уход без ненужных прощаний, такси, ночная раста светофоров на перекрёстках, словоохотливый водитель, с которым нет желания разговаривать, корявый шансон из динамиков, смятые деньги в потную ладонь, длительный поиск замочной скважины, борьба с неснимающейся обувью... Курить впотьмах у открытого окна, прислониться виском к оконной раме, кусать ноготь, изредка кашлять... Что-то цветущее замечательно пахнет во влажной темноте - сирень, что ли - приятный бонус к судорожному празднику. Комок в горле...
   И, как эпилог, неразобранная толком постель, подушка, упавшая на пол, сон без сновидений, беспорядок разбросанной одежды...
   Конец очередного отрезка...
  

МНОГОТОЧИЯ...

   Пару лет назад сочетание красивого заката и Шопена сделало меня абсолютно счастливым человеком на целый месяц.
  

ФИЛОСОФИЯ ШТОРМА

   ...Меня схватили за бока
   Два здоровенных мужика,
   Пой, говорят, играй, паскуда,
   Пока не удавили...
  
   В. Высоцкий

ГЛАВА 1

Current music: Brian Bromberg "Caravan"

   Автобус немилосердно швыряло с ухаба на ухаб. Несмотря на навороченный, с повышенным комфортом, транспорт, музыканты изматерились, проклиная отечественные дороги и скотину Батута, по каким-то своим особым соображениям выбравшего средством передвижения автобус, вместо того, чтобы по-человечески ехать на поезде.
  -- Батут, истребитель музыкантов, что ж ты такое сотворил, етить твою мать! - пилил его Гурген. - Ну, какого ты, скажи на милость, хрена повёз нас в этой растреклятой колымаге, чтоб ей развалиться на детали через неделю после гастролей!
  -- А чего? Нормально едем, удобства, телек... В окно можешь смотреть - вон красота какая, пейзажи сплошные. Раньше все группы так ездили.
  -- Насрать, чего раньше! Сейчас все нормальные люди самолётами летают! - встревает в перепалку Кокс.
  -- На самолёт, чувачки, вы ещё не заработали... - ощетинивается Батут.
  -- Да чёрт с ним, с самолётом! Но на поезде-то мы могли ехать спокойно - я даже на плацкарт согласен! А здесь я уже свою задницу чувствовать перестал!
  -- Какой, в жопу, плацкарт! Вспомни-ка, когда ты в последний раз ехал в плацкарте, нам пришлось два концерта отменить! Потому что тебя менты сняли с поезда за драку с официантом в вагоне-ресторане! Причём сняли в тот момент, когда ты после этой драки задвигал в сортире пистон какой-то малолетке, которой, как оказалось, не было ещё и пятнадцати лет!
  -- Официант много выпендривался! А тёлка выглядела на все двадцать пять! А трахалась на все тридцать семь! Что мне паспорт нужно было у неё спрашивать? - огрызался Кокс.
  -- Вести себя нужно было по-человечески! Радуйся, что чувиха отказалась сделать тебе предъяву на изнасилование - а менты ей предлагали, я в курсе! Речь не об этом - просто не удивляйся, что я теперь боюсь вас в поезде возить...
  -- Короче, чуваки, нас изолировали от остального общества! - заржал Митрич. - В принципе, мне и здесь не внапряг ехать.
   Пепел прислушивался к перепалке, посматривая вполглаза в окошко. Пейзажи, несмотря на бодрый тон Батута, совсем не радовали разнообразием - замызганные деревеньки, рабочие посёлки и длинные унылые поля. Он задёрнул шторку, опустил спинку сиденья и улёгся поудобней. Прикрыть глаза и помечтать - чем же ещё заняться в дороге...
   В последнее время жизнь обросла движняками. Чиллаут в завещании велел продать свою квартиру, чтобы группа имела возможность закончить запись пластинки. Пепел не соглашался с таким раскладом, но Колькины родители настояли на том, чтобы последняя воля сына была выполнена в точности. И она была выполнена...
   Так что времени на смуры и ненужные рефлексии не осталось совершенно. Ребята плотно поработали в студии и пластинка вышла добротной. Можно сказать, что за всё время существования "Вельвета" получилась первая работа, по которой у самих музыкантов не возникало претензий и вопросов.
   Правда, Челя сдал прямо на глазах - когда группа собралась записываться, оказалось, что он просто физически не способен работать. Буквально за считанные месяцы он умудрился плотно сесть на стакан и опуститься до состояния полубомжа. После нескольких попыток начать работу, которые Челя без видимых зазрений совести просто продинамил, группа обратилась к одному известному саундпродюссеру, на которого удалось нарыть крюки. И случилось чудо - прослушав группу, мэтр согласился записать альбом за смешные в его понимании деньги. Результат оказался круче всех ожиданий...
   Батут подсуетился - задвинул демонстрашки в нужные руки, перезвонил кое-кому из нужных людей и механизм заработал. Появились рецензии в солидных изданиях, где маститые дяди рассуждали о новом слове в музыке. Из радиоприёмников регулярно пёрли "Любовь навылет", "Война" и даже бескомпромиссная "Мечтать", где некоторые борзые ревнители нравственности пожелали "запикать" самые крепкие выражения, для чего была изготовлена радиоверсия песни. Пепел по старинке сопротивлялся всякой цензуре, сокращениям и "обрезаниям", но правила игры диктовали своё.
  -- Не дёргайся ты, кретинушка, - укатывал его Батут. - Сейчас для нас главное - донести до широкой аудитории, какие вы опупенно талантливые и модные пацаны. Без пиара здесь никак не обойдёшься - пока ты не вдолбишь в голову каждой школьнице, что слушать тебя престижно и есть признак продвинутости и великого ума, то так и будешь кумиром пары сотен обкуренных хипоблудов. А то, что режут - так пусть режут. Захочет народ услышать полную версию - купят пластинку. Нам ведь тоже заработать надо, иначе не для чего было всё это "маппет-шоу" городить.
   Пепел недовольно сопел и соглашался. Да и что тут возразишь - публику не переделаешь, а с надеждами на то, что его станут слушать по причине, собственно, музыки, Пепел расстался уже давненько.
   Впрочем, и результаты такой политики были налицо - готичные девушки и подростки с серьгами в ушах (самая активная аудитория в плане покупки дисков) всё чаще интересовались в магазинах новым альбомом группы "Вельвет". В хит-парадах песни "Вельвета" медленно, но уверенно, подтягивались к верхушкам. На клубные концерты группы уже не могли попасть все желающие. Появились приглашения из других городов. И мудрый толстый Батут решил, что пришёл момент везти группу в тур - без этого пластинку толком не продашь.
   После серии форсированных переговоров с агентствами Батут задвинул по "ящикам"1 плотную рекламу - где ему удалось наколядовать для этого денег, осталось секретом - и после двухнедельного сидения над географической картой был составлен маршрут. За небольшие деньги наняли автобус и группа поехала продвигать альбом.
  -- Всё, чего я желал в своей жизни, приходило слишком поздно. Если вообще приходило, - подумалось Пеплу.
   Случись вся эта суета с диском хотя бы годик назад, он выпрыгивал бы из трусов от счастья. Как же - вот оно, наконец случилось, вымечтанное, выстраданное, ради чего тратилось столько сил, сжигалось столько нервов... И на тебе - перегорел... Начались деньги, слава, признание - а он не испытывает ничего, кроме безмерной усталости и досады на самого себя, что не получается наковырять радости ни на граммулечку, ни на полграммулечки... Слишком поздно...
   Пепел повернул голову и посмотрел на Пэм, примостившуюся на задних сиденьях. Та, сдвинув брови, что-то быстро набирала, бегая пальцами по клавиатуре ноутбука. "Ковбойцы" пару раз звали её дёрнуть коньячку, но Пэм только отмахивалась - не мешайте, мол... Временами задумывалась, интуитивно теребя кончик носа, потом снова принималась стучать по клавишам.
   Что-то вздрюченная она в последнее время - с Дашкой у них не ладится, что ли? Как-то они порознь сейчас - Дашка сама по себе, Пэм сама по себе. Нет, живут они всё ещё вместе, появляются вместе, но чувствуется - не то у них что-то. Переживают обе, парятся по этому поводу, да только не получается узелки вязать - заново-то оно всегда сложнее. Пепел не выспрашивал, не вынюхивал - нехорошо лезть с расспросами в чужие отошения. Но у Пэм в глазах сплошная тоска и одиночество - от этой тоски она и сбежала с ними в тур. А Даша осталась... Вот так-то... Недолго им вместе - это к гадалке не ходи.
  -- А я, чувак, смотрю - штрих этот ваще болт на лабу забил. Остальная пачка1 старается, братва пыхтит, в дудки дует... А он примостится сбоку - мундштучок у него специальный для верхотуры, инструментик достойный - а только не лабает ни хера, - это Митрич делится воспоминаниями о том, как колесил с цирковым оркестром по Германии и Люксембургу.
  -- Ага, есть такие фармазоны, - соглашается Гурген. Он тоже в своё время попыхтел в шапито, только в Северной Ирландии. - Лабать - не лабут, а за баблом первые руку тянут.
  -- Так вот... Филонит он почти всю программу... Только раз-другой встанет, дунет поверху - когда попадёт, когда нет... И дальше садится...
   Слушатели в красках представляют картинку и заливаются смехом.
  -- Я как-то не удержался, подхожу и спрашиваю: "Что же это вы, Вольф Пимпасович, так мало играете? Вон ребята как стараются!"
  -- Как, ты говоришь, его звали? - изумился Кокс.
  -- Вольф Пимпасович! - отчётливо произносит Митрич и аудитория складывается пополам в новом приступе хохота. - Так вот, спросил я его, а он так со значением посмотрел на меня, и отвечает: "Видишь ли, Митенька, хороший музыкант на правильном звуке - он как брильянт. Должен сверкнуть разок-другой и всё, а не светить без передышки, как электрическая лампочка".
   Чуваки аплодируют, сражённые наповал нечеловеческой мудростью незнакомого Вольфа Пимпасовича. Пепел хмыкает тихонько. Только Пэм, не обращая внимания на занятную байку, продолжает яростно терзать ноутбук. Нет, что-то у неё в жизни явно пошло наперекосяк - иначе с чего бы ей так расклеиться... А сегодня совсем раскисла - по телефону, что-ли, наобщалась с утра пораньше?
   К четырём часам автобус въезжает в небольшой городок районного значения - Павловск, вроде... Пепел уже запутался в этой географии, да и ни к чему это помнить - перед выходом на сцену черкнёт название на плей-листе. Начало концерта в девять - есть время на пожрать и саундчекнуться. Обычная суета - Батут утрясает вопросы, Пэм занимается пресс-конференцией и интервью на местном радио - оказалось, Пеплу ещё на прямой эфир ехать ...
   Чуваки собираются обедать, Пепел перекусывает почти на ходу. И вдвоём с Пэм падает на заднее сиденье немытой, наверное, с момента покупки, "бэхи". Молчаливая тряска по местным ухабам, её сжатые в ниточку губы, а в глазах - та же тоска и то же одиночество.
   Здание радиостанции, похожее на сарай, только с жалюзи на окнах. Затюканные девочки с папками рысью носятся по коридору. Красноглазый диджей перед микрофоном и всё те же, набившие оскомину, вопросы. Звонки в студию - взволнованные девочки любят музыку и музыкантов, взволнованные девочки вникают в подробности творчества и приватной жизни Пепла, взволнованные девочки растаскивают по кусочкам его, Пепла, личное пространство. А рядом - красноглазый диджей, брызгающий слюной и перегаром, и Пэм с её тоской и одиночеством в глазах. Пепел комкает концовку и облегчённо вздыхает, когда начинается блок рекламы -значит, уже можно ехать. В машине - снова тряское молчание. Он берёт Пэм за руку и заглядывает ей в глаза:
  -- Ну-ка, мать, колись, что за говно происходит?
   Она поднимает глаза:
  -- О чём ты?
  -- Дурочку не лепи! - злится Пепел. - У тебя с самого начала поездки такой вид, будто тебя танком переехали или ты от Дашки забеременела и теперь не можешь решить - оставить ребёнка или нет.
   Пэм криво усмехается его неуклюжей попытке пошутить. И отводит глаза. Все попытки её растормошить ни к чему не приводят - она упорно отмалчивается. Машина подкатывает к клубу - времени на разговор больше нет. Всё пространство заполнено толпой желающих попасть на концерт. Их больше, чем мест в клубе, раза в два, как минимум - Батут, небось, кипятком мочится от восторга. Пепел сердито сплёвывает и обещает после концерта вытрясти из Пэм душу, надрать ей задницу, отвинтить голову. Она, соглашаясь, кивает головой - такое впечатление, что она даже не слушает его.
  -- Пепел, давай скорее, времени в обрез, - его подхватывает под локоть Батут и тащит с собой. Налицо явный Батутовский предконцертный мандраж - руки-ноги ходуном ходят и слюни висят на полподбородка. По дороге он настойчиво зудит, перечисляя Пеплу бесконечный список всего, что нужно успеть - и то, и сё, и пятое, и десятое, а времени в обрез...
   Так обычно и происходит - суета и мельтешение в этом говне не оставляют в твоей жизни места для живых людей.
  

МНОГОТОЧИЯ...

   Бессонница
   Маленькая змейка, сосущая чуть ниже левого соска...
   Полусонный ночной диджей на периодически пропадающей радиоволне с треском и помехами, ставящий джазовые стандарты с древних сорокапяток...
   Старая записная книжка с пожелтевшими страницами, часть которых безнадёжно утеряна, и расплывшимися от времени буквами...
   Бесконечная трубка, которую куришь в темноте, не видя дыма...
   Безымянный почтовый ящик на сайте bessonnitsa.com
   Где-то так...
  

ГЛАВА 2

Current music: AEROSMITH "Cryin'"

   Запрети мне чувствовать то, что я чувствую. Запрети мне знать каждый изгиб, каждую чёрточку твоего тела. Запрети мне слышать твои шаги в этом вселенском хаосе, окружающем нас со всех сторон. Запрети мне коллекционировать твои утренние улыбки. Запрети мне радоваться тому, что ты есть...
   Ещё недавно мы бродили, взявшись за руки, по извилистым улочкам и радовались тому, что удалось пережить эту зиму. Ошалевшие от весны птицы вопили, как сумасшедшие. Старушки на углах продавали первые весенние цветы - я останавливалась возле каждой и покупала тебе по букету. Ты смеялась, целовала меня и называла транжирой. Это было так недавно, почти вчера или позавчера.
   Да, наверное, ты права - я всегда была транжирой и с радостью пускала по ветру всё, что имела. Но сейчас... Сейчас не тот случай, когда можно, не задумываясь, спустить всё, что нажито. Ты посмотришь на меня этим своим серьёзным взглядом и спросишь - а что же нажито?
   Я на миг задумаюсь. Лишь на миг... Ведь столько всего есть, что сложно уместить в нескольких предложениях. Я могла бы рассказывать бесконечно о твоих ладонях, в которых может уместиться весь мой мир, о том, как вздрагивают уголки твоих губ, когда ты только просыпаешься, о том, как ты накручиваешь прядь волос на кончик пальца, когда думаешь о чём-то важном... Не хватит слов рассказать, что твоя ложбинка на груди - самое уютное место в мире... Не хватит вечности, чтобы пересказать всё то, что ты шептала мне в те моменты, когда мы были одним целым - а ведь я бережно храню каждое словечко, обернув в мягкую ткань своей памяти...
   На сцене в полный рост отрывается Пепел. Музыка - кусок кровоточащего мяса, на срезе видно каждое волокно, сочащееся чёрно-алой влагой. Из зала тянутся руки, сотни рук - они напоминают степной ковыль под порывами ветра. Распахнутые в криках рты, глаза, прикованные к тому месту, где, запутавшись в лучах прожекторов, бьётся человек в переливающемся нимбе блестящих капель, слетающих с его мокрых длинных волос...
  
   Остаться вживых - три шанса на сто,
   Мы умели терять немного больше, чем то,
   Что имели, ощущая тревожный ток в венах...
  
   Пэм безучастно следит за его движениями, прижавшись виском к шершавой стене. Ей очень хочется не быть такой холодной, хочется тоже колбаситься под эту музыку, попасть в центр воронки, впитывать каждый звук вместе с публикой. Выбросить из головы все глупости, стать невесомой и легкомысленной. Поймать струнку пеплового драйва, повисеть-подрожать на этой струне и порваться в пароксизме восторга. Ан нет... Не получается. Она зябко ёжится, обхватив плечи руками - она почему-то стала сильно мёрзнуть в последние дни. Сейчас тоже, несмотря на духоту зала.
   Мы обе знали, верней, подозревали, что это не может быть навсегда. Ведь, по большому счёту, кто мы такие, как не обыкновенные женщины, которым совершенно не нужны все эти богемные выебоны. Не лесбиянки же мы, в конце концов... Мы обе любим мужчин... Одного мужчину, если быть совершенно искренними. Наверное, это и стало отправной точкой нашего пути навстречу друг другу. И отправной точкой нашего отчуждения.
   Публика в зале визжит на предельно высоких нотах, реагируя на семиминутное соло Кокса на барабанах. Он великолепен - вкусные переходы, брейки, нарастающий шаманский рокот. Интересно, откуда в этом маленьком костлявом тельце, иссушенном алкоголем, наркотиками и прочими изысканными излишествами, столько энергии и внутренней силы? Но Пэм сейчас не до этого...
   Когда мы стали отдаляться друг от дружки? Мне сложно сказать - наверное, как это ни парадоксально, сразу же после нашей первой близости. Ты была так трогательна в своём смятении, ты комкала край одеяла нервными пальцами и постоянно подтягивала его к подбородку, пытаясь как-то отгородиться от меня. Ты не знала как отнестись к тому, что тебе было хорошо со мной. Тебя это пугало и хотелось бежать - но ведь так холодно и страшно быть одной. Я-то знаю... И вечером ты вернулась. Ко мне. Но отдаление началось уже тогда - в том инстинктивном движении, которым ты пыталась отгородиться от меня.
   Огоньки зажигалок в зале - она их видит жёлтыми размытыми пятнышками. Как фонари через окно в дождь...
  
   Плачь по мне - согрей дыханьем грусть,
   Плачь по мне - и я вернусь,
   Плачь по мне, забытому страницах декабря...
  
   Мы сумели завязать столько узелков, что казалось - это навсегда. Мы вросли друг в дружку, сплелись миллионами тончайших ниточек-паутинок. Мы дышали в унисон и плакали от счастья, что мы есть друг у друга. Мы узнавали одна другую на вкус и на запах в непроглядной тьме, которой окутано большинство из нас, и развеять которую иногда не в силах ничто в мире. Мы сумели - в прикосновениях наших пальцев рождались свет и тепло - и не было больше тьмы, и жизнь была похожа на долгожданный подарок, перевязанный праздничной ленточкой.
   Её кто-то тронул за плечо:
  -- Пэм, есть дело! - прокричал ей на ухо Батут. - Выйдем на пару минут.
  -- Да, конечно, - она сделала пару глубоких вдохов, приходя в себя.
   Тишина в гримёрке после концертного гула неприятно давит на уши. Батут наливает себе минералки и плюхается в кресло - он, наверное, единственный, кто не достаёт Пэм расспросами и не лезет ей в душу. По сути, ему всё по цимбалам - главное, чтобы дело крутилось. Шестерёночка за шестерёночку, колёсико за колёсико, копеечка к копеечке, купюрочка к купюрочке. Всё остальное - лирика и совершенно его не касается.
  -- Пэм, мне только что перезвонили - на послезавтра Пепел приглашён в "Крупный план" на ШОУ-ТВ.
  -- Клёво, - Пэм улыбается, изображая радость. - Очень удобно - даже не придётся рушить гастрольный график. У нас через два дня как раз концерт в Москве.
  -- Значит, завтра после концерта в Никольске ты с Пеплом летишь в Москву на самолёте. Мы подтянемся позже своим ходом. Займёшься передачей, решишь все вопросы, проследишь, чтоб не наговорил чего лишнего - наш гений любит иногда херни натрепать.
  -- Не дёргайся - он в последнее время смирный. Ты его так старательно упаковываешь в формат, что можешь не переживать на этот счёт, - Пэм поднимает глаза на Батута. - Только смотри, не переборщи с форматом. Сгладишь все неровности - потеряешь Пепла. Останется кусочек гладкой посредственности.
  -- Лапка, не учи меня работать, ладно? - Батут ощетинивается, глазки смотрят остро и недобро. - Давай, пусть каждый делает своё дело. Ты занимаешься прессой - вот и занимайся. А об остальном я и сам как-нибудь позабочусь.
  -- Да не лезу я в твои дела, не кипятись, - Пэм устало улыбается и направляется к двери.
  -- Вот и ладушки, - бормочет Батут вслед удаляющейся спине.
   Пэм возвращается в свой укромный уголок, откуда хорошо видно сцену - всё как на ладони, и звук хороший. Ребята как раз играют вступление к "Будем делать любовь". Клавишная тема, чуть слышное шуршание ударных, тягучие гитарные фразы... И хрипловатое Пеплово:
  
   Слишком жарко для снов и пустых мечтаний,
   Слишком поздно для ссор и пререканий,
   Не помогают ни пиво, ни квас.
   Будем делать любовь,
   Я хочу лечь рядом с тобой
   Прямо сейчас.
  
   Честно говоря, он всегда был между нами. Пепел... Твоё и моё наказание. Enfant terrible1... Он и сам не понимает, насколько мы увязли в нём. Мы укладывались в наши ночи, мокрые от солёных восторгов, мы читали друг дружку по чёрточкам-складочкам, мы плели наши косички... И, в то же время, мы лизали ему руки, когда представлялась малейшая возможность для этого. Стоит ли искать причины в другом месте, если всё так очевидно?
   Мы отлучались к нему, оставляя друг дружку в одиночестве. Он не звал ни тебя, ни меня, но мы всегда были рядом, как только чувствовали, что нужны ему. Или сможем понадобиться... Мы отлучались ненадолго и всегда возвращались. Да только становилось всё холоднее, а тьма - всё непроглядней. Пока не стемнело так, что мы не видим больше друг друга. И холодно, очень холодно. Вечная мерзлота...
   Пэм прислушалась к коде "Знаешь" - последней песни программы. Ещё раз припев, проведение темы... Кода... Несколько скупых прощальных фраз в микрофон и музыканты уходят со сцены. Толпа ревёт, вызывая "вельветов" на бис, но Пепел больше не играет в эти игры со зрителями. Никаких "бисов". Уходя - уходи.
  

МНОГОТОЧИЯ...

 

   От календаря сегодня воротит. Ещё один год после. Когда-то в этот день мы с тобой встретились и стали вместе. Наше вместе было похоже на игру в преферанс в холерном бараке - так же нелепо, трагично, отвратительно, зато азартно...
   Та весна, сырая и грязная, смердела чем-то непристойно живым, кричала в уши и билась в стёкла. Казалось, Бог вскрыл вены и кровью его, чёрной, дымящейся, затопило город по самые края. Священные эякуляции и жертвоприношения на площадях - я помню всё это. Иду по этой весне с ритуальными шрамами на щеках и белым бешенством в глазах. Я живу.
   Помню, как не хочется нырять в толпу снобов, пропитанную алкоголем, табаком и понтами. Говорящие мумии, задрапированные в дорогие тряпки - из их ртов и глаз струится разложение. Было странно встретить там живое. Тебя...
   Это очередное сборище рептилий, где нужно бывать и притворяться чем-то вроде. Пьянь в прикидах от кутюр жрёт дорогое бухло и танцует. А я из чистого озорства заказываю танго - и все жмутся по краям. Кто сейчас умеет танцевать танго? Эти мокрощёлки могут в лучшем случае потрясти сиськами под Шакиру - глянцевая подделка, и только. И мы с тобой неожиданно в круге, движемся по пентаграмме - ты знаешь в этом толк, это сразу понятно. Мы ведём друг друга по очереди - со стороны выглядит странно, наверное. Но нам пофиг...
   Позже, когда мы вгрызёмся друг в друга, раздерём на части, станем пить слюну и пот - даже тогда мне не будет так оглушающе хорошо, как в этом танго... Мы классная пара, но здесь мы явно не к месту...
   У меня дома мы медлим с тем, ради чего мы здесь... Ты улыбаешься и просишь выпить. Я выхожу в кухню - и лезвием по запястью. Не страшно - на мне хорошо заживает. Бокал с кровью - спешел фо ю, дарлинг. И пакетик с перцем, только не переперчи, там перца по жизни хватает.
   А ты... Ты умеешь ответить правильно - с улыбкой берёшь бокал и выцеживаешь до капли, не сводя с меня глаз. Облизываешься - да, перца хватает по жизни. И я понимаю, что это начало чего-то важного...
   Так получилось, что мы устали скитаться в одиночестве и нашли друг друга. Хотя одиночество - самая недооцененная человеками вещь, но никто, к сожалению, так этого и не понял. Мы многое дали друг другу. Ты мне - умение открываться, наркозависимость и коллекцию твоих картин... Я тебе - ворох моей писанины, страх высоты и вон тот шрам на виске - памятка, что так смотреть можно только на меня, а не на полураздетую похотливую суку, строящую тебе глазки...
   За полгода мы сожгли друг друга дотла и пепел унесло ветрами следующих вёсен. Уже не таких безумных и тошнотворно живых. А кровь, пот, слюна и сперма ушли в землю - из них когда-нибудь прорастёт осень, которая закроет нам глаза и спишет все долги...
  

ГЛАВА 3

Current music: Omar "Save My Soul To The Devil For A Dime"

   Батут, сладко позёвывая, прошёлся по гостиничному номеру. Позади ещё один напряжённый день, теперь можно и расслабиться. Выглядел он колоритно - из одежды только носки и просторные ядовито-зелёные трусы с фиолетовыми лианами и трахающимися малиновыми обезьянками. Подошёл к зеркалу, критически осмотрел своё отражение, любовно поколыхал громадное брюхо, улыбнулся и отошёл, удовлетворённый осмотром. Мужчина в самом соку, солидный и прекрасный - вот только почему-то глупые бабы не хотят этого замечать. Воротят носы - толстый, мол... А он разве толстый? Он просто немножко в теле, но это даже хорошо - что, скажите на милость, привлекательного в этих тощих дохляках? Рёбра? Кости? Что радости ложиться в постель с мужчиной, если рискуешь пораниться об его острые коленки? Чёрт их разберёт, этих женщин...
   Батут прилёг на широкую двуспальную кровать, потянулся и, кряхтя, выудил из тумбочки две бутылки пива, а за ними следом - громадный пакет чипсов. Этого требовала традиция - иначе вечер будет считаться испорченным. Он содрал пробку с бутылки, надорвал пакет, глотнул пива и, жмурясь от удовольствия, захрустел чипсами. Есть, всё-таки, у жизни и приятные стороны. Эх, сейчас бы ещё девочку с хорошей попой под бочок! Скажем, Пэм, к примеру. Она какая-то смурная сейчас - ходит с глазами раненой кошки, всё ей не так. А нафига, спрашивается? Приди к Батуту - он утешит, приласкает, заставит забыть о неприятностях. Ведь он, Батут, ласковый до жути. Мужчины в теле - они вообще мягче и нежнее, чем доходяги с торчащими рёбрами. Те, как правило, сплошные подонки во всём, что касается женщин.
   Батут отхлебнул из бутылки, прикрыл глаза и представил на миг обнажённую Пэм в своей постели. Картинка получилась заманчивой до головокружения. Потом открыл глаза и вздохнул - нет, это из области фантастики. Уж к нему-то Пэм точно не придёт. Вот к Пеплу пришла бы. Бегом прибежала бы в любое время дня или ночи. Ещё и скреблась бы в дверь, умоляя впустить. Только он, кретин, не пользуется. Батут почесал за ухом - надо же, как люди умудряются проёбывать то, что само идёт к ним в руки. Хотя, конечно, у Пепла с Пэм было неоднократно, но это же не значит, что можно вот так просто упустить ещё одну возможность утешить девочку разок-другой. Вот, хрен их разберёт, этих талантов...
   Он пустил пустую бутылку катиться под кровать и открыл вторую. Ладно, ну их в жопу, баб этих. Слава богу, существуют ещё рок-н-ролльные фанатки - уж этих-то уговаривать не надо. Они с удовольствием лягут с любым, кто имеет отношение к группе. Даже, наверное, со звукачами и расклейщиками афиш. Им кажется, что таким образом они становятся частью чего-то великого. Не все, конечно. Но ему, Батуту, всегда доставалось... Батут усмехнулся и отправил в рот очередную горсть чипсов.
   Потом мысли переключились на работу. Всё-таки очень удачно сложилось с "Вельветом" - вовремя он с ними зацепился. Даст Бог, удастся сорвать на них неплохое бабло. Даже с этого тура он уже сумел неплохо подкормиться. Конечно, есть большая вероятность, что рано или поздно ребята спрыгнут и станут работать с кем-нибудь покруче. Куда музыканта ни целуй - везде жопа. И чем сильнее и эффективней ты выталкиваешь их на верхушку, тем радостней они потом срут на тебя оттуда. Но он, Батут, парень не промах - он постарается снять все сливки до того, как ребятки свалят. А там дальше пусть жиреют другие - не нужно быть излишне завистливым.
   Вторая бутылка покатилась под кровать. Туда же отправился пустой пакет от чипсов. Веки отяжелели и Батут задремал. Уже в полусне он нащупал выключатель ночника и погасил свет. Баиньки...
   Приснилось ему, как он едет, толстый и солидный, по улицам Москвы в длинной белой машине. Из динамиков валит понтовый джаз, потому что джаз - это музыка для богатых, символ хорошего вкуса и манер. Олигарх в его, Батута, понимании не станет включать дурацкий шансон или глупый рок - только джаз. Рядом с ним кутается в манто из блестящего меха цыпочка с торчащим бюстом, длинными ногами и куриными мозгами. Именно так - женщина должна быть красивой, ухоженной и глупой. Ибо глупость - залог покорности. Если присутствует ещё и некоторая практичность, конечно. Отбитых на голову дур Батут в расчёт не брал - они вычёркиваются по умолчанию. Постовые гаишники вытягиваются во фрунт, завидев его машину, и отдают честь. Звонит сотовый - на связи Президент.
  -- Дружище, я сегодня устраиваю маленький загородный сабантуйчик. Только свои. Приезжай по-свойски, без церемоний, - журчит в трубке президентский тенорок.
   Батут сопит от удовольствия. Батут надувается от гордости. Батут доволен собой и доволен Президентом. Да, конечно же, он приедет - почему бы и не почтить самого главного человека страны своим присутствием?
   Стук в дверь разрушил приятное сновидение - оно осыпалось, как разбитое зеркало. Батут раскрыл глаза и несколько секунд с изумлением осматривался, приходя в себя после лимузина и общения с Самим. В дверь настойчиво барабанили. Придётся открывать.
   Сердито ворча, он сполз с кровати и подошёл к двери.
  -- Ну кто там?
  -- Открывай, не бойся, - нежно прошелестел за дверью женский голос с такими интонациями, после которых нижнее бельё становится тесным для каждого уважающего себя мужчины.
  -- Э.... Я сейчас... Одну секундочку, - растерянно промычал Батут и бросился вглубь номера на поиски брюк.
   Судя по времени на часах и просто невъебенной нежности в голосе там за дверью, штаны-то, наверное, и не понадобятся. Батут не слыхал о случаях, когда женщина приходила к мужчине в третьем часу ночи лишь для того, чтобы он ей помог угадать третье слово по вертикали в трудном кроссворде. Но встречать даму в трусах - это всё-таки моветон.
   Штаны наконец-то нашлись. Прыгая на одной ноге, Батут пытался попасть второй в штанину. Спешка и брюхо ощутимо мешали этому, вроде-бы несложному, процессу. В конце концов, штаны были побеждены и Батут открыл дверь.
   Жизнь - абсолютно непредсказуемая штука. Никогда нельзя сказать наперёд, какой сюрприз она выкинет в следующий момент. Батут это знал и старался ничему не удивляться. Даже если бы за дверью оказался Президент, который случайно оказался в этом Мухосранске и заскочил сюда, чтобы душевно распить бутылочку коньяку, Батут не изумился бы настолько, насколько он изумился сейчас.
   У порога скромно стояла Пэм, стеснительно теребя край курточки, и поглядывала из-под длинных ресниц на совершенно ошеломлённого столь неожиданным визитом Батута.
  -- Вот это сюрприз! - пронеслось у него в голове. - Вот это, ёб твою мать, так сюрприз, етит твою налево! Нужно почаще мечтать, бляха муха! Мечтайте - и дастся вам! А то, что она пришла именно дать, не подлежит никакому сомнению! Вот это да! Какие девки на тебя западают, - мысленно похвалил он сам себя.
  -- Ну что? Может, пригласишь меня войти? - нарушила молчание Пэм. - Или будем общаться через порог?
  -- А... Да, конечно! - Батут нервно сглотнул. - Заходи, разумеется!
   Тело его сладко заныло в предвкушении тех сексуальных изысков, которым они сейчас предадутся вместе с Пэм на его широкой кровати.
  -- Только не набрасывайся на неё! - мысленно осадил он сам себя. - Сделай всё красиво! Веди себя как мужчина, а не как гиперсексуальный прыщавый подросток, которому впервые дали подержаться за сисю!
   Колени ощутимо дрожали, а в районе солнечного сплетения обнаружился явственный холодок. Он изобразил гостеприимный жест, приглашая гостью войти.
   Но... О нет! Только не это! Радостный рёв - и из соседней двери выныривают совершенно неуместные в данный момент Пепел, Кокс, Гурген, Митрич и Шурик! Радостные скалящиеся рожи с издевательскими улыбками, целая батарея бутылок в руках и пакеты со снедью. Батут зажмурился, в нелепой надежде, что это обычный глюк со сна и весь этот кошмар сейчас исчезнет, а останется только Пэм. Но мерзавцы не исчезали, а изъявляли настойчивое желание войти. Ничего не оставалось, как отойти в сторону и пропустить их номер.
   Толпа радостно вломилась в его мирное пристанище.
  -- Мы сегодня устроили вечеринку в честь Пэм, - пояснял Батуту словоохотливый Гурген, пока остальные сервировали стол. - Она, бедняжка, в последнее время совсем расклеилась. Вот мы и решили её малость взболтать.
   Он подошёл к улыбающейся Пэм, состроил жуткую рожу, шутливо щёлкнул её по лбу и заорал, страшно выпучив глаза:
  -- А ну быстро становись счастливой! А не то сделаю тебе козью морду!
   Пэм улыбнулась в ответ - сейчас она выглядела гораздо живее, чем несколько часов назад.
  -- Тётка, - хлопнул её по плечу Кокс, - не кисни! Жги-гуляй! Жизнь короткая, так возьми от неё всё! И насрать на траблы!
  -- Мы малость выпили и решили навестить тебя, старичок, - продолжал свои пояснения Гурген. - Зачем тебе скучать в одиночестве - от этого могут появиться даже мысли о самоубийстве, если верить исследованиям западных психологов! Уж лучше роскошно оттянуться в нашем обществе - благо дело, есть чем! - Гурген простёр указующий перст на бутылки со спиртным и горы ништяков на столе. - Ну, а чтобы наше появление было более эффектным, мы решили немножко пошутить. Ты ведь не в обиде, чувак?
   Батут только бессильно скрипнул зубами. Развели, суки! Как лоха развели, ёбанная дёда кочерга! Эххх... Прощайте, сладкие мечты! Для меня в этой жизни остаются только малолетние дуры! А на твой светлый образ, Пэм, я могу разве что подрочить в ванной!
  

ГЛАВА 4

Current music: Thelonious Monk "April In Paris"

   Вот эта ямочка на подбородке - признак упрямства. Так всегда мама говорит ... Да что тут спорить - Даша и сама прекрасно знает о том, какой упрямой может быть иногда. Даже себе во вред... Мягкая, пушистая, котёнок, девочка с большими глазами, удивлённо наблюдающая мир, - временами она умела "твердеть" до неузнаваемости.
   Перечеркнуть всё немедленно - иначе просто не хватит сил. Гадко, паршиво, грязно так поступать - Пэм просто не заслужила, чтобы с ней обращались подобным образом. Но Даша чувствует, что может только уйти, ничего не объясняя, оставив все вопросы неотвеченными, постель незастеленной, дверь незапертой. Резко и размашисто - в брызги, вдребезги... Оставить позади всё бесконечно важное - тесноту ночей, нежность, ладошки, капельку крови на губе (ты хочешь перечислить всё поимённо? тогда не хватит места на этих страницах), времени на расставания всегда мало, хотя здесь что-то другое. Даша знает, что ей будет недоставать всего этого, но она боится что её неправильной любви может хватить на всю жизнь и даже больше. Неплохой сюжет для психологического фильма - две старушки-лесбиянки и между ними неподеленный Пепел даже много лет спустя... Хотя, они его и не делили-то никогда...
   Сотовый снова трезвонит - наверное, в сотый раз за день. Сотовый-сотый, сотый-сотовый... Даша твердит про себя эту мантру, пытаясь отвлечься от непреодолимого желания ответить на звонок. Сотый раз звонит сотовый, сотовый в сотый, скоро будет двухсотый... И тогда сотовый станет двухсотовым... Отключить звук и не париться. Нет, не получится - Даша должна знать, что Пэм не устала ждать её. Что в любой момент можешь ответить и весь этот кошмар немедленно закончится. Сотовый, двухсотовый, трёхсотовый...
   Можно считать себя не такой как все, можно сколько угодно поднимать себя над серой массой большинства, можно раскрепощаться до изнеможения, но когда неожиданно обнаруживаешь, что ты действительно несколько в стороне от толпы, что игры в независимость закончились и вся твоя жизнь подчиняется совсем иным правилам - здесь есть чего испугаться. Дашу с детства программировали на нормальное женское счастье - выйти замуж за хорошего парня, нарожать ему детишек, сколько удастся, и мирно-счастливо стариться в унисон. Да что здесь изобретать - наши матери-бабки-прабабки так жили и нам завещали. Природой так заведено, а против природы не попрёшь. И эти ночные игры, Пэм с её хищно-ласковым зверьком и ожогами прикосновений, кокаин, вино в ванной на её коже, слюна, мгновенно высыхающая на сосках, слова-кристаллики, разъедающие укрытие - всё это не укладывается в схему. Ты просто испугалась подруга, испугалась настолько, что вычёркиваешь напрочь всё, что имеешь. Лучше ничего, чем не как у всех. Так что больше никогда не пизди о своей долбанной внутренней свободе - её у тебя и в помине нет...
   Курить, зависнув на бесконечном внутреннем монологе, задумчиво уставясь на тлеющий кончик сигареты и вздрагивая при очередном звонке телефона, ставшего уже двухсотовым...
   Был момент, когда Даша часто изменяла Пэм, наугад выдёргивая из безликой мужской массы, перманентно варившейся в бурлящем котле местной богемы, отдельных особей - а вдруг срастётся, вдруг случится то самое, настоящее, правильное, чтобы без внутренних уступок и компромиссов, без балансирования на грани можно-нельзя. Но никогда не получалось ничего путного, только вымученные совокупления с натужными ласками, после чего приходилось часами отмокать в ванной, тщетно смывая чужие запахи с захватанного, затёртого дежурными прикосновениями тела. Но ощущение грязи оставалось, его его ничем не смоешь. А ещё - острый стыд и комок невыплаканности, плотно застрявший в горле и мешающий дышать. И глаза Пэм - она ведь знала о каждом из них - глаза Пэм, только глаза и ни слова упрёка. Здравствуй, дорогая, я ждала тебя, не ложилась, просто не хотелось спать, бессонница, видишь - глаза красные, давай я сварю тебе кофе, вот круассаны, любимая, я очень скучала по тебе, завтракай, а я буду просто сидеть и смотреть. Лучше бы Пэм её ударила, что-ли...
   Но ни разу...
   Потом прекратилось и это - был только Пепел. Набегами, периодами... Что-то заставляло его иногда искать пристанища именно у Даши. Не у Татьяны, не у Пэм... Взламывать все её, Даши, коды и пароли, врываться и выжигать всё дотла...
   А она - она старательно разрушала всё, чем жила в последнее время, погребая под обломками себя, Пэм и всё, что поместилось в эти несколько месяцев их сумасшедшей связи. Только связи-то и нет больше - лопнула ниточка... Пэм без объяснений сбежала в тур с "Вельветом" в качестве пресс-атташе, с глаз долой - из сердца вон, только туфта это, если бы всё было так просто - сколько боли реками утекло бы вникуда по руслам железнодорожных путей и автобанов. Но так получается, что обычно берёшь её с собой в качестве самого ненавистного, и, в тоже время, самого ценного багажа, платишь всем, чем можешь, лишь бы не расставаться с ней ни на миг...
   И снова сотовый... Сколькосотовый? Да какая разница... Поначалу были эти длительные телефонные молчания, каждая секунда которых лишь в пользу мобильного оператора, но ни одной из них... Короткие диалоги о пустяках - островки твёрдой почвы в необозримой зыбкой трясине их обоюдного молчания. А потом Даша перестала отвечать на звонки...
   Несколько раз звонил Пепел. Вроде бы просто так, но между ничего незначащими фразами и новостями о группе осторожно интересовался, что произошло. Ронял, как бы вскользь намёки, что Пэм захандрила - с чего бы это - советовал поговорить с ней по душам. Но Даша обходила стороной опасные темы, намёки игнорировала, на вопросы в лоб отмалчивалась. Пепел разочарованно соскальзывал на нейтральную болтовню, пытаясь развеселить Дашу рассказами о новых похождениях "ирокезов", до которых ей сейчас совершенно нет дела...
   А ведь Даше есть, что ему сказать. Например, что задержка, которую и задержкой-то уже не назовёшь. О том, что к врачу идти страшно. Или о том, что Даша была полной дурой и врала ему о таблетках. Какие, к чёрту таблетки - авось пронесёт...
   Резкий звонок - на этот раз не Пэм и не Пепел. Даша берёт телефон:
  -- Слушаю.
  -- Алло, Даша, привет, - в трубке голос одного из многочисленных общих знакомых, - тут такое дело... - он замялся.
  -- Я слушаю, говори.
   Длинная пауза, сопение, такое впечатление, что собеседник переминается с ноги на ногу, как первоклассник. И как обухом по голове неожиданное:
  -- Челя умер. Похороны послезавтра. Ты не могла бы сообщить Пеплу? Он на новом номере, я не могу его вычислить...
  -- Погоди, как умер? От чего умер? - Даша никак не может понять, о чём идёт речь.
  -- Обширный инсульт. Ты же в курсе - он в последнее время плотно сидел на стакане... А здоровье не позволяло - сосуды хреновые, давление, ноги отнимались... Вот и доигрался... Так ты позвонишь Пеплу? Может, у него получится приехать на похороны?
  -- Да, конечно, я сообщу...
   Даша растерянно смотрит на трубку, пытаясь представить себе, что Чели больше нет, что теперь вместо него просто тело, которое не будет больше двигаться, смеяться, любить женщин, которое послезавтра зароют в землю, чтобы оно сгнило там, как можно быстрее... Музыка на мгновение представилась ей громадным отвратительным монстром, жадно пожирающим самых талантливых из своих детей... Теперь вот Челя...
  
  

МНОГОТОЧИЯ...

   Хочется расковырять себя, найти микросхемки, в которых зашиты правила, по которым живём...
   Ощущение, что подчиняемся своду бездушных алгебраических формул...
   Закаты, Шопены, джазы, блюзы, буквы в Миллере и Трише - всё это перепрошивка, наверное...
   Роли распределены заранее, только частенько сборщики путаются в деталях...
  

ГЛАВА 51

Current music: Tom Waits "Rainbirds"

   Никому не дано предвидеть будущее. Мы просыпаемся каждое утро, копошимся в своих делах, встречаемся и расстаёмся, звоним друг другу поздравить с днём рождения или договориться о встрече, мы ссоримся и миримся, строим планы на будущее, а потом всё это теряет значение, потому что нас больше нет.
   Пепел рассматривал липкие стены морга, стараясь дышать ртом, чтоб не ощущать тошнотворно-жирной вони. Но не ощущать её было невозможно - она резала глаза, забивалась в складки одежды, впитывалась в кожу и волосы. Рядом переминались с ноги на ногу Гурген и Митрич, а чуть в стороне тихо переговаривались несколько человек - судя по всему, родственники Чели. Через пару минут им должны выдать тело. Тело, покойный - относительно живого и всегда беспокойного Чели эти слова казались абсурдом.
   Он опустился как-то очень стремительно. Настолько стремительно, что никто из друзей даже не успел осознать произошедшую с ним перемену. Щелчок пальцами - и ухоженный, рафинированный Челя, интеллигентный до кончиков ногтей, никогда не употреблявший ничего, кроме дорогих сухих вин и марочных коньяков, не умевший похмеляться и не признававший водки в пластиковых стаканчиках, превратился в спившегося дядьку с липкими сосульками немытых волос и стеклянным взглядом. Он больше не мог работать - все проекты, все заказы шли побоку. Постепенно даже самые близкие друзья ушли на сторону, устав от бесконечных "бекаров" с его стороны. Пепел поставил на Челе крест несколько месяцев назад, когда стало понятно, что никакие уговоры, угрозы и даже деньги не могут заставить Челю добросовестно работать в плотном жёстком графике. Рядом оставался только Митрич, который уговаривал завязать с алкоголем, пытался встряхнуть и подбрасывал время от времени работы, которые Челя с ослиным упрямством динамил, подставляя его перед людьми, которые соглашались сотрудничать с Челей, лишь поддавшись на уговоры Митрича. Схема всегда была проста - Челя брал задаток, пропивал его в мгновение ока и исчезал из поля зрения, оставляя Митрича самого разбираться с разъярёнными заказчиками. Финал оказался на редкость предсказуемым - обширный инсульт с летальным исходом.
   В глубине души Пепел до последнего момента был уверен, что Челя возьмётся за ум. Мысль о том, что настолько талантливый человек, ещё недавно совершенно вменяемый и адекватный, может бездарно проебать весь свой ум, своё дарование и способности в столь короткий срок, попросту не укладывалась в голове. Казалось, ещё немного, ещё капельку, и Челя хотя бы задумается над тем, что происходит. А если задумается - то и выкарабкается обязательно. Периодически до Пепла докатывались слухи, что он подшился, что больше не бухает, что работает в поте лица, навёрстывая упущенное. Но слухи оказывались слухами и на очередном концерте "Ласт Бир" - группы, где пел Челя в последнее время - можно было снова наблюдать его пьяным в дрезину, а двери студии постоянно оказывались запертыми.
   Санитары в засаленных халатах, кряхтя, выволокли гроб с телом и небрежно швырнули на пол. Их испитые физиономии выражали полное равнодушие и ещё раз доказывали избитую истину, что можно привыкнуть ко всему на свете. Даже к обилию трупов, как к повседневному явлению на работе...
   Пока Челин дядька заполнял какие-то квитанции, Пепел рассматривал покойного. Светлый костюм, галстук, флёрдоранж в петлице и обручальное кольцо на пальце - Челя не был женат и его хоронили в свадебном прикиде. Безмятежное лицо без очков казалось странно незнакомым. В голове что-то переключилось, щёлкнуло и когда-то живой Челя, с которым было столько сыграно, спето и выпито совместился с вот этим покойником, чей гроб стоял сейчас на полу. Пепел наконец-то осознал, что Челя действительно умер.
  -- Что же ты, Степаныч, так подвёл-то, а? - подумалось ему. - Эх, незадача, проглядели мы тебя... Теперь поздно уже...
  -- Можно выносить, - объявил санитар и украдкой сплюнул в угол.
   Пепел взялся за угол гроба и потянул кверху. Нести было неудобно, за ручки брать не советовали - могут отломиться, руки скользили по лакировке... Они мешали друг другу, наступали один другому на ноги, тихо обменивались замечаниями. Вот он, самый паскудный момент, когда паршиво внутри, когда щемит сердце - вот эта деловитая суета, когда несёшь на руках гроб с телом друга. Дальше-то будет полегче - чинно, благостно, печально... А сейчас больно...
   Гроб установили в часовенке у морга. Пепел огляделся, рассматривая разношёрстую толпу. Родственники стояли в стороне совсем небольшой кучкой, а всё остальное пространство было заполнено народом самого живописного вида - длинноволосые парни, татуированные от пяток до макушек с пирсингом в самых неожиданных местах, старые дядьки в банданах и косухах, модные певицы в траурных платьях от кутюр, громкие продюссеры, чьи имена ежедневно обмусоливались глянцевыми журналами.
   Началась панихида. Священник тоскливо тянул молитву, присутствующие крестились, а у Пепла перед глазами стояли картинки из прошлого.
   Вот они с Челей выходят из студии в мокрую ночь, ну что, по пиву чувак, давай прошвырнёмся пешком, спроси у этой продавщицы о двух вещах - какой у неё размер груди и как ей удаётся сохранить такой понтовый маникюр, да тихо ты, не шуми, напился и несёшь чушь всякую, простите, барышня... Вот они собираются на студии похмелиться шампанским, открой, старый, а то у меня не получается, пробка вылетает и они, хохоча, следят за тем, как пенистая струя бьёт в стену, а потом пьют остатки вина из кофейных чашек... Вот они идут в театр на Ленкин спектакль, Челя весь при параде - он был влюблён тайно в Ленку, да не получилось у них ничего - чувак, свет отключили, я хаер при свече сушил, сжёг половину, мы на Ленку в бинокль матрать1 будем...
  -- Со святыми упокоо-о-о-ой...
   У священника подчёркнуто скорбное лицо. А ведь ему здесь каждый день приходится их пачками отпевать в часовне при морге-то. Челин дядька сверкает вспышкой фотоаппарата.
  -- Есть в этом что-то хуёвое, неправильное - фоткать похороны родственника, - подумалось Пеплу. - Да ладно, не моё дело, им видней.
   Поезд в Киев отходит от перрона, Пепел с Ленкой зыпрыгивают в тамбур, отпихивая матерящегося проводника, а вслед за вагоном - Челя с Митричем, бегом, размахивая платочками, возвращайтесь, циркачи хуевы, вытянувшееся лицо проводника и хохот вслед... Его грустное лицо, старый, мы стопудово были в прошлой жизни преступниками, иначе не стали бы музыкантами в этой грёбанной стране...
   Гроб выносят из часовни и грузят в автобус. Через час его зароют в жёлтую глину на кладбище за городом. Музыканты напьются за упокой его души. А через месяц-другой его забудут и только несколько самых близких будут иногда вздыхать, вспоминая о том, кто умудрился тупо просрать свой большой талант вкупе с самой жизнью. Ведь кому много дано, с того много спросится...
  

МНОГОТОЧИЯ...

   Я коротал два часа, оставшиеся до утра, со стаканом коньяку и чашкой кофе...
   Рассматривал калейдоскопы внутри меня, путался в хрупких переходах фантазии Телониуса Монка...
   И пытался понять, чем я думал 15 лет назад, когда решил выбрать профессию шута, увеселителя почтеннейшей публики...
  

ГЛАВА 6

Current music: David Sanborn "Cristo Redendor"

  -- устал?
  -- да не так, чтобы очень... психологически, наверное....
  -- трудно кататься?
  -- я привычный... в туры не ездил, конечно... но, по большому счёту, то же самое, только чуть больше автобусного безделья...
   глаза татьяны, внимательные, ищущие, изучают, следят за его лицом, цепляются за каждую полуулыбку. соскучилась, господи, как же она соскучилась по его уютным рукам, по прищуру узковатых глаз, по запаху его волос, по подёргиванию уголка рта, когда он думает о чём-то своём, по его молчанию, которое лучше всех слов на свете. прижаться лицом к его ладоням, тереться щекой, чувствуя твёрдые мозоли на подушечках левой... он, кажущийся холодным, но только кажущийся, на самом деле тёплый, родной, он, без которого каждый день - просто ожидание, а ночь - сгусток темноты, совершенно беспросветный... а сейчас ей хорошо, вот так застыть-замереть, и всё остальное неважно.
  -- как ты тут без меня? - пепел греет её прохладные пальцы в ладонях, гладит каждый из них изнутри, ей так нравится, потому что это только он умеет так, и никто больше.
  -- работаю, много работаю... когда становится совсем одиноко без тебя - пью в одиночестве вино и слушаю твои песни... смешно, да? банально?
  -- не знаю, никогда не думал над этим. в таких делах важно поступать, как хочется, не задумываясь, насколько это неординарно...
   татьяна совсем отвыкла от него, смешно сказать, отвыкла за каких-то неполных пару недель. она срослась со своей тоской по нём и эта тоска вытеснила изнутри самого пепла. парадокс. если совсем не притворяться перед собой, если прислушаться к себе, то можно обнаружить, что присутствует некий дискомфорт от того, что вот он здесь, тёплый и осязаемый, со своей трубкой, чуть прикушенной нижней губой и вечной иронией. он останется сегодня здесь, он будет таким вот чуть отстранённым, как бы прохладным (на ум приходит неуместное сравнение с кул-джазом). потом произойдёт один из тех стремительных переходов. которые татьяна никогда не в состоянии уловить, и он заслонит собой всё. скульптор, чьи руки вылепят из её, татьяны, тела стаи маленьких разноцветных птиц, которые, ожив, взмоют в небо... утром она, как всегда, проснётся раньше, и его лицо во время сна будет снова по-детски беззащитным... а сейчас она дёргается как девятикласница и не знает, как себя вести... нелепо...
  -- лёш, меня зовут уехать отсюда... (боже, какая я дура, зачем я рассказываю ему об этом)
  -- в смысле?
  -- ну, уехать навсегда... эмигрировать...
  -- а подробней? - он выпускает из рук её пальцы и готовится слушать.
   татьяна кусает губы, не зная, с чего начать и жалея, что затеяла этот глупый и ненужный разговор. не собирается же она в самом деле серьёзно отнестись к предложению гонкурова. значит и говорить не о чем. только ведь нужно о чём-то разговаривать...
  -- мой партнёр по бизнесу... ты его знаешь - мы с тобой познакомились на его вечеринке, вы играли там концерт. близкий приятель моего покойного мужа. он любит меня и терпеливо ждёт, когда я, наконец, пойму, что он - выгодная партия. он считает, что в этой стране мы обречены... мы всегда будем жертвами обстоятельств. а обстоятельства всегда складываются паршиво. постоянные катаклизмы, политические, экономические, отсутствие уверенности в завтрашнем дне. бизнесменам здесь делать нечего - лучше уехать в цивилизованный мир. а здесь всегда будет дикость, нищета и "всё поделить" по шарикову.
  -- и где же по его мнению находится цивилизованный мир? - вяло интересуется пепел. (с виду его это даже не интересует, спрашивает так, для вежливости)
  -- канада. он хочет, чтобы мы поженились, объединили капитал и перевели всё в канаду.
  -- и что ты ему ответила? (голос спокойный такой, даже не дрогнул ни капельки, я ему не нужна совсем...так прекрати, идиотка, немедленно эти бабские метания, нужна-не нужна...)
  -- я отказалась. он просил не спешить, хорошо подумать. как бы думаю... лёш, не поеду я никуда, даже глупо обсуждать это ...
   пепел отхлёбывает из бокала. татьяне всегда нравилось смотреть как он пьёт. уверенные длинные пальцы на тонком стекле бокала, он лениво подносит его к губам и делает глоток, как-бы прислушивается к ощущениям, ленивая грация сильного животного проявляется даже в этом...
  -- обсуждать никогда не глупо. глупо легкомысленно относиться к любому серьёзному предложению. глупо не обдумать его всесторонне. глупо потом жалеть о этом.
  -- у меня есть важные причины, из-за которых я не могу уехать.
  -- даже причины, а не причина?
  -- даже причины... основная - я не люблю его, не хочу за него замуж, не хочу рожать от него детей, не хочу быть с ним вдвоём в чужой стране... по-моему, этого достаточно...
   пепел вертит в руке бокал, рассматривая остатки вина в нём. наконец, соглашается:
  -- серьёзная причина... но ты же взрослая девочка и понимаешь, что в таких делах иногда достаточно уважать друг друга, испытывать симпатию... а всё остальное приложится... при желании...
  -- ты прямо как моя бабушка, - татьяна грустно улыбается. - она тоже считала, что выходить замуж нужно по расчёту, а там стерпится-слюбится... помолчав, добавляет:
  -- а ещё... я хочу быть здесь, где есть ты. я даже не имею в виду, что ты есть у меня - я хорошо знаю - тебя нет ни у кого. ты сам по себе. но ты существуешь - и всё тут, ничего не попишешь, ничего не стерпится у меня с ним. и уж тем более, не слюбится...
  -- ты зря принимаешь меня в расчёт, - он объясняет ей, будто глупому ребёнку. - что я такое? человек без ничего... без будущего, без перспектив... ненадёжный... я ничего не смогу предложить тебе - ни канады, ни капитала, который можно было бы объединить с твоим, ни замужества...
  -- а я тебя не принимаю в расчёт, - татьяна храбро смотрит ему в глаза. - я знаю. что ты никому ничего не должен, что в любой момент ты можешь исчезнуть из моей жизни, будто тебя и не было никогда. но предложение касается меня одной и я вольна принять то решение, которое считаю наиболее верным, - жёстко так сказала, весомо, вот они, коготки показались...
   нахмурилась, молчит, глядя в сторону. вдруг - его рука на талии, мимолётная ласка, еле ощутимый поцелуй в висок... ещё один - в волосы... шёпот еле слышный:
  -- родная, хватит нам о ерунде всякой. нам достаточно нас самих. а все твои приятели со своими предложениями пусть идут в пень, нам ведь не до них... я скучал, ты себе не можешь представить, как я скучал. погаси свет и иди ко мне, а всё остальное неважно...
   им сейчас хорошо вместе.
   впрочем, как и всегда...
   а всё остальное неважно...
  

МНОГОТОЧИЯ...

   Двигаюсь скрытно, блуждаю подземными тропами... это мой underground, придуманный для себя лично... иду берегами подземных рек, только не по течению (подземные, как и все другие текут только вниз)... а старый и мёртвый Монк расцвечивает тьму моей подземки своим сюром...
   Я ждал своей осени, чтобы выйти на поверхность и глотнуть свободы... я хотел контрабасовых контрапунктов, чтоб оттенить изнанки...
   Вот она, здесь и сейчас... осень...
   Только моя ли?
  

ПОСЛЕДНЯЯ ЧАСТЬ

  

ГЛАВА 1

Current music: Walt Dickerson & Sun Ra "Astro"

   Татьяна всё-таки уехала. Тот разговор и та ночь оказались последними - больше они с Пеплом не встречались. Несколько коротких звонков, отстранённость интонаций, словно это не она была с ним всё это время. Потом короткое: "Уезжаю 25 числа". Пепел сначала не понял, думал - снова очередной бизнес-сходняк в забугорье. Он и думать забыл о том разговоре, о нелепых предложениях в её адрес. Она была для Пепла величиной в каком-то роде постоянной. Ан нет... Получилось иначе - ей, видать, тоже нужна постоянная величина, а Пепла таковой считать совсем уж сложно.
   Не было ни упрёков, ни слёзных прощаний, ни сожалений с её стороны. Она для себя всё решила. Не приходи меня провожать, нам ни к чему больше встречаться, ты был прав - мы разные и не должны быть вместе, каждому своё.
   А ведь он приехал бы, бросил бы нахрен все свои концерты, и чёрт с ними, с неустойками - Батут разберётся, на то он и Батут, - и приехал бы, лишь бы ещё раз вместе, ещё раз... Только ей эти мелодраматические жесты вовсе ни к чему, это как в старом анекдоте - умерла, так умерла, всё отрезано и забыто. Нет, не может быть, чтобы забыто, такое не забывается, это было настоящее, живое, трепетное, оно билось, дрожало и жило. Счастье...
   Пусть она будет счастливой там с этим своим сраным Гонкуровым. Пусть он окажется мировым мужиком, пусть заботится о ней. Не в его, Пепла, правилах плевать вслед бросившей его женщине, хотя, ёб твою мать, больно-то как. Он и не знал, что будет так переживать - так всегда бывает, когда рассчитываешь на то, что казалось вечным и незыблемым. Хотя, что в наше время может быть вечным и незыблемым, кроме хронического алкоголизма?
   Она всё-таки уехала. Вспорола тупым ножом его грудную клетку, достала сердце, выжала его досуха, оставив глубокие борозды от ногтей, швырнула обратно и зашила небрежно суровой ниткой. Помни обо мне, Лёшенька. И ты будешь помнить о ней, тупой сукин сын, у которого не хватило мозгов для того, чтобы понять, насколько всё было серьёзно. А пойми он - удалось бы удержать. Стопудово.
   Пэм тоже свалила. В Варшаву к Лещинскому. С Дашкой они окончательно разбежались, смурили по отдельности, бегали по очереди к Пеплу утешаться, а потом бац! Звонит - ищи, мол, другого пресс-атташе, я уезжаю. Приходи завтра наебениться коньяком совместно в честь такого события, а послезавтра с утра отвезёшь меня на поезд. Влодек, оказывается, давно к ней клинья бил, звал к себе. Теперь она оттуда звонит и рассказывает Пеплу, как всё красиво и как она невъебенно счастлива. Охуеть, Пепел - лучшая подружка. Впрочем, где-то так оно и есть - подружек-то у неё с роду не водилось, разве что любовницы, но это уже другой коленкор.
   Дашка, кстати, на проводы Пэм не явилась. Та её вызванивала, но Дашка упорно не брала трубу. И вообще, она куда-то запропастилась в последнее время. Сам Пепел её видел в последний раз на Челиных похоронах, после общались пару раз по телефону, но как-то скомкано всё. Может и она намылилась уехать куда-нибудь? Может это мода такая пошла - специальная бабская миграция, когда все чувихи снимаются с насиженых мест и валят осваивать новые пространства и новых парней? Интересная теория, нужно будет чувакам рассказать...
   Татьяна уехала. Пепел обнаружил, что после её отъезда нет больше планов на будущее, нет желаний и амбиций. Сломался стержень, на котором всё держалось. Она будет там, в этой ебучей Канаде, делать бизнес, стерпливаться-слюбливаться с Гонкуровым, рожать ему детей, врастать корнями в чужую землю, она выбросит из памяти всё, что было с Пеплом, ненужный груз неудобных воспоминаний. А он здесь остался без корней и без позвоночника, мариновать себя заживо в крепком уксусе собственных сожалений.
   Есть, конечно, Даша. А что, это идея - пусть Даша станет его стержнем! Его позвоночником, его амбициями, его смыслом жизни, его тихой пристанью. Мягкая, женственная, податливая Даша, которая всегда возвращается к нему, так пусть она и в этот раз вернётся, только уже насовсем. Ведь только она умеет отдавать себя без остатка, полные ладошки нежности - на, пей, любимый, выпей меня всю по капельке... Пеплу именно это и нужно. Сейчас, как никогда...
   А Татьяна, всё-таки, уехала...
  

МНОГОТОЧИЯ...

   Как-то в жизни моей всё меньше остаётся меня самого...
   Маленькие клоны с моим лицом и чужой сущностью, множатся, захватывая всё больше моего пространства и выдавливая меня в небытие...
   Инъекции здравого смысла, сыворотка безошибочности...
   Здравого смысла всё больше, а меня - всё меньше...
   Скоро совсем не останется...
  

ГЛАВА 2

Current music: ROCK-FELLER$ "Я заблудился в небе"

   Короткие гудки... Разговор закончен... И не только разговор - с этой стороны закончено всё. Пепел понял это по интонациям в её голосе. Вот тебе и тихая пристань... Он нервно рассмеялся и швырнул телефоном в стену. Брызги осколков - в разные стороны. Коротко зашипел от боли - один из них чиркнул по щеке.
   Разыскать Дашку за эти дни ему так и не удалось. Родители-подруги-знакомые - он обошёл эту цепочку, но везде пожимали плечами. Как в воду канула. Пепел всерьёз стал подозревать, что она тоже куда-то уехала, никого не предупредив - тогда его юмористическая теория о женской миграции оказывалась не такой уж далёкой от действительности.
   Пепел подошёл к столику, хрустя осколками телефона. Задумчиво глянул на своё отражение в зеркале - и так сойдёт, можно не шуршать с переодеванием. Царапину на щеке не забыть бы замаскировать тональным кремом. Достал из кофра гитару, шнур, тюнер - скоро на сцену, нужно проверить строй инструмента. Сегодня "Вельвет" играет с "Отдельной Территорией", или, "Отдельной песочницей", как называют её в узких кругах. Сейчас на сцене "Территория", "вельветы" - после них. Пойти, что ли, глянуть, что там новенького шаманы наваяли? Отвлечься от этой глупой темы... Он вышел из гримёрки и направился к сцене.
   Даша позвонила сама. Буквально несколько минут назад. Разговор, ставший причиной безвременной кончины его мобильного телефона. Пепел глянул на свои руки - трясутся. Ещё бы им не трястись - когда на тебя вываливают такое... Хотя, по всем законам логики - ничего неожиданного. Такая пружина просто не могла не выстрелить.
   Он прислонился виском к какой-то металлической конструкции и стал наблюдать за происходящим на сцене. Шаманы камлали в полный рост, на самой верхотуре заходился в четвертьтоновых извивах кларнет... Своеобразное шоу, ничего не скажешь. "Территория" была командой, единственной в своём роде - гремучая смесь кондового шаманизма, рокового тяжеляка, фолковых наворотов и классики. В группе работала куча народу, составы варьировались от двух человек до пятнадцати, причём процветали махровый алкоголизм и наркомания. Как вообще было возможно держать всю эту банду в руках, репетировать, вывозить на гастроли и, главное, вовремя выгонять на сцену, для Пепла, например, было загадкой. Да ладно, чёрт с ней, с "Песочницей"...
   За кулисы вышел Голяк - фронтмен "Территории". На длинных инструментальных импровизациях он иногда уходил со сцены - отдышаться. Хмуро глянул на Пепла и кивнул. Пепел прохладно ответил. В музыкальных кругах Голяка недолюбливали - он слыл человеком замкнутым, непонятным и всегда на своей волне. Пепел вообще удивлялся, что находятся люди, интересующиеся этим пасмурным отморозком и его бредом, который не у каждого хватило бы смелости назвать музыкой. Хотя, существовало подозрение, что публика у Андрюхи такая же отбитая на всю башку, как и он сам.
   Голяк выудил из бездонного кармана початую бутылку коньяку и основательно к ней приложился. Помотал головой, зажмурив глаза, и сделал ещё пару хороших глотков. Покосился на Пепла, неколько секунд подумал, потом протянул бутылку и ему - хлебни, мол...
   Не выстрелить пружина не могла, и получай фашист гранату - она выстрелила.
  -- Я решила, что не хочу иметь от тебя ребёнка.
  -- Какого ребёнка? Даш, давай встретимся, поговорим...
  -- Не нужно нам встречаться. Просто хочу чтоб ты был в курсе - я залетела. От тебя... Не переживай - сама виновата, нефиг было врать тебе о таблетках. Подумала, потом ещё раз подумала, потом подумала для врача - он настаивал, чтоб хорошенько подумала... А потом сделала аборт. Не будет у нас с тобой ребёнка, Лёш...
  -- Дашка, погоди, давай я приеду, поговорим...
  -- Не надо... Не о чем нам с тобой разговаривать.
  -- Ну зачем ты так? Объясни толком!
  -- Зачем? Затем, что я поняла - нужно повернуть жизнь. А для этого из неё нужно исключить тебя, Лёш. Тебя и Пэм. Да и вообще всё, что было, вычеркнуть. Вымарать подчистую...И пусть всё будет по-новому. Сам понимаешь, я никак не могла оставить этого ребёнка. Тогда я от тебя никуда уже не делась бы.
  -- Ты не имеешь права решать одна!
  -- Я это сделала... И ничего уже не изменить...Я купила себе свободу от тебя, Лёш. Задорого. Я благодарна тебе за всё, что было. И за всё, чего не будет. Счастливо оставаться, Пепел.
   Вот такая петруха... Пепел взял у Голяка бутылку и хорошенько хлебнул. Крякнул, перевёл дыхание и вытер выступившие слёзы - крепко, зар-р-раза... Отдал бутылку обратно. Голяк снова поместил её в карман, пристально посмотрел на Пепла, достал сигарету и кивнул в сторону лестницы - пойдём, мол, покурим...
   На лестничной площадке было сравнительно тихо. Они закурили... Помолчали... Неожиданно Голяк спросил:
  -- Траблы?
  -- Чего? - Пепел изумлённо уставился на Голяка. С чего это ему вздумалось лезть с вопросами?
  -- Да поюзанный ты какой-то, смурной... Случилось что?
  -- Так, по мелочи... Странно, что ты заметил...
  -- Не знаю, чувак, что у тебя там за мелочи, но на сцену в таком виде выходить не годится, - Голяк покачал головой и сплюнул.
  -- Говорю же тебе, всё в порядке - Пепел отвёл глаза. - Просто как-то муторно. Без особых причин. На сцене пройдёт, - он отреагировал вяло и даже не удивился такому неожиданному вторжению.
  -- Хуй там, в порядке. Вижу, что говно серьёзное приключилось - у тебя всё на роже написано. Только не нужно сейчас думать об этом. Ты профессионал, ты сейчас выйдешь туда, где тебя ждёт толпа, которой по большому счёту похуй все твои некайфы. Они ждут только того, что им обещано - твоего музона. Не разочаровывай их, дай им то, что должен, а своё говно оставь при себе. На потом... И увидишь - пока будешь там, с ними, если будешь настоящим, всё перегорит. Усёк?
  -- Шаман, однако, - хмыкнул Пепел.
  -- А ты думал, - усмехнулся Голяк. - Ты не обижайся, что не в своё лезу. Просто вижу, ты поймёшь правильно. Ну, давай, дуй в гримёрку - вам на сцену через десять минут. А я пойду закруглять своих чуваков, - он ободряюще хлопнул Пепла по плечу и пошёл на сцену...
   Пепел идёт к сцене по узкому, тускло освещённому коридору - всё начиналось коридором, коридором и заканчивается. Там, перед сценой, громадная толпа скандирует: "Пе-пел" Пе-пел!". Они ждут его, они хотят его музыки. В конце концов, всё, что у него, Пепла было, есть и будет - всё завязывается на музыке. Любовь-ненависть, интерес-равнодушие, рождение-смерть - всё упаковывается в этот блестящий чемоданчик с надписью "музыка". Музыканту нечего предложить окружающим, кроме своей музыки.
   На сцене пространство и время ощущаются иначе. Пепел смотрит вниз, в море из тысяч зрачков, в колышущийся ковыль тянущихся рук, он чувствует то, что может дать ему только она, публика, взамен того, что может дать ей только он, Пепел... И понимает, вдруг, что только здесь он может быть по-настоящему счастлив.
  
   Ты ощущаешь беспокойство
   Я безнадёжен
   Я осторожен
   И недоступен как всегда...
  
   Мягкими аккордами стелешь тропы, жёсткими драйвами рвёшь плотины, и если ты настоящий - тебе больно. Играй, музыкант, играй... Где, как не здесь быть настоящим? Остальное - от лукавого...
  
   Я заблудился в небе
   Небезразличном тебе пространстве...
  
   Это то, что не сгниёт, не сгорит, это то, что не пропьёшь, не прожрёшь и не проторчишь. Это то, что не выбросишь, если тяжело нести... Родители со временем умирают, женщины бросают, дети вырастают и уходят... Друзья, случается, предают... Получается, что остаётся только музыка. И это не ебучий пафос - это жизнь... Такая, какая она есть...
  

Две истории вместо послесловия

ГВОЗДЬ В СЕРДЦЕ

  
   Неужто, и вправду писатель? Офигеть! В первый раз вижу живого писателя... Художников, поэтов, актёров - тех перевидал достаточно, а вот писателей не приходилось... Так это ты, значит, таких как я ощипываешь на предмет побасенок, которые можно толкнуть повыгоднее? Чужие жизни воруешь, перелопачиваешь и оптом продаёшь? И это называется творчеством? Да ты не обижайся - я не в укор. Каждый зарабатывает, как умеет.
   А ведь странно, что ты обо мне слыхал. Я-то с музоном завязал, когда ты, наверное, ещё совсем малявкой был. Думал, и не помнит уж никто... Ан нет, кто-то да помнит. Ладно, возьми выпить и будет тебе побасенка.
   Ты, наверное, хочешь чего-нибудь с душком? Типа героиновых королей блюза? Ширево, торчки, группиз,... Что киваешь? Ишь, глазки-то как заблестели. Странный вы народ, писатели. Книжки современные почитаешь - грязь и говно сплошное. Вот о музыкантах говорят - наркоманы, развратники, гомики да умалишенные... Может оно и так - живём-то мы грязно, да только говно своё за сценой оставляем, в музон не тащим. А вы, писаки, с виду вроде почище... Зато в книжки пихаете всё, что наскрести удаётся, даже мусор из-под ногтей...
   Прости, брат, я не торгую тухлятиной. Так что не потирай ручонки, сенсаций не будет. Даже такой говнюк как я имел в жизни что-то красивое. Берёшь? Ну, тогда ставь свой диктофон и заказывай кир. Поехали...
   Было это лет сорок назад. Я тогда только тридцатник разменял и жил в полном шоколаде. Всё у меня было по высшему разряду - имя, контракты, гастроли, музыканты крутые в группе. Мы не играли на стадионах, не считались суперзвёздами - в блюзе такое очень редко встречается, чтоб на улицах узнавали и на каждом шагу автографы просили. Но в клубах всегда бывал биток, и меня исправно возили на гастроли, записывали, издавали, пиарили...
   С личной жизнью тоже был порядок. Чего там скромничать - женщины меня любили. Правда, всё оно было как-то суматошно, не по-людски, одни уходили, другие приходили. Что поделаешь ­- сама жизнь была тогда суматошной. Да я и не зацикливался на постоянном - попросту не было времени и возможности осмотреться. Хотя, к тому моменту всё уже стало надоедать и я полгода, как жил с Магдой.
   Штучка была ещё та, доложу тебе. Она работала певицей в ночном клубе и имела все отличительные признаки своей профессии. Стерва была редкостная, пила как лошадь... И ревновала меня жутко... Я и сам не понимал, зачем живу с ней - наверное, казалось, что это шаг к размеренной жизни, к постоянным отношениям. Даже странно, каким я тогда был кретином...
   В свободное время мы с Магдой шлялись по разным туснякам, выставкам, презентациям - сам знаешь, богема любит заводить в своём кругу какое-то подобие светской жизни... Аристократы сраные...
   На одной из таких вечеринок Магда меня познакомила со своей приятельницей. Была она то ли художницей, то ли дизайнером - хрен их разберёт эти тонкости. Да и не суть важно... Жила она за тридевять земель, в наших краях бывала наездами. Вот мы случайно и пересеклись.
   Знаешь, чувак, бывают женщины, с которыми сразу находится верная нота. Вот увидел, перекинулся парой слов - и всё понятно. Больше не нужно делать лишних движений, потому что вы уже завязаны узелком. И не обязательно это заканчивается постелью - ни фига... Всё гораздо глубже и пронзительней. Да что тут объяснять - разве существуют слова, которыми можно передать это ощущение? Такое либо понимаешь сам, либо никто тебе не разжуёт. Так что даже не буду париться.
   В общем, мы почувствовали друг друга. После этого она стала часто бывать у нас. Не то, чтобы запала на меня - вовсе нет. Мы просто любили бывать вместе. Разговаривали... О чём угодно - о Майлсе Дэвисе, о живописи, об инопланетянах... Знаешь, такие разговоры - это как пить из одного стакана. Либо совершенно ни черта не значит, либо значит всё на свете.
   Магда нас не ревновала. Ей были скучны наши длинные споры. Она смеялась и говорила мне - чувак, ты вовсе не в её вкусе, уж я-то знаю. Да я и не стремился ни к чему. Мне было хорошо, когда она была рядом - мне нравилось, как она выглядит, как она одевается, как она пахнет, как она говорит. Мне нравилось движение, которым она поправляла непослушные волосы. Нравился её смех. Я любил, как она хмурилась, когда мы спорили. Но я даже не задумывался, любовь ли это - нет смысла тянуться к морю в телевизоре, а это был ещё более безнадёжный вариант...
   Однажды у меня случилась дерьмовая полоса в жизни. Целая серия проколов по музону, потом меня кинули с очередной пластинкой, потом ушла часть музыкантов из группы. В общем, я был в полном говне. А в тот день я ещё и поцапался с Магдой - она устроила очередную сцену, я хлопнул дверью и ушёл из дому. Мне было очень паршиво, и тут позвонила она. Я стал жаловаться на жизнь, на Магду на обстоятельства. Она выслушала и вдруг предложила - давай, мол, приеду...
   Чувак, я встречал её и не мог даже представить, чего можно ждать от этого визита. Близкий человек едет поддержать меня в трудную минуту? Или... Или ко мне едет женщина, которую я даже не осмеливался желать? Я дёргался как восьмиклассник и никак не мог решить как себя вести.
   А она вела себя как обычно. Мы поужинали в ресторане, побродили по ночному городу, потом я привёз её в гостиницу, где поселился после ссоры с Магдой. Мы ещё потрепались какое-то время, а потом стали укладываться спать. В номере была одна кровать...
   Я лежал в темноте, слушал её дыхание и не мог ни вдохнуть, ни выдохнуть. Будто мне забили гвоздь в сердце. Вот она - рядом со мной, в одной постели, стоит только руку протянуть. Но между нами Магда, пятнадцать часов пути между нашими домами и сто световых лет между нашими взглядами на жизнь. И голос Магды - не волнуйся, ты не в её вкусе, уж я-то знаю... А ещё - доверие. Доверие, которое могло исчезнуть навсегда, если бы моя попытка провалилась. Я приехала поддержать тебя, а ты такой же скот, как все мужики... Мог ли я рисковать нашей близостью, которая уже реально существовала, ради того, что вряд ли могло между нами случиться?
   За всю ночь я и глаз не сомкнул. Я лежал, затаившись, и боялся пошевелиться. А когда стало светать и послышались голоса молочниц за окном, я тихонько вышел на улицу и купил у проходившей мимо цветочницы - она несла свои цветы на рынок - одну розу. Принёс ей, проснувшейся, и сказал: "Женщине, с которой провёл ночь, полагается дарить цветы и драгоценности. Драгоценностей не случилось - вот цветок"... Видел бы ты её глаза - оказывается, ей целую вечность никто не дарил цветов...
   Потом мы виделись ещё несколько раз. Снова была Магда. Потом я попал в наркологическую клинику, а когда вышел, Магды уже не было, а она вышла замуж. Я не мог представить рядом с ней чужого мужчину, который будет вмешиваться в наши разговоры, называть её "дорогая" и ложиться с ней в постель. Поэтому я предпочёл больше не появляться...
   Прошло больше сорока лет. Я был три раза женат. Две моих дочери живут далеко и понятия не имеют где я и что со мной. Позади музыка и полные залы. А я - просто опустившийся старый хрыч, который ищет возможности выпить на дармовщинку... У меня было много женщин, чувак. Но каждая из них всегда оставляла лёгкий привкус разочарования - я так и не сумел найти то, что искал. И только та ночь, когда я так и не решился прикоснуться к женщине, которую хотел и любил, та ночь осталась самой прекрасной в моей жизни. И когда я буду подыхать, я вспомню только её, а не сотни других. Потому что в сердце так и остался гвоздь с того времени...
   Ну, что ты морщишься, писатель? Ты ожидал перчика, а я тебя угостил слюнявой сентиментальной историйкой? Если у тебя есть хоть немножко души, ты поймёшь, что старый пьяница за бутылку твоего дешёвого коньяку отдал больше, чем имел. А теперь оставь меня - мне больше нечего тебе дать и я хочу побыть один...
  

СЛОВО "ЛЮБОВЬ" ОСТАВИМ В ПОКОЕ

  -- Он работал пианистом в нашем клубе... А я была одной из стодолларовых девочек... Хорошая завязка для слезоточивого бабского романа... Только для жизни - херово и нежизнеспособно...
   Она смотрит мне в глаза и нервно крошит сигарету. Ей нужно выговориться и не имеет значения, что я - человек без имени, случайный собеседник, зашедший сюда выпить чашку кофе, выкурить сигарету и прочесть утренние новости. Всё это неважно, когда изнутри давит груз и груз этот нужно срочно сбросить тому, кто готов его принять... Иначе просто погибнешь под его тяжестью. Она берёт новую сигарету и прикуривает...
  -- Его как-то привёл в заведение Большой Макс - наш вышибала и по совместительству менеджер по персоналу. Вот, девушки, познакомьтесь, это Ник. Большой талант, классный пианист, играет как бог, бла-бла-бла... А "большой талант" стоял рядышком, смирно сложив ручки и улыбался нам. Нездешне как-то улыбался. Я ещё подумала - вот принесло чёртова инопланетянина на нашу голову.
   Он был совсем мальчик - лет восемнадцать-девятнадцать, не больше. Изящный такой, словно точёный. Худой той юношеской худобой, которая у зрелых мужчин превращается в элегантную худощавость. Длинные, до плеч, тёмные волосы. И совершенно неуместные в нашем полумраке пижонские тёмные очки. Было непонятно, нафига он их нацепил перед нами.
   Он подошёл к нам странной угловатой походкой. Улыбнулся беззащитно так... Склонил голову набок - ну что, давайте знакомиться. Стеснялся, наверное. А мне хотелось, чтобы он снял свои дурацкие очки, хотелось сказать, что они совершенно ему не идут... Хотелось глаза его увидеть - что греха таить... Большой Макс не сказал нам, что парнишка-то слепой...
   Ник действительно играл как бог. И даже лучше. Я совсем не понимаю в музыке - просто одно нравится, другое - нет. Даже не могу сказать - почему. Но то, что играл Ник - оно не просто нравилось. Оно трогало внутри какую-то струнку, оно дрожало во мне чем-то невыплаканным и невысказанным. Да что тут говорить - словами-то всё равно не расскажешь...
   Девчонки любили его слушать. Перед открытием клуба соберёмся, бывало, возле рояля и слушаем, как он разыгрывается. Играл, обычно склонив голову набок. Губу чуть прикусит... А иногда улыбается так по-своему. Нездешне... Не по-нашему...
   А ещё я любила смотреть на его руки - они были особенные. Знаешь, такие узкие запястья и длинные изящные пальцы на клавишах... В горле комок становился... Моя профессия - из-за неё я на мужиков привыкла смотреть только как на кошельки с членами. Сам понимаешь - всякого навидалась... Так вот, в этих руках для меня жила вся мужская привлекательность, которая вообще возможна в этом мире.
   Она делает знак кельнеру - и он ставит перед ней бокал вермута. Я с утра не пью - не в моих правилах. Она прикуривает новую сигарету, коротко затягивается. Кельнер сметает со стола кучку раскрошенных сигарет - она нервничает.
   - Ник не был отшельником - нет, совсем нет. Он общался с нами на равных, о его слепоте просто не упоминалось... Мы даже не знали, с рождения он слепой или случилось что... И не старались узнать - неловко как-то расспрашивать...
   А ещё бывало... Совсем редко... Ребята-музыканты угощали его "травой". И под кайфом он пел. Голос у него был негромкий, слегка тускловатый... Но я всегда плакала. Ты сейчас подумаешь, проститутки - сентиментальные дуры, нас легко пронять всякой слезливой ерундой. Глупости всё это... Штамп, придуманный киношниками... Но когда я слышала уэйтсовскую "Temptation" в его исполнении, слёзы текли сами. Короче, я запала на него - это ты уже понял.
   Давай сразу договоримся, что слово "любовь" мы оставим в покое. Пусть оно останется школьницам и домохозяйкам. Весь этот пафос, поэзия, сопли - всё это придумано не для шлюх. А мы обходимся другим наборчиком... Где можно пощупать, посмотреть и дать твёрдую цену.
   Я не била к нему клинья, не опекала больше, чем другие. И всё равно это случилось. Однажды нам пришлось работать всю ночь какую-то большую вечеринку. Под утро мы все с ног валились. Когда закрылась дверь за последним клиентом, Ник встал из-за рояля и подошёл ко мне. Меня всегда удивляло, как он чувствовал, кто где находится, будто был зрячим...
   Он подошёл своей качающейся походкой, встряхивая кистями рук. Помолчал, покусал нижнюю губу. И, словно набравшись решимости, негромко спросил, сколько ему будет стоить ночь со мной.
   Ты в курсе, наверное - иногда бывает непонятно, как себя вести. И ощущения - сплошной клубок противоречий. Я дышать не могла от счастья, и в то же время было очень больно - наверное, он не должен был говорить о деньгах. А если деньги - значит, он меня снимает как обычную шлюху... Пережевала я это всё... Говорю - идём, мол, по ходу разберёмся...
   Ну что тебе сказать... Знаешь, когда выныриваешь - и не можешь надышаться? Это было что-то в этом роде... Жизнь и смерть в одной бутылке... Безграничное отчаяние от осознания того, что ночь на исходе... Попытка удержать то, что удержать невозможно...
   Он оказался мужчиной, этот мальчик. Он был больше мужчиной, чем если слепить в один ком всех, кто был у меня до него. Так что все мои материнские инстинкты оказались явно не к месту...
   Мой кофе совершенно остыл. Сигарета догорела - я так и не затянулся ни разу. Вдруг зазвонил мобильный, но я сбросил звонок и отключил аппарат совсем. Моя собеседница благодарно улыбнулась.
   Он поселился у меня - я снимала квартиру под чердаком в современной двадцатиэтажке. Думала, девчонки будут смеяться - жених и невеста, слепой лабух и проститутка... Нифига - все сделали вид, что ничего особенного не произошло... Я жила сегодняшним днём и старалась не думать о завтра. О чём думал он - мы так ни разу и не поговорили об этом.
   А однажды ночью я проснулась - он куда-то собирался. В темноте... Я побоялась окликнуть его. Просто выскользнула за ним вслед. Он открыл дверь на чердак, подошёл к лестнице возле слухового окна. И поднялся на крышу. Я - за ним. Мне было странно, что он не услышал меня, но в свете луны я увидела у него в ушах наушники плейера. Он часто таскал с собой флешку, любил слушать музыку в дороге...
   Не поверишь - он стал танцевать. Вот это сюжетец, а... Слепой парень танцует ночью на крыше какой-то сумасшедший балет - такое нарочно не придумаешь. Всё какое-то чёрно-белое, я вижу только его силуэт, ломаные перемещения по самому краю. Прыжки, пируэты - да, да, пируэты... Одно неловкое движение - и конец всей нашей сказке... Я не слышала музыки и от этого было ещё жутче. Всю руку себе искусала, чтоб не закричать...
   Утром я ему ни слова об этом. Побоялась спросить. И он - как ни в чём не бывало. Я всю голову себе сломала, всё думала об этом. Но решила, что раз не говорит, значит и не надо... Так и жили - сплетались жилочками, врастали друг в друга... А пару раз в месяц он танцует на крыше - и я, сама не своя от страха, стерегу его... Мнилось - что если я рядом, то ничего не случится...
   Она замолчала. Я выдерживаю паузу и спрашиваю:
  -- А дальше? Дальше как было?
   Она поднимает на меня невидящие глаза:
  -- Дальше-то? А никак... Я как-то пьяная пришла из клуба. И не проснулась вовремя... Его нашли уже утром...То, что от него осталось...
   Она тяжело дышала... Каждое слово давалось с трудом... Пальцы рвали в клочья очередную сигарету...
  -- Я месяц провалялась в больнице - девчонки боялись, что умом тронусь... Поправилась... Читала вчера его записи в ноутбуке - он часто писал что-то, да никому не показывал... Там стихи... И что-то вроде дневника. Он верил, что однажды на кромке жизни и смерти станет видеть. Потому и ходил на крышу - оказался сентиментальней меня, глупой стодолларовой девочки...
   Она помолчала, поднялась, поблагодарила меня за что-то и пошла прочь. А я смотрел ей в спину, и в голове не нашлось ни одной мысли, которой можно было бы достойно закончить этот рассказ...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1 Баян (жарг.) - шприц
   Джойнт - сигарета с наркотиком
   2 Башли (жарг.) - деньги
   3 Точка (здесь) - место для репетиций
   4 Халдей (здесь) - официант
   5 Бабло - деньги
   1 Торчок (жарг.) - наркоман
   2 Драммер (жарг.) - барабанщик
   1 Мариванна (жарг.) - марихуана
   2 Колёса (жарг.) - таблетки
   3 Аквариум (здесь) - звукоизолированная комната, как правило, за стеклом, где находятся музыканты во время записи.
   4 Комбик - усилитель звука для электроинструментов
   1 Саунд - звук
   1 Поляна (жарг.) - накрытый стол
   1 Джемовать (от сл. джем-сейшен) - совместно импровизировать
   1 Фанера (жарг.) - фонограмма
   1 Траблы (жарг.) - неприятности
   2 Спикерфон - переговорное устройство, дающее возможность звукорежиссёру общаться с музыкантами в звукоизолированном "аквариуме".
   3 Киксовать (жарг.) - допускать погрешности в исполнении
   4 Фил (здесь) - искреннее чувство, вложенное в исполнение произведения
   1 Лажа (здесь) - погрешность исполнения. В более широком смысле - что-то нехорошее, плохое.
   Вмазаться (жарг.) - ввести себе наркотик
   1 Портянка (жарг.) - партия для инструмента, записанная на бумаге
   1 Джек (здесь) - вид разъёма для подключения электромузыкальной аппаратуры
   1 Как правило, слово "пидорас" несёт в себе лишь эмоциональную окраску, не затрагивая сексуальной ориентации объекта, в то время, как слово "педераст" определяет сексуальную ориентацию, не неся никакой субъективной эмоциональной составляющей. Следует чётко различать эти два понятия.
   1 Сакре-Кёр, силь ву пле (франц.) - Сакре-Кёр, пожалуйста. Сакре-Кёр - церковь Сердца Иисусова в Париже.
   2 Отрывок из стихотворения П. Элюара
   1 Вороток (здесь) - приспособление, позволяющее быстро вращать колки на гитаре при установке струн.
   1 Процессор (гитарный) - цифровое устройство для обработки звука гитары.
   2 Тюнер (здесь) - прибор для настройки музыкальных инструментов
   3 Сет (здесь) - отделение, которое играет одна группа в сборном концерте
   1 Шмаль (жарг.) - марихуана
   2 Плей-лист (здесь) - список исполняемых песен
   1 Стейджмен - рабочий сцены
   1 Бинокль (здесь) - две бутылки со спиртным
   1 Do Not Eat (англ.) - не употреблять в пищу.
   1 Корабль (жарг.) - коробок с марихуаной
   2 Бульбулятор (здесь) - приспособление для курения марихуаны
   3 Шторы падают (жарг.) - глаза закрываются
   1 "Ящик" (здесь) - телевизор
   1 Пачка (здесь) - духовая секция
   1 Enfant terrible (франц.) - ужасный ребёнок
   1 Памяти Чеши.
   1 Матрать (жарг.) - смотреть
  
 


 
 
 
 
Copyright © 1998-2014 Все права защищены - самый большой и самый старейший фан-клуб группы Океан Ельзи
При использовании материалов с данного сайта обязательна активная гиперссылка на http://ocean-elzy.ru/
Данный сайт не является официальным, создан и работает благодаря поклонникам группы.
Материалы предоставляются поклонниками или берутся из сети Интернет с открытых ресурсов со ссылкой на них.
Однако мы напрямую сотрудничаем с администрацией группы Океан Ельзи.
Материалы, выложенные на нашем сайте, регулярно просматриваются администрацией группы Океан Ельзи,
Недостоверная или запрещённая администрацией группы Океан Ельзи информация с сайта удаляется!